Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Древняя Ассирия

Осадное дело

Новое сообщение ZHAN » 16 июл 2023, 12:22

Древние писцы, к сожалению, не утруждали себя детальным описанием осад. Таблички просто говорят, что такой-то населенный пункт взят. Но имеется множество упоминаний о разрушении стен захваченных городов. Аккадские и новошумерские надписи большое значение придают использованию подкопов (пилшу) при осадах. Можно, например, найти упоминание войск царя Шульги,
«разбирающих кирпичную кладку основания стен [города Дер]».
Есть мнение, что первое упоминание осадных орудий связано со взятием города Нурругума Шамши-Ададом I, который использовал тараны и башни [Энглим С., Джестис Ф. Дж., Райс Р. С., Раш С. М., Серрати Д. Войны и сражения Древнего мира].
Изображение

Но, как мы сейчас убедимся, ассирийский владыка не был здесь пионером. Не позднее как к III тысячелетию до н. э. относятся первые известные нам упоминания стенобитных орудий — в клинописных текстах из Эблы. На раннединастических цилиндрических печатях Месопотамии попадаются изображения осадных башен, четырехколесных повозок с лестницей, установленной за высоким прикрытием, и таранов. Позже в одном документе говорится:
«...Даже если амориты будут вести войну в течение десяти лет и привезут десять стенобитных орудий, десять осадных башен... я буду крепко сидеть в своем городе».
Аккадские цилиндрические печати из Телль-Бейдара (Набады), что в Северо-Восточной Сирии, изображают осадные башни и стенобитные устройства, похожие на позднейшие новоассирийские аналоги. Документы старовавилонского периода (1800—1600 годы) определенно упоминают два основных типа осадных устройств — стенобитное орудие (ашибу) и осадную башню (димту).

Осадные башни не были тогда высокими и составляли лишь порядка пяти-шести метров в высоту; их можно было разобрать и переместить к другому осажденному городу. Позже, судя по новоассирийским рельефам, сборно-разборные осадные механизмы нашли довольно широкое применение. Надо сказать, успеху стенобитных орудий способствовал в значительной мере тот факт, что Месопотамия, особенно ее южная часть, практически не располагала каменными породами и фортификации воздвигались, как правило, из кирпича-сырца.

От правления Ишме-Дагана сохранились найденные в городе Мари документы с описаниями осадных методов. В одной из табличек говорится о применении осадных башен и таранов:
«...Как только я взял города Таррам, Хатка и Шунхам, я выступил против Хурары. Этот город я окружил. Я приказал, чтобы были установлены осадные башни и стенобитные орудия, и за семь дней я сделался его господином. Радуйся!»
Второй документ сообщает об успешном пробитии брешей в стенах:
«Как только я достиг города Кирхадат, я приказал установить осадные башни. В его стене я сделал дыры, и за восемь дней я стал повелителем Кирхадата. Возрадуйся!»
Еще в одном письме от имени Шамши-Адада упоминается о строительстве земляной насыпи:
«Город Нилиммар, который Ишме-Даган осадил, Ишме-Даган [также] взял. Пока осадные насыпи не достигли вершины города [то есть городской стены], он не мог сделать себя повелителем города. Когда осадные насыпи достигли вершины города, он получил власть над этим городом... Армия была отправлена домой».
Таким методам осады Ишме-Даган I, скорее всего, научился от своего отца Шамши-Адада I, который, как известно, провел некоторое время в Вавилоне и, вероятно, изучал развитое там осадное искусство.

Ассирийские правители среднего периода при взятии городов применяли тараны. [Таран обозначался словом harādu, еще одним значением которого было «дикий осел».]

Однако осады не всегда бывали успешны и часто оборачивались многомесячными блокадами. Войска, чтобы избежать длительной осады, старались вызвать гарнизон осажденного города на открытое сражение. Защищающиеся иногда принимали вызов, надеясь спасти округу от разорения вражеской армией.

Одновременно с развитием осадного дела совершенствовалась и оборона городов. В стратегически важных городах оставлялись военные гарнизоны. Что же касается крепостных стен, то их постоянно ремонтировали и перестраивали — множество древних надписей говорят о постройке или подновлении городских стен. Ремонтно-восстановительные работы обычно шли месяцами. Стены, как правило, защищались рвом с водой. Так, Абисар из Ларсы говорит о рытье «канала стены Ларсы», а Анам из Урука в XIX столетии до н. э. сообщает, что он
«восстановил стену Урука... из каленых кирпичей, чтобы вода могла бурлить в окружающем [стену рве]».
К середине II тысячелетия до н. э. крепостной стеной был обнесен Ашшур. Тукульти-Нинурта I снабдил город внешним рвом шириной в двадцать метров. Вот что поведала одна из его надписей о ходе работ:
«Большой городской ров вырыл я по окружности стен, скалистое основание его очистил я...»
При возведении крепостей, городов и на прочие работы в большом числе привлекались пленные. Так, позже, при строительстве одной из ассирийских столиц, Кар-Тукульти-Нинурты, на строительстве работали пленные касситы, хурриты, урарты.

Если система обороны была в надлежащем состоянии, при приближении вражеской армии зажигались сигнальные костры. Более подробную информацию о надвигающейся угрозе приносили гонцы. Население со своим скотом перебиралось под защиту стен города. Обеспечивались продовольственные и прочие запасы. Пограничникам предписывалось отлавливать агентов противника и тех, кто отстал от вражеского войска; они посылали своим командирам депеши о перемещениях вражеской армии.

Осаждаемые, смотря по обстоятельствам, могли дать бой врагу в открытом поле за пределами крепостных стен, могли, умело обороняясь, дождаться отступления супостата, а могли сочетать оборону с вылазками. Вылазки были важной составляющей военных действий. Удача могла низвергнуть осаду:
«Две сотни человек войска во главе с [военачальником] Саггар-Абумом вышли из Курды и разбили пятьсот осаждавших из Эшнунны. Они выбили вражеские войска из их [укрепленного] лагеря».
Известен также случай, когда объединенные войска эламитов и Эшнунны во главе с военачальником Атамрумом осадили город Разаму. Как и положено, они навели насыпь и готовились к атаке, когда оборонявшиеся (которыми руководил царь Шаррайя, вассал могущественного Зимри-Лима) вдруг сделали вылазку, появившись перед опешившим противником из тайно прорытых из города двух подземных ходов. Как утверждает древняя запись, половина войск Атамрума погибла на месте; его вояки в панике побросали бронзовые копья и щиты, и торжествующие победители отнесли их в город в качестве трофеев.

В случае затяжной осады укрывшиеся в городе или крепости люди испытывали большие лишения. Голодная смерть грозила жителям и гарнизону. Так, один командир жалуется начальству:
«В городе не осталось хлеба. Моему господину необходимо доставить хлеб в город».
В конечном счете горемычные жители осажденного города начинали подумывать о приемлемых условиях сдачи. Если осажденный город сдавался на определенных условиях, то он избегал разграбления. Размеры откупа были различны. Так, некий правитель Малгиума откупился от осаждавших его ассиро-вавилоно-эшнуннских войск 15 талантами (450 килограммов) серебра.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

На реке и на море

Новое сообщение ZHAN » 17 июл 2023, 10:56

Ассирийскими войсками той эпохи применялись в военных действиях и некоторые суда.

Так, в одном из своих писем Ясмах-Ададу Шамши-Ад ад велит начать в городе Тутуле строительство 60 кораблей под руководством опытного корабела. К сожалению, не говорится, для каких целей предназначались судна, однако можно констатировать, что при необходимости те же ответственные лица всегда могли обеспечить царя флотом для военных нужд.

На одной из цилиндрических печатей среднеассирийского периода изображены двое мужчин на судне; один правит, другой, возможно, кидает дротик или копье.

В этой связи не лишним будет вспомнить упоминавшихся выше марийских «морпехов» — баиру. Из тех же марийских источников можно сделать вывод, что войско в 5000 человек умещалось на 600 «лодках малого размера» — по восемь человек на судно. То есть по реке вполне возможно было перевезти таким флотом целую армию.

Иногда же войско шло вдоль реки, а все необходимое транспортировалось на лодках по воде.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Новоассирийский период. Империя. Для чего она нужна?

Новое сообщение ZHAN » 18 июл 2023, 12:24

С X века до христианской эры начинается следующий этап истории Ассирии — новоассирийский, который был ознаменован максимальным подъемом ее могущества. Ассирия становится первой империей в мировой истории. Причем весьма долговечной империей, просуществовавшей с 934 по 612 год.

Сущностный ответ на этот и связанные с ним вопросы можно найти в работах отечественных востоковедов [Дьяконов И.М., Якобсон В. А., Янковская H. Б. Лекция 1. Общие черты второго периода древней истории]. В целом видится следующая ситуация. С течением времени и с развитием месопотамской цивилизации социально-политические элиты развитых в земледельческом и военном (случай Ассирии) отношении стран росли как на дрожжах. До поры до времени они выжимали соки из своих соотечественников. Но вот беда — у всего есть свои пределы, народ и землю своей страны невозможно было эксплуатировать до бесконечности.

Во-первых, природные ресурсы, в том числе плодородие почв, имеют свойство оскудевать, люди тоже не роботы и не машины; во-вторых, усиление нажима на эксплуатируемые массы грозило кровопролитием.

Выход был в «использовании прибавочного продукта извне», то есть в получении необходимых благ (сырья, тяглового и вьючного скота, предметов потребления и роскоши) за счет соседей. Сделать это можно было тремя путями: прямым военным ограблением соседних стран, перекачиванием из них рабочей силы (например, депортациями, практиковавшимися еще хеттами), паразитированием на международной торговле (сбор пошлин с купцов). Но уделим внимание еще одному моменту.

Если не ограничиваться взглядом на интересы правящих элит, а брать древнеближневосточное общество в целом, то получается вот какая картина. Наиболее урбанизированные, экономически и политически развитые очаги цивилизации с их бурно цветущими городами и производством предметов потребления (хлеб, пиво, текстиль и т.д.) остро нуждались в сырье, транспорте, финансах. Но скотоводческие и горнорудные регионы, потенциальные партнеры по обмену благами, не были заинтересованы в широкомасштабном обмене, не собирались предоставлять всю свою металлопродукцию и весь скот; предметами потребления худо-бедно они обеспечивали себя сами. Выход оставался один — насильственное объединение в надлежащем соотношении областей первого и второго подразделений общественного производства (средств производства и предметов потребления). Области «второго подразделения» по совместительству были и средоточием алчных элит.

Мировые империи, первой из которых признана Новоассирийская, должны были решать как раз отмеченные две задачи: ограбление соседей тройственным путем во благо элит отдельных «титульных» стран плюс насильственное объединение регионов с разным экономическим развитием. Понятное дело, что цари, на деле созидавшие ассирийского колосса, были озабочены вполне прагматическими текущими заботами и не забивали свои головы выше приведенными теоретическими выкладками, однако их непрестанные усилия потихонечку стали приводить ко вполне ощутимым результатам.

Как ни прискорбно, но сведений о самом начале этой эпохи — второй половине XI — начале X века до н. э. — очень мало. Известно, что цари Ашшураби II, Ашшуррешиши и Тиглатпаласар II занимались в основном обороной границ. Ассирия начинает предпринимать первые наступательные операции, еще очень робкие, при царе Ашшурдане II. Главное было обезопасить государство с северного и восточного направлений, для чего планировались периодические походы на соседей в горах. Замирив в ближайшем тылу горцев, можно было заниматься и задачами стратегического развития — продвигаться в юго-западном направлении и возвращать под свой контроль ключевые источники сырья, центры производства и торговые артерии. На решение этих двух стратегических целей и были направлены кампании последующих царей.

Свои амбиции по собиранию ассирийских земель Ашшурдан подкреплял мероприятиями по внутреннему усилению государства: в провинции назначались чиновники из центра, восстанавливалось сельское хозяйство. Ассирийский феникс снова восставал из пепла.

Дальнейшее усиление Ашшура происходит в период правления царя Адад-нирари II. Он совершает целый ряд походов в страны, расположенные к северо-западу от Ассирии, — наносит поражение куманийцам и часть их, сдавшуюся на милость победителя, расселяет на подконтрольных землях. В 911 году он захватывает страну Кадмухе, а в следующем году — земли Хабхи.

Адад-нирари II приходится решать и арамейскую проблему, доставшуюся ему по наследству от предыдущих правителей. Ассирийские войска не раз вторгаются в междуречье Тигра и Хабура, и только после шести военных кампаний свободолюбивые арамейские города подчиняются им. Почувствовав угрозу, вассалом ассирийцев поспешил признать себя правитель расположенного западнее княжества Бит-Адини.

Ассирийский царь проводит кампании и на юге — против царей Кар-Дуниаша. Он обвинил вавилонского царя Шамаш-мудаммика в нарушении мира и начал с ним войну. Война эта затянулась и не принесла окончательной победы, но ассирийцы смогли добиться того, что их южные границы спустились до реки Дийяла, страна Сухи, находившаяся на Среднем Евфрате, стала платить им дань, а с Вавилоном был заключен мир, скрепленный династическими браками. После смерти Шамаш-мудаммика, где-то в 893—891 годах, Адад-нирари II вступает в войну и разбивает войска его преемника Набу-шума-укина I.

Тукульти-Нинурта II совершает в 885 году поход против стран Наири, принесший ему исключительно богатую добычу. В сферу его интересов попадают и арамейские княжества.

К X веку до н.э. арамеи были разделены на множество незначительных государств, враждовавших друг с другом. Наиболее значительным среди них было Дамаскское царство. Арамейские армии X века до н.э. состояли из пехоты и колесниц и, видимо, одними из первых стали включать в себя воинов-всадников. Объединенные арамейские войска представляли собой довольно грозную силу. Однажды царства Зобах, Бет-Рехоб, Мааках и Тоб отправили 40 000 человек против израильтян Давида. Всадники X века до н. э. были экипированы шлемами, щитами и вооружены луком, дротиками или копьем.

Как мы видели, в XI веке до н.э. Ассирия потеряла влияние над регионом Верхнего Тигра. Как источники, так и ряд археологических данных свидетельствуют о том, что эти земли попали под контроль арамеев. Ассирийской власти был положен конец, ассирийская культура и образ жизни преданы забвению. К правлению Тукульти-Нинурты II одно из арамейских княжеств, уже упоминавшееся Бит-Замани, управлялось неким Амме-бали — независимым правителем арамейского происхождения. Против него Тукульти-Нинурта II и провел кампанию, в результате которой разрушил два города и добился подписания мира, обязывавшего сирийского царька соблюдать нейтралитет и, возможно, платить дань.

Во главе многочисленного войска Тукульти-Нинурта II совершил круговой тур: спустился по Тигру до Дур-Куригальзу и Сиппара, затем пошел вверх по Евфрату, повернул к Хабуру и, выйдя на Тигр, возвратился в Ашшур. Со встречавшихся на его пути земель и городов он собрал богатую дань.

