Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Древняя Ассирия

Древняя Ассирия

Новое сообщение ZHAN » 15 июн 2023, 15:42

Дрееняя Ассирия — первая в истории империя. Она главенствовала над всем Ближним Востоком три столетия — с IX по VII век до нашей эры. Все это время военно-политической мощи ассирийцев, массово применявших железное вооружение, не было равных!
Изображение

Но почему Ассирийская держава считается первой империей? Как и когда она таковой стала? Почему именно она из заштатного северомесопотамского города-государства превратилась в мирового гегемона древности? В чем причины ее краха? Почему упоминание Древней Ассирии вызывает образ не политика, купца или философа, а скорее сурового, даже жестокого, воина? Что представлял собой древнеассирийский воин, как был налажен его быт, насколько массовым было железное оружие в ассирийской армии? И были ли эти ассирийские воины такими жестокими, какими рисует их наше воображение?

Специалистов, в принципе, волнуют те же вопросы, хотя интересуют и прочие. Что происходило в «темные века» ассирийской истории? Сколь велико митаннийское наследие в ассирийской культуре и военно-политическом устройстве? В чем заключалось культурное и военное взаимовлияние Ассирии и Урарту?

А кроме того, они изучают подробности протекания военных кампаний ассирийских царей, последние годы правления Ашшурбанипала, мидийский и скифский вопросы, выясняют, насколько точно произведения ассирийского искусства отражают реалии военного дела в Древней Ассирии, и так далее, и так далее, и так далее...

В попытке ответить на эти и многие другие вопросы автор собрал воедино имеющиеся данные и обратился не только к военно-политическим реалиям, но и к социальной, экономической жизни Ближнего Востока III—I тысячелетий до н.э. Насколько это получилось — судить читателям.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Древнейший Ашшур

Новое сообщение ZHAN » 16 июн 2023, 11:21

Ассирия, часть месопотамского региона, о которой и пойдет далее повествование, расположена в верховьях рек Тигра и Евфрата; она занимает территорию Верхней Месопотамии.

В древности здесь жили шубарейцы, или субареи, известные археологам по оставленной ими убейдской археологической культуре. В V—IV тысячелетиях до н. э. шубарейцы распространились на значительном пространстве от гор Центрального Загроса до Средиземного моря и Восточной Аравии. У них шумеры, видимо, позаимствовали какие-то знания по металлургии меди; долго оставались популярными на Ближнем Востоке и божества субарейского пантеона (Алалу, Кубаба, Забаба).

На рубеже IV—III тысячелетий до н. э. на территорию Ассирии пришли с юга племена семитов, гонимых на север разразившейся засухой. Прибывшие именовали себя «сыновья Ашшура», по имени своего верховного божества. Он был покровителем охоты, изображался в виде человека, вооруженного луком и стрелами. Впоследствии Ашшур становится богом войны. Именно он дал имя стране — Ассирия, а ее население составили потомки семитов, шумеров и шубарейцев, со временем смешавшиеся в один народ.

[О шумерском влиянии говорят руины храма Иштар в Ашшуре и найденные там вотивные предметы, раскопанные немецким археологом Андрэ.]

Где-то во второй половине III тысячелетия до н. э. они основывают город Ашшур, выросший из поселения скотоводов.

Стоит отметить, что и в эти незапамятные времена, и позже, вплоть до XV века до н. э., говорить об Ассирии как о неком единстве, о суверенной стране, не приходится. Ашшур, Арбела (современный Эрбиль) и Аррапха были в описываемое время абсолютно независимыми и порой соперничавшими друг с другом городами-государствами. Жители их даже поклонялись поначалу разным главным божествам: ашшурцы — богу мужского пола Ашшуру, обитатели Ниневии и Арбелы — женскому божеству Иштар. Скорее всего, это связано как раз с тем, что в свое время город Ашшур заселялся выходцами с юго-запада, в то время как другие два города были основаны какими-то общинами с востока, с гор.

Поначалу во главе ашшурской общины находились ишшакум и уккулум. Первый сосредотачивал в своих руках жреческую власть, а второй занимался вопросами судебного и административного характера. Одним из уккулумов был Итити, сын Якулабы, из Ашшура, оставивший богине Иштар посвятительную надпись, в которой говорится о завоевании Гасура, позднее известного как Нузи.

Изначально Ассирия занимала сравнительно небольшую территорию, и ее главным достоинством и источником благосостояния служило не столько сельское хозяйство, сколько расположение на важных торговых путях, которые вели от Средиземного моря в Месопотамию и далее на восток. За эти торговые пути (поначалу за участок Ниневия — Арбела — Аррапха) ассирийская община и вела неоднократные войны.

Ашшурцы торговали тканями и рудами. Ашшур был центром очищения серебряно-свинцовых руд. Богатая осведомленность ассирийцев в металлургии была обусловлена горным рельефом населяемой ими страны. Металлургические познания пригодились им в изготовлении оружия. Отметим здесь также, что ашшурский ном являлся «поставщиком важнейшего производственного и военного сырья эпохи бронзы — олова».

В начальный период своего развития Ассирия, имевшая сильных соседей, не обладала серьезным самостоятельным значением. Территория ее входила в состав державы Саргона Аккадского (XXIII век до н. э.), а затем попала под власть III династии Ура.

[Ашшурская община входила, очевидно, в одну из провинций Аккадской державы. Милитаризованное государство Саргона Древнего было своего рода «предтечей» Новоассирийской империи в плане административного устройства и централизации власти, да и по размаху оно было ей соразмерно.]

В эпоху III династии Ура наместничествами (одним из которых являлась и Ассирия) управляли назначаемые и сменяемые царем управители. Одним из таких наместников являлся некий Зарикум (Саррикум), оставивший древнейшую подлинную надпись из Ашшура, посвященную «ради жизни» урского царя Бур-Сина I (Амар-Суэ-на, 2045-2037 годы [здесь и далее — даты до новой эры]) богине Белат-экаллим.

Цепь военных поселений третьей династии Ура по верхнему и среднему течению Тигра (коих было не менее 90, в каждом гарнизон от 300 до 1200 воинов) была создана для сдерживания нараставшей угрозы со стороны хурритов. Общая численность войск Ура III в интересующем нас регионе могла составлять от 60 до 100 тысяч воинов. Племена же хурритов, обосновавшись в предгорьях северо-востока Месопотамии, смешались с оставшимся там шубарейским субстратом. Они позаимствовали многие слова шубарейцев, в том числе и личные имена, даже их земли переняли поименование Субарту.

На излете существования III династии Ура и после ее падения хурритские князья на какое-то время захватывают власть в Ашшуре. Ассирийские правители того времени, о которых нам известно, — это некие Ушпиа и Киккиа. Имена их, запечатленные в надписях храма Ашшура, являются, вероятно, шубарейскими. Хурритские правители придали жизни города новый импульс: отстроили уже упомянутый храм бога Ашшура и возвели новые городские стены. Ашшурский город-государство из провинциального центра крупных держав вновь превратился в суверенную страну.

Где-то около 1970 года бразды правления в Ашшуре захватывает династия из коренных аккадоязычных жителей общины, и последовавшие шесть столетий их правления, с небольшими перерывами, составили эпоху существования самоуправляющегося города-государства, сохранявшего политический суверенитет. Рядовые жители говорили и писали на аккадском языке. Ассирийские правители, по словам Й.Лессёэ, «подчеркивали освобождение от власти Южной Месопотамии, принимая имена, ассоциировавшиеся с традициями Аккадского царства».

По этой причине в перечне правителей появились Саргон (Саргон I Ассирийский) и Нарам-Син.

В правление Саргона I достигают расцвета малоазийские колонии Ашшура. Ассирийские купцы, имевшие свои фактории в Восточной Анатолии, наживались на посредническо-транзитной торговле, одну из основных статей которой составляли металлы. Дело в том, что Анатолия была богата серебром и медью, но не располагала оловом, имевшимся тогда на территории современного Афганистана. Осуществлялись также разного рода кредитно-финансовые операции.

Главнейшей базой ашшурских купцов в Малой Азии являлся город Неша (Каниш, совр. Кюль-тепе), вернее, торговая колония при нем. Последняя процветала со времени упадка III династии Ура где-то до 1800 года. Сам город Каниш находился под управлением древнехеттско-индоевропейской династии. Известны имена царей Неша того времени: Инар (1810—1790 годы) и его сын Варсама (1790—1775 годы).

В текстах колонии (всего найдено порядка 15 000 табличек) говорится о 22 торговых поселениях ассирийцев во главе с канишской факторией. Карум представляли собой большие колонии, вабартум — временные станы с военными гарнизонами. Развитие начатков военного дела Ассирии, видимо, как раз и было связано с транзитной торговлей, так как торговые караваны нуждались в вооруженном охранении. Действительно, в пути торговцы находились под охраной воинов реду — так, судя по всему, называлась обычная пехота.

Доставив олово малоазийским царькам и загрузив медь и прочие товары, ассирийские караваны в течение трех месяцев возвращались из Неша в Ашшур. Как отмечают специалисты, торговля медью приносила большую выгоду — чистая прибыль была до 200 раз выше цены товара в месте его первичного приобретения. Что касается олова, то за какие-то пятьдесят лет в Анатолию было экспортировано 80 тонн этого металла — достаточно, чтобы произвести 800 тонн бронзы. Как ни парадоксально, ассирийские поставки олова могли послужить в конечном счете гибели самих же ассирийских торговых колоний. По крайней мере, бронзового оружия для этой цели у своенравных малоазийских владык уже было достаточно.

Кстати, не исключено, что уже в это время некоторые железные предметы стали проникать в Ассирию благодаря купцам и агентам, наладившим торговую сеть в Малую Азию, которая снабжала железом со II тысячелетия всю ойкумену того времени. По крайней мере, известно, что правитель Пурушканды даровал царю Аниттасу, будущему создателю Хеттского царства, трон, покрытый декорированным железом, и железный скипетр. Хеттские тексты из Хаттусы (совр. Богазкёя) говорят нам о существовавших в этом городе мастерских-кузницах, где производились железные предметы — как культового и бытового, так и боевого назначения.

Город Каниш (слой II, 1920—1850 годы) был укреплен мощной стеной 2,5—3 километров в длину — она была крупнейшей на Ближнем Востоке того времени. Однако стены не помогли — в начале XVIII века до н. э. Каниш взял Питхана из города Куссар, кстати приходившийся дальним родственником несийскому правителю. Смена власти поначалу никаким образом не повлияла на жизнь ассирийской колонии, и Питхана, заинтересованный в поставках стратегически важных товаров, продолжал оказывать ей поддержку. Ситуация изменилась, когда его сын-наследник Анитта стал строить в Малой Азии свое строго централизованное территориальное государство со столицей в Канише — Канеситское царство.

Вернемся, однако, на просторы Ассирии. Со временем процесс консолидации политической власти набирал здесь силу, и на сцену выходят первые выдающиеся цари.

Подъем Ассирии начался с правления Пузур-Ашшура (1970—1950 годы), основавшего династию, господствовавшую следующие полтора столетия (1970—1809 годы) — до узурпации власти Шамши-Ададом. Большинство надписей этого времени — религиозного характера и о строительстве храмов, но есть и исключения. Так, известно, что правитель Ассирии Илу-Шумма (1920—1906 годы) организовал экспедицию в Вавилонию до города Дер. Очевидно, его целью было установление монополии на торговлю из Месопотамии в Анатолию, налаживание торгового сообщения с Эламом и обеспечение свободы от локальных тарифов на торговлю тканями и оловом. Осуществление этих целей привлекло в Ашшур поток товаров и способствовало началу широкой посреднической торговли с активным участием ассирийцев.

Преемником Илу-Шуммы был его сын Эришум I (1906—1867 годы). К его правлению относится храмовая надпись, взывающая к богу Ашшуру:
«...дай [царю] меч, лук и щит».

Таким образом, здесь мы сталкиваемся с упоминанием видов оружия, использовавшихся ассирийцами того времени. Эришум I усилил также стены Ашшура «...от Овечьих ворот до Людских ворот; я воздвиг стену выше той, что построил мой отец».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Сыны пустыни: разбойники и основатели царских династий

Новое сообщение ZHAN » 17 июн 2023, 11:47

Отдавая должное всем выше упомянутым ассирийским владыкам, нужно признать, что крупнейшей фигурой древнеассирийского периода является Шамши-Адад I (1824—1777). Кто же он такой, откуда происходил, в каких краях его корни?

Строго говоря, Шамши-Адада I нельзя причислять к чисто ассирийским царям, так как сам он был амореем (аморитом). Амориты начинают проникать в Месопотамию с падением III династии правителей Ура (2005 год). Дед Шамши-Адада — Йядкур-Эль, видимо, был аморейским правителем города-государства Заралулу — одним из множества крошечных военачальников, «полевых командиров» того времени. Отец Шамши-Адада — Ила-Кабкабу (Илахкабкабуху) был правителем города-государства Терка на Среднем Евфрате и постоянно воевал с Мари. По крайней мере, об одной крупной битве между их армиями известно точно:
«...множество воинов [Ила-Кабкабу] пало, но также погибло много воинов [царя] Йяхдун-Лима [из Мари]».
Вполне возможно, что сражение окончилось «вничью». Зато Ила-Кабкабу одержал победу в другой битве, завоевав город-государство Супрум, в дне пути от Мари.