Важно отметить, что во время своих кампаний Тукульти-Нинурта II среди прочего требовал от побежденных предоставить ему лошадей. За время его правления ассирийская армия пополнилась тысячами верховых лошадей и получила в свой состав не каких-то отдельных всадников, а целые подразделения кавалерии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ашшур-нацир-апал II — жестокий воин и успешный правитель

Новое сообщение ZHAN » 19 июл 2023, 10:28

Одним из великих царей Древней Ассирии и, пожалуй, самым свирепым считается следующий герой нашего повествования — Ашшур-нацир-апал II, сын Тукульти-Нинурты. Этот царь за свое долгое правление совершил целый ряд успешных кампаний, которые привели к серьезному расширению территории Ассирийского царства.
Изображение

В начале своего правления, в 883 году, он проводит первую военную кампанию. Целью стали земли Наири, не так давно завоеванные его отцом, но вовсе еще не покоренные. Перевалив через крутые горы, ассирийская армия вступает в область Тумме, где захватывает несколько значимых поселений и местную столицу:
«Столицу Либи и укрепленные города... я взял; их бесчисленных защитников я убил; их добычи, их богатства, их стада крупного рогатого скота я присвоил; их солдаты... ушли на высокую гору, совершенно неприступную гору, и я не последовал за ними; это было все равно, что карабкаться на вершину железного столба... три дня они сидели на той горе, я же прокрался вдоль ее подножия и затаился; их гнезда, их палатки я разрушил, я уничтожил 200 их воинов с оружием... остатки их в запутанных ложбинах гор я истребил; их города я взял, разрушил и сжег огнем... Я оставил часть своих войск охранять границы».
В этом и последующих походах картина расправ будет повторяться, правда с разными вариациями, подчас довольно дикими.

Проследовав далее, ассирийский царь получает дань земли Киррури и там также оставляет приглядывать за ситуацией одного из своих офицеров. Пока он пребывал в Киррури, на поклон с дарами явились представители от земель Гилзана и Хубушкиа. Затем ассирийцы направились в соседнюю обширную область Хабхи, не изъявившую им покорности.

Здесь они заняли несколько городков, защитников-воинов поубивали, их головы поотрезали и сложили в кучи. Подобную «забаву» Ашшур-нацир-апал повторит еще не раз. Пока же он, обложив завоеванные земли данью, оставляет там очередного наместника и благополучно возвращается в Ашшур. Захваченного в этом походе Бубу, начальника города Нистун, вывезли в Арбелу, где с него содрали кожу и вывесили ее на городской стене.

Итак, как мы видели, Ашшур-нацир-апал II с самого начала делает ставку на политику максимального устрашения своих противников. Но стоит отметить, что жестокость использовалась ассирийцами прежде всего как политическое оружие. Изощренные наказания и зверства случались, как правило, лишь в случае оказания сопротивления или при подавлении мятежа.

В мае 882 года начинается вторая кампания. Ашшур-нацир-апал обрушивается на поселения у гор Нибур и Пацате на левом (восточном) берегу Тигра. В результате ожесточенных боев были взяты и преданы огню города Аткун, Ушху, Пилази и двадцать близлежащих поселений. Затем ассирийцы продвигаются в страну Кадмухе и принимают от нее и от области Мушки дань. После этого, как следует из царских анналов, Ашшур-нацир-апал, получив сообщение о восстании города Сури в Бит-Халупе, покидает Наири и устремляется в Северную Месопотамию. Правда, есть мнение, что ассирийские войска вынуждены были отступить на юг из-за ожесточенного сопротивления племенного союза Наири.

Так или иначе, Ашшур-нацир-апал устремляется в неспокойный Бит-Халупе, осаждает Сури и принуждает его к сдаче. Правителя города, только что призванного мятежными жителями из враждебного Ассирии Бит-Адини, схватили, богатства его дворца и все блага зачинщиков восстания оказались в руках ассирийского царя. С активных участников мятежа содрали кожу, посажали их на колы и подвергли прочим показательным наказаниям. В усмиренном городе царь поставил своего наместника.

Назидательные расправы возымели действие, и к Ашшур-нацир-апалу, пока тот пребывал в Сури, явилась делегация вождей из области Лакай. Те, решив подстраховаться, изъявили покорность и принесли дары и дань. Добровольно предоставил дань и город Хинданаи.

В том же году Ашшур-нацир-апал получил сведения о восстании ассирийских поселенцев в крепости Халцилуха, что южнее современного Диярбекира. В свое время эту опорную точку населил жителями Салманасар I. Теперь же местные ассирийцы во главе с начальником поселения Хулаем отложились от Ашшура и вознамерились захватить царский город Дамдамуса. Подобная дерзость требовала примерного наказания. Собрав колесницы и пехоту, Ашшур-нацир-апал перевалил через горы Кашйяри, осадил и стремительной атакой взял город Кинабу — твердыню восставших. 600 мятежников поплатились жизнью в бою, и им, в принципе повезло, так как 3000 пленных были преданы огню, победители надругались над девушками и даже над юношами. С главаря мятежников Хулая была содрана кожа.

Продолжая поход, Ашшур-нацир-апал II взял еще несколько городов. В частности, в стране Нирбу, на западном побережье Тигра, ему пришлось иметь дело с укрепленным пунктом Тила (Тэла), защищенным аж тремя стенами. Однако твердыню удалось взять в короткий срок, что в очередной раз говорит о большой искушенности ассирийцев в осадном деле. За сопротивление жителей Нирбу ожидала жестокая кара:
«...Многих людей живыми захватил я в руки — одним я отрубил кисти или пальцы, другим отрубил носы, уши и пальцы [?] их, многим людям ослепил глаза. Я сложил одну башню из живых людей, другую из голов и привязал к столбам их головы вокруг их города. Их юношей и девушек я сжег в огне, город разрушил, снес, сжег в огне и пожрал его...»
Чтоб упрочить завоевания на северо-западе, Ашшур-нацир-апал превращает обветшалый город Тушхан (современный Карх) в сильную, укрепленную базу для контроля региона и проведения в дальнейшем военных кампаний. Отстраивается новый дворец-резиденция, прилагаются усилия к возвращению людей, бежавших от войны, для содержания войска создаются огромные запасы соломы и ячменя, полученные из региона Нирбу, местные жители ввергаются в ассирийское иго и обкладываются податями, а молодежь, принадлежащая к знати, берется в заложники.

Пока Ашшур-нацир-апал пребывал в Тушхане, правители и политические элиты стран Наири анализировали случившееся и вырабатывали свою позицию в сложившейся ситуации. Правители Анхите Шуприйский, Лаптуру страны Нирдун и уже известный нам Амме-бали из Бит-Замани решили не играть с огнем и заранее преподнесли воинственному царю богатую дань. Стало быть, жестокие расправы над неуступчивыми заставили остальных сделать именно те выводы, что и были нужны Ашшур-нацир-апалу.

Однако покорность Ассирии разделялась не всеми — не успел ассирийский царь вернуться на родину, как восстала только что замиренная область Нирбу. Жители ее покинули свои поселения и укрылись от гнева ассирийских полчищ в горах, в укрепленном городе Ишпилибриа. Но когда явился сам Ашшур-нацир-апал, им ничто не помогло: крепость восставших была осаждена и взята. А далее — расправа по уже знакомому сценарию с отрубанием голов, сжиганием на кострах и т. д. и т. п. Выйдя из Нирбу, ассирийцы огнем и мечом прошли по стране Хабхи.

В 881-880 годах Ашшур-нацир-апал II ведет войну в горной стране Замуа, где после нескольких ожесточенных кампаний ему также сопутствует удача. Царь сообщает, что захваченную в покоренных городах осадную технику и колесницы он присоединил к своей армии. В усмиренных землях он собирает дань, назначает наместника и устраивает опорные пункты.

Развивая свои успехи на северном направлении, Ашшур-нацир-апал совершает в 879 году очередной большой поход на племенное объединение Наири. Вступив в область Кадмухе, он получает от нее дань. Затем прибывает на Перевал богинь — гряду гор Иштарате, на правом берегу Тигра. Остановившись в селении Кибаку, ассирийцы затем продвигаются на северо-запад, и у города Матиату (современный Мидият) вступают в сражение с наирийскими воинами. Из всех сражений, данных Ашшур-нацир-апалом II в землях Наири, это было одним из самых кровопролитных — полегло 2800 вражеских воинов. Большее количество жертв было лишь в сражении у Тэлы (3000 человек). Город и прилегающие земли были приведены в покорность, обложены данью и получили над собой наместника.

Прибыв в поселение Зазабуха, Ашшур-нацир-апал принимает дань страны Хабху, в поселении Ирциа покорность и дань ему предоставляет город Сура. В это же время южнее, в тылу, ассирийцев стали снова беспокоить неуступчивые жители с гор Кашйяри, и тогда они повернули к городу Мадаранзу и устроили там побоище. Бои в Кашйяри продолжались шесть дней и закончились очередной победой Ашшур-нацир-апала. Уцелевшие горцы изъявили покорность и предоставили дань.

Замирив тылы, воинственный царь вновь устремился в Наири. Армия его подошла к городу-крепости Матара, принадлежавшему царю Лаптуру. Твердыня, окруженная четырьмя стенами, была осаждена, но жители ее вымолили спасение, отдав имущество и своих сыновей в заложники. Они были обложены данью и получили наместника. Матару был снесен и обращен «в холмы и пашню». Победоносная ассирийская армия отправилась в Тушхан. Основная ее часть осталась здесь с царем, другая же отделилась для покорения селений у северных отрогов Кашйяри. В результате было разрушено 60 укрепленных поселений, принадлежавших все тому же Лаптуру.

Передохнув и пополнив запасы в Тушхане, ассирийцы переправляются через Тигр и, идя всю ночь напролет на север, подходят к Питуре — укрепленному городу страны Дирра, что юго-западнее Ванского озера. Питура, окруженная двумя крепостными стенами, оказалась очередным крепким орешком — для овладения ею пришлось на протяжении двух дней вести упорные бои с воинами страны Дирра. Было убито 800 бойцов противника. О жертвах с ассирийской стороны анналы, как всегда, молчат. Далее традиционно последовала жестокая расправа над жителями. Город был разрушен и снесен. Помимо Питуры ассирийцы в ходе боев в той же области захватили и разрушили город Кукуну и еще 40—50 селений. Отсюда они двинулись восточнее, в области Внутренней Хабхи, где уничтожили 1000 местных воинов и увели в плен 2000 человек. В этой части Наири Ашшур-нацир-апалом было разрушено 250 укреппоселений.

Определенно ассирийский царь собирался продвинуться севернее, в глубь наири-урартийских земель, а затем повернуть в Ассирию, но его отвлекли дела в Бит-Замани. Там в результате дворцового заговора был убит Амме-бали. Впрочем, Ашшур-нацир-апал быстро дал понять местным арамеям, кто в доме хозяин: был организован поход, лидер вождей-заговорщиков Бурраману ликвидирован, во главе Бит-Замани поставлен угодный ассирийцам правитель Илану — брат Амме-бали. Был также восстановлен контроль над городами Синабу и Тиду, возведенными и заселенными еще Салманасаром I, но впоследствии оккупированными арамеями.

На пограничье с Урарту образованы были три провинции: Амеди, Тушхан и Машенну. Столицей Тушхана стал упомянутый выше город с одноименным названием, ныне известный как Зийярет-Тепе. Археологические раскопки показали, что изначально это был небольшой форт площадью всего лишь в несколько гектар, но за имперский период он вырос в крепость с внушительными стенами и площадью в 32 гектара. Согласно исследованиям, другой город-форт этой провинции, бит-заманийский Тиду (ныне Уч-Тепе), был обнесен массивными стенами в три метра толщиной.

Резюмируя, можно заметить, что поставленная цель — устранение угрозы со стороны Наири — была выполнена. Более того, удалось часть земель конфедерации взять под свой контроль и выкачивать из них ресурсы. Крови при этом было пролито много, но и эффект был налицо — где-то тринадцать лет, вплоть до 866 года, ассирийские источники молчат о каких-либо военных столкновениях с Наири.

Пришло наконец время разворачивать наступление на юг и запад, по направлению торговых маршрутов.

Весной 878 года ассирийские войска выходят из Кальху и, продвигаясь по Хабуру, выходят к приевфратским княжествам, которые в массе своей сочли благоразумным преподнести дань — золото, серебро, медь, иногда олово, крупный и мелкий рогатый скот. Очаг неповиновения встретился в земле Сухи, на Среднем Евфрате. Укрепленный сухийский город Зуру сыны Ашшура подвергли осаде. Его защитники во главе с правителем Садуду и при поддержке союзного вавилонского контингента решили дать сражение ассирийцам, и последовала двухдневная сеча. В конечном счете войскам Ашшур-нацир-апала удалось прижать противника к Евфрату, и Садуду с оставшимися воинами, дабы спастись, прыгнул в реку. Город был взят и разрушен.

Страна Сухи, казалось бы, была полностью покорена. Но не тут-то было. Возвратившись в Кальху, Ашшур-нацир-апал узнал, что земля Сухи восстала и ассирийское войско, преодолев пустынные земли, появляется у реки Хабур и по ней спускается на Евфрат. Там ассирийцы взяли и разрушили города местных царьков области Лакай — Хинтиэля и Азиэля. Последние успели бежать и обратиться за помощью к соседям.

Властители земель Сухи объединили силы и смогли собрать довольно приличное войско — не менее 6—6,5 тысяч воинов, включая колесничные войска. Где-то у городка Хариди, все в той же области Лакай, они схлестнулись с ассирийцами в очередном кровавом сражении. Ассирийцам удалось достичь превосходства, и царские анналы сообщают о 6,5 тысяче убитых воинов противника (скорее всего, цифры вражеских потерь завышены). Арамеев оттеснили в пустыню.

Что интересно, на этот раз Ашшур-нацир-апал не распространяется о расправах над главарями восставших, он сообщает лишь, что от Хариди отправился в поселения Хинданаи. Можно предполагать, что после битвы оставшиеся арамейские контингенты смогли успешно ретироваться и ассирийский царь ждал последующих баталий.

Меж тем союзное войско арамеев распалось. Вскоре у городка Кипина ассирийцам удалось разгромить войско Азиэля и уничтожить 1000 его воинов. Самому Азиэлю удалось бежать и укрыться в близлежащих горах Бисуру. Немного погодя с помощью хитрого обходного маневра Ашшур-нацир-апалу снова удалось «сесть на хвост» неуловимого арамея, но Азиэль и в этот раз ускользнул. В принципе, общей картины это уже не портило — сопротивление было подавлено. Правителя Илу, его колесницы и 500 воинов увезли в Ассирию. Хинтиэля ассирийцы осадили в его городе, и тот в обмен на жизнь отдал Ашшур-нацир-апалу все сокровища казны и согласился выплачивать дань выше прежде установленной. Чтобы эффективней контролировать дела в Сухи, Ашшур-нацир-апал построил там два города, долженствовавшие служить оплотами ассирийской власти в регионе. Один, Дур-Ашшур-нацир-апал, на левом берегу Евфрата, другой, Нибарти-Ашшур, — на правом.

Продвигаясь западнее, армия Ассирии вторгается в Бит-Адини и громит сопротивлявшийся ей город Катраби, затем принимает дань соседних земель Туль-Абнаи. На следующий год Ашшур-нацир-апал безо всяких проблем собирает дань с земель Бит-Бахиани (Ханигальбат) и Анили, что севернее Сухи. Продвинувшись в Бит-Адини и Туль-Абнаи, ассирийцы получают здесь очередную дань. Все эти арамейские княжества предоставили ассирийской армии помимо прочего колесницы и осадные машины.

Следующим рывком ассирийцы достигают высшей точки господства в Верхней Месопотамии, о которой мечтали многие поколения их прежних правителей, — они снова подчиняют город-государство Кархемиш (Хатти). Город в качестве дани уплачивает огромное количество серебра, золота, сотни талантов меди, отдает Ашшур-нацир-апалу свои колесницы и осадные машины, а правитель Кархемиша дает клятву верности и предоставляет заложников.

Получив сведения, что особого сопротивления его кампаниям не предвидится, ассирийский царь двигает свою армию далее — подчинены царства Куммух и Хамат, приводятся к покорности финикийские города, которые предпочли не ввязываться в вооруженную борьбу с грозными завоевателями, а согласились уплатить дань, основу которой составили разнообразные дары моря. Согласно древней традиции Ашшур-нацир-апал омыл свое оружие в водах Средиземного моря. В Финикии ассирийцы, кроме прочего, занялись вырубкой и вывозом ценной древесины — сосны, самшита, кипариса.

Годы 875—868 проходят вроде бы в мире, и снаряжается экспедиция в Мехри за балками для воздвигавшегося в Ниневии храма. Стоит сказать, что, как и многие ассирийские цари, Ашшур-нацир-апал II занимался активной строительной деятельностью: уже упоминалось о царской резиденции в Тушхане, ассирийских форпостах в южной части Наири, городах Дур-Ашшур-нацир-апале и Нибарти-Ашшуре в арамейских землях Сухи. Но гвоздем строительной программы Ашшур-нацир-апала стало возведение новой ассирийской столицы. Стольный город переносится в дотоле заштатное поселение Кальху, основанное еще при Салманасаре I. Теперь же там волей царя организуются дворцовые массивы и жилые кварталы, сооружаются казармы-арсеналы, вскоре пополнившиеся колесницами, осадными механизмами и прочим разнообразным вооружением со всех покоренных стран и областей. Сюда же заселяются солдаты и офицеры — как ассирийцы, так и воины, ранее служившие противникам Ассирии.

[Например, из Лакай уведено в Кальху 500 воинов, из бит-адинийского города Катраби — 2400 воинов.]

И конечно же, строятся храмы различным божествам-покровителям, для чего и организуется поход в Ливан — за кедровой древесиной. Начинает прокладываться система каналов и туннелей, снабжавшая город водами реки Большой Заб и ее притоков. [Позже эта система ремонтировалась и совершенствовалась при Тиглатпаласаре III и Асархаддоне.]

В 866 году Ашшур-нацир-апал получает весть о том, что от Ассирии отложились ряд западно-наирийских земель, к числу восставших примкнуло также княжество Бит-Замани. Снарядив карательную экспедицию, в месяце улулу (июль) он выдвигается из Кальху и вступает в страну Кепани, что южнее гор Кашйяри, и в городе Хуцирина, принимает дань от владетелей близлежащих княжеств. Затем ассирийцы продвигаются северо-западнее, покоряя и разрушая по пути укрепленные города и селения. Предав огню и покорив страну Маллану (современная горная местность Аргана-Маден), ассирийское войско держит путь к Тигру, где принимает дань и заложников от периферийных западных владетелей обширной страны Хабхи. Отсюда, оставив наместника, ассирийцы возвращаются на юго-запад и вскоре подступают к Дамдаммуссе — укрепленному городу бит-заманийского царя Илану. Этого человека сам Ашшур-нацир-апал посадил когда-то на престол.

Дамдаммусса была окружена, 600 ее защитников убиты, 400 воинов захвачено в плен, уведены также 3000 жителей. Часть пленных была приведена в Амеди, царский город Бит-Замани, и там показательно казнена.

Устранив все всполохи недовольства и восстановив контроль, Ашшур-нацир-апал поворачивает к югу, к горам Кашйяри, здесь нужно было вернуть к покорности Лаптуру, правителя уже встречавшейся нам страны Нирдун. Ассирийская армия подошла к Уда — укрепленному городу этого царя. Тут воинам Ашшур-нацир-апала пришлось потрудиться — город держался и отражал атаки противника. Но все же ассирийское осадное мастерство сыграло свою роль — был сделан подкоп под стены, и Уда пал. 1400 его защитников полегло в боях, 570 воинов было взято в плен, 3000 человек уведено в Ассирию. Ну а дальше все по отработанному сценарию: посаженные на кол, ослепленные и так далее и тому подобное. Сам город был причислен к царским владениям.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ашшур-нацир-апал II — жесток, но мудр

Новое сообщение ZHAN » 19 июл 2023, 10:29

Читая описания походов Ашшур-нацир-апала, мы сталкиваемся с многочисленными, садистскими описаниями расправ над людьми, противостоявшими ассирийскому царю. Но можем ли мы говорить о нем как о некоем коронованном маньяке, движимом только жаждой крови?

Пожалуй, нет.

Основная часть описанных расправ приходится на первые годы правления Ашшур-нацир-апала (883—879 годы) — те годы, когда он утверждался как царь. Ему необходимы были победоносные войны на вражеской территории. Методы, применявшиеся при этом, повергают нас в шок, но, скажем прямо, ассирийский царь не был здесь первооткрывателем. Вспомним тех же хеттов, египтян или владык Месопотамии.

Вернув Ассирийскую державу практически к границам правления Салманасара I и Тукульти-Нинурты I и даже выйдя к Средиземному морю, Ашшур-нацир-апал тем не менее не покушается на Дамаск или Вавилон. Для этого требовались очень серьезные силы и ресурсы. Установив контроль над южной частью Наири, он мог бы, будь одержимым разрушением и смертью, ходить в походы и севернее. Но Ашшур-нацир-апал помнит тяготы и разные превратности войны в горах — и не поддается искушению.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Салманасар III против Дамаска

Новое сообщение ZHAN » 20 июл 2023, 12:57

Следующий ассирийский царь, сын Ашшур-нацир-апала — Салманасар III, проводил даже по ассирийским меркам сверхагрессивную внешнюю политику — за 34 года своего правления он совершил 32 похода.
Изображение

В самом начале своего царствования Салманасар совершает поход на север — против Урарту. Уже здесь он демонстрирует, что пощады врагу не будет. Захватив город Ариду, Салманасар III, подобно своему отцу, сооружает пирамиду из отрубленных голов. Пленных жестоко казнят, сжигают на кострах. Ассирийцы огнем и мечом прошлись по стране Хубушкиа, расположенной в горах Загроса. Затем вышли к озеру Ван, повсюду сея разрушения.

Следующий поход на север Салманасар III совершает через три года. На этот раз многие цари Наири предпочли сразу покориться, не доводя дело до жестокой расправы. Но не все были так благоразумны. Царь Араму выступил против ассирийцев и был разбит. Город урартов Арзашку был разрушен, а с его уцелевшими жителями Салманасар III поступил по своему обыкновению — сложил гору из их отрубленных голов.

Однако, несмотря на страшные погромы, которые учиняли ассирийцы, государство урартов постепенно усиливалось и консолидировалось. Царь Урарту Сардури I сам проводил активную внешнюю политику, захватывая близлежащие территории. В 832 году, стремясь решить урартийскую проблему, ассирийский полководец Дайан-Ашшур совершил поход на север.

[Сам Салманасар предпочел остаться в Кальху и держать страну под неусыпным контролем — в это время уже назревали и проявлялись волнения против его власти. Отсутствие царя в столице могло оказаться для него роковым.]

Между ассирийцами и урартами состоялось сражение, которое не принесло решающего успеха ни одной из сторон.

В 830—827 годах ассирийцы предприняли еще несколько кампаний против северных соседей, но все они носили осторожный и ограниченный характер и каких-либо существенных результатов не достигли.

Параллельно северному направлению Салманасар прорабатывал, конечно же, и западное. В 858 году он выступил против стран Сирии, и местные царьки сразу почувствовали на себе его тяжелую руку. Арамейское государство Бит-Адини, бывший вассал Ассирии, было разбито и обращено в очередную провинцию, а столица его Тиль-Барсиб стала резиденцией главнокомандующего, по совместительству — наместника оной провинции. Город, теперь получивший название Кар-Шулману-ашаред (Кар-Салманасар), стал опорной базой для дальнейших походов в Сирию.

Для противодействия ассирийцам сколачивается коалиция. В состав союзной армии Дамаск отрядил 1200 колесниц, 1200 всадников и 10 тысяч пехотинцев; Хаматское царство — 700 колесниц, 700 всадников и 10 тысяч пехотинцев; выставили отряды воинов небольшие сирийские царства; даже далекий Египет не остался в стороне и прислал тысячу бойцов. Финикийские города, возможно, тоже послали незначительные контингенты, но в целом их участие ограничилось финансовыми вложениями. Союз израильского царя Ахава с финикийцами (в частности, с Тиром) позволил ему профинансировать свое многочисленное и очень дорогое войско.

Сердцем антиассирийской коалиции выступил могущественный в те времена Дамаск. Что касается Египта, то для него главным было не количество присланных воинов, а сам факт участия в коалиции и обозначение его внешнеполитической позиции.

По некоторым данным, враги Ассирии смогли собрать от 60 до 80 тысяч воинов (3940 колесниц, 1900 всадников, 1000 воинов на верблюдах и 52 900 пехотинцев), однако следует признать, что эта цифра, скорее всего, является завышенной. Тем не менее не вызывает сомнения тот факт, что это была большая армия.

Решающее сражение, своего рода «битва народов», произошло при городе Каркаре на реке Оронт в 853 году. Подробности и даже итог этой грандиозной битвы нам не известны. Салманасар III, естественно, заявил о своей победе и об уничтожении 20,5 тысячи воинов врага. Но то ли победа эта была не такой уж полной, то ли ассирийцы и сами понесли тяжелые потери, но Салманасар остановил свое продвижение на запад.

Коалиция, противостоявшая ему, со временем благополучно развалилась. Ассирийцы же не оставили своих попыток закрепиться в Северной Сирии и подчинить себе Дамаск. В 849, 848 и 845 годах Салманасар III совершает походы в Сирию. В 841 году он достигает пределов Ливана, и города Тир и Сидон выплачивают ему дань. С огромной армией он обрушивается на земли Дамаска. Дамасские войска были разбиты, но сам город устоял. После этого ассирийцам выразили покорность финикийские города Тир и Сидон, верховную власть Ассирии признал также Израиль.

Продвигаясь на северо-запад, ассирийцы вышли к границам Табала. Здесь жили племена лувийского корня. Единого государства они не имели, управлялись множеством царьков. В 837—836 годах Салманасар III разгромил коалицию, состоявшую из 24 царей.

Таким образом, Салманасар III добился важных побед на всех направлениях, где вел борьбу. В то же время далеко не все задачи были решены — и главное: еще не покорились Урарту и Дамаск.

В 824 году Салманасар умер — как раз во время восстания, ставшего ответом населения на увеличение разных повинностей. Массовым недовольством воспользовались некоторые влиятельные группировки в верхах. В борьбу за власть включились и сыновья Салманасара — Ашшурданнин и Шамши-Адад. Развязалась почти что гражданская война, мятежи охватили 27 городов, включая Ашшур, Ниневию, Арбелу и Аррапху. Только Кальху оставался под контролем царя.

После смерти Салманасара III на престол взошел Шамши-Адад V. В четырехлетней борьбе за трон он одолел другого сына умершего царя — Ашшурданнина, восставшего против Салманасара III в последние годы его правления. Однако победа далась Шамши-Ададу дорогой ценой — он вынужден был пойти на серьезные уступки Вавилону и вернуть часть земель.

Шамши-Адад V продолжил внешнеполитический курс отца. В 822 году ассирийский полководец Мутаррис-Ашшур совершает поход на север и достигает озера Урмия. В следующем году ассирийские войска воюют в Гизилбунде. Армия Шамши-Адада вторгается в Мидию и закрепляет там ассирийское владычество. Что касается Мидии, впервые упомянутой Салманасаром III в 834 году, то она не раз еще встретится нам далее и сыграет роковую роль в судьбе Ассирии; поэтому посвятим здесь ей несколько слов.

Мидийцы были частью индоиранской общности, сравнительно недавно появившейся в сфере интересов ассирийцев. По крайней мере, шумеры, ассирийцы и вавилоняне с эламитами, совершая приблизительно с 2300 по 1150 год походы в западные окраинные горы Иранского нагорья, судя по всему, не соприкасались с носителями индоиранских и вообще индоевропейских наречий.

Поначалу арийские предки мидян, маннеев и персов были пастушескими племенами, разводившими крупный и мелкий рогатый скот и широко применявшими подсобное земледелие. Собственно кочевое скотоводство и объединения кочевых племен не были распространены в их среде до начала I тысячелетия до н.э. С легкими колесницами они познакомились, только оказавшись в Иране. Не были они тогда еще и настоящими конными номадами. Истощив напрочь одно пастбище, эти полукочевники перебирались на другое. Так, потихоньку, в течение многих поколений, они через Западный Прикаспий, а также Геджен-Герируд продвигаются в Иран.

[По другому предположению, они могли пройти через Кавказ. См.: Грантовский Э. А. Иран и иранцы до Ахеменидов.]

Геродот столетиями позже приводит следующую информацию о мидийских племенах:
«Племена мидян следующие: бусы, паретакены, струхаты, аризанты, будии и маги. Вот сколько мидийских племен».
Со временем, осев на земле, получившей их имя, мидийцы начали извлекать наживу с караванов, передвигавшихся по Хорасанскому торговому пути, который тянулся из глубин Азии на запад и пролегал через их владения. Другим источником преуспевания стала торговля отборными мидийскими конями. Росли как грибы многочисленные высокогорные и долинные селения Мидии, появлялись города...

Возвращаясь же к ассирийцам, скажем, что на юге в правление Шамши-Адада V им также сопутствовал успех. Здесь шла борьба с вавилонским царем Мардукбалассуикби — он был разбит и приведен к покорности. Однако закрепиться в Вавилонии ассирийцам все же не удалось. Более того, все большую силу здесь набирали халдеи.

В правление следующего царя, Адад-нирари III, сына Шамши-Адада V и Шамурамат (легендарной Семирамиды), удалось решить сирийскую проблему — под руководством туртану Шамши-илу был наконец взят Дамаск. Вернули под контроль и Арпад, отколовшийся было при Шамши-Ададе V. Ассирия становится гарантом при демаркации границ между все тем же Арпадом и Хаматом, Куммухом и Гургумом. Источники упоминают успешные походы в Мидию, организованные Адад-нирари и его матерью. Вероятно, войска этого владыки доходили даже до Каспия («моря, где восходит солнце»).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Усиление Урарту

Новое сообщение ZHAN » 21 июл 2023, 12:17

В описываемый период происходит резкое усиление Урарту. По сути, ассирийцы сами взрастили себе эту проблему, столетиями терроризируя разрозненные племена горцев. Те не только познакомились с ассирийской армией, но и в большом количестве оказывались на исконной территории Ассирии — в качестве пленных, депортированных, рабов. Они постоянно сталкивались с ассирийскими писцами, а кто-то затем сам вливался в их ряды. Многие выходцы из Урарту (Биайнили) служили в рядах ассирийской армии и работали на грандиозных стройках. Кто-то сотрудничал с ассирийскими властями, вливался в ассирийское общество, кто-то возвращался разными путями на родину, принося с собой важные знания о политико-административном, военном устройстве, науке и инфраструктуре южного соседа.

На стороне Урарту был, конечно же, и горный рельеф этой страны, способствовавший ее обороне. Урартские бойцы являлись специалистами по войне в горах. Тут они были в своей стихии. Не раз горные кручи спасали их от ассирийских полчищ. Отмечена характерная тактика урартов: 1) генеральное сражение, 2) в случае неудачи — организованный отход в горные крепости [Разин Е. А. История военного искусства XXXI в. до н. э. — VI в. н. э.].

Иногда приверженность горам помогала урартам, иногда, как в 714 году, обрекала их на тяжелое поражение. Примером одной из урартских крепостей может служить Тейшебаини, построенная в VII веке до н. э. по указу царя Русы II в честь бога Тешебы. Фундамент крепости (высота два метра), располагавшейся на холме Кармир-Блур, состоял из базальтовых монолитов, толщина стен составляла от 2,1 до 3,5 метра. Общая площадь крепости составляла около 4 гектаров. При строительстве крепости широко использовался труд военнопленных, рабов и племен, подчинявшихся Урарту, работавших в порядке трудовой повинности. В кладовых крепости находилось значительное количество продуктов, чтобы можно было пережить длительную осаду: 750 тонн зерна, 320-400 тысяч литров вина, множество скота.