Позже часть амореев осела на плодородных землях; остальные же амореи и прочие кочевые общности все так же населяли окружавшие степи и пустыни. В корреспонденции из Мари упоминаются три таких племени: хану, суту и бану йямина.

Хану проживали ближе всего к Мари. Им позволялось выпасать скот вдоль Евфрата, так как они периодически выделяли вооруженные отряды для службы в войске Мари и соседней Терки. При Шамши-Ададе и его сыновьях ханейцы даже служили при дворе. Правда, случались и срывы в обоюдных отношениях — хану временами грешили похищением скота, принадлежавшего дворцу, и уклонялись от военной службы.

Племя суту упоминается уже в текстах династий Исина и Ларсы. Позже оно не раз угрожало приевфратским городам, таким, как Яблия (на него планировали напасть 1000 сутиев) и Катна (2000 сутиев). Интересен еще и сам факт получения информации о грозящих нападениях. Видимо, власти Мари специально посылали горожан-шпионов в стан кочевников (благовидным прикрытием для этого могли служить торговые цели) или имели там осведомителей, чтобы выведывать развединформацию. Так, Й. Лессёэ приводит несколько выдержек из переписки марийского правителя Ясмах-Адада и некоего Тарам-Шакима. Вот одно из таких сообщений:
«Скажи моему господину: так говорит Тарам-Шаким, твой слуга. Инух-Либби написал мне следующее: “ [Вождь] Ишну-лум пересек [реку] у Маникиси по направлению к пустыне”. Каковы его намерения, я не знаю...»
Племя бану йямина кочевало вдоль Евфрата к северу, до реки Хабур. Какие-то группы этого племени обосновались поодаль на западе, образовав анклавы в районе Алеппо и Катны. Само название племени («сыновья правой [руки]», то есть «сыновья юга») может свидетельствовать о том, что оно происходит с далекого юга — из Аравии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ассирия при Шамши-Ададе I

Новое сообщение ZHAN » 18 июн 2023, 12:58

Появление Шамши-Адада на исторической сцене засвидетельствовано следующими строками:
«Шамши-Адад [I], сын Илу-Кабкаби: Во время Нарам-Сина [царя Ассирии] он пошел в Кар-Дуниаш. В правление Ибни-Адада Шамши-Адад выступил из Кар-Дуниаш. Он овладел городом Экаллатум [рядом с Ашшуром]. Он пребывал в Экаллатуме в течение трех лет. В правление Атамар-Иштара он выступил из Экаллатума. Он низверг [ассирийского царя] Эришуму [II], сына Нарам-Сина, с трона [Ашшура]. Он овладел троном [Ашшура]. Он правил как Царь [Ашшура] 33 года».
Изображение

Итак, ранние свои годы Шамши-Адад провел в качестве престолонаследника в Терке. Тут он воевал с прочими мелкими правителями, причем не всегда успешно. В эти годы между Шамши-Ададом и его могущественным соседом Йях-дун-Лимом марийским было заключено некое подобие мира. У молодого человека, однако, были опасения насчет Йяхдун-Лима. Последний, как нам известно, до этого воевал против отца Шамши-Адада — Ила-Кабкабу. Опасения нашего героя вскоре оправдались — Йяхдун-Лим начал военные действия и против самого Шамши-Адада, взяв в союзники Нарам-Сина из Эшнунны (в Ашшуре и Эшнунне тогда правили, видимо, два разных Нарам-Сина). В этой войне Шамши-Адад был разбит и выгнан с престола Терки в 1814 году, а его вотчину разделили между собой враги.

Наш герой ушел к своему дальнему аморитскому родственнику Апил-Сину вавилонскому (кстати, тот приходился дедушкой великому Хаммурапи). К Апил-Сину Шамши-Адад прибыл со своим аморитским отрядом, служившим ему в Терке. Вавилонский родственник был рад прибавлению военной силы и дал им землю на территории Кар-Дуниаш, что в Северной Вавилонии. Во время пребывания в Вавилонии Шамши-Адад проникся любовью к ее культуре и языку. В дальнейшем, уже в бытность царем, он приказал выбить собственную надпись, где вместо древнеассирийского диалекта текстов царей Ашшура, правивших до него, использовался вавилонский диалект.

Когда в 1812 году в результате внутреннего кризиса ослабел город Экаллатум, Шамши-Адад захватил его и воцарился в нем независимым правителем.

В 1809 (1810) году он захватил город Ашшур и сверг правившую до него ассирийскую династию, став, таким образом, новым ассирийским государем. Данный факт его биографии позволил позднее ассирийцам считать знаменитого воителя своим царем. Но это было столетиями позже. А пока было крайне необходимо придать хотя бы толику легитимности узурпированной власти.

В надежде найти религиозное оправдание своего вступления на престол Шамши-Адад декларировал, что на трон Ашшура его призвали великие божества Ану и Энлиль, являвшиеся защитниками царей. В Ашшуре он построил храмовый комплекс в честь бога Энлиля. Позднее, основав на севере Месопотамии, к западу от Тигра, новую столицу, он назвал ее Шубат-Энлиль — «жилище Энлиля».

Вскоре нашему герою удалось создать достаточно большую и боеспособную армию из профессиональных воинов и свободных землевладельцев. При формировании войска для похода в состав его включались только отборные бойцы; в числе их были воины постоянного царского полка (кицир шаррим) и ополченцы из общинников. Представителям прочих кочевых племен Шамши-Адад предпочитал ханейцев. Охрана царя состояла из евнухов храма богини Иштар. Они сопровождали его не только во время ритуалов в храме, но и на поле брани, в качестве наиболее надежных телохранителей.

Шамши-Ададу удалось не только отстоять независимость своих владений, но и совершить целый ряд завоеваний. Один за другим он захватывает северомесопотамские города в бассейне рек Балиха и Хабура, затем подчиняет себе наконец-то Мари (около 1810 года; сын Йяхдун-Лима, знаменитый в будущем Зимри-Лим, бежал в Ямхад) и часть западносемитских племен Среднего Евфрата.

Он вступает в союзные отношения с Каркемишем, но особенно тесно сотрудничает с сирийским городом Катной. Над этим городом-государством в те времена висела угроза как со стороны соседнего Ямхада, так и от кочевых племен и бандитствовавших шаек. Своих войск у Катны было недостаточно, поэтому ее правитель Ишхи-Адад, по сути, выступал в данном союзе в качестве вассала. В письмах он называл Шамши-Адада «господином», его сына Ясмах-Адада, за которого выдал дочь, — «братом». Внимая просьбам Ишхи-Адада, ассирийцы вводят свои войска в Катну (гарнизон из войск Шамши-Адада сменялся там в дальнейшем каждые три года).

В свете всех этих событий у нашего героя были веские основания декларировать свое влияние вплоть до берегов Средиземного моря:
«...Тогда, воистину, пребывая в своем городе Ашшуре, я получил дань от правителей Тукриша и царя Верхней Земли. Я, воистину, установил свое великое имя и свои памятные стелы в земле Ливана на берегу Большого Океана».
Державу Шамши-Адада его современники именовали старинным словом «Субарту».

На восточных пределах, где были расположены подвластные Шамши-Ададу Аррапха и Нузи, приходилось воевать с хурритами. За владение областями к востоку от р. Тигр Шамши-Адад соперничал с аморейской правящей династией из Эшнунны (рядом с современным Киркуком). С Вавилонией, где правил молодой тогда Хаммурапи (его дальний родственник), ассирийский владыка поддерживал дружественные отношения. Шамши-Адад и Хаммурапи в 1783 году вступили в союз, направленный против враждебной им Эшнунны, и захватили союзный Эшнунне город Рапикум. Завоевав город, и Шамши-Адад и Хаммурапи оставили там свои гарнизоны, а позже, по условиям союзного соглашения, он отошел к вавилонскому царю.

Свое царство Шамши-Адад разделил на две части: Ассирию и прилегающие восточные земли он отдал старшему сыну — Ишме-Дагану, а Мари — младшему, Ясмах-Ададу.

[Ишме-Даган — аккад. «бог Даган услышал (меня)»; Ясмах-Адад — амор. «бог Адад услышал (меня)». Если в Ашшуре и Экаллатуме царские имена писались в соответствии с аккадско-вавилонской традицией, то на западе, в Мари, Ясмах-Адад пользовался аморейской формой своего имени. Вероятно, среди прочих причин ему было важно таким образом продемонстрировать близость к местному населению.]

Помимо того вся территория была разделена на военные округа, которых насчитывается не менее четырнадцати. Административный центр каждого округа располагался в гарнизонной крепости (хальцум). Царские чиновники-администраторы, стоявшие во главе военных округов, периодически могли перемещаться Шамши-Ададом (или его сыновьями) с одной должности на другую. Начальник округа осуществлял общий контроль над деятельностью общинной администрации (ее Шамши-Адад счел нужным не трогать, да и в хитросплетения сложившихся до него земельных отношений он не влезал), доводил до нее требования и разнарядки царя. Уделом органов местного самоуправления было беспрекословно выполнять поступавшие сверху распоряжения.

Служащих царь набирал из лично преданных ему людей, не связанных с местной аристократией, храмами и общинами. Проблему рабочей силы Шамши-Адад решал во многом за счет захвата военнопленных.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Горцы турукку

Новое сообщение ZHAN » 19 июн 2023, 11:46

Последние годы правления грозного владыки были поглощены войной с горцами Загроса, а именно племенем (племенами?) турукку. Этноязыковая принадлежность турукку не ясна. Отмечают, однако, что среди них пользовались влиянием хурриты и многие из турукку носили хурритские имена. Не раз приходилось Шамши-Ададу вместе с сыном Ишме-Даганом выдвигать значительные войска, чтоб противостоять натиску воинственных горцев, тревоживших территории, находящиеся в сфере его влияния, и проникавших на исконно ассирийские земли. В голодные годы турукку перебирались из одной горной области в другую, при этом с жителями местных селений не всегда поступали гуманно:
«Деревня [...] -зури установила с ними дружественные отношения, но, несмотря на это, они убили каждого мужчину, жившего в этой деревне. Ее людей и имущество они забрали с собой».
Что самое опасное, турукку время от времени вступали в коалиции с другими врагами Ассирии. Например, с городом Каброй. Ассирийским войскам периодически удавалось нанести поражение отдельным туруккейским группам, но полная победа оставалась недостижимой.

Впоследствии под влиянием изменившихся обстоятельств (смерть Шамши-Адада, усиление Хаммурапи и Зимри-Лима) Ишме-Даган счел нужным пойти на союз с туруккейцами — его сын Мут-Ашкур был помолвлен с дочерью князя Зазийи.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Конец державы

Новое сообщение ZHAN » 20 июн 2023, 12:26

Династия Шамши-Адада постепенно хирела. Сам Шамши-Адад, которому было уже около шестидесяти, на исходе жизни поэтапно передавал бразды правления старшему сыну — Ишме-Дагану. После смерти Шамши-Адада он, как и планировалось, принял верховную власть.

Тем временем обстановка серьезным образом ухудшается. Территория державы стремительно сокращалась. Ясмах-Адад был свергнут (и, вероятно, убит) Зимри-Лимом.

[Ишме-Даган, видимо еше при жизни Шамши-Адада, был проинформирован об угрозе смены власти в Мари и планировал в скором времени организовать своему брату удел восточнее, с центром в некоем городе Ута. Успел ли Ясмах-Адад перебраться в свои новые владения или же все-таки пал в Мари жертвой мести Зимри-Лима — не известно.]

Затяжная борьба с турукку привела к тому, что ассирийцы были вынуждены вывести свои контингенты из ряда земель, таких, например, как Шушшара. На юге возрастало могущество Хаммурапи Вавилонского. Вавилон, который сначала сохранял лояльность Ассирии, вышел из повиновения.

Одним словом, Ассирия теряла свои завоевания, а вместе с ними свою гегемонию и значение торгового посредника. Торговые пути сместились южнее и теперь пролегали мимо ее пределов.

Ишме-Даган сделал все возможное, чтоб сохранить доставшееся ему государство. Мы уже знаем, что он пошел на союз с князем турукку. Ему удалось также установить кратковременный альянс с Эшнунной. Но этих мер было уже недостаточно, и, видимо, Ишме-Дагану пришлось все же признать верховенство над собой Вавилона. По кончине Ишме-Дагана Хаммурапи взял Ашшур и Ниневию (в 1757 году?) и полностью подчинил себе ассирийцев.

К каким же результатам привела военно-политическая деятельность Шамши-Адада I?

С одной стороны, в его правление политическая пальма первенства была отнята Северным Междуречьем у государств Южного.

С другой, как бы ни были велики его успехи, они носили временный характер, были обусловлены непомерным напряжением сил молодого царства и благоприятной внешнеполитической конъюнктурой.

Но в памяти древних ассирийцев годы правления Шамши-Адада остались как эпоха великодержавия. Благодаря ему Ассирия оказалась тесно связана с вавилонской культурой, ее шумерскими корнями. Позднее, когда в начале XIII века до н.э. по велению ассирийских царей «снова стали вырезаться различные надписи, в их основе лежал стиль, некогда введенный Шамши-Ададом, и использовался язык, который предпочитал он».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Темные века

Новое сообщение ZHAN » 21 июн 2023, 10:53

Последующие несколько столетий существования ашшурской общины словно покрыты мраком — в распоряжении исследователей не имеется практически никаких документальных свидетельств ее внутренней жизни или внешних отношений.

Скорее всего, после кончины Хаммурапи ашшурский ном постепенно возвращает себе независимость от Вавилона. Наследникам Хаммурапи было не до Ашшура — они потеряли Приморье, да к тому же отбивались от напора горцев-касситов, одна из династий которых в результате и завоевала Вавилонию.

Правителем — ишшиаккумом — вновь независимого Ашшура становится сын Ишме-Дагана — Мут-Ашкур, потомки которого держали бразды правления примерно до 1700 года, а затем эта династия была свергнута. Так закончился староассирийский этап существования Ассирии.

[Специалисты-историки условно выделяют староассирийский (XX-XVI вв. до н.э.), среднеассирийский (XV-XI вв. до н.э.) и новоассирийский (X—VII вв. до н.э.) периоды.]

После долгих лет смуты ишшиаккумом был провозглашен некий Адаси, и потомки его правили в Ашшуре и всей Ассирии последующие столетия.

В то же время происходит возрастание напряженности к западу от ашшурского государства. Возвышается Хеттское царство (Хатти), а между ним и Ассирией образуется царство Митанни, которое на протяжении нескольких последующих веков будет играть в регионе очень важную роль.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Хетты

Новое сообщение ZHAN » 22 июн 2023, 11:40

Хеттская держава была одним из сильнейших государств своего времени. Она занимала обширную территорию, охватывающую Центральную и Восточную Малую Азию, а также северосирийские земли. Для окружавших их народов хетты, несомненно, служили примером организации военного дела.
Изображение

Государство Хатти имело огромное по тем временам войско, которое комплектовалось из разных источников. В высший командный состав входили сам царь, его родственники и приближенные. Средний и нижний офицерский состав, а также рядовые солдаты формировали постоянную армию, которая на взлете Хеттской державы могла составлять несколько десятков тысяч человек [Маккуин приводит цифру до 30 тысяч человек (Маккуин Дж. Г. Хетты и их современники в Малой Азии]. Каждый район в пределах государства обязан был предоставить в армию определенное количество рекрутов. Постоянные войска были расквартированы в военных казармах и могли быть «поставлены под ружье» в любой момент времени. Жили они за казенный счет. Пополнялась регулярная армия и военнопленными.

У прежних ближневосточных владык имелись, конечно, постоянные контингенты, но не в таких больших количествах. Хронологически хеттская военная машина была современницей набиравшего силы Среднеассирийского государства, которое старалось заимствовать ее достижения. Существовала также практика использования резервистов, которые представляли нечто среднее между постоянными войсками и ополчением. Резервисты привлекались на срок ведения каких-либо кампаний. Царь давал им землю, на которой они жили со своими семьями и занимались своими делами, но при первом же зове владыки должны были влиться в армейские ряды. В случае необходимости мобилизовались силы ополчения. К армии также присоединялись войска царьков-вассалов.

Приступая к разговору о вооружении хеттов, сразу отметим, что оно в массе своей было бронзовым. Отдельные железные предметы вооружения являлись скорее исключениями из правила. Тяжелая пехота хеттов воевала длинными копьями, мечами и топорами. Для защиты использовались восьмеркообразные щиты (в неохеттский период вытесненные круглыми), однако иногда сражались без них, и тогда тело прикрывал чешуйчатый доспех. Легкая пехота вооружалась составными луками.

Широко известны хеттские колесницы, имевшие свою предысторию. Видимо, уже в конце XIX века до н. э. колесничное дело Анатолии, особенно Центральной Анатолии, по своему развитию опережало таковое у южных соседей; во всяком случае, в этом регионе наблюдалось значительное для рассматриваемой эпохи колесничное войско. Время шло, и в новохеттский период мы можем уже наблюдать армию, включающую несколько тысяч колесниц.

Для хеттов «колесницы представляли собой тяжелую наступательную силу, способную мощной организованной атакой прорвать и уничтожить оборонительные линии вражеской пехоты».

Для повышения «поражающей мощи» в колеснице размещали трех человек — возницу, воина с копьями для ближнего боя и воина со щитом, защищавшего всю колесничную команду. Для этого подходила как раз конструкция с осью посередине. На большой скорости, конечно, такие колесницы не были маневренны и часто переворачивались, зато в последующей рукопашной схватке (после спешивания) у хеттов оказывалось численное превосходство над противником.

Ассирийцы позже, особенно с развитием кавалерии, пойдут потому же пути, наращивая ударную мощь этого «танка» древневосточных армий. Очевидно, что как раз у хеттов в середине II тысячелетия до н.э. сыны Ашшура позаимствовали практику оснащения колесницы большим копьем на случай плотного соприкосновения с сомкнутыми порядками противника.

Дошедшие до нас хеттские тексты содержат немало сведений об организации военного дела, которые равным образом касаются Хатти и Ассирии: боевыми действиями вместо царя могли руководить его вельможи (например, виночерпий и т.д.), в царские войска массово включали военнопленных, практиковались внезапные ночные нападения на противника.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Хурриты. Митанни

Новое сообщение ZHAN » 23 июн 2023, 11:45

Что касается Митанни, то от самого этого государства, на долгие годы подчинившего Ассирию, практически не сохранилось письменных источников. Однако одной из составных частей Митанни была хурритская страна Аррапха, в провинциальном центре которой — городе Нузи — археологи нашли богатый хозяйственный архив (более 5 тысяч глиняных табличек). Среди документов имеются инвентари поступлений и выдач разнообразных составляющих военного снаряжения из дворцового арсенала.

Создателем государства Митанни (по-аккадски — Ханигальбат), как полагают некоторые историки, было одно из хурритских племен — маиттанне [Янковская Н. Б. Митанни и Аррапха]. Государство Митанни имело преимущественно хурритское население и, вследствие своего месторасположения, вело активную борьбу за Сирию и Верхнюю Месопотамию. Могущество Митанни в скором времени возымело свое действие, и эту державу признали равной себе Египет, Вавилон и Хатти. В переписке эти монархи называли друг друга братьями. Все они носили титул «великий царь». Какими бы никчемными ни были последующие правители этих государств, в частности Митанни, за ними сохранялся этот почетный, практически наследственный титул.
Изображение

Митаннийская держава делилась на несколько крупных областей. Области возглавлялись чиновниками шакин мати. Каждая область, в свою очередь, подразделялась на военные округа халыду, управлявшиеся назначаемым царем чиновником хальцухлу. В Аррапхе, к примеру, было не менее пяти военных округов: Уламмэ, Хурацина, Пакканте, Канари и Арцухина. Каждый из военных округов Аррапхи поставлял в ополчение более тысячи воинов. Центром округа являлась его укрепленная столица. Митаннийские города и административные районы управлялись хазанну — своего рода «мэрами». Район состоял из множества димати — поселений и поместий, во главе которых стояли местные низовые начальники бел димту.

Постоянные военные действия против Ассирии, Хатти, а также Египта привели к необходимости содержать в каждом городе и городишке гарнизон, составленный, в зависимости от обстоятельств, из ополченцев и профессиональных воинов в разных пропорциях. Каждый хазанну отвечал за безопасность и обороноспособность подведомственного ему района или города, хотя личное участие в боевых действиях от него, возможно, и не требовалось. Для защиты провинций дворец иногда высылал на места свои элитные части, в том числе колесничих-марианну. Из документов известно, например, о более 200 колесницах, расквартированных по четырем городам.

На поле боя митаннийское войско, включавшее как колесницы, так и пехоту, выстраивалось в построение, включавшее центр и два крыла. Тяжелой пехоты у митаннийцев, судя по всему, не было вовсе, а вот легкая была, и играла она вспомогательную роль. Кроме того, тексты периода раннего Митанни сообщают нам об осадной технике, применявшейся хурритами («хурритский таран»).

Боевые колесницы играли большую роль в армии Митанни. Широту их применения обусловило наличие степного ландшафта, позволявшего в полной мере использовать сильные стороны колесничных войск, а также развитое коневодство.

Исследователи отмечают, что «после образования в XVII в. до н.э. на территории Северной Месопотамии царства Митанни даже в районах сиро-палестинского региона распространяется особая привилегированная социальная прослойка колесничих — марианну».

Колесничный воин, заняв обе руки луком (имеются сведения о применении составного лука) и стрелой, уже не мог прикрывать себя щитом. В этой связи есть предположение, что чешуйчатый доспех (sariam), как логическое продолжение распространения сложного лука у колесничих, появился как раз среди хурритов. Напомним здесь, что хурритские земли, в том числе и Аррапха, вошли в состав державы Митанни. Так вот, при раскопках городка Нузи, что располагался в сердце Аррапхи (конец XV — начало XIV века до н. э.), в домах аристократии было найдено большое количество бронзовых пластин и даже часть чешуйчатого доспеха. Судя по табличкам из того же Нузи, на каждый доспех уходило от 680 до 1035 штук пластинок, причем 57—58 процентов составляли крупные, остальное — мелкие. Если чешуйки небольшого размера (51—64 на 25—36 милимметров) шли на изготовление доспехов для человека, то более крупные (42 на 105 миллиметров) могли входить в конский доспех.

Аррапха была соседом Ассирии, и вполне естественно предполагать, что уже в середине II тысячелетия до н. э. элитные части ассирийского войска активно использовали чешуйчатые доспехи.

Широко известно также древнее сочинение о тренинге лошадей митаннийца Киккули (вторая половина XIV века до н.э.). Данное руководство подготавливало животное к колесничной запряжке в течение семи месяцев. Этот этап следовал после первоначальной дрессировки лошади, приучения ее к упряжи и съезживания.

Опасаясь митаннийской агрессии, Ашшур в 1467 году установил дружественные связи с правившим тогда в Египте Тутмосом III, который как раз вел с Митанни ожесточенную войну. В ответ на это ханигальбатский царь Сауссадаттар произвел рейд на Ашшур, захватил город, вывез из него ворота, украшенные золотом и серебром, и отправил их в свою столицу — город Вашшуккани. В Ашшуре митаннийский царь оставил воинский контингент и своего «посланца», входившего отныне в ашшурский городской совет. Напуганные жители Ашшура до поры до времени затаились и не предпринимали никаких демаршей. Лишь около 1400 года ишшиаккум Ашшур-бел-нишешу принялся аккуратно восстанавливать ашшурские силы, начав с постройки новых стен города.

Если на востоке митаннийцам сравнительно легко удалось подчинить Ашшур, Ниневию и прочие города будущей Ассирии, то на западе ареной борьбы между хеттами, митаннийцами и египтянами становится богатая и обильная городами Сиро-Палестина. Политическая раздробленность этих территорий, разделенных на множество мелких царств, служила дополнительным соблазном для их захвата.

Хетты, в отличие от египтян, находились в непосредственной близости от границ Митанни. В результате появления общей опасности возникает союз между Египтом и митаннийцами, оформленный посредством брака между фараоном Тутмосом IV и дочерью царя Митанни Артатамы. Курс на союз с митаннийцами был продолжен и при следующем фараоне — Аменхотепе III.

Интересно здесь отметить следующий факт. Когда Аменхотеп III серьезно заболел, да так, что не помогли ни знахари, ни взывания к египетским богам, митаннийский царь Шуттарна отправил ему статую богини Иштар из ее храма в Ниневии. И произошло исцеление! Не вдаваясь в причины этого чуда, стоит предположить, что на египетской земле число почитателей ассирийской богини увеличилось, а интерес египтян к Ассирии сильно вырос.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Среднеассирийский период. Переход к экспансии

Новое сообщение ZHAN » 24 июн 2023, 10:53

После долгого периода мы снова встречаем свидетельства об Ассирии, теперь уже в так называемый среднеассирийский период. Именно в это время происходит новый подъем Ассирии, связанный с царем Эриба-Ададом I и его сыном Ашшур-убаллитом I. Страна в их правление не только восстановилась, но и принялась расширять свои пределы.

Встает вопрос, была ли экспансия инициативой лишь ассирийских царей?