Но строились не только крепости. Объектами урартского военного строительства (а оно осуществлялось государством) «были военные города, крепости, форты-заставы, жилые дома казарменного типа, конюшни, манежи, водоемы для купания лошадей, а также стратегические дороги и мосты» [Оганесян К. Л. Военное строительство в Урарту].

Вооружение урартских воинов по многим показателям не уступало ассирийскому. У них тоже было большое количество пехоты, колесниц и всадников. На вооружении имелись бронзовые и железные копья, бронзовые щиты. Еще в XV-XIII веках до н. э. на Кавказе появляются бронзовые чешуйчатые панцири, в IX—VIII веках — железные. Надписи Саргона II упоминают о «бесчисленных закованных в доспех урартских воинах».

Что касается урартских колесниц, то они пережили два этапа развития. На первом этапе использовалась колесница малоазийско-хеттского образца, с выгнутым дугой дышлом. Но позже, в начале VIII века до н. э, урарты практически подчистую, до деталей, перенимают конструкцию новоассирийской колесницы.

Итак, за столетия борьбы с Ассирией обитатели Урарту взрастили решимость к серьезному ей противостоянию, многие понимали насущность политического объединения, а необходимые для этого знания они получили от своих же притеснителей. Природные условия и даже внешние обстоятельства (ослабление самой Ассирии) были им на руку. Дело оставалось за малым — кто-то, учитывая все эти факторы, должен был возглавить борьбу. И такие люди среди владык Урарту нашлись.

Опираясь на военное превосходство, цари Ишпуини и Менуа сумели объединить различные области Закавказья, многие страны были ими покорены, и в результате к северу от Ассирии сложилось сильное, амбициозное государство, которое не собиралось останавливаться на достигнутых рубежах. Урарты наращивали военный потенциал — стада коней, количество и оснащение колесниц. Кони у них были хороши. Не зря своего рода рекордом древности считается прыжок с места коня Арцибшга, на котором сидел царь Менуа. Животное прыгнуло на расстояние в 22 локтя (около 11,2 метра), что приближает его к современным рекордам.

Уже при Менуа урарты покоряют страну Манну, которая лежала и в сфере ассирийских интересов. Манна, страна маннеев, располагалась к югу от озера Урмия и на прилегающих областях. Существование ее берет начало где-то в IX веке до н.э., когда здесь засвидетельствовано небольшое государственное объединение с этнически разнородным населением, в том числе индоевропейским. Находясь под постоянной угрозой со стороны сначала Урарту, затем Мидии, маннейские цари (из наиболее выдающихся — Иранзу) придерживались союза с их врагом — Ассирией. С падением Ассирийской империи Манна попала под власть Мидии.

Следующий урартский царь — Аргишти I продолжает активно захватывать буферные территории, лежащие между Урарту и Ассирией. В 781 году он организует поход в страны Паршуа, Бабилу, Баруата, Бушту, которые находились в вассальной зависимости от ассирийцев. Ассирийский царь Салманасар IV отправляет против северных соседей армию во главе со своим полководцем — Шамши-илу. Решающее сражение не принесло, однако, весомого успеха ни одной из сторон, и боевые действия продолжались еще не один год. Все же постепенно, судя по всему, регион переходит в руки Урарту. Уже в следующем году урарты совершают новый поход в Манну и Бушту.

В 778 году ассирийцы предпринимают ответный поход в Урарту, но добиться успеха им не удается. Более того, в этот же год урарты вновь вторгаются в Манну, а в следующем, 777 году они окончательно покоряют Манну и Бушту. Ассирийцы пытаются организовать контрнаступление и дважды — в 776 и 774 годах — пробуют отбить Манну, но терпят полное поражение, результатом которого стало вытеснение ассирийцев из этого региона.

Еще больших успехов урарты достигли в правление следующего царя — Сардури II. Он совершенствует армию, вооружение и конское снаряжение, составляющие которого найдены, например, в местечке Хасанлу — опорной базе урартов, значительно позже Сардури, в 714 году, уничтоженной Саргоном. В 753 году Сардури сумел разгромить ассирийскую армию царя Ашшур-нирари V.

Можно констатировать, что в годы своего наивысшего могущества урартские владыки смогли добиться стратегического перевеса над Ассирией: сколотив союзы с верхнемесопотамскими и сирийскими царьками и одновременно подчинив буферные племена на границе с Ассирией, они взяли в полукруг своего давнего противника.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Упадок державы. Всесилие наместников

Новое сообщение ZHAN » 22 июл 2023, 12:35

Что же случилось с победоносными ассирийцами? Почему раньше они шли от победы к победе, а теперь терпели жесточайшие поражения от врагов, которых прежде неизменно били?

Причины, пожалуй, стоит искать не только в противниках, консолидировавших на тот момент свои силы, но и в самой Ассирии.

Дело в том, что в этот период особенно заметным стало перенапряжение сил ассирийского государства, которое вело практически непрерывные войны по всем фронтам. Ашшур-нацир-апал методично взялся за восстановление прежних державных размеров Ассирии, а уж его сын Салманасар практически каждый год проводил военные кампании, и оба они относились к этому делу весьма серьезно. В наиболее важных стратегических точках покоренных областей сооружались крепости, использовавшиеся в качестве баз для дальнейшего наступления. В них с окрестных территорий свозились запасы провианта и фуража для войска. В своих действиях ассирийский царь опирался на ассирийских колонистов, поселенных в предшествующий период в различных местах Месопотамии и отчасти вытесненных арамеями из мест их первоначального проживания. Этими колонистами и заселялись создаваемые крепости, там же селились и новоприбывшие ассирийцы. Бóльшая часть коренного населения уничтожалась, оставшиеся уводились в плен.

Военно-административная машина Ассирии несла в себе системные пороки. Старая армия, комплектовавшаяся преимущественно через ополчение, уже не могла обеспечить военного превосходства над противниками. К минусам ее можно отнести недостаточные централизацию, качественный и количественный состав, так как войско набиралось по территориальному принципу и, по-видимому, на основе самоэкипировки. Армия насильственно рекрутировалась из сельского, в значительной части покоренного населения, соответственно особой надежды на таких рекрутов не было, практиковалась палочная дисциплина. Негативно влияло на формирование армии и освобождение от воинской повинности значительных масс населения вольных городов, способных обеспечить боеспособных воинов. Количество дееспособных ополченцев все убывало. Военный потенциал государства сокращался.

Разложение ассирийской общины, протекавшее уже со среднеассирийского периода, ухудшение социально-правового положения ее рядовых членов приводили к внутренней политической нестабильности и волнениям 827—822, 772—758, 746—745 годов. Массовые волнения поддерживались и даже подогревались теми или иными придворными группировками, предлагавшими своих претендентов на царский престол.

Все это неустройство ободряло внешних врагов Ассирии и развязывало им руки.

Между тем ассирийскими правящими мужами эксплуатация присоединенных территорий в задачу не ставилась. За время правления Ашшур-нацир-апала с лица земли было стерто свыше 900 населенных пунктов. Ассирийцы видели свою задачу лишь в том, чтобы захватить в свои руки источники ввоза товаров и сырья, а также пути караванной торговли. Обживаться на захваченных землях они в основном не собирались. Итогом этого стало разрушение сельского хозяйства. Люди же поверженного противника, потенциально годные к военной службе, в массе своей уничтожались, и таким образом у Ассирии терялась возможность увеличить свой боевой потенциал за счет их привлечения.

Большой проблемой стало усиление к первой половине VIII века наместников. Вся держава была разделена на 20-30 областей во главе с наместниками (шакну). Области же делились на округа во главе с окружными начальниками. Особую важность во все разраставшейся державе приобретали приграничные области, особенно по верховьям и среднему течению Тигра и Евфрата. Здесь, на тревожном пограничье, требовалась сильная рука в лице эффективных губернаторов и приданных им войск. В обязанности наместников входило обеспечение поступления податей и повинностей плюс набор воинских контингентов.

При сильных царях система наместников работала, но при слабых владыках губернаторы своими обязанностями все чаще злоупотребляли. В описываемый момент они стали самостоятельными фигурами и собственной властью давали освобождение от податей и повинностей, строили города и храмы и даже, вероятно, вели локальные войны.

Один из таких независимых военачальников нам уже известен — это туртану Шамши-илу, который занимал высокие посты при Адад-нирари III, Салманасаре IV, Ашшур-дане III и Ашшур-нирари V. Первое его упоминание как туртану относится к 800 году, и пребывал он в этом качестве до 752 (745?) года. Три раза, в 780, 770 и 752 годах, побывал он в должности эпонима (лимму). Около 800 года Шамши-илу вместе с царем Адад-нирари III в качестве третьей стороны участвуют в разграничении земель Закура Хаматского и Аттаар-шумки Арпадского, сына Аби-раму. Позже Шамши-илу заключает соглашение с Матиилу, сыном Аттаар-шумки. При Салманасаре IV, как мы знаем, амбициозный туртану совершил поход на Дамаск, после чего тамошний царь выплатил Ассирии дань.

В своей резиденции в Кар-Салманасаре (Тиль-Барсипе) Шамши-илу велел высечь на двух огромных каменных львах памятные надписи. Тиль-Бар-сип Шамши-илу называет «городом, над которым он господин», а ассирийского царя вообще в надписи не упоминает. Имя всесильного губернатора здесь сопровождается титулами «главнокомандующий, верховный глашатай, управляющий дворцами, глава обширных сил» и прочими серьезными эпитетами. Возможно, Шамши-илу построил селение Шарру-идцина — пригород Ашшура.

Среди всесильных вельмож того времени отметим также дворцового глашатая Бел-харран-бели-уцура, основавшего город своего имени, и наместника области Рацаппа — Нергал-эриша, принимавшего участие в западных кампаниях Адад-нирари III; в этом же ряду стоят Бел-тарци-илума, наместник Кальху, и наместник Суху и Мари — Шамаш-реша-уцур.

Подобная самостоятельность локальных властей подрывала монолитность и количественный потенциал ассирийского войска.

А враги Ассирии, как мы убедились, сумели учесть прошлые ошибки — они переняли многие военные приемы и вооружение своих победителей, сумели объединиться.

В этих условиях жизненно важным стало проведение военно-административных реформ, направленных на усиление эффективности ассирийской государственной машины.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Тиглатпаласар III и ассирийская армия классического периода

Новое сообщение ZHAN » 23 июл 2023, 22:00

Как отмечено историками, в создании Новоассирийской империи можно проследить две стадии.

Первая стадия (ранняя Новоассирийская держава) проходила под руководством уже знакомых нам Ашшур-нацир-апала II и его сына Салманасара III. На этом этапе Ассирийская империя была, по сути, такой же, как и другие месопотамские державы, — чуть ли не каждый год ее армия выступала с целью собрать дань или подчинить себе новые страны.

Ассирия представляла собой державу-гегемон, окруженную вассальными и буферными клиентскими государствами, из которых она высасывала ресурсы. Но далее, как мы увидели, эта система перестала эффективно действовать. Более того, в гегемоны уже выбивалось Урарту.

Задачу возрождения военно-политической мощи Ассирии суждено было осуществить очередному герою нашего повествования — Тиглатпаласару III, который сумел разрешить возникшие проблемы и довершить оформление «железной» ассирийской империи.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Империя

Новое сообщение ZHAN » 24 июл 2023, 11:43

Если даже, не вдаваясь в подробности, мы признаем, что первой в истории империей была держава Саргона Аккадского, то все же Новоассирийское государство останется для нас первым образцом империи с классическими ее характеристиками.

[Первой «мировой» империей Ассирия признается и отечественными и зарубежными историками. См., напр.: Дьяконов И. М., Якобсон В. А., Янковская Н. Б. Лекция 1. Общие черты второго периода древней истории.]

Имперский центр в Ниневии или Кальху объединял огромное по территории и населению государственное образование, состоящее из разнородных частей, отличавшихся по уровню развития и для эффективности управления и безопасности разделенных на провинции. Для администрирования многочисленных провинций и центрального царского хозяйства действовала мощная разветвленная бюрократическая система, в конечном счете завязанная на царя.

Нельзя отрицать также принудительный характер ассирийского имперского подданства, так как, несмотря на ряд плюсов этого статуса, желавших добровольно стать подданными царей Ассирии практически не наблюдалось.

Системные взаимоотношения ассирийского государства состояли в том, что центр державы использовал провинции как источник геополитических и экономических ресурсов; проводилась активная внешняя политика, ориентированная на экспансию. Про наличие сильной ассирийской армии уже говорилось и еще будет ниже говориться.

На всей территории огромного ассирийского государства действовали единые правовые акты, существовала отрегулированная система мер и весов, жители Новоассирийской державы пользовались единым официальным языком (аккадским, затем еще и арамейским). Подспорьем внешней и внутренней политики служила продуманная государственная идеология; вся ойкумена признавала влияние «земли Ашшура», и многие страны и народы боялись ее и одновременно искали ее дружбы.

Что же известно нам об отце-основателе этой великой империи? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Тиглатпаласар III

Новое сообщение ZHAN » 25 июл 2023, 10:07

Личных сведений о Тиглатпаласаре III практически нет. Своего отца он нигде не упоминает, но одна надпись из Ашшура называет его сыном Адад-нирари III. Если это так, то он являлся братом предшествовавшего ассирийского царя Ашшур-нирари V.

Как полагают исследователи, Тиглатпаласар был членом правящей царской династии, но в число наследников трона все же не входил. Прежде чем стать царем, нашему герою довелось занимать высокопоставленные должности при дворе и в административном аппарате. Судя по его дальнейшим свершениям, он имел опыт военного руководства. Восхождению Тиглатпаласара на престол в 12-й день айяру 745 года способствовали антиправительственное восстание в Кальху в 746 году и последующий дворцовый переворот. Тиглатпаласару было тогда лет сорок — пятьдесят.
Изображение

Новоассирийские цари, как Тиглатпаласар, так и Саргониды, являлись ведущей силой в осуществлении военно-административных реформ, так прославивших Ассирию. Однако понятно, что царю требовались единомышленники, советники и соратники. Таковые нашлись среди вельмож — это была интеллигентная прослойка, элита, скорее всего не отличавшаяся могуществом крупнейших провинциальных правителей и даже настроенная против них.

К сожалению, нет конкретной информации по такому «ближнему кругу» Тиглатпаласара III, но одним из главных его соратников являлся, пожалуй, Бел-даан, губернатор Кальху. Он поддержал Тиглатпаласара в борьбе с Ашшур-нирари V и стоявшим за ним могущественным Шамши-илу. Далее мы повстречаемся и с другими соратниками и советниками царей — такими, как, например, Таб-шар-ашшур при Саргоне или Бел-уше-зиб при Асархаддоне.

В принципе, Тиглатпаласар мог повторить судьбу правивших до него ассирийских владык, не способных справиться ни со своими всесильными губернаторами, ни с натиском Урарту. Но, заручившись поддержкой единомышленников, влиятельных придворных групп и ключевых социальных сил, он сумел в итоге жесткой рукой укрепить свою власть и заложить капитальную основу для грандиозного взлета страны.

В этом ракурсе биография Тиглатпаласара предстает типичным примером влияния выдающейся личности на исторический процесс. Применительно к судьбам Ассирии в этот ряд вмести с ним можно поместить Шамши-Адада (староассирийский период), Ашшур-убаллита (среднеассирийский), а после него — Саргона II.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Имперская администрация

Новое сообщение ZHAN » 26 июл 2023, 12:59

Тиглатпаласар III создал нечто большее, чем крупнейшую к тому времени державу, — он создал первое имперское государство классического типа. Произошло это более чем за половину тысячелетия до гегемонии Рима.