Определенно можно ответить, что это были не только их чаяния. К прагматическим причинам территориального расширения можно отнести благоприятную внешнеполитическую ситуацию, а также рост населения, желание торговцев и иных экономически активных прослоек завладеть важнейшими торговыми путями в верхнем течении Евфрата и Тигра, получить доступ к необходимым ресурсам, в том числе к запасам олова. Необходимо было обезопасить себя от периодических вторжений диких горцев с востока; заодно неплохо было поживиться лесом, металлами и конями за их счет.

Одним словом, ассирийский владыка лишь осуществлял устремления всего «передового» ассирийского общества.

Не забыты были к тому же эпоха ассирийских торговых колоний и славные времена Шамши-Адада. Желание вернуть былое величие могло послужить идеологической основой экспансии. Ашшурская элита во главе с царем вынашивала мечту войти к «клуб» великих держав (Египет, Митанни, Хатти, Вавилон) и старалась делать все для этого.

В данной связи можно вспомнить всплески экспансии со схожими причинами и у соседей-соперников Ассирии — Вавилона, Элама, Наири-Урарту.

Ассирийская экспансия встретится позже с серьезными препятствиями и пойдет на спад, но затем этот процесс повторится, и земля Ашшура возродится как феникс из пепла. Взлеты и падения составляли пульсирующий ритм многовековой ассирийской истории. Вернемся, однако, к очередному ее подъему.

Уже Ашшур-надин-аххе II велел клеймить кирпичи надписью «Ашшур-надин-аххе, наместник бога Ашшура», отсылал послов к египетскому двору и получал от Египта экономическую помощь.

Эриба-Адад I, брат Ашшур-надин-аххе, определенно обладал талантом дипломата. Начав свое правление как вассал Митанни, он, воспользовавшись тамошней замятней, избавился от митаннийского контроля и перешел под кассито-вавилонское верховенство. Впрочем, скоро он освободился и от последнего.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ашшур-убаллит I и становление государства Ассирия

Новое сообщение ZHAN » 25 июн 2023, 13:03

Ашшур-убаллит, сын и наследник Эрриба-Адада, в своей борьбе с Митанни сначала попытался опереться на Египет.
Изображение

Соперники Митанни и хеттов — египтяне периода Нового царства — представляли собой серьезную военно-политическую силу. В своем военном деле они старались сочетать колесницы, тяжелую и легкую пехоту. Тяжелые пехотинцы действовали в плотном строю.

Жители долины Нила придерживались девиза «Лучшая защита — это нападение». Поэтому ставку они делали на предварительный массированный обстрел противника (как пешими лучниками, так и с колесниц) с последующим энергичным прорывом его передовых рядов.

Легкая пехота была представлена лучниками, пращниками и метателями дротиков.

В первой четверти XVII века до н.э. (ок. 1675 года, пограничная крепость Бухен) в Египте появляются колесницы. Боевые колесницы египтян отличались высокой маневренностью, но их слабым местом была недостаточная «огневая мощь» и незначительная защищенность экипажа, так как он составлял всего два человека.

Стоит отметить, что влияние египетского военного искусства на ассирийское навряд ли было значительным, таким, как, например, митаннийское, однако в ходе посольств ассирийские делегации могли наблюдать особенности египетской армии. Очевидно, тайком собирались и разведданные. Ассирийцы сравнивали египетские войска с митаннийскими и хеттскими и делали определенные выводы.

Ассирийский царь предпринял попытку наладить контакт с Египтом и послал в подарок фараону украшение из драгоценной ляпис-лазури, колесницу и двух белых коней. Но какого-то кардинального прорыва в налаживании отношений Ашшур-убаллиту I достичь не удалось, поскольку в дельте Нила считали главной угрозой для себя хеттов и главным помощником в борьбе с ними — хурритское царство Митанни. Тем не менее ассирийцы добились определенного успеха, поскольку египтяне повели с ними диалог и отправили в Ашшур послов; завязался обмен «подарками».

Вавилоняне вскоре вынуждены были признать, что у них нет реальных рычагов давления на своего северного соседа.

Одним из главных факторов, повлиявших на ситуацию в регионе, стало ослабление позиций Египта в правление Аменхотепа IV (Эхнатона). Митанни фактически лишилось поддержки, а самостоятельно оно уже не могло отстоять свою независимость. К тому же в царстве разразился династический кризис, которым умело воспользовались воинственные соседи.

Борьба развернулась между царями Артатамой II и Тушраттой. Победителем из этой схватки вышел второй, а Артатама вынужден был бежать. Именно на него и сделали ставку хетты и ассирийцы, объявившие Тушратту узурпатором. Царь хеттов Суппиллулиума вторгся в западные владения Митанни, а ассирийцы в союзе со страной Алзи помогли сыну Артатамы Шуттарне овладеть митаннийской столицей Вашшуканни.

Шуттарна в благодарность за помощь вернул в Ассирию ашшурские ворота, вывезенные в свое время Саусадаттаром. С зависимостью от Митанни было покончено.

После победы между союзниками разгорелась борьба за «митаннийское наследство». О полном уничтожении хурритского царства пока не было речи — вопрос стоял о том, чей ставленник его возглавит. Хетты делали ставку на сына Тушратты — Шаттивазу (он был женат на дочери Суппилулиумы), а ассирийцы — на Шуттарну. Для борьбы с хеттами у ассирийцев в тот период еще не было сил, а потому царем стал Шаттиваза.

Тем не менее Ашшур-убаллит удержал за собой и присоединил восточные районы Митанни, включая Ниневию. В его же правление, скорее всего, был разрушен широко известный город Нузи. Именно в это время
«номовое государство Ашшур превратилось в территориальное царство Ассирию»
[Соловьева С. С., Немировский А. А. Месопотамия во II тысячелетии до н. э.]

Если отец Ашшур-убаллита, Эриба-Адад, именовал себя царем лишь в частной переписке, то сам Ашшур-убаллит пользовался титулом «царь страны Ассирии» и в официальной переписке, и на печатях. Он претендовал на почетный титул «великий царь» (šarru rabû), каковым обладали лишь монархи держав-гегемонов Египта, Хатти, Вавилонии и Митанни. «Слабым звеном», за счет которого можно было войти в круг гегемонов, был Ханигальбат. Встав над ханигальбатскими царьками, ассирийский владыка автоматически становился «великим царем».

Как и прежде, царь соединял в своем лице полномочия ишшакку (жреческие и военно-административные функции) и укуллу (землеустройство, верховное представительство в совете общины). Но по мере территориального расширения значимость ассирийского владыки как военного предводителя общины обретает все больший масштаб, общинные же органы теряют свое влияние. Поначалу еще довольно малый, фонд царских земель постепенно расширяется; на царских землях сидят зависимые хупшу.

Усиление центральной власти, способной противостоять Митанни и Вавилонии, находит поддержку среди влиятельных кругов Ашшура во главе с городским советом. Ашшурский нобилитет, мечтающий восстановить контроль над торговыми маршрутами, стимулирует экспансионистские устремления ассирийских владык.

Кроме митаннийского, Ашшур-убаллит I добился больших успехов и на другом, вавилонском, направлении своей внешней политики.

Как мы помним, Вавилон находился под управлением царей горного племени касситов, захвативших здесь власть еще в начале XVI века до н. э. Ашшур-убаллит I выдал свою дочь Мубаллитат-Шеруа замуж за кассито-вавилонского царя Бурна-Буриаша II. Сын от этого брака — Караиндаш II стал царем Вавилона. Однако впоследствии он был свергнут в результате восстания касситов, недовольных союзом с Ассирией.

В ответ ассирийский царь захватил Вавилон и поставил на троне другого своего ставленника — Куригальзу II, сына Бурна-Буриаша II. По смерти Ашшур-убаллита неблагодарный Куригальзу попытался было вторгнуться в Ассирию, но был разбит при Сугагу, неподалеку от Ашшура, новым ассирийским царем Эллиль-нирари.

Помимо победы над вавилоно-касситским царем, Эллиль-нирари известен еще и как первый исторически засвидетельствованный ассирийский царь, совмещавший должность лимму.

Ассирийский институт лимму — ежегодно избиравшихся чиновников, ответственных за государственную казну, был введен еще в староассирийский период. Поначалу ассирийские правители в списки лимму не включались, это произошло с усилением роли царя. Его фигура была включена в число эпонимов — то есть тех, в честь кого получал имя какой-либо географический объект, народ, племя или временной промежуток.

Согласно канону эпонимов, царь при восшествии на престол выбирал из своего окружения людей, которые будут помогать ему в управлении государством — вести государственные и дворцовые дела. Эти избранные выполняли поочередно главные административно-государственные функции, причем каждый год главным должностным лицом государства назначался новый сановник. Именем этого человека текущий год и назывался. Ассирийский царь становился лимму в самом начале своего правления. Потом бразды управления переходили его команде. В новоассирийское время после царя вступал на эту должность главнокомандующий туртану, затем глашатай дворца нагир экалли, затем последовательно великий стольник раб шаке, великий камергер абаракку и наместник царя в стольном городе Ашшур. После этих фигур пост лимму занимали наместники царя в провинциях.

Как можно видеть, через эпонимат достигалась бесперебойная работа «кабинета министров». Царю же не надо было отвлекаться на всю трясину текущих дел, и он мог сосредоточить внимание на каких-то ключевых проблемах. Оговоримся, правда, что для слабого правителя такое отстранение от дел могло выйти боком, что и покажут последующие события...

На западе тем временем происходит очередная смена политической обстановки. Египет и Хеттское царство вступают в открытую борьбу, которая превращается в затяжную войну на истощение. Самым ярким событием этой войны стала знаменитая битва при Кадеше (1285 год).

Воспользовавшись тем, что у хеттов оказались связаны руки, независимость себе возвращают митаннийцы. В то же время обостряется борьба между ними и Ассирией. Царь последней, Арикденили, громит Митанни и выходит к среднему течению Евфрата. В правление этого царя появляются первые ассирийские анналы — жанр, представляющий собой описание походов и завоеваний царя по годам правления. Есть предположение, что ассирийские анналы возникли как подражание хеттским образцам.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Адад-нирари I

Новое сообщение ZHAN » 26 июн 2023, 10:55

Сын Арикденили, Адад-нирари I, усиливает внутриполитические и внешнеполитические позиции царской власти. Влияние городского совета Ашшура при нем падает как никогда прежде. Помимо традиционых должностей он состоит еще и в должности лимму. Он впервые после Шамши-Адада I принимает титул «царя множеств». В его распоряжении приличный по численности профессиональный военный контингент, оплачиваемый им же. Прибавим к этому силы ополчения — и при определенной предварительной подготовке можно переходить к решительным действиям.
Изображение

Активные экспансионистские предприятия ассирийцев на внешнеполитическом поприще приносят свои плоды. Адад-нирари захватывает столицу Митаннийской державы — Вашшуканни, доходит до Кархемиша. Видимо, об этих событиях сообщает следующая запись царя Адад-нирари I:
«Когда Шаттуара, царь Ханигальбата, восстал против меня и развязал военные действия, я, под руководством Ашшура, моего господина и союзника, и при поддержке могущественных богов, помогавших мне, захватил его и привел в свой город Ашшур. Я заставил его принести клятву [верности] и затем отпустил. Каждый год, пока он был жив, в мой город Ашшур приходила от него дань. После него его сын, Васашата, поднял против меня мятеж и развязал войну. Он отправился в Хатти за помощью. Хатти взял его посулы, но не оказал помощи. Могучим оружием бога Ашшура, моего господина, и при поддержке моих владык Ану, Энлиля, Сина, Шамаша, Адада, Иштар и Нергала, всемогущего из богов, наводящего ужас, я захватил его города Амасакку, Кагат, Шуру, Набулу, Шудухту и Вашуканну. Я захватил эти города, приобретения его предков, к тому же его дворцовую сокровищницу, и привез все это в мой город Ашшур».
Итак, как видно из надписи (и что подтверждено хеттскими источниками), Шаттуара, внук Тушратты, был разгромлен ассирийским царем и подчинился ему. Васашатта попытался с помощью хеттов отвоевать независимость, но у тех была тогда своя сумятица, и Митанни подвергается второму нашествию Адад-нирари. При таких обстоятельствах хеттский царь Хаттусили III согласился с титулом Адад-нирари «великий царь», то есть признал-таки его себе равным. Но точка в этом споре будет поставлена еще не скоро.

Адад-нирари все же не удалось добить Митанни, поскольку появились новые обстоятельства.

Во-первых, закончилась война между хеттами и египтянами. Мир между двумя великими державами был закреплен с помощью брака фараона Рамзеса II и дочери Хаттусили III. После этого и Египет, и особенно хетты обратили свое внимание на борьбу Ассирии и Митанни. Естественно, что они не хотели усиления Ассирийского царства и не желали дальнейшего его продвижения на запад. В результате в конце правления Адад-нирари Ассирия теряет Ханигальбат и соответственно опускается до статуса государства «второго эшелона». Следующему царю Салманасару I пришлось приложить немало усилий, чтобы возвратить мятежный осколок Митаннийской державы. Все это повторится и при Тукульти-Нинурте I.

Российский исследователь Александров на данный счет верно заметил, что
«для ассирийских царей Ханигальбат был необходим как подтверждение их великоцарского мандата, и всякий раз, когда он выходил из состава Ассирии, это воспринималось в Ашшуре прежде всего как угроза царскому престижу, как создание условий для перехода Ассирии в разряд второстепеннных стран; поэтому реакция ассирийцев на любую попытку восстановить независимость Ханигальбата была преувеличенно резкой».
[Александров Б. E. Титул sarru rabu в истории хетто-ассирийских отношений XIV — XIII вв. до н.э.]

Второй серьезной причиной ослабления ассирийской экспансии стало продвижение арамеев.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Арамеи, многочисленные как воды потопа

Новое сообщение ZHAN » 27 июн 2023, 12:14

Этот народ получил свое название от еврейского Aram — naharaim (то есть «земля между двумя реками» — Тигром и Евфратом). Для окружавших народов они были серьезным военным противником, прежде всего в силу своей многочисленности.

Появление воинственных полчищ арамеев стало серьезным вызовом для цивилизаций Древнего Востока. На первых этапах проникновения их удавалось еще сдерживать, как то имело место в случае, например, с Бит-Замани. Судя по всему, название «Бит-Замани» отражает какое-то племенное образование арамеев. Территория Бит-Замани была включена в ассирийские владения уже в начале XIII века до н. э.

Тогда же, собственно, и появляется первое упоминание названия «Бит-Замани» в ассирийских источниках. Судя по клинописным табличкам, найденным на одном из здешних поселений, оно относилось к широко распространенному тогда типу дунну — сельскохозяйственному производственному центру. Бит-Замани располагало несколькими такими дунну и соответственно являлось немаловажной житницей для Ассирии.

По мере того как ширилось арамейско-ахламейское проникновение, Ассирия теряла свои западные приобретения. Так что на какое-то время ее главной задачей стала оборона собственных границ:
«...Подобно воде потопа возросло число “домов” арамеян, они обобрали урожаи зерна, завоевали и взяли множество укрепленных городов Ассирии. Народ бежал в горы Хабрури, чтобы спасти свои жизни. Арамеяне забрали их золото, их серебро и их имущество...»
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Салманасар I. Проникновение в Наири, разгром Митанни

Новое сообщение ZHAN » 28 июн 2023, 12:52

Человеком, окончательно решившим митаннийскую проблему, стал царь Салманасар I. Именно в его правление начинается борьба ассирийцев за утверждение на севере, завоевание стран Урарту (Уруатри) и Наири. Впрочем, народы этих стран и сами нередко выступали в роли агрессоров.
Изображение

Племена обширной земли Наири, объединившиеся впоследствии в державу Урарту, населяли территории к северу от Ассирии. Помимо урартов на данной территории проживали лувийцы, протоармяне, хурриты и другие кавказские племена. Военные действия в данном регионе затруднялись для ассирийцев гористым характером местности, а также наличием у урартов большого количества крепостей.

В начале правления Салманасара I горцы совершили вторжение на территорию его царства. Однако эта попытка не только была отражена, но Салманасар даже перешел в контрнаступление. Он сообщает, что разгромил восемь стран Урарту и разрушил 51 поселение на их территории. Возвращаясь из похода, он разгромил также страну Муцацир и, используя колесницы, нанес поражение племенам кутиев.

В землях Урарту Салманасар создал ряд военных поселений, которые должны были стать опорными пунктами ассирийцев в регионе.

Двигаясь на запад, Салманасар I столкнулся с царем Митанни Шаттуарой II. Еще на излете правления Адад-нирари I его хеттский визави Хаттусили III смог отторгнуть у ассирийцев западную часть Верхней Месопотамии и восстановить там около 1265 года марионеточное Митаннийское государство. Салманасар вознамерился вернуть отнятые территории и по возможности добить Митанни.

Войско Ассирии выступило в поход, но поначалу дела у него пошли скверно: митаннийцам (во главе с самим Шаттуарой) и их союзникам (хеттам и ахламеям) удалось отрезать ассирийцев от воды в месопотамской степи, сухой и знойной. Однако сыны Ашшура вырвались из окружения, контратаковали и разбили врага. В плен попали 14 400 воинов противника, которых по приказу Салманасара ослепили. Территория Митанни окончательно была включена в границы Ассирии.

Надо отметить, что упомянутые события, помимо источников той эпохи, отражены еще и в археологических находках. В 1980-х годах западными археологами проводились раскопки среднеассирийской крепости на холме Телль-Саби-Абьяд, что на севере Сирии. Крепость (площадью 21 на 23 метра), служившая местом расположения местной ассирийской администрации и военного контингента, располагалась на вершине холма. Массивные крепостные стены из сырцового кирпича были 2,6—3,5 метра толщиной. Среди находок в крепости — несколько наконечников стрел, дающих наглядное представление об этом предмете вооружения в среднеассирийский период. Укрепление существовало во второй половине XIII века до н.э., сравнительно недолго и с перерывами. Основание его связано с установлением ассирийской власти в Ханигальбате при Салманасаре I, а упадок — с кончиной Тукульти-Нинурты I.

Схожее поселение находилось в 10 километрах к северу от описанного, далее располагалось еще одно... Как считают исследователи, речь может идти о целой цепи крепостей, призванных защитить западную границу только что расширившейся Ассирии.

В среднеассирийский период десятки тысяч хурритов было депортировано из родных земель и расселено среди ассирийцев. Политика ассимиляции оказалась удачной настолько, что спустя несколько столетий их потомки уже были органической частью ассирийского общества; по крайней мере, в новоассирийских источниках можно найти лишь несколько искаженных хурритских имен.

Борьба велась и непосредственно между ассирийцами и хеттами. Царь последних Тудхалия IV запретил своим подданным торговать с Ассирией, поддерживал враждебный ей касситский Вавилон и племена Наири. Пересекались интересы Ассирии и Хатти и в землях Исувы, где находились медные рудники.

В итоге при городке Нихрийя произошло открытое столкновение двух великих держав, и Салманасар разгромил войска Тудхалии IV. Вот что позже писал он о битве царю города-государства Угарит:
«Я, несомненно, одержал великую победу».
Одной из причин поражения хеттов явилось то, что их владыке изменили некоторые из его сирийских вассалов.

Впрочем, вскоре Тудхалия IV сумел остановить ассирийское наступление, вернуть земли по Верхнему Тигру и даже часть земель, входивших прежде в Митанни (около 1240 года).

В правление Салманасара, или около этого времени, складывается административная система Ассирийского государства — управление областями через «областеначальников» (bel pihati / bēl pāhete, в среднеассирийское время, возможно, hassihlu), начальников крепостей и старост городов и селений (rab ālāni). Кое-где сохранялись и местные династии правителей, подвластные ассирийскому царю. Эти полузависимые князьки и чиновники выкачивали доходы с вверенных им областей и местечек в казну дворца, но в ряде случаев им самим также доставлялись продукты (зерно, мука и т.д.) — на нужды вверенных им территорий.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Тукульти-Нинурта I и взятие Вавилона

Новое сообщение ZHAN » 29 июн 2023, 11:48

Ассирия продолжала усиливать свои позиции при сыне Салманасара — Тукульти-Нинурте. Царь Тукульти-Нинурта I покорил племена шубарейцев, а затем разгромил грандиозную коалицию стран Наири, куда входило, согласно его свидетельству, сорок царей. Успехам ассирийцев способствовало то, что враги с севера представляли собой рыхлую конфедерацию, а уповая на свои, как им казалось, неприступные горные крепости, становились удобной мишенью для поднаторевших в осадном деле ассирийцев.

Тукульти-Нинурта вел наступление и в Северной Сирии. В одном из рейдов на хеттское пограничье он, по его же словам, захватил в плен 28 800 хеттов. Однако этот успех носил локальный характер — Суппиллулиума II сумел отбить у ассирийцев Исуву. Южнее, от Ханы до Рапикума, ассирийский владыка вел беспрестанную борьбу с ахламейско-арамейскими объединениями.

Апогеем успехов Тукульти-Нинурты I стал захват Вавилона. Тамошний царь Каштилиаш IV попытался вторгнуться на территорию Ассирии, но был разбит и попал в плен; в результате контратаки ассирийская армия овладела Вавилоном. По случаю захвата Вавилона ассирийские авторы сложили целый эпос, а Тукульти-Нинурта I принял пышный титул, звучавший так:
«Царь сильный, царь Ассирии, царь Кар-Дунияша (то есть Касситского царства), царь Шумера и Аккада, царь Сиппара и Вавилона, царь Тельмуна и Мелахи, царь Верхнего и Нижнего моря, царь гор и широких степей, царь шубарейцев, кутиев и всех стран Наири, царь, слушаюший своих богов, принимающий тяжелую дань четырех стран света в городе Ашшуре».
Успешная деятельность Салманасара I и Тукульти-Нинурты I привела к тому, что Ассирия стала одной из сильнейших стран своего времени. Кто мог ему угрожать? Вавилон и хетты были разбиты, а Египет находился за тридевять земель и тоже переживал не самые лучшие времена. Однако, как это часто бывает, главная угроза исходила от внутренней нестабильности.

Давно уже Тукульти-Нинурту и его соратников тяготил дележ власти с ашшурскими олигархическими органами самоуправления. В столице двум этим сторонам было тесно. Поэтому, достигнув вершины могущества и обзаведясь достаточными материальными средствами, ассирийский владыка приступил к строительству для себя отдельной резиденции. Город-резиденция Кар-Тукульти-Нинурта вырос в трех километрах к северу от Ашшура. В новой столице царь возвел себе пышный дворец и ввел изысканный церемониал, обслуживавшийся многочисленными вельможами и прислугой. Все это благолепие требовало огромных средств, на которые тратилась львиная часть дани, собиравшейся в центрах международного обмена.

Новая столица оттянула на себя часть торговых потоков, раньше проходивших через Ашшур. Это добавило напряжения в отношения с ашшурской общинной верхушкой. Сюда же наложился негатив от последних поражений царских войск в Северной Месопотамии. Наконец в результате восстания в Вавилоне был провозглашен независимый правитель, и для многих в Ассирии это стало знаком, что боги отвернулись от их царя. В конечном счете Тукульти-Нинурта пал жертвой заговора знати и одного из своих сыновей, Ашшур-нацир-апала, был объявлен сумасшедшим, низложен, заключен в темницу, а затем и убит. На престол попытался взойти отцеубийца Ашшур-нацир-апал, однако его не признали. Вскоре вполне легитимно, но ненадолго воцарился другой сын Тукультй-Нинурты — Ашшур-надин-апал.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ассирия — Элам

Новое сообщение ZHAN » 30 июн 2023, 10:25

Внутренними проблемами Ассирии, начавшимися еще при жизни Тукульти-Нинурты, не преминули воспользоваться эламиты.

Согласно хроникам, эламитский правитель Кидин-Хутран II напал на третьего ассирийского ставленника на касситском троне — Адад-Шума-Иддина, ударив по городам Мараду и Исину. Так Кидин-Хутран попытался отомстить за былую потерю влияния, в том числе династического, на вавилонские дела.

Так как в самой Ассирии была тогда сумятица, ассирийцы не ответили Эламу. В борьбу с южным соседом следовало вступать подготовленным. Эламиты были способны собрать крупную, хорошо снаряженную армию, которая неплохо воевала. Можно вспомнить хотя бы их преобладание в Месопотамии в 1770-1764 годах, захват касситского Вавилона около 1150 года, тот факт, что впоследствии, в 721 году, Хумбанигаш остановит Саргона у Дера, или, наконец, захват эламитами Вавилона и пленение Ашшур-надин-шуми, сына Синаххериба, в 694 году.

Думается, в военном деле сыны Элама могли многое позаимствовать у шумеро-аккадских правителей. Дело в том, что во время третьей династии Ура как Ассирия, так и Элам (по крайней мере, Сузы) входили в подвластные ей территории. Сын Ур-Наммы, царь Шульги, уже точно контролировал Сузы.

Переместимся еще ближе по временной шкале. Письмо из Тель-Шемшары, датируемое 28-м годом правления Шамши-Адада (1785 год) или одним-двумя годами позже, сообщает, что «Шурухту, царь Элама», или, иначе говоря, суккалмах Ширук-ту, собрал армию в 12 тысяч человек в качестве помощи союзным войскам Ассирии, Эшнунны и, возможно, туруккейцев с Загроса, выступившим против гутиев, возглавляемых царем Индассу. Эламское оружие этого периода представлено широким кругом втульчатых топоров, наконечников копий и дротиков, наконечников стрел, кинжалов.