С одной стороны, Ассирию боялись и ненавидели окружавшие народы и страны. Но с другой — империя, простиравшаяся в годы расцвета на неслыханные доселе пространства (при Саргоне II — на территории в 1200 на 900 километров), давала кров и обеспечивала как минимум сносное существование миллионам подданных. Одним из условий этого стала эффективная работа административной системы, преображенной Тиглатпаласаром.

Огромная подконтрольная территория являлась одним из ключевых факторов при складывании характерных особенностей ассирийской власти. Можно констатировать общее нарастание абсолютизма, проходившее синхронно с нарастанием территории. Реформы Тиглатпаласара III придали существенный импульс этому процессу.

Бывшие клиентские государства были превращены в провинции, за которыми располагались новые буферные государства, находившиеся под присмотром кепу — представителей ассирийского владыки. Вассальные государства облагались данью, провинции — налогами. Добавлялись новые провинции, а какие-то старые дробились.

В результате если к началу правления Тиглатпаласара империя состояла из 24 провинций, то позже их число достигло порядка 80, а затем, при Саргонидах, доходило до 100.

Чтобы избежать усиления наместников, постепенно разукрупнялись земельные пожалования. Отдельно взятый начальник области, например, мог получить участки по 3—4 имера (2—3 гектара) в десятках, а может, даже сотнях различных поселений и, более того, в различных областях. Разукрупнение уменьшило возможности губернаторов противодействовать центру. Чтобы еще более урезать их самостоятельность, было постановлено, что они должны постоянно докладывать о делах в подконтрольных им провинциях; к тому же к ним часто наезжали инспекторы от царя.

Интересно отметить, что в IX—VIII веках до н. э. в Ассирии не менее десятой части представителей высшей администрации составляли евнухи. Ассирийские владыки ставили евнухов наместниками на завоеванных территориях, исключая, таким образом, возможность образования новой местной династии и возникновения сепаратизма на подконтрольных территориях. Начальником царского полка являлся не кто иной, как главный евнух, что значительно снижало вероятность династических заговоров против монарха в армейской кадровой среде. Кстати сказать, мировой истории знакомы случаи вполне успешных евнухов-воителей. Взять, к примеру, византийского военачальника Нарсеса (478—573) или китайского флотоводца Чжэн Хэ (1371 — 1435).

В деле обретения и поддержания гегемонии Новоассирийское государство, подобно прочим великим державам, опиралось на механизмы внешнего и внутреннего воздействия, которые были связаны между собой. Военная сила в этой системе являлась лишь одной из составляющих, и применялась она лишь в случае неизбежной необходимости. Но без своей знаменитой армии Ассирия не была бы Ассирией. Поэтому познакомимся поближе с организацией вооруженных сил империи, предварив это дело общим обзором государственной структуры. Ведь, как мы только что заметили, армия была неразрывно связана с административной системой государства в целом. И конечно же, во главе властной иерархии стоял сам царь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Царь

Новое сообщение ZHAN » 27 июл 2023, 10:51

Власть царей среднеассирийского периода была во многом ограничена аристократией крупных городов и храмами. В новоассирийский период ситуация претерпела изменения. В поздней Ассирии значительная часть земель принадлежала царю по праву завоевания. Усиление экспансии и приобретение новых территорий было на руку монархам. Ведь община и старейшины уже не могли претендовать на эти земли.

Сельская община, в свое время весьма самостоятельная, теперь играла всего лишь роль податной единицы. На завоеванной территории (а она составляла порядка 90 процентов площади державы) любой отдельно взятый владелец земли получал ее из рук царя. За счет налогов натурой, взимаемых с пользователей царских земель, кормилась большая часть огромной ассирийской армии.

Ассирийский владыка наиболее боеспособные соединения побежденного противника включал в свою гвардию и царский полк; трофеи и прочее захваченное в ежегодных кампаниях добро шли на содержание этих гвардейцев. Царь обеспечивал военнослужащих жильем. Он не был безразличен и к судьбе домочадцев своих солдат. Так, одному из своих подчиненных Саргон II велит:
«...Наведи справки, выясни, запиши и перешли мне список имен павших солдат, а также их сыновей и дочерей. Возможно, найдется то или иное лицо, обратившее ту или иную вдову в свои рабыни, либо закабалившее сына или дочь погибшего. Сделай запрос, расследуй и представь мне. Возможно, найдутся сыновья, ушедшие в армию вместо своего отца — это отдельно не отмечай. Но обязательно сделай запрос и выясни имена всех вдов, запиши их, выясни их положение и пошли их ко мне».
К сожалению, дальше документ обрывается, но, надо полагать, царь принимал конкретные меры, чтобы восстановить справедливость и облегчить положение семей погибших бойцов.

Ассирийский царь проживал в одном из стольных городов, это могли быть, например, Ниневия, Кальху или Дур-Шаррукин — самое главное, чтобы подальше от верховных жрецов и своенравного нобилитета. Помимо военных обязанностей у него был и круг сугубо мирных дел. Он строил города, подводил к ним дороги и полноводные каналы. Он был верховным распорядителем и культиватором земель государства — его, в сущности, можно назвать главным земледельцем империи. Под его руководством распределялись земельные участки, в нужных местах прикреплялись к земле депортанты, разбивались сады, по его желанию привозились диковинные растения для украшения городов...

Огромной бюрократической машиной, паутиной опутывавшей все уголки империи, царь, конечно же, не мог управлять самолично. Свои полномочия он делегировал приближенным. Те, в свою очередь, имели в своем подчинении более мелких чиновников. Так управленческая вертикаль спускалась до низов. Бывали, впрочем, моменты, когда ассирийский владыка лично вникал в дела на местах. Эти экстренные случаи и отражает, видимо, дошедшая до наших дней корреспонденция ассирийских царей. Наиболее деятельное личное участие в текущих делах государства принимал Саргон II.

Часто в литературе ассирийские цари вырисованы довольно лубочно, как типичные древневосточные деспоты, но все они были яркими индивидуальностями.

Тиглатпаласар III и Саргон II, кроме административных способностей, обладали завидной храбростью и лично вели за собой воинов в схватку.

Синаххериб, этот жестокий завоеватель, был не чужд мирных интересов. Он хвалился тем, что отстроил и довел Ниневию до великолепия, заполнил ее садами, изобрел новый способ литья металла, разработал новые приспособления для орошения и обнаружил новые минеральные ископаемые.

Асархаддон отличался особой набожностью, даже излишним суеверием.

Ашшурбанипал, в юности получивший блестящее образование, известен созданием громадной ниневийской библиотеки.

Ассирийский царь, как бы ни были широки его полномочия и возможности, оставался лишь выдвиженцем аристократической прослойки общества, знати, формировавшей костяк ассирийского государства — высших военных и гражданских служащих, представителей жреческой верхушки. Но при этом если имена ассирийских царей можно найти в любом соответствующем справочном пособии, то с персоналиями древнеассирийских чиновников знакомы, пожалуй, только специалисты-ассириологи. Из их работ мы и постараемся выудить портреты реальных государственных служащих того времени — как вельмож, так и рядовых офицеров и чиновников.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Гвардейцы

Новое сообщение ZHAN » 28 июл 2023, 12:46

Гвардия ша курбути (ša qurbuti) численностью порядка 11 000—12 000 человек находилась всегда при царе.

[Ша курбути, говоря по-современному, являли собой подручных, адъютантов при ассирийском правителе. Сам термин sha qurbuti появился, очевидно, не ранее I тысячелетия до н. э., а в VII веке до н. э. трансформировался в простое qurbutu.]

Обеспечивалась вся эта братия из царской казны, из средств царского дворцового хозяйства, жили гвардейцы в стольном городе — в казармах, при дворце или в самом дворце. Периодически их число пополнялось за счет военнопленных.

Гвардейцы выполняли ряд функций и текущих заданий: они сопровождали царя в походе, разрешали от имени царя на местах разного рода дела (как военного, так и гражданского характера), доставляли военнослужащих-новобранцев к месту службы, конвоировали депортантов, возвращали бежавших работников и доставляли ко двору царя разного рода лиц, передавали вельможам царские поручения.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ассирийские вельможи, губернаторы, чиновники

Новое сообщение ZHAN » 29 июл 2023, 11:15

Административно-военные функции в древнеассирийском государстве выполняли разного рода вельможи, как то: главнокомандующий (туртану), главный евнух (раб ша реши), главный казначей (масенну), главный виночерпий/кравчий (раб шаке), дворцовый глашатай (нагир экалли), главный визирь (суккаллу), главный судья (сартинну). Один и тот же ассирийский сановник мог совмещать как военные, так и гражданские функции.

Крупные государственные мужи служили как в центре, при царском дворе, так и на местах — в провинциальных администрациях. В обязанности вельмож входила постройка фортов и смежной инфраструктуры. Один из таких примеров — усилия ассирийских провинциальных властей по улучшению водоснабжения Самарии. Среди каналов, пожалуй, не было равных каналу Синаххериба. Одна только часть этого сооружения — знаменитый акведук у Джервана — составляла 22 метра в ширину и 280 метров в длину. При сооружении акведука было использовано порядка 2 миллионов каменных блоков.

Вельможи возглавляли военные походы (когда царь по какой-либо причине в них не участвовал), а также локальные военные операции. За свои заслуги они получали лучшие земли — те, что орошались дождями и не требовали от владельцев особых трат на инфраструктуру; часто владения, полученные в награду, не облагались налогами. Самыми лакомыми считались земли в районе Харрана, выгодно отличавшиеся по природным характеристикам от заброшенных степных и полупустынных массивов, требовавших больших трудовых и материальных вложений.

Уровень грамотности среди вельмож и бюрократии был довольно высок: даже провинциальные чиновники знали базовые слоги и идеограммы и в случае необходимости могли, хоть и с некоторыми ошибками, написать письмо в центр. Но как на местах, так и в центре чиновники предпочитали пользоваться услугами писцов. Писцы использовались как в мирной жизни, так и на войне, где среди прочего могли выступать переводчиками письменной (sepiru) и устной (targummanu) речи и, конечно же, парламентерами.

Где-то с середины IX века до н. э. на западной периферии Ассирии для писцов вполне обычным становится владение двумя языками: аккадским и арамейским. Столетием позже, когда были завоеваны земли за Евфратом, такой билингвизм становится нормой. И более того, арамейский язык в качестве средства межэтнического общения вытесняет аккадский. Его используют на огромных просторах — от Средиземного моря до пределов Манны и Мидии.

Многие царские придворные, выходцы из западных и прочих земель, помимо аккадского и арамейского не забывали и свой родной язык. Они зачастую привлекались как переводчики, дипломаты и переговорщики в тех регионах, откуда были родом. Так, известный по Библии главный виночерпий, владевший, само собой, арамейским и аккадским, помимо того разговаривал и на родном иудейском, пригодившемся при переговорах с защитниками осажденного Иерусалима.

Эффективность работы ассирийского чиновного аппарата в немалой степени достигалась тем, что управляющие провинциями должны были периодически предоставлять отчеты царю; кроме того, администрация на местах подвергалась контрольным проверкам, проводимым специальными чиновниками из центра.

Показавшие себя с лучшей стороны продвигались вверх по бюрократической лестнице, проштрафившиеся и несостоятельные смещались с должностей. Крупные чиновные лица и наместники были постоянно заняты при дворе либо находились в разъездах и походах, и поэтому их хозяйством (включая и прикрепленное к участкам население) заведовали управляющие.

В отличие от смутных времен, вельможи и губернаторы при Саргонидах уже не были столь независимы, однако периодически злоупотребляли своими полномочиями, чем вызывали царский гнев. Царь, к примеру, пишет придворному чиновнику Манну-ки-Ададу:
«...1119 годных к военной службе мужчин... были определены привилегированным лицам Дворца и вверены тебе на попечение. Так что же ты обращаешь их в свою собственность: кого-то определяешь в рекруты, других в колесничих, прочих снова во всадников, формируешь свои собственные войска?»
Далее идет строгий приказ:
«Пишу же тебе сейчас: ты послал многих из их числа на юг, на север и в прочих направлениях с разного рода поручениями; так вот — созови их, где бы они ни находились, они должны быть на месте уже перед приездом моего евнуха. Я сейчас же пошлю евнуха, чтобы сделал им смотр».
Доверенным лицом царя Саргона II был главный казначей Таб-шар-ашшур. В одном из документов он дает советы по переправе войск через полноводную реку, в другом сообщает о проведении смотра колесниц:
«...Утром 16 числа мне предоставят свои колесницы следующие вельможи — главнокомандующий, сартинну, визирь, дворцовый глашатай, главный кравчий, казначей и губернатор Кальху; всего 1 [...] колесниц, годных... Колесницы главного евнуха и наместника Ниневии... отсутствут; каковы будут повеления царя, моего владыки?»
Определенно Таб-шар-ашшур был лицом весьма авторитетным, коли царь назначал его проводить смотры высокопоставленных вельмож. Периодически он выезжал с какими-то миссиями на места (в земли Хабху, например) и запечатанную корреспонденцию от царя получал через полковых командиров, подчиненных главному евнуху. Компетентность и авторитет Таб-шар-Ашшура оказались востребованными и при постройке новой ассирийской столицы Дур-Шаррукина — Саргон назначил его главным организатором строительства.

Советником Асархаддона был вавилонский ученый Бел-ушезиб. От него царь получал как астрологические прогнозы по исходу военных действий, так и практические рекомендации. Сначала шли указания более общего плана:
«Если царь написал своим войскам: “Завоюйте Маннею”, пусть так и будет, однако не следует отводить на это всю армию; нужна только кавалерия и специальные подразделения. Что касается киммерийцев, заявивших: “Маннеи в вашем распоряжении, мы останемся в стороне”, то это может оказаться ложью. Они — варвары, не признающие божьей клятвы и не чтущие соглашения».
Прежде всего хотелось бы отметить слово «написал» — оно говорит о том, что Асархаддон мог не участвовать лично в ряде военных кампаний. Несомненно, Бел-ушезибу хорошо была известна специфика ведения войны в гористой местности, к тому же не забыт был и опыт урартских кампаний. Интересно также отметить весьма настороженное и пренебрежительное отношение к киммерийцам как к варварам.

Далее в письме следуют более конкретные советы:
«Колесницы вместе с повозками нужно будет расположить в проходе. В это время кавалерия и спецвойска вторгнутся и опустошат маннейские земли. Затем они вернутся и займут позицию в проходе. В том случае, если после ряда подобных рейдов на открытые земли не последует нападения киммерийцев, можно будет выступить всей армией против маннейских городов».
В принципе, тут мы видим тактику «разведки боем», чтобы обезопасить себя от удара по двум направлениям — со стороны маннейских воинов и их созников, киммерийцев. Конница последних представляла бы значительную опасность на открытом пространстве при выходе из ущелья. В заключительных пассажах советник рекомендует царю обратиться к помощи лица, знающего страну Манна. Тот может указать пути из страны и внутрь ее. Наконец, Бел-ушезиб приводит и еще один прием сбора информации — перед выдвижением армии в страну противника необходимо заслать разведчиков, которые приведут языков.

Во главе администрации провинции стоял областеначальник, имевший ограниченные полномочия. Впрочем, в истории Ассирии бывали времена, когда воля своенравных областеначальников заменяла власть царя. Есть упоминания о могущественных губернаторах провинций, которые в период после Шамши-Адада V, до 745 года, даже вели от своего имени военные кампании. Реформы Тиглатпаласара III положили конец этому своеволию.