Что касается родов войск, определенно можно сказать, что в войске Элама была легкая пехота. При этом древние анналы и изображения не позволяют в полной мере судить, какие рода войск существовали у эламитов, какова могла быть их численность, что позволяло достигать успехов в войнах. Меж тем вполне естественно полагать следующее — для того чтобы взять такой город, как Вавилон, одной легкой пехоты и повозок с колесницами явно недостаточно.

Достоверно известно, что эламиты осаждали месопотамские города. Так, некоторые депеши от мариотского военачальника Зимри-Адду к своему владыке, царю Зимри-Лиму, дают живое описание осады города Хиритума эламитами в 1764 году. Эламские войска окружили этот город, защищавшийся войсками союзных тогда Мари и Вавилона, построили укрепленный лагерь и сооружали осадную насыпь, которая уже приближалась к стенам. На насыпь для противодействия осажденным планировалось вкатить две осадные башни, одну из которых защитникам удалось, однако, сжечь.

В этот период Ассирийское царство входит в фазу упадка. Великие завоевания подорвали его в общем-то ограниченные силы. В мире между тем происходили серьезные изменения.

Хеттская держава, долгое время определявшая политику на Ближнем Востоке, пала под натиском «народов моря». Для нас важно отметить еще и то, что падение Хеттской державы послужило толчком к свободному распространению технологии железа за пределы Малой Азии, в том числе и в Месопотамию. Воинственные переселенцы двинулись дальше на юг и вторглись в пределы Египта. Однако здесь они потерпели полное поражение в грандиозных битвах с армией и флотом фараона Рамзеса III.

В то же время усиливает свои позиции Вавилон. Ассирийцы отступают на север и теряют практически все свои завоевания на юге. Ассирийские цари, вплоть до Нинурта-апал-Экура, становятся марионетками в руках касситских царей. Лишь Ашшурдан I возобновил военные действия против Вавилонии и слегка «исправил» границу за Тигром в свою пользу.

В этот момент на востоке происходит новое стремительное усиление Элама, который в итоге окончательно разгромил касситскую династию и оккупировал Вавилонию. Борьбу против эламской оккупации возглавил некий вавилонянин Мардуккабиттаххешу, нашедший оплот в городе Иссине и основавший там новую династию.

Досталось от эламских войск и Ассирии — они около 1135 года захватили Аррапху и долину Нижнего Заба. Ашшурдан был низвергнут с престола. Сын его, Нинурта-тукульти-Ашшур, успевший поправить всего один год, поддерживал дружественные отношения с Вавилонией, где теперь правила II династия Иссина. Он даже вернул в Вавилон статую Мардука, в свое время увезенную оттуда Тукульти-Нинуртой.

Вскоре после всех этих событий к власти в Вавилонии приходит царь Навуходоносор I. Поквитавшись с Эламом и разгромив его в пух и прах, он совершил попытку вторжения в Ассирию, но царь Ашшуррешиши сумел его отбросить.

Как бы то ни было, все описанные выше события говорят о том, что в какой-то момент ассирийцы из агрессора превратились в объект агрессии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

ТиглатпаласарI. Через сонмы врагов — к берегам далеких морей

Новое сообщение ZHAN » 01 июл 2023, 11:37

Впрочем, как это уже бывало не раз, Ассирия смогла преодолеть все сложности и вскоре снова развернула широкомасштабную экспансию. Ее инициатором стал сын Ашшуррешиши — Тиглатпаласар I. Этот правитель обладал сильной волей и несомненными военными и административными талантами, которые смог реализовать на практике. Еще одной особенностью этого царя стало то, что он, возможно, первым из ассирийских правителей стал сооружать памятные стелы с описанием своих побед, что, конечно, облегчает исследование его внешнеполитической деятельности.
Изображение

Первым успехом Тиглатпаласара I стал разгром восточных мушков, живших к северо-западу от Ассирии и вторгшихся было на подконтрольную ей территорию Кадмухе.

Фрако-фригийское племенное объединение мушков корни свои имело на Балканах, но затем переселилось в Малую Азию и наряду с «народами моря» приняло участие в уничтожении Хеттской державы, разгромив Хаттусу. Спустя некоторое время мушки разделились на две ветви: часть из них осталась жить на реке Галис, в то время как другие, восточные мушки, в 1165 году захватили бассейн Верхнего Евфрата. Восточные мушки проникли в Западное Закавказье, где наряду с хуррито-урартскими и индоевропейскими племенами образовали древнеармянскую народность.

Тиглатпаласар похваляется, что разбил своих врагов, уничтожил 14 тысяч воинов, а 6 тысяч пленил. Пленные мушки были обращены в подданных Ассирии и расселены на тех самых кадмухийских землях, что они прежде пытались завоевать.

Возмущенные таким поворотом дел, кадмухийцы восстали, и Тиглатпаласар вынужден был обратить против Кадмухе свое оружие. На помощь к кадмухийцам пришли их соседи из страны Бабхи, но и в столкновении с ними Тиглатпаласар одержал убедительную победу. В дальнейшем ассирийский царь приложил все усилия, чтоб вернуть северные области, подчиненные когда-то Тукульти-Нинуртой, но позже отложившиеся и не платившие дань. Он повторно разгромил Кадмухе, разорил страны Бабхи и Хариа, нанес тяжелое поражение стране Хабхи в сражении у горы Хириху.

На севере, кроме прочего, Ассирия пыталась овладеть важным торговым маршрутом вдоль долин Верхнего Евфрата и Чороха, поблизости от которого были сосредоточены важнейшие места добычи меди, серебряно-свинцовых руд, а также, возможно, железа и золота. Здесь ассирийская держава вступила в очередной конфликт со странами Наири, которые объединились против нее в коалицию, включавшую войска 23 царей Наири и 37 царей других племен. Тиглатпаласар I нанес им поражение.

После этого ассирийцы дошли до южных берегов Черного моря. Так далеко на север им не удавалось забираться ни до, ни после. Из 23 царей Наири, которые были разбиты, 22 были помилованы и отпущены домой, а один переправлен в Ашшур, но затем также прощен.

Затем Тиглатпаласар I совершил поход в страну Муцру (Муцацир). Здесь, в сражении у горы Тала, он нанес поражение объединенному войску муцрийцев и куманийцев, после чего занял столицу Кумани — Кипшуну. По его приказу в ней были разрушены стены и башни, а представители 300 семей взяты в заложники.

Несмотря на столь значительные успехи, нельзя сказать, что ассирийцы сумели полностью подавить сопротивление стран Наири. Даже после тяжелых поражений те сравнительно быстро оправились и вскоре создали новую коалицию, в которую вошло 30 царей. Если верить свидетельству Тиглатпаласара I, их армия насчитывала 22 тысячи воинов (скорее всего, это преувеличение). В этот раз ассирийцы нанесли врагу еще более тяжелое поражение. Захваченные в плен цари Наири за непокорность были подвергнуты жестокому наказанию — продев в носы кольца, их как скот отправили в Ашшур.

Таким образом, ассирийские цари все активнее расширяли экспансию на север. Вполне естественным следствием этого стало возвышение Ниневии, располагавшейся к северу от Ашшура. Этот город становится второй столицей государства. Отстраиваются обветшавшие храмы, укрепляются крепостные стены. В Ниневию отовсюду везут железо, медь и драгоценные металлы, боевые колесницы, гонят быстроногих коней и тучные стада скота, пленных. Усиливается гарнизон, и Ниневия постепенно становится базой для походов на Наири.

Не меньшими были успехи ассирийского оружия на западе. Тиглатпаласар I завоевывает Сирию, а затем вторгается в Финикию, которая также покоряется ему. Ассирийцы рубят и вывозят из финикийских лесов драгоценный кедр. В ознаменование своих действительно впечатляющих побед Тиглатпаласар I выходит на корабле в Средиземное море. Египетский фараон, признавая могущество ассирийского царя, присылает ему ценные подарки, в том числе крокодила и бегемота для царского зверинца.

На юге ассирийцы захватывают Вавилон и Сиппар.
«Я выступил в страну Кардуниаш. Я завоевал города Дур-куригальзу, Сиппар Шамаша, Сиппар Ануниту, Вавилон и Упи, великую святыню страны Кардуниаш, а также их крепости. Я подверг их истреблению в большом количестве. Я захватил у них бесчисленную добычу. Я захватил вавилонские дворцы, принадлежащие Мардук-надин-аххе, царю Кардуниаш, и подверг их пожару. Дважды я выстраивал свои колесницы против Мардук-надин-аххе, царя Кардуниаш, и разгромил его».
Тиглатпаласар I добился успехов в войне с арамеями, которые к этому времени превратились в серьезную угрозу.
«Противостоя арамеям ахламу, я 28 раз пересекал Евфрат — это происходило дважды в год... Я привез их добычу и их добро в свой город Ашшур».
Эти кочевники Северной Аравии (обитавшие в землях между Джебель Бишри и Тадмором) вынуждены были двигаться на север, подгоняемые сильной засухой, превратившей их родину в непригодные для жизни земли. Ввиду их напора на границы государства ассирийский царь и вынужден был совершить такое количество походов.

Казалось, Ассирийская держава находится в зените могущества, но вскоре ситуация изменилась. Преемники Тиглатпаласара не смогли удержать завоеванное.

Около 1000 года арамеи-ахламеи прорвали ассирийский рубеж обороны по Евфрату и оккупировали почти всю Верхнюю Месопотамию. Возможно, они даже захватили Ниневию. Преемник Тиглатпаласара I Ашшурбелкала вынужден воевать со вновь вышедшим из повиновения Вавилоном и наседавшими на Ассирию племенами все тех же арамеев.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Месопотамское военное наследие

Новое сообщение ZHAN » 02 июл 2023, 15:51

Как мы увидели, Ассирии приходилось иметь дело с различными государствами и этносами. Соседние державы и народы, особенно те, кто обладал большим историческим наследием, оказали влияние на становление военного искусства у ассирийцев.

Межобщинные военные столкновения в Междуречье имели место уже в раннединастические времена, свидетельством чему, по сути, является возникновение обнесенных стенами городов — центров номовых государств. Помимо крепких городских стен каждое такое мини-государство, в том числе Ашшур, имело свое войско, по-аккадски — цабу.

Итак, что же представляли собой вооруженные силы Древней Ассирии на ранних этапах ее развития?

Вероятно, в самой глубокой, общинно-племенной, древности существовала лишь легкая пехота из ополченцев. Позднее армия стала подразделяться на две основные категории бойцов: хорошо вооруженные профессиональные солдаты (в том числе наемные) и ополченцы.

Регулярные войска состояли на постоянной профессиональной службе и получали за нее земельные наделы, большие, чем у обычных земледельцев; осуществлялась также оплата и прочими благами.

Тяжелая пехота могла образоваться в Ассирии уже в правление III династии Ура. Сражалась тяжелая пехота фалангой. Часть пехотинцев была вооружена длинными копьями и большими щитами (в строю они занимали первую шеренгу), а остальные имели на вооружении копья покороче и щиты поменьше.

Среднеассирийские изображения рисуют нам армию, составленную из пехоты и колесниц. Паноплия пехотинцев представлена разного рода оружием: лук со стрелами, кинжал, топор, небольшой щит.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Древняя Ассирия. Набор войск

Новое сообщение ZHAN » 03 июл 2023, 10:33

Войска в Ассирии, как и в прочих месопотамских государствах, набирались исходя из показателей тебибту — очередного смотра. Перед отправлением в поход людей собирали в каком-либо пункте сбора и пересчитывали. Рекрутам выдавали паек. Солдаты среди прочих процедур проходили ритуал культового очищения (tebibtu), во время которого их благословляли на битву.

Собственно, от термина «очищение» и происходит название всего процесса смотра.

Многие пытались как-то выкрутиться, избежать рекрутирования, и тогда их наказывали, иногда злостных уклонистов даже казнили и отрубленные головы показывали в назидание остальным.

К старейшинам некоторых общин приходилось обращаться несколько раз, чтобы они предоставили пополнение в армию царя. Одним словом, население не горело желанием идти в армию и отрываться от насущных дел.

Рекрутирование, судя по документам из Мари, проводилось военной бюрократией во главе с «секретарем армии». К каждому полку был прикреплен писец. Эти войсковые писцы хранили точные списки имен с указанием местожительства всех солдат; потом, при каждом новом смотре, из этих реестров составлялись списки годных к службе, а также убитых, раненых и дезертиров. Каждый деревенский глава был ответственен за процесс рекрутирования в своей деревне, чтобы квота по набору в его селении была выполнена.

Рекруты давали клятву верности именем почитаемого бога. После этого их имена записывались на глиняных табличках; один экземпляр оставался у полкового писца, а другой отсылался в центральный архив. Призванные на военную службу осматривались, и негодные для оной — больные и старые — отправлялись назад домой. Иногда солдатам разрешалось послать служить вместо себя замену.

Во время мира солдаты получали отпуск. Заводились специальные списки солдат-отпускников. Одна из месопотамских табличек об отпускниках перечисляет конкретных солдат по имени, называет их полк и места жительства; другая говорит, что 16 человек из 50 находятся в отпуске; в еще одном соединении было 25 человек в отпуске, а на службе присутствовало только 22. При начале боевых действий отпускники срочно возвращались в войско.

Нам мало что известно о комплектовании ассирийского войска до эпохи Шамши-Адада, но вот для его времени можно с уверенностью констатировать наличие двух компонентов — профессиональных воинов и всеобщего ополчения. Смотры войск организовывались и проводились при личном участии Шамши-Адада I с привлечением целых команд писцов:
«...нужно осуществить смотр войск и измерить поля... Пошли ко мне в Шубат-Энлиль Урсаманума вместе с надежными писцами [...], чтобы они могли работать (вместе с нами), проводя смотр (войск) и измерение полей».
По мере усиления Ашшура в среднеассирийский период пример хеттов и прочих соседей способствовал расширению системы комплектации войск. Войско Адад-нирари I, к примеру, состояло из трех основных категорий: 1) воинов, являвшихся держателями специальных дворцовых наделов;
2) общинников, несших среди прочих повинностей за свою общину еще и военную повинность илку;
3) царских людей, не имевших особых наделов (хупшу); последние, по крайней мере позже, служили только в обозе.

Крупные землевладельцы и рабовладельцы — граждане Ашшура к этому времени успели освободиться от повинностей, и если и служили, то в качестве военачальников или царских чиновников.

Набирались воины и из подчиненных и побежденных племен.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ассирийская армия. Организация и численность

Новое сообщение ZHAN » 04 июл 2023, 11:59

Точную структуру шумеро-аккадских армий, и ассирийской в частности, определить трудно, но можно сказать, что месопотамские армии делились организационно на подразделения разной величины; деление наблюдалось также в зависимости от функций, оснащения, подготовки и опыта.

Если начать с аккадской эпохи, то постоянная часть войска Саргона I Аккадского, 5400 человек, состояла из девяти «батальонов» по шестьсот человек, каждым из которых командовал «полковник». Ниже на военно-иерархической лестнице стоял офицер, командовавший двумя или несколькими юнитами в шестьдесят человек. Еще ниже располагались командиры подразделений численностью в шестьдесят и десять воинов. Общее количество человек в войске Аккада может оцениваться в цифру порядка 20 тысяч.

Продвинувшись на некоторое время вперед, мы застаем уже многие аморейские государства со своими чертами армейской организации. Основным руководителем войска был генерал (раби амурри). Генералы командовали полками числом в 500-2000 человек, при ориентировочном стандарте в 1000 человек. Тысяча была в те времена, видимо, наиболее крупной тактической единицей армии; один верховный военный из Караны, некий Ахам-арши, даже представлен как «командующий тысячей». Тысяченачальники, подчиненные главнокомандующему, встречаются и в текстах из Угарита. Далее, в месопотамских источниках упоминаются два полковника (шапиру цабим) в качестве помощников генерала. Генералам подчинялись капитаны (раб пирси), командовавшие подразделениями из 100 воинов. Каждый капитан имел ассистентами двух лейтенантов (лапутту). Упоминаются также 50 «знаменосцев» в полку из 1000 человек, соответственно по пять «знаменосцев» на сто человек. Возможно, они были кем-то наподобие сержантов, распоряжавшихся каждый 20 солдатами. Наконец, существовала должность капрала (буквально «надзиратель над десятью»), командовавшего десятью рядовыми. Военные функции выполнял и глава города — сугагу. Он был начальником крепости, отвечал за снаряжение и прокорм войск и иногда возглавлял войска в битве.

Надо сказать, что Саргон I Аккадский (он же Саргон Древний) располагал довольно мощной армией. У него под рукой, при дворце в стольном городе Агадэ, находилось 5400 человек, а ведь даже крупные города насчитывали тогда не более нескольких тысяч населения. Неудивительно, что у Саргона не было равных по силе противников.

В источниках II тысячелетия до н.э. численность армий варьируется от нескольких тысяч до 120 000 человек. Отметим, правда, что, например, Зимри-Лим намеренно в посланиях увеличивал численность своих войск в десять раз, дезинформируя таким образом вражеских шпионов. Крупнейшие города могли, видимо, выставлять порядка 20—60 тысяч человек; значительную их часть составляли люди, занятые в армейской инфраструктуре. Вообще же, численность средней армии в Месопотамии II тысячелетия до н.э. не превышала нескольких тысяч человек.

Армия Шамши-Адада I могла составлять порядка 10—20 тысяч человек, как свидетельствует одно из его писем сыну Ясмах-Ададу:
« [Один из моих служащих] произвел осмотр [кочевых наемников] Хана в лагере, и я выбрал 2000 человек, которые должны выступить в поход вместе с Ясмах-Ададом [царем Мари]. Все эти люди теперь записаны поименно на табличке... [Эти люди] отправятся с тобой, так же как и 3000 человек, [коих ты наберешь в Мари]... Всех людей, следующих с тобой, следует переписать поименно на табличке... Собери 1000 человек среди двух [кочевых племен. —?], 1000 человек среди [кочевников] Хана, 600 человек среди Упрапу, Йяриху и Амнану [кланов кочевнической конфедерации Йяминитов]. Подобрав здесь и там по 200—300 человек, смотря по обстоятельствам, собери 500. Твоих собственных слуг в количестве 1000 человек будет достаточно. Так ты наберешь 6000 человек. Что до меня, то я пошлю тебе 10 000 человек из земли [Ассирии]... Это будет сильный и хорошо снаряженный контингент. Кроме того, я написал в [союзное нам царство] Эшнунну. Из Эшнунны прибудет шесть тысяч человек. Эти [в совокупности] с теми [войсками, что ты наберешь, в целом составят] 20 000 человек, сильную армию».
[Постоянная армия Шамши-Адада (порядка 10 тысяч человек) делилась на отряды по 200 человек в каждом; большая часть постоянной армии, где-то 4 тысячи воинов, составляла столичный гарнизон.]

Как мы видим, великий царь, каким являлся Шамши-Адад I, считает свое войско сильной армией. Думается, обычно средней руки владыки имели возможность выставить намного меньшие контингенты. Наибольшую по тем временам армию — в 60 тысяч человек — Шамши-Адад сосредоточил якобы при осаде города Нурругума. Хотя, конечно, цифра довольно сомнительная — вряд ли для осады средней руки города требовалось собирать такое колоссальное войско.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Армейская иерархия

Новое сообщение ZHAN » 06 июл 2023, 11:16

Верховным главнокомандующим ассирийской армии был царь. Особу царя охраняла гвардия. В обязанности полководца, кроме чисто военного руководства, входил и ряд других дел. На ассирийского владыку возлагалась миссия обращения к богам за помощью родному войску.

[Круг лиц, уполномоченных на контакт с божествами, не ограничивался лишь царем. На службе в армии состояли прорицатели. Иногда от истолкования знамения прорицателями зависело то или иное тактическое решение: «Пусть прорицатели взвесят знамения и решат, и, в зависимости от появления благоприятных знаков, 150 воинов уйдут или 150 воинов придут».]

Имелись и более приземленные заботы. Необходимо было, к примеру, содержать и обеспечивать военачальников и офицерский состав. Без этого организующего звена никак нельзя было обойтись. Дело в том, что уже в староассирийский период практиковалось тактическое и стратегическое деление войска, что определяло существование довольно развитой военной иерархии.

[С военачальниками и офицерами, в принципе как и во все времена, возникали разного рода проблемы. Согласно Саггсу, отмечались конфликты между ними, даже попытки убийства одного военачальника другим.]

Все стратегические военно-политические вопросы Шамши-Адад также решал сам, на основании стекавшейся к нему развединформации. Информацию по западному направлению, особенно по пустынным областям вокруг Мари, аккумулировал и предоставлял младший его сын — Ясмах-Адад, по восточному, предгорному, направлению — старший сын Ишме-Даган. Позднее, во времена Саргонидов, на царевичей также будет возлагаться руководство разведсетью.

Структурно войско Шамши-Адада не сильно отличалось от армий других аморейских властителей. Во главе его стоял военачальник алик пани. Как уже сказано выше, крупнейшими армейскими подразделениями командовали генералы (раби амуррум / вакиль амуррум); рангом ниже располагался чин тупсар амуррум, он командовал войсками во время битвы, контролировал ведение документации по военнообязанным. Еще ниже на военно-иерархической лестнице стоял «капитан» (раби пирсим / вакиль ша хаттим), под началом которого состояло 200 человек. Офицер лапуттам командовал, видимо, порядка 100 военнослужащими. Подразделение в 10 человек подчинялось офицеру вакиль авилум (в Вавилонии — вакиль ушуртим).

Большую часть армии составляли рядовые. Было два типа военнослужащих: собственно военный, солдат и его замена таххашу. Из военных реду набирались достойные кандидатуры в ряды элитных частей берум, причем берум могли стать только полноценные граждане.

Своих служащих царь вознаграждал наделами, в том числе и из общинной земли; он также мог переуступить им доходы с так называемых «долей дворца» в рамках общины.

[Впрочем, не всегда подчиненным царя доставалось то, чего они желали. В таком случае раздосадованные военные чины жаловались своему владыке приблизительно следующим образом: «Ни зерна, ни поля не было мне назначено... Я не могу обрабатывать поле, я не могу питаться вместе с простыми воинами крепости. Я голодаю. Пусть мой господин назначит мне [что-нибудь]».]

Однако землей царь распоряжался не в качестве самодержца, а как верховный представитель ашшурской общины — укуллум. В царском дворцовом хозяйстве сосредотачивался основной военный реквизит, и его подчиненные периодически испрашивали выдать им то или иное вооружение по необходимости. К примеру, один из людей Ясмах-Адада попросил как-то выдать ему новую колесницу, поскольку прежняя, также полученная от царя, пришла в негодность.

Ассирийские владыки заботились и о рядовых воинах, что отражено в среднеассирийских законах, поддерживавших семьи служивых в их отсутствие:
«Если женщина отдана замуж, но ее мужа забрал враг, а свекра или сына у нее нет, она должна два года оставаться верной своему мужу. Если в течение этих двух лет у нее не окажется еды, она должна пойти и объявить об этом. Если она — приписная (??) дворца, то... (начальник??) ее должен ее кормить, а она должна работать на него. Если же она — жена хупшу, то его... (командир??) должен ее кормить, а она должна работать на него».
[Среднеассирийские законы. А. 45. Судя по всему, хупшу — это основная масса общинных крестьян, обязанных всеми повинностями и призывавшихся в ополчение. В Чикагском ассирийском словаре хупшу — одна из низших социальных прослоек, представители которой служили в армии в качестве застрельщиков и грубой рабочей силы. Часто упоминаются вместе с инженерными войсками. Неоднократно отмечены дезертирства и волнения хупшу ввиду их бедственного материального положения. Не исключено, что многие хупшу в новоассирийское время были посаженными на землю депортантами.]
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Рода войск

Новое сообщение ZHAN » 07 июл 2023, 11:59

Древнемесопотамская армия делилась на два основных рода войск — пехоту и колесницы.

Пехота

Основой древних армий, как правило, служила пехота. Применялось плотное построение, перед которым располагались застрельщики. Подобное тактическое разбиение было известно еще древним шумерам, которые строились фалангой глубиной в шесть копейщиков. Каждого копейщика прикрывал огромным щитом щитоносец. Видимо, здесь мы можем увидеть корни использования такой низовой тактической единицы, как боевая пара. Боевую пару — щитоносца и лучника — можно наблюдать на плакетке из Мари. Увидим мы ее активное использование и в новоассирийские времена.

Во времена Аккада и далее в аморейских государствах легкая пехота получает все большее распространение и составляет зачастую авангард войска. Авангард выполняет свой круг тактических задач и комплектуется из элитных войск, способных передвигаться на марше быстрее обычных солдат. Они сосредотачивались у цели раньше основного костяка армии, проводили разведку. Так, один текст гласит, что военачальник
«...вел головной отряд в тысячу человек и достиг Катуннан. Оставшиеся войска прибудут в Катуннан в боевом построении... Сила в три тысячи человек... соберется».
Судя по всему, разного рода спецзадачи могли выполнять как легкие, так и тяжелые соединения — все зависело от конкретной ситуации. Тяжелые элитные части были лучше вооружены, но передвигались медленнее.

Зачастую различные цари, их наместники, военачальники имели при себе личных слуг, и они были, пожалуй, наилучшими из имеющихся в распоряжении воинов. Эта личная прислуга являлась по совместительству корпусом царских телохранителей, всюду сопровождавших своего властелина. Личная охрана Шамши-Адада I составляла 200—400 человек.