Вторым по важности лицом в провинции был заместитель областеначальника шаниу (šaniu — «второй»). В ряды служащих среднего звена входили командиры полков и писцы. На низовом уровне административной деятельностью занимались «деревенские старосты», важной функцией которых был контроль за сбором урожая.

Провинциальные власти обязаны были постоянно рапортовать о состоянии фортов подконтрольной области, о результатах военных смотров; обеспечивать продовольствием местные войска, кормить военнопленных и депортируемых; отслеживать и рапортовать о передвижении чужих войск у границ, осуществлять локальные военные акции. Они обязаны были также организовывать людей по государственной повинности илку, обеспечивать требуемые центром продовольственные нормативы по зерну и соломе и прочие сборы. Когда те или иные города, общины или отдельные персоны освобождались царем от илку, груз ее мог перекладываться на плечи все тех же наместников, которым приходилось как-то выкручиваться, изыскивать средства и рабочую силу, но выполнять разверстанное свыше задание. К примеру, Саргон II, освободив от обязанностей илку горожан Ашшура, переложил налог на наместника Таб-цил-Эшарру, и тот уже вынужден был эксплуатировать людей, принадлежавших царскому дворцу.

Как уже отмечалось, отдельные вельможи являлись кепу (qēpu) — представителями царя за рубежом, в вассальных странах. В целях безопасности каждого кепу сопровождало, как правило, кавалерийское подразделение. Царские представители защищали интересы Ассирии в вассальных государствах, а также изучали военно-политическую обстановку в окружающих странах, к ним стягивалась вся информация по вверенному региону.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Армия империи. Набор войск

Новое сообщение ZHAN » 30 июл 2023, 13:54

Постепенно ассирийцы при военной мобилизации стали переходить от общинного ополчения (дикуту, дикут мати) на рекрутскую форму (шиситу). Тиглатпаласар III же решил произвести кардинальные изменения: окончательно сделать ставку на рекрутский набор, чтобы основная часть войска состояла из профессионалов. Благо условия для этого имелись. Солдаты теперь либо обеспечиваются из средств царского дворца, либо приписываются к крестьянским дворам, которые должны были их содержать и кормить.

Тут важно отметить, что профессиональное постоянное войско, несомненно, явилось ключом к успехам ассирийской армии, однако определяющим моментом стал не столько сам факт наличия регулярного войска, сколько его размеры. Постоянными контингентами, хотя бы в форме царской гвардии, располагали многие окружавшие государства и народы, но никто из них не имел возможностей содержать их в таком значительном количестве, как Ассирия.

Будущих солдат обычно собирали на призывных пунктах, где одних определяли на фронт, других — в резерв и на стройки (градостроительство, прокладка дорог и каналов, возведение акведуков). Использовать большие массы рекрутов-военнослужащих не по прямому назначению будут впоследствии и прочие империи.

После проведения некоторой подготовки новобранцев до пункта назначения конвоировали царские гвардейцы. Крупные пункты сбора располагались в Кальху, Ниневии и Дур-Шаррукине.

На местах военный призыв осуществлялся офицерами раб кицри, которые в дальнейшем муштровали солдат в селениях их расквартирования.

Во время рекрутирования отдельно взятая община — алу (крупное поселение, город, усадьба) — обязана была выставить снаряженного воина. Как и в предшествующие периоды, ответственным за это был, очевидно, общинный староста. Новобранцев предоставляли также сановники, на землях которых, пожалованных царем, сидели крестьяне. Среди последних немалую долю, а нередко и большинство составляли переселенцы-депортанты, низведенные до статуса крепостных.

В некоторых южных областях применялся другой порядок: существовала так называемая «земля лука», держатель которой нес обязанность служить лучником, но при этом освобождался от податей. Однако в самой Ассирии такая система уже отошла в прошлое.

Как и ранее, в III—II тысячелетиях, чиновниками велись списки людей, подлежащих включению в армейские ряды, что, однако, не уменьшало число случаев уклонения и бегства от воинской повинности. Одним из излюбленных мест бегства призывников до поры до времени была Шуприа — горная страна на границе с Урарту. Популярность Шуприи у беглецов была вызвана не только лесистой местностью, но и в первую очередь тем, что правитель этой страны редко их выдавал.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Численность

Новое сообщение ZHAN » 31 июл 2023, 12:40

До сих пор высказываются сомнения в том, что наибольшая численность ассирийской армии достигала 120 тысяч человек. Эта цифра сравнима с военным потенциалом Персии, Рима, державы Чингисхана.

[Войска имперских легионов насчитывали 120-165 тысяч человек (Coulston J. Imperial Roman Warfare); армия Чингисхана составляла 100-250 тысяч человек (Храпачевский Р. П. Военная держава Чингисхана).].

Есть мнение, что максимальное число солдат в ассирийской армии равнялось примерно 50 тысячам, средняя же численность составляла 20 тысяч человек, так как содержать большую армию было слишком дорого. Однако на этот счет существуют определенные контрдоводы. Так, армия состояла из войск, рекрутируемых властями провинций. Войска отдельно взятой провинции насчитывали порядка 1500 всадников и 20 тысяч пехотинцев. Учитывая количество провинций, вполне можно допустить, что общий потенциал ассирийской армии насчитывал никак не менее 100 тысяч человек.

Есть в ассирийских текстах и некоторые зацепки, позволяющие оценить численность армии, отталкиваясь от параметров снабжения. Ниже, при упоминании военных кампаний, еще будет описываться сбор ассирийского войска для похода на запад. Базой сосредоточения являлся город Кар-Ашшур. Так вот, в городе было собрано месячное довольствие для военнослужащих, которое составило 2 115 000 литров зерна, то есть людским контингентом потреблялось по 70 500 литров зерна в день. Меж тем, опираясь на данные царской корреспонденции, подсчитано, что на одного человека в день могло приходиться от 1 ка (ок. 1 литра = 0,8 килограмма) до 2 ка зерна. Вельможи, служащие элитных частей потребляли и больше. Получается, что в данной кампании участвовало порядка 23—35 тысяч человек.

Не будем забывать и о том, что непосредственно боевые части составляли лишь часть армии — были еще вспомогательные подразделения, штатское сопровождение и подразделения союзных стран (впрочем, последняя категория обеспечивала себя по большей части сама, и особо тратиться на нее не приходилось). Как и в современных армиях, в древнеассирийской соотношение было в пользу небоевых частей. Так, в случае с войском в Замуа процентная пропорция «боевые / небоевые» составляла соответственно 47—53 процентов.

Следовательно, можно склониться к выводу, что, в принципе, ассирийский царь, поскребя по сусекам, мог набрать сотню тысяч человек для похода, а может быть, и более, но с точки зрения снабжения и логистики это было бы сверх-затратно. К тому же тотальная мобилизация обескровила бы оборону продолжительных ассирийских границ. Так что в большинстве случаев на практике все же обходились войском порядка 20—50 тысяч человек.

Для сравнения: полевая армия Египта XVIII династии оценивается в 30 педжет (бригад), включавших около 25 тысяч человек; но единовременно в поле никогда не выходило более трех корпусов по 5 тысяч человек, что вместе с гвардией фараона, его свитой, обозом и вспомогательным войском составляло не более 17—18 тысяч человек [Курочкин М. В. Египетская полевая армия XVIII династии].
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Структура. Цаб шарри — «царское войско»

Новое сообщение ZHAN » 01 авг 2023, 11:22

Структуру ассирийской армии, как и всякой прочей, можно рассматривать с разных позиций. С точки зрения административной военная машина Древней Ассирии состояла из двух основных компонентов: «царского войска» цаб шарри (sāb šarri) и «царского полка» кицир шаррути (kisir šarrūti).

Люди, составлявшие данную категорию военнослужащих, несли службу на основе повинности, известной как илку. Вероятно, она была связана в определенной мере с правом пользования земельным участком, однако несли ее также лица, не обладавшие земельными наделами. Государственная воинская обязанность начала складываться уже в среднеассирийскую эпоху. Из Кар-Тукульти-Нинурты известны таблички с упоминанием термина «цаб шарри». Далее, в документах IX века из Телль-Билы, мы сталкиваемся со свидетельствами о несении службы по обязанности илку в провинциальных центрах. Постепенно, с падением роли ассирийской общины и общинного ополчения, увеличивается значение мобилизации в армию по той же повинности илку, но уже на рекрутской основе и увеличивается срок службы.

Повинность илку могли отбывать в форме несения солдатской службы (цаб шарри), в рядах резерва (ша куталли), а также через работы на разного рода стройках (дуллу). Наиболее пригодных при смотре и переписи определяли в солдаты (в пехоту, кавалерию и даже в колесничные войска); приблизительно такое же количество, как набранные солдаты, составляли служащие резерва; наконец, оставшаяся масса попадала в ряды дуллу. Тот, кто имел возможность, мог официально отделаться от повинности, понеся материальные расходы на содержание и обмундирование любого другого рекрута цаб шарри. Или например, сын мог отправиться в поход вместо занемогшего отца.

Повинность илку осуществлялась ежегодно в установленные сроки, хотя иногда рекрутские наборы могли проводиться экстренно и не по плану — под ту или иную военную акцию.

За мобилизацию цаб шарри в рамках провинции был ответственен ее губернатор либо его заместитель шаниу. Вся масса военнослужащих провинции разделялась на подразделения кицру, и во главе каждого из них ставился командир раб кицри. К каждому раб кицри царь прикреплял селение или даже несколько селений, из военнообязанного населения которых тот и формировал свою боевую единицу. Войска той или иной провинции зачастую обязаны были выдвинуться из родных мест, чтобы пополнить армию во время очередной кампании или нести службу в другой провинции. Поэтому по завершении комплектования контингента областеначальник передавал войска офицеру ша курбути, который отвечал за их дальнейшее перемещение.

Во времена Саргона одним из мушаркису — вельмож на службе, ответственных за поставку в центр рекрутов-новобранцев, — был Шарру-эмуррани. Одно из писем упоминает, что ему вменялось в обязанность набрать рекрутов в четырех селениях — Дурр-Ладини, Дурр-Билихаи, Ларак и Бит-Авукани.

Центральные сборочные пункты располагались в Кальху, Ниневии и Дур-Шаррукине. Здесь находились писцы, офицеры обучали новобранцев, осуществлялись периодические смотры, которые проводил как сам царь, так и его подчиненные. В одном письме вельможа рапортует об одном из таких войсковых смотров:
«Что касается всадников, по поводу которых царь, мой владыка, дал поручение, то я провел им смотр: 106 всадников в наличии, 94 отсутствуют...»
Из этого документа, кстати, следует, что количественно кавалерийское подразделение должно было состоять из 200 человек. Вместе с кавалеристами смотру подверглись и колесничие (хотя царь об этом не просил, но чиновник по каким-то своим соображениям решил проявить инициативу):
«Царь, мой владыка, не давал мне поручения относительно владельцев колесниц, но я все же проинспектировал и их наравне со всадниками: предо мной предстали 10 владельцев колесниц и 21 из царских людей, всего 31 владелец колесниц, 69 отсутствуют. Находятся под начальством рекрут-офицера Тути».
Надо полагать, речь идет о подразделении, в которое входило 100 колесниц.

В общем, верхушку «царского войска» составляли профессиональные военные, для которых военная служба была и хлебом и призванием, однако большинство контингента цаб шарри отбывало службу в зачет илку.

Нечто среднее между этими двумя категориями представляли собой арамейские подразделения из куррейцев, итуэйцев и некоторых прочих арамейских племен. Судя по всему, они также должны быть отнесены к цаб шарри, однако долгое время им удавалось выговаривать по договорам союзной службы освобождение от повинностей.

Сколько же составлял срок службы в «царском войске»?

Точных данных на этот счет нет, но исследователи полагают, что это был ограниченный период времени, по крайней мере, не на всю оставшуюся жизнь. Имеются тому и некоторые косвенные свидетельства. Так, в одном из писем царской переписки (СТЫ II, 185) говорится о необходимости обеспечить всех воинов цаб шарри во время кампании по три суту провизии, а их семьи — по семь суту. Оставим в стороне самого служивого, который, как, вероятно, предполагалось, мог добавить к трем своим суту съестное, добытое у врага, и возьмем его семью, остававшуюся на какое-то время без основного кормильца. Семь суту еды — это объем в 35—60 литров, его хватало где-то на 70 дней. Таков и мог быть конкретно взятый срок службы.

Тем не менее воины, будь то служащие кицир шаррути или цаб шарри, не покидали службу иногда значительно дольше — согласно одному из свидетельств, некое кавалерийское подразделение не получало отпуск в течение трех лет.

Сами ассирийцы составляли большую часть колесничных войск и кавалерии «царского войска», в то время как зависимые народности, например арамеи, комплектовали большую часть пехоты цаб шарри.

Ячейкой армии, ее базовой единицей, было уже упомянутое кицру — «когорта» или «полк». Аккадское слово kisru (в его военном значении), в англоязычной литературе переводимое как «когорта» (cohort), на русский привычно интерпретируется как «полк». Думается, такой перевод вполне отражает существовавшую в древности картину. Действительно, термин kisru не несет за собой определенного числового значения — это просто контингент, тактическая и административно-хозяйственная часть армии, иногда просто войскá.

Кицру набирались наместниками и поименовались по месту их формирования; сохранились даже названия ассирийских полков. Тексты из Нимруда (716—710 годы) упоминают о пяти полках: наиболее значимый, крупный и старейший — «Ассирийский», затем шли полк «города (из) Аррапхи», «Арамейский», «города Арцухина» и «города Арбелы»; в 709 году был добавлен «Халдейский» полк.

Само название полка (кицру), известное по крайней мере со времен III династии Ура, переводится еще и как «узел». Таким образом, вероятно, подчеркивалось сплоченное единство земляков-сослуживцев.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Кицир шаррути — «царский полк»

Новое сообщение ZHAN » 02 авг 2023, 11:21

Особняком от ассирийского «царского войска» стоит kisir šarruti — так называемый «царский полк» (англ. the royal cohort). Отмечается, что слово kisru использовалось для обозначения как самогó постоянного контингента при царе, так и для включавшихся в него частей. Понятно, что тут полк полку рознь, и в данном случае многотысячный «царский полк» состоял из «полков», а точнее — подразделений, меньшей численности. Русским аналогом новоассирийскому «царскому полку» послужит, пожалуй, княжеская дружина. «Царский полк» был особым, личным полком царя, выступавшим потенциальным противовесом полкам наместников провинций.

Кицир шаррути состоял из регулярных профессиональных воинов на казенном обеспечении. Находясь в прямом подчинении царю, войска кицир шаррути, по крайней мере большая их часть, расквартировывались в стольных городах: сначала в Кальху, позже в Дур-Шаррукине, а со времени правления Синаххериба — в Ниневии. Можно назвать и более точное место их сосредоточения — это экал машарти — столичные казармы, или «Дворец смотров». Отдельные подразделения кицир шаррути были раскиданы по всей территории империи, чтобы выступать организующей силой и поддержкой набранным на локальном уровне рекрутам массовой армии.

Понятно, что царь хоть и опирался на «царский полк», однако чисто физически не мог постоянно держать руку на пульсе его повседневной жизни. В силу этого требовалось начальствующее лицо, которое осуществляло бы постоянный административно-хозяйственный контроль над кицир шаррути. Такой фигурой, очевидно, являлся главный евнух — раб ша реши.

Царский полк располагал всеми родами войск: из документов времени Саргонидов известно о существовании гвардейской конницы (питхаллу) в 1000 человек; имелись соответственно колесницы (наркабту); существовала также и гвардейская пехота (зуку), порядка 10 000 человек. Пехота подразделялась на лучников (наш касти), копейщиков (наш азмару), щитоносцев и пращников.

В «царский полк» периодически включались военные контингенты побежденных противников. Так, Саргон усилил кицир шаррути 50 колесницами из Самарии (Израиля), 200 колесницами и 600 кавалеристами из Хамата, 200 кавалеристами и 3000 пехотинцев из Каркемиша. Профессиональное войско в разные годы пополнялось пехотой из Иудеи, большими количествами арамейских, халдейских и эламитских лучников. Все эти иноэтничные бойцы, попадая в «царский полк», получали единое обмундирование и вооружение, так что теперь их было не отличить от ассирийских военных. Предполагается, что кадровые ассирийские войска отличались от цаб шарри обязательным наличием военной униформы.

Напряженная военно-политическая обстановка и необходимость поддержания господства империи привели к тому, что где-то к VII веку до н. э. появляется еще один «царский полк», фигурирующий в документах как «Новый полк». Надо полагать, численно и качественно он был равен старому кицир шаррути; у этого нового формирования имелась и своя администрация.

Отдельно взятый полк, то есть тактическая часть кицир шаррути, мог состоять из 50—300 колесниц, 200—600 всадников и 500—3000 пехотинцев.

Кроме непосредственно бойцов в кицир шаррути времен Асархаддона и Ашшурбанипала входил и обслуживающий персонал: одно из свидетельств повествует о когорте кузнецов, другое — о включенных Ашшурбанипалом в состав «царского полка» эламских специалистах и ремесленниках.

В кицир шаррути входило еще более элитное подразделение — ша-курбути (куррубту), что-то вроде лейб-гвардии при царственной особе. Гвардейские части сопровождали не только царя, но и царевну, и царевича-наследника. Имелись гвардейцы-кавалеристы (курубуте ша питхалли), гвардейцы-колесничие (наркабту шепе), гвардейцы-пехотинцы (зук шепе).

Самой приближенной к телу царя была такая часть ша-курбути, как ша шепе, — их можно назвать современным словом «телохранители». Этот своего рода «спецназ» ассирийской армии выделялся из общей массы своими боевыми качествами и навыками. Бойцы были обучены приемам рукопашного боя и взятия противника живьем. Им поручались самые сложные миссии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Иноплеменные контингенты

Новое сообщение ZHAN » 03 авг 2023, 11:38

Ассирия никогда не могла похвастаться многочисленным титульным населением и всегда привлекала в состав своих вооруженных сил иноземцев, но теперь их становится гораздо больше. При этом для ассирийской армии было нехарактерно наемничество, из наемников упоминаются разве что таковые из числа киммерийцев при Асархадцоне.

Дело, возможно, обстояло так: наемников в прямом смысле слова — оплачиваемых драгметаллом — было не столь уж и много, но некоторые контингенты, те же «воины лука», могли за свою добровольную службу получать земельные наделы, часть военной добычи и т.д.

Использовались и иностранные контингенты из союзных, зависимых государств и народов. К примеру, войска государства Кумме служили своему правителю, но при этом находились под стратегическим руководством ассирийских командующих; вассальным правителям вменялось в обязанность принимать участие в военных походах ассирийцев.

На последнем этапе количество иноэтничного компонента — оплачиваемого и союзно-вассального — в армии возросло. Объясняется это естественной убылью ассирийцев из рядов армии во время многочисленных, чуть ли не ежегодных походов.

Ну и конечно же, большую часть иноэтничного компонента армии составляли военнопленные, попадавшие, как правило, в «царский полк», и депортанты, пополнявшие цаб шарри в провинциях. Они обычно сражались в первых рядах, о них разбивались вражеские атаки. И именно они, а не ассирийцы несли основные потери. Но других вариантов у этих «бойцов поневоле», как правило, не было, так как за спинами у них стояли шеренги проверенных ассирийских воинов, готовых пресечь любые проявления слабости.

Обозначим здесь наиболее известные нам иноэтничные соединения ассирийской армии:
— итуэйцы (лучники) и куррейцы (копейщики),
— киммерийские всадники,
— колесничные войска израильтян и урартов,
— мидийские воины, входившие в гвардию,
— финикийские и греческие кораблестроители и матросы.

Войско становится действительно интернациональным начиная с правления Тиглатпаласара III, и позже, когда держава активно расширяется, инородные вспомогательные контингенты — ауксилиарии — в большом количестве вливаются в ассирийскую армию, из них создаются все новые подразделения. Саргон II, например, пишет следующее:
«Людей области Муцацира я причислил к людям Ассирии, повинность воинскую и строительную я наложил на них, как на ассирийцев...»
В большинстве случаев инородцев включали в пехоту, а служба в кавалерии и колесничных войсках оставалась привилегией коренных ассирийцев.

Особенно ценились лучники-итуэйцы, которых набирали из одноименного арамейского племени на реке Тигр. Воины-итуэйцы зачастую служили на границе с арамейцами и являлись для своих единоплеменников живой пропагандой преимуществ лояльности Ассирийскому государству.

В качестве копейщиков со времен правления Тиглатпаласара III использовались куррейцы, которых отличала своеобразная племенная экипировка — короткая туника, крестообразная перевязь с зерцалом на груди, небольшой круглый щит и шлем с гребнем.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Боевое деление

Новое сообщение ZHAN » 04 авг 2023, 11:29

Любому военачальнику надо знать, какими силами он обладает, сколько войск ему необходимо, чтобы эффективно воевать и победить противника. Для этого существовала система периодических переписей военнослужащих в соответствии с четким стратегическим и тактическим делением войска.

Низовой боевой единицей была, судя по всему, команда из десяти человек под начальством раб эширте, «командира десятка», проще говоря, десятника. Пятьдесят человек, составлявшие взвод, находились под командой офицера раб хашше. Военный чин раб кицри возглавлял боевую единицу кицру — полк из двух (а может, и более) взводов, собранный с подконтрольной данному офицеру территории.

Если за термином «кицру» номинально и подразумевалось определенное количество человек, то в действительности далеко не всегда этот комплект выдерживался, поэтому в документах чиновники предпочитали оперировать более конкретными мерами — пятидесятками, сотнями.

Несколько кицру организовывались под начальством военного чина шакну в крупные тактические объединения. Шакну подчинялся царю либо высшим царедворцам и областеначальникам, замещавшим его в походе. Войско в общем плане называлось «эмуку».

Соблюдались и определенные оптимальные пропорции в соотношении родов войск, к которым пришли в результате долгой боевой практики. Пехота составляла порядка 90 процентов от численности армии, кавалерия — 9—9,5 процента, колесничные подразделения — 0,09—0,1 процента.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Рода войск

Новое сообщение ZHAN » 05 авг 2023, 08:52

Предваряя обзор основных родов войск, можно сказать, что в новоассирийский период произошло своего рода дальнейшее «разделение труда» в рамках армии — выделились такие рода войск, как конница и инженерные части.
Изображение

Численное расширение древнеассирийской армии и ее укрепление после реформ Тиглатпаласара III сделали возможным традиционные рода войск (пехота, колесницы) поддерживать на уровне должной эффективности, а недавно созданные (кавалерия, инженерные части) — вывести на масштабный уровень. Ресурсы Новоассирийской империи позволяли содержать кавалерию и инженеров в таком количестве, что это положительно сказывалось на качестве армии в целом.

Преимуществом создания инженерных войск было то, что боевые части освобождались от тяжелой «черной» работы и могли всецело заниматься своим прямым делом — воевать.

Кавалерия взяла на себя часть функций колесницы, да к тому же могла действовать в недоступных для колесниц ландшафтах.

Проходили периодические учения по отработке совместных действий между родами войск. В итоге ассирийская армия в целом повысила эффективность своих действий.

Место конкретного человека в ассирийской армии определялось социально-экономическим положением. Например, люди полурабского и крепостного состояния становились саперами, обозниками и прочей армейской обслугой. Крестьяне-рекруты и колонисты включались в легкую пехоту и вспомогательные войска. Тяжелую пехоту, кавалерию и колесничих составляли представители более высоких социальных прослоек.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пехота (zūku, zakkû)

Новое сообщение ZHAN » 06 авг 2023, 13:33

Пехотинцы составляли основные боевые порядки — зуку (zūku), но могли выступать и в качестве специальных вспомогательных сил — закку (zakkû). Функции закку в сражении заключались в поддержке колесничих, охране их от внезапных атак с тыла и флангов, добивании раненых противников.
Изображение

В легкую пехоту входили инородческие подразделения лучников и пращников. Ассирийцы, как и до них египтяне, а после — римляне, первыми пускали в дело легкую пехоту, целью которой было ослабить и по возможности расстроить пешие порядки врага; после этого в бой вступали колесницы и кавалерия, и последнее слово оставалось за тяжелой пехотой.

Средневооруженная пехота состояла из обычных ассирийских копейщиков (nāš asmarē) и лучников, как правило в шлеме, стандартной военной тунике и обуви. Из защитного вооружения на них было, пожалуй, лишь нагрудное зерцало.

Тяжелая пехота была представлена копейщиками-щитоносцами (sāb arīti), носившими часто ламеллярную, то есть чешуйчатую, броню. В некоторых случаях, например еще во время походов Салманасара III, чешуйчатыми доспехами снабжались плотные порядки пехотинцев-лучников, не имевших при себе щитоносцев.

Судя по изображениям, тяжеловооруженный щитоносец-копейщик и лучник нередко составляли тактическую единицу — боевую двойку. Лучник вел обстрел противника, а щитоносец-копейщик обеспечивал прикрытие, при этом они не прекращали методичного движения вперед и делали все очень слаженно — сказывались бесконечные учения, опыт и чувство плеча. Согласно приказам командиров, пара могла остановиться либо, наоборот, ускорить движение вперед. Приказы передавались звуковыми сигналами; для ориентировки во время боя использовались также боевые штандарты. Применение боевых двоек в конечном счете позволяло ассирийцам держать врага на довольно приличной дистанции выстрела лука, сохранять при этом мобильность и владеть инициативой. В комбинации со щитоносцами и лучниками выступали синхронно и ассирийские пращники.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Колесницы

Новое сообщение ZHAN » 07 авг 2023, 12:51

Все большее внедрение в начале I тысячелетия до н. э. конницы заставило иначе использовать колесницы.

Уже с середины II тысячелетия до н. э. колесницы, как было замечено, снабжаются не только традиционными луком и парой колчанов, но и тяжелым колющим копьем; с IX века на коней стали надевать налобник, нагрудник и защитную попону. Царские боевые колесницы Салманасара III, помимо традиционных колесничего (mukil appāte) и «первого» в колесничной команде (mār damqi), получают третьего члена экипажа — щитоносца (tašlišu) и становятся таким образом лучше защищены и способны на более плотное соприкосновение с пехотой противника.

Против пехоты врага ассирийские колесницы продолжают действовать при содействии легких щитоносцев и лучников. Преследуют сломленного врага совместно с колесничными упряжками конные пары. Не исключено, что миссию добить врага отдавали полностью на откуп конникам.

Ко временам Саргона II конструкция колесниц стала массивнее. Колесничные упряжки все больше действуют в сражении не с пехотинцами, а вместе с всадниками. Позже колесницы еще были увеличены в размерах и стали нести экипаж из четырех человек, что еще больше усилило их пробивную мощь.
Изображение

Рельефы времени правления Ашшурбанипала показывают квадриги с основательно защищенными конями, в колеснице стоят четыре человека: лучник, возница и два щитоносца. То есть, по сути, пехотная подмога пересела в кузов. Понятно, что такая мощная колесница уже может действовать на поле брани самостоятельно.

Тем не менее основную роль начинает играть кавалерия, и Саргониды все меньше интересуются колесницами в качестве военных трофеев.

Колесничные кони в походе шли шагом. Перед битвой колесницы разворачивались и образовывали длинный фронт в одну или две шеренги с интервалами 40—60 метров, что необходимо было для эффективной стрельбы. Сначала кони шли шагом, затем переходили на рысь; сближаясь с врагом, возничие переводили их в галоп; при приближении противоборствующих строев друг к другу начиналась перестрелка, после чего колесницы разъезжались в противоположных направлениях, чтобы развернуться и начать новую атаку. В результате встречной атаки та из сторон, у которой быстрее сдавали нервы, поворачивала назад.

Как считают исследователи, сражение могло включать несколько (порядка двух-трех) встречных колесничных атак, в течение которых отдельно взятый колесничный лучник мог истратить весь запас стрел (воин со средней подготовкой выпускал 6-7 стрел в минуту, хорошо подготовленный — 10—12 стрел).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Конница

Новое сообщение ZHAN » 08 авг 2023, 12:15

Стоит, пожалуй, присоединиться к мнению, что кавалерия ассирийцев являлась первой массовой искусственно созданной конницей.

Увеличение территории и протяженности границ Ассирийской империи проходило параллельно с нарастанием экономического потенциала. С одной стороны, необходимо было найти эффективное средство контроля огромной разноландшафтной территории. Таким средством и оказалась конница.

С другой — ресурсы и технологии уже позволяли комплектовать целые подразделения кавалеристов, защищенных железными чешуйчатыми доспехами, вооруженных копьями и стрелами с железными наконечниками. Всадник сидел уже на крупной лошади — давал себя знать процесс селекции и отменное питание животных. Такой кавалерист представлял собой серьезную силу, по пробивным возможностям равную, к примеру, легкой колеснице, но значительно более дешевую.

Влияли и внешние факторы: расширяя свои пределы, империя неумолимо сталкивалась с кавалерией номадов, будь то на севере или на востоке, и должна была противопоставить ей равную по возможностям мощь — то есть все ту же кавалерию.

Ассирийцы делили лошадей по функциональной принадлежности — под колесничную запряжку и верховых. Вторые ценились больше.

Лошади были государственным имуществом, но в мирное время содержались — хотя и с помощью государства — самими кавалеристами и колесничими в местах их проживания. Подобно людскому контингенту, лошади также проходили процедуру смотра. Происходило это, как правило, в течение марта—мая, чтобы к июню — сезону походов — была достигнута полная готовность. В каждую провинцию для проведения сбора лошадей центр высылал двух служащих вместе с заведующим конюшнями. Пункты сбора, называвшиеся «пиррани», располагались в Ниневии, Дур-Шаррукине, а также на территории казарм в Кальху.

Как мы уже знаем, с сочинением, посвященным митаннийской подготовке лошадей, ассирийцы ознакомились еще во II тысячелетии до н. э., а к началу I тысячелетия местные коневоды составили свои комментарии к нему, касающиеся, в частности, снаряжения верхового коня.

Большое значение ассирийцы придавали дрессировке лошадей. Их акклиматизировали и готовили к движению различным аллюром. Тренинг начинался осенью. Происходил он как на свободном поле, так и на специальных площадках — ипподромах со скаковой дорожкой, ограниченной барьером и имевшей по длинной прямой 300 метров, по короткой — 150 (или 240) метров. На одном и том же ипподроме готовили как верховых, так и колесничных лошадей.

Архивы из Ниневии повествуют, что царские конюшни получали в среднем 100 новых лошадей ежедневно. Все, что связано было с кавалерией и обеспечением армии лошадьми, замыкалось при Саргоне II на вельможе Набу-шуму-иддине, который постоянно рапортовал царю о том, сколько, откуда и каких лошадей прибыло, и спрашивал, как ими распорядиться далее. Через него проходило и снабжение кавалеристов всем необходимым.