Колесницы

Как и прочие государства Междуречья, Ассирия располагала колесничными войсками, причем они, судя по всему, имели довольно долгую историю. Медная модель повозки из Восточной Анатолии, а также изображения на оттисках печатей в том же Канише являются, кажется, свидетелями происходившей в этих краях трансформации от повозки к колеснице. Колесницы из Малой Азии успели распространиться в Сирию и Месопотамию, и в XVIII—XVII веках на Ближнем Востоке складывается колесничный комплекс, состоящий из конной биги (двойки), возницы и колесничного воина с луком. Но все же в Междуречье даже в середине XVIII века до н. э. колесницы были редки, и использовались они больше в парадно-представительских либо транспортных целях.

Постепенно, однако, происходило развитие колесничного снаряжения, выражавшееся в усовершенствовании и облегчении управления лошадьми. К середине II тысячелетия до н. э. появляется трензельное бронзовое удило с двухчастным грызлом, поначалу еще имевшее псалии с шипами. Со временем от острий отказываются, и управление лошадью осуществляется за счет того, что при натягивании вожжей двухчастное грызло, сдавливая нижнюю челюсть животного, образует угол, давящий на нёбо лошади.

В конце XVI века для облегчения управления лошадьми на ярме стали закреплять направляющие кольца. Совершенствуется также система тяги колесницы: с XVI века появляется стяжка низа дышла и верхней части переда кузова (что облегчило давление дышла на ярмо и, как следствие, на лошадей); получает распространение ярмо-рогатка, крепившееся к брусу ярма и несшее на себе основную тяжесть кузова; для фиксации ярма-рогатки на месте начинает применяться дополнительный ремень — подпруга; выпрямляется и стандартизируется конструкция дышла, что позволяет в конце XV века увеличить давление на дышло при перенесении оси колесницы назад — подобный перенос оси был необходим для облегчения маневра поворота колесницы.

Уже с середины II тысячелетия до н. э. ассирийские колесницы снабжаются не только традиционными луком и парой колчанов, висящими на борту колесницы, но и тяжелым колющим копьем, вставлявшимся в держатель на заднем краю кузова, — новшество, направленное на более плотное столкновение с пехотой противника.

Стоимость колесницы была очень высокой. В XII—XI веках до н. э. в Вавилонии одна полностью снаряженная колесница стоила 100 сиклей серебра (840 граммов). Недешево стоила и лошадь. К примеру, правитель Катны Ишхи-Адад сообщает в корреспонденции к Ишме-Дагану, что цена двух лошадей в его городе составляет 600 сиклей (=10 мин) серебра!

В первой половине XVIII века в Мари за 1 мину (500 граммов) серебра можно было приобрести 30 рабов или пятьсот овец, но в то же время эта сумма соответствовала стоимости лишь одного коня.

Но, судя по табличкам из Нузи, в XV—XIV веках до н. э. лошадь стала уже привычным животным, и цена ее колебалась на уровне порядка 30 сиклей (250 граммов) серебра; за хорошего коня приходилось платить примерно столько же, сколько за жену.

У хеттов в XIV веке до н. э. дороже всего ценился мул (1 мина серебра), одну треть его цены (20 полусиклей серебра) стоила упряжная лошадь, обычная лошадь продавалась за 14 полусиклей, годовой необученный жеребенок — за 10 полусиклей, а конь для гражданской повозки (либо колесницы) стоил лишь 5 полусиклей, что приравнивало его по цене к плужному быку.

Стоит отметить, что в Нузи и Хеттской державе лошади стоили дешевле, чем в областях, отдаленных от центров их разведения. Например, в Кархемише лошадь оценивалась в 200 сиклей (1,68 килограмма).

Колесницы среднеассирийского периода раз от раза упоминаются при описании походов:
«...В тот год Ашшур-реш-иши, правитель Ассирии, собрал своих солдат и колесницы и отправился на Арбелу...»
Известно также среднеассирийское руководство по акклиматизаций и тренингу колесничных лошадей.

Бой колесниц во многом решал исход сражения: сначала ассирийские колесницы опрокидывали упряжки врага, а затем обрушивались на фланг и тыл пешего построения.

В Ассирии колесничие, как и на всем остальном Ближнем Востоке тех времен, составляли, очевидно, особую привилегированную социальную прослойку — марианну. За службу в колесничных войсках эти люди получали от царя земельные владения и выплаты серебром и натурой. Из царского хозяйства им выдавались колесницы и предметы колесничного снаряжения.

[Судя по угаритским текстам, на боевых колесницах могли выступать как сами марианну, так и их подчиненные.]

С полученными колесницами и сопутствующим вооружением марианну удалялись в свои владения, где обязаны были содержать их в исправном, боеспособном состоянии. Для марианну в основном и предназначались сложные в изготовлении дорогостоящие чешуйчатые доспехи.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

О верховой езде

Новое сообщение ZHAN » 08 июл 2023, 10:59

Что касается езды верхом на лошади или муле, то она была известна в Междуречье еще в начале II тысячелетия до н. э. Как правило, на конях передвигались гонцы и чиновники, которым необходимо было побыстрее добраться до цели.

Возникает вопрос: почему, если верхом на лошади в это время уже ездили, не появился такой род войск, как кавалерия?

Ответ прост: еще не знали способа одновременно управлять лошадью и поражать врага, для чего успешно применялась колесница.

Во-первых, не существовало еще эффективных удил и грызла, не говоря уже о седле и стременах (которых не застанут даже новоассирийские всадники); к тому же ездоки не знали правильной посадки. Ездили верхом в довольно неудобном положении — с высоко согнутыми ногами (так называемая «ослиная посадка»), либо по-дамски, свесив ноги на одну сторону.

Во-вторых, процесс селекции лошади находился лишь в самом начале, и животные достигали размеров немногим более пони или осла. Им не под силу было нести вооруженного всадника. В данной связи интересно будет привести шумерскую басню о лошади, датируемую, по мнению Крамера, 1700 годом или ранее:
«Сбросив всадника, лошадь сказала: “Если всегда таскать на себе такой груз, можно и обессилеть!”».
Действительно, согласно исследованиям Пигготта, древние лошади были хороши под колесничную запряжку, но не отличались качествами верхового животного — рысью (с седоком) они в час покрывали около 10-14 километров, а галопом — 20-30 километров. Колесничное животное испытывает меньшие нагрузки и тратит меньше энергии, чем верховое. Чтобы вывести подходящие для кавалерии породы, потребовались долгие десятилетия и столетия селекции, а также переход на усиленное питание (в рацион кроме трав стали добавлять пшеницу, ячмень, крупы, муку крупного помола, соль и т.д.).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Разведка, пограничники, моряки

Новое сообщение ZHAN » 09 июл 2023, 12:31

Пограничники в Древнем Междуречье в основном представляли собой небольшие подразделения, располагавшиеся вдали от главного города. Они следили за границей и докладывали военачальнику о передвижении войск, кочевых групп, купеческих караванов, посланников и тому подобном.

Гарнизонные войска бирту были обязаны защищать города и крепости; этой же цели служили и стражники.

Термин «баиру» в текстах из Мари говорит о существовании в Междуречье подразделений типа матросских. Эти военнослужащие, в мирной жизни рыбаки и охотники, на войне совмещали функции лодочников и, возможно, «морпехов», сражающихся с судна. Позже, в старовавилонский период, данная категория мало чем уже отличалась от обычных вояк реду — организованные в боевые подразделения, баиру несли службу бок о бок с последними, и получали за эту службу земельные наделы в пользование.

В Древнем Междуречье хорошо понимали значимость проведения разведки перед боем, поэтому в документах часто упоминаются разведчики. Замечая чьи-либо недружелюбные действия, они докладывали царю, и тот выдвигал зарвавшемуся противнику ультиматум:
«Отведи свои войска, что с Атамрумом, и убери лагерь, который ты разбил в моей области».
При этом приказывалось:
«Разведчики должны оставаться на правом берегу [реки] от Аппанадо Ниатум-Буртума, и любой, кто направляется в сторону... [вражеского] лагеря, должен быть ими арестован» и допрошен.
Войска, действовавшие на незнакомых территориях, использовали в качестве информаторов и провожатых местное население. Шпионов могли также засылать во вражеские лагеря во время осадных действий, чтобы узнать планы противника. Агентов разведки называли «глазами» и «ушами» царя, а вражеских информаторов — «языками». Одно из их донесений, дошедших до нас, выглядит так:
«Я не знаю, направляются ли эти [вражеские] войска осадить Андариг или еще и Карану. Я уточню, [куда] они следуют [и сообщу позднее]».
Шпионы могли разрушить планы какого-нибудь военачальника. Одно сообщение указывает на обнаружение человека, вращавшегося при дворе Зимри-Лима и посылавшего прямо оттуда донесения. Союзное войско Мари (2000 человек) и Вавилона (3000 человек) выступило против Эшнунны, но им помешали, так как он раскрыл их планы:
«[Из стана врага] явился один тайный агент, поэтому враг получал о них все новости, и войско вернулось [из кампании] с пустыми руками...»
Царь Мари Зимри-Лим следовал известной поговорке «доверяй, да проверяй», поэтому имел своих разведчиков и в коалиционном с ним Вавилоне. Они постоянно следили за действиями царя Хаммурапи, на тот момент союзника Зимри-Лима. В итоге последний был в курсе взаимоотношений Вавилона, Ларсы, Эшнунны и Ассирии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вооружение

Новое сообщение ZHAN » 10 июл 2023, 12:03

Еще шумеры наряду с тяжелой использовали легкую пехоту — лучников и пращников, но наибольшее распространение она получила у аккадцев. Есть мнение, что с помощью лучников они и одержали верх над шумерскими войсками.

Связка лучник плюс щитоносец-копейщик использовалась в Мари во второй половине III тысячелетия до н. э.

Специалисты считают, что в XVIII веке до н. э. лук и стрелы распространяются среди колесничных бойцов. Лук — на Ближнем Востоке в это время был распространен сложный лук — имел большую поражающую силу, но при этом подготовка лучника занимала много времени и требовала постоянного навыка, что приводило к необходимости создания более или менее постоянных формирований взамен ополчения. Надобность в лучниках уовлетворялась и за счет привлечения соответствующих воинов из соседних народов и племен.

Ко времени появления раннеассирийского государства лук и стрелы получили широкое распространение. Об имевшемся на вооружении древнеассирийского воина луке известно из упоминавшейся уже надписи Эришума I. Наконечники стрел изготовлялись из бронзы.

Лучники Зимри-Лима также использовали бронзовые наконечники стрел (šiltāhum), весом 1—5 сиклей (8—40 граммов).

Луки у ассирийцев того времени были двух видов: угловатый и округлый. Наибольшее распространение получил угловатый лук, существование которого можно проследить с XII века до н. э. Кибить угловатых луков изготавливалась из двух или более полос дерева, тщательно соединенных вместе. Не исключено, что контакты с Ассирией способствовали распространению угловатого лука среди обитателей Западного Ирана.

Часто ассирийцы пользовались и пращой, которая неоднократно упоминается в источиках того времени. Например, восемь пращ упомянуто вместе с тридцатью луками в списке поставок, найденном в Мари.

Мечи у ассирийцев изначально были короткими и использовались преимущественно как колющее оружие.

Как и в большинстве государств региона, в Ассирии пользовались популярностью боевые топоры, известные еще по находкам из Ашшура III тысячелетия до н. э. Боевым топором можно было раскроить шлем и прочие доспехи врага, а его разновидностью, секирой, нанести глубокие раны, одним махом отрубить конечности. Боевые топоры пехотинцев можно видеть, например, на среднеассирийских цилиндрических печатях. В схватке опытные воины орудовали одновременно копьем и топором.

Судя по глиптике, стелам, в сражениях этого времени часто использовались секачи, своими корнями уходящие к боевым топорам и секирам. Серповидный меч (двояковыгнутый секач) известен в Месопотамии с конца III тысячелетия до н. э.; отсюда с сутийско-западносемитскими племенами он распространился на Сиро-Палестину и уже оттуда с гиксосской волной под названием хопеш проник в Египет, где использовался пехотинцами.

Надо сказать, это было многофункциональное и эффективное в умелых руках оружие: заточенным с двух сторон, им можно было рубить как секирой, резать как серпом и, в некоторых случаях, колоть. Ввиду своей оригинальной формы и специфики применения, а также дороговизны производства серповидный меч применялся в основном элитными войсками. В Ассирии этот меч тоже имел место, но в основном как оружие царей и военачальников.

На мечах часто делали надписи, давали им имена. Известен бронзовый ассирийский секач с написанным на клинке именем царя Адад-Нирари I.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Железо проникает в армию

Новое сообщение ZHAN » 11 июл 2023, 12:24

Как уже было сказано, ассирийцы ознакомились с железными изделиями к середине II тысячелетия до н. э., а во второй половине II тысячелетия до н. э. в Ассирию железные предметы и полуфабрикаты начинают проникать в большом количестве. Свидетельство тому — письмо хеттского царя Хаттуссили III своему ассирийскому коллеге Салманасару I:
«Что до хорошего железа, о котором ты писал мне, в моем хранилище в Киццуватне нет хорошего железа. Железо