Территория Урарту и прилежащих областей была одной из главных целей походов ассирийских царей-военачальников не в последнюю очередь потому, что здесь обитали племена, разводившие табуны. Славились лошади из области Суби (восточное побережье озера Урмия). И кстати, именно применение кавалерии помогло Саргону II нанести решающее поражение урартскому царю Русе в 714 году.

Первые конные подразделения Ассирии — всадники-копейщики и всадники-лучники, появились в IX веке до н. э., в правление Тукульти-Нинурты II или чуть ранее. По крайней мере, судя по рельефам на Балаватских воротах, уже в середине IX века в сражении вкупе с колесницами действуют конные пары, очевидно представлявшие собой вспомогательный род войск (поддержка колесниц, преследование разбитого противника и т.д.). Каждая такая пара верховых воинов состояла из копьеносца и лучника, первый держал при этом повод и своего коня, и коня стрелка. Таким образом, кавалерийская команда строилась подобно колесничной: возница преобразился в копейщика со щитом, который защищал лучника и управлял своим конем и конем напарника; что до лучника, то можно сказать, что он лишь пересел с колесницы на лошадь. Упряжь при этом поначалу сохранялась колесничная. Поэтому исследователи видят в такой кавалерийской паре переходный этап развития от колесницы к всаднику. В ряде случаев копьеносец спешивался и выступал в качестве пехотинца. Эти всадники использовали довольно неудобную посадку, из-за чего во время галопа наездник соскальзывал на круп.

Однако кавалерийское дело не стояло на месте, и вторая половина VIII — первая четверть VII века ознаменовались рядом продуктивных новшеств. Уздечка стала плотнее прилегать к голове лошади, для защиты которой чаще стали использоваться кожаные ошейники; в употребление вошли тяжелые кисти-наузы, с помощью которых повод фиксировался на шее лошади и руки освобождались для стрельбы.

В целом при Тиглатпаласаре III кавалерия окончательно оформилась в самостоятельный род войск. Сначала она нуждалась в поддержке легкой пехоты, но затем довольно быстро обрела самостоятельность — особенно после того, как поменялась посадка конника. Он уже мог одновременно управлять животным и сражаться — часто всадник вооружался сразу копьем и луком. Кавалеристы действовали врассыпную и в сомкнутом строю.

Можно задаться вопросом: а могла ли ассирийская конница разомкнуть ряды пехоты противника? Чтобы ответить на него, посмотрим на свидетельства — рельефы и письменные источники.

На рельефах кавалеристы копьями до двух метров в длину поражают поверженных вражеских воинов. Однако в то время у ассирийских кавалеристов не было ни стремян, ни седел, что ставит под сомнение эффективность фронтальной кавалерийской атаки. Не было у ассирийских кавалеристов и рубящего оружия, необходимого в ближнем бою. Находки ассирийских мечей редки, и они составляют в длину порядка 35—45 сантиметров — это не намного больше, чем у кинжалов. Эти мечи явно не могли прорубать сверху вражеские доспехи.

Таким образом, ассирийскую конницу тяжелой не назовешь. Но была ли необходимость в тяжелой коннице? Ведь такого явления, как классическая античная фаланга, на Востоке не было. Ближневосточные войска были экипированы легче гоплитов, и у дисциплинированной ассирийской конницы все-таки, наверное, была возможность рассеять передовые ряды противника.

Возможно, в каких-то случаях во время битв имели место таранные удары, но это происходило нечасто. Ассирийские кавалеристы не таранили фронт противника длинными копьями, но им было по силам «взрезать» его, стремительно приблизившись на минимальное расстояние, обстреляв из луков, а затем метнув дротики или применив длинные копья. Собственно, и на рельефах часто можно видеть ассирийских всадников с небольшими копьями и луком со стрелами за спиной.

Но скорее всего, ассирийская кавалерия в большинстве случаев обрушивалась не на фронт, а на фланги противника. Можно предположить, что, прорвав защиту и при этом израсходовав метательное оружие, всадники спешивались и пускали в ход мечи.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Каллабу

Новое сообщение ZHAN » 09 авг 2023, 12:20

Черты пехоты и кавалерии соединяла в себе часть цаб шарри — вспомогательные войска каллабу (kallābu).

По степени вооруженности они соотносились со средней или легкой пехотой.

В круг их полномочий входили прикрытие тыла и обоза, разведка, сопровождение гонцов или доставка депеш; они могли задействоваться и на какое-нибудь экстренное строительство. В силу того, что ряд функций (разведка, отправление сообщений и т. д.) требовал мобильности, воины каллабу часто передвигались верхом.

В древнеассирийских текстах имеются упоминания должности раб каллаби — командующего подразделением легкой пехоты.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Доспех

Новое сообщение ZHAN » 10 авг 2023, 11:05

Доспех ассирийского воина состоял из связанных между собой или нашитых на кожу пластинок. Специалистами отмечена еще одна интересная деталь:
«...на ассирийских рельефах часть верхней половины доспеха, особенно облегающая руки, представляется составленной из более мелких пластин, что обеспечивало большую подвижность и гибкость»
[Литвинский Б. А. Храм Окса в Бактрии]

Чешуйки ламеллярного доспеха производились из бронзы и железа. Железные пластины имели лучшие защитные характеристики и легче чинились, однако железный доспех был тяжелее, к тому же в нем было жарче, чем в бронзовом. Большое количество чешуйчатых доспехов, практичных и дешевых, хотя и с невысокими защитными свойствами, производилось из кожи — кожаные чешуйки в них нашивались одна на другую.

Если в правление Ашшур-нацир-апала и Салманасара в чешуйчатые доспехи были одеты преимущественно члены колесничных команд и лучники при штурме крепостей, то со времен Тиглатпаласара их носили представители всех родов войск — пехотинцы, колесничие, всадники. Судя по всему, ламеллярный доспех, в комплекте с остроконечным (так называемым «ассирийским») шлемом носили военные регулярных соединений — у союзников ассирийцев такого типа экипировки не наблюдается.

Ассирийские военные, в отличие, например, от древних греков, носили не металлические поножи, а гетры и высокие сапоги на шнуровке. Преимущество прочных чулков над поножами было особенно ощутимо для всадников — они были легки и не ранили лошадь.

Доспехи для ассирийской армии изготавливались не только в самой Ассирии, но и в других местах — например, на территории современного Ливана.

Судя по рельефам времени Ашшурбанипала, лошадей также покрывали броней, состоявшей из нескольких полос наборных пластин и охватывавшей грудь и бока.

Шлемы ассирийских воинов, являясь производным от древнемесопотамских образцов, послужили, в свою очередь, примером для урартских и ахеменидских шлемов. Специалисты приводят разные классификации шлемов, мы же, не вдаваясь в детали, отметим, что существовали два основных типа — конические островерхие и шлемы с гребнем.

Первыми были экипированы воины регулярной армии, вторыми — ауксилиарии (куррейцы, итуэйцы, фригийцы, урарты). Естественно, бывали и разные «гибриды». Железные шлемы носили элитные отряды, прочие служивые обходились бронзовыми.

Часть шлемов, судя по рельефам, снабжалась нащечниками, которые применяются со времени Тиглатпаласара III и были позаимствованы, скорее всего, у урартов. Имелся и подшлемник из кожи или тканой материи.

Применявшиеся ассирийскими воинами шлемы (в большей части их фрагменты) в наши дни можно увидеть в Британском музее, музее Метрополитен, некоторых музеях Германии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Оружие

Новое сообщение ZHAN » 11 авг 2023, 11:31

Позднеассирийские копья снабжались бронзовыми или железными наконечниками, которые могли быть разной формы. Археологами таких плохо сохранившихся наконечников найдено несколько десятков. Они втульчатые и сделаны из железа (в отличие от образцов бронзового века — произведенных из бронзы и крепившихся к древку посредством «язычка»). Многие наконечники не имеют на втулке ни кольца, ни заклепки для закрепления на древке. Видимо, ассирийские оружейники насаживали накаленный наконечник на древко, и втулка, остывая и сжимаясь, крепко его охватывала.

Воины-копейщики (sāb arīti, nāš asmarē) имели при себе, кроме копья, меч и щит. Применяли копья и конные воины. Поначалу были распространены сравнительно короткие копья, однако где-то со времени Саргона II большинство конных воинов были вооружены длинными копьями — для более плотного соприкосновения с противником.

С начала I тысячелетия до н. э. на Ближнем Востоке наблюдается массовое распространение меча. В арамейско-позднехеттских государствах Северной Сирии приобретают популярность мечи длиной 70-90 сантиметров. Но находки ассирийских мечей редки, и, как уже говорилось, они незначительно превышают длиной кинжалы. Большинство найденных ассирийских мечей — из железа.

Самым массовым клинковым оружием, одним из главных видов оружия ближнего боя в Ассирии, как и на всем Древнем Востоке того времени, был кинжал. Кинжал использовали для добивания врага и отрезания какой-либо части его тела — в качестве трофея. Длинные кинжалы-мечи в начале I тысячелетия до н. э. носили, как правило, на широкой портупейной перевязи через плечо, бронированной металлическими бляшками, служившими и защитой и украшением. Оружие также затыкали за пояс.

Лук стрелял в среднем на расстояние в 250 метров. Было два типа луков: менее хлопотные в изготовлении большие простые луки, применявшиеся пехотой (наравне, впрочем, с композитными) и малые сложносоставные, используемые колесничими и кавалерией. Использовали изготовляемые в государственных мастерских стрелы с железными наконечниками.

Пращники пользовались специальными ядрами, а также, вероятно, заостренными снарядами, посылая их на расстояние более 200 метров. Как пользовались пращой, хорошо видно на рельефе, посвященном взятию Лахиша.

Булава являлась неотъемлемой частью паноплии офицера — это был символ его властных полномочий. Это оглушающее оружие было весьма кстати, когда требовалось взять врага живым.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Щиты

Новое сообщение ZHAN » 12 авг 2023, 10:24

Щиты существовалили разных типов, что видно по многочисленным рельефам.

Эллиптический щит применялся уже при Тукульти-Нинурте II. На рельефах Ашшур-нацир-апала II встречаются небольшие легкие в обращении щиты прямоугольной и круглой формы. Последние довольно оригинальны — с выгнутыми краями и усеянные, как еж, мелкими умбонами. Видимо, происхождение свое такой экзотический вид ведет от щитов «народов моря» XIII века до н. э.

Пехотинцы VIII—VII веков отдавали предпочтение уже не этим маленьким «фехтовальным», а среднего размера (60—70 сантиметров в диаметре) и крупным щитам. Массово использовались большие коническо-выпуклые щиты, прикрывавшие бойца от шеи до середины голени. Изготовлялись они не из металла, а скорее из прутяной плетенки, обтянутой толстой твердой кожей. Подобным же образом (каркас из досок) производился и другой вид больших щитов — прямоугольные снизу и закругленные сверху. Видимо, подобную форму ассирийские оружейники позаимствовали у подданных фараона во время походов в Египет в VII веке.

Изготовлялись плетеные щиты разных модификаций — в рост человека и с отогнутым верхом, а также небольшие круглые. Большой плетеный щит имел загнутый верх в целях защиты лучника от навесного огня. Для перемещения палисадных щитов к лучнику придавался дополнительный пехотинец — щитоносец (sāb arīti), а в некоторых случаях — даже два. На реках отводились специальные участки под выращивание тростника для плетения щитов.

В заключение стоит сказать об уже отмечавшейся исследователями «интернационализации вооружения» на Ближнем Востоке во время ассирийского господства. Ассирийцы, с одной стороны, заимствовали многое у своих противников (шлем с гребнем и нащечники у урартов, фригийский шлем с гребнем и т.д.), а с другой, они определяли развитие вооружения всего ближневосточного региона, что приводило к унификации. Схожая техника производства, форма, мотивы украшений лишают нас возможности проследить происхождение того или иного предмета вооружения — был ли он произведен ассирийскими мастерами в самой Ассирии или ремесленниками где-нибудь в Сирии.

Кстати сказать, интересен сам по себе вопрос о ремесленниках-оружейниках в Ассирийской державе — ведь во многом благодаря их стараниям ассирийская армия главенствовала так долго на Ближнем Востоке. Любопытно было бы познакомиться с социально-этническими особенностями этой прослойки общества, с деталями их жизни и быта...
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Железная армия

Новое сообщение ZHAN » 13 авг 2023, 12:02

Затрагивая вопрос о вооружении ассирийских войск, отметим, что это была, прямо скажем, «железная армия». В том числе и потому, что широкое распространение в ней получили предметы из железа.

В IX веке до н. э. железо в Ассирии становится вполне обыденным металлом, оно импортируется в крицах и широко используется для производства оружия. В правление Ашшур-нацир-апала II и Салманасара III железо поступало в качестве военной добычи и дани из районов, прилегающих к Верхнему Евфрату.

При Салманасаре III железо начинает числиться среди металлов, получаемых державой в «бесчисленных количествах»; этому же владыке принадлежат слова:
«Острите железные мечи, покоряющие врага».
В центрах ассирийских столиц и царских резиденций следов выплавки и обработки железа не обнаружено. Видимо, «промышленные центры» располагались за их пределами.

Ассирийское войско было, пожалуй, первой армией, использовавшей железное оружие в массовом порядке. В Хорсабаде при раскопках одна из комнат-хранилищ явила собой огромный железный массив из 160 тонн (5600 талантов) металла, и это была лишь часть железопроизводства. Однако археологические находки железа в ассирийских городах (Ашшур, Ниневия, Нимруд, Хорсабад) относятся в основном ко времени не ранее VII века до н. э.

Из железа, следуя бронзовым образцам, производился целый ряд личного оружия, кинжалы, мечи, наконечники копий и стрел. Кое-что из этого оружия было в наше время подвергнуто металлографическому исследованию. Как оказалось, окончание одного из кинжалов было науглерожено, а наконечник одной стрелы произведен из кованого, малоуглеродистого железа. Разнообразные приемы применялись при производстве окончаний булав, доспехов и шлемов.

Описана находка железного чешуйчатого доспеха в Нимруде. Из раскопок в том же Нимруде исследованию подверглись две ламеллярные чешуйки из малоуглеродистого железа, прокованного при температуре около 600°С в каменной матрице для образования центрального ребра. Такой метод, видимо, экономил время и достигал единообразия чешуек.

Железные шлемы, более тяжелые, но в то же время лучше защищавшие, постепенно во второй половине VIII века до н. э. вытеснили бронзовые, по крайней мере в элитных ассирийских подразделениях; большее распространение получил и железный чешуйчатый доспех.

Элитные ассирийские войска носили отменные железные шлемы, сделанные из цельного куска металла, с бронзовыми инкрустациями, тогда как основная масса армии располагала более простыми в изготовлении шлемами, из нескольких кусков железа.

Наконечники копий и стрел, мечи, щиты и элементы доспеха также были из железа; железными для пущей эффективности зачастую делали и ударные части таранов.

Напомним интересный факт. Когда при раскопках в Хорсабаде обнаружили комнату с железными предметами (запасы цепей, гвоздей, кранов, крюков и т.д.), то оказалось, что «железо настолько хорошо сохранилось, что при ударе звучало как колокол». Многие из находок взяли для своего употребления арабы-работники.

При всех своих достоинствах (большая твердость и упругость, более широкое распространение руд) железо имело и недостатки.

Во-первых, технические «минусы» — большой вес, высокая теплопроводность, коррозия.

Во-вторых, технология железодобычи и железообработки не позволяла еще реализовывать все выигрышные качества этого металла.

Как следствие, многие предметы вооружения ассирийцы продолжали производить из бронзы. К таковым можно отнести щиты и шлемы. Ассирийский железный шлем весил более трех килограммов, тогда как бронзовый — 850—700 граммов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.След.

Вернуться в Ассирия

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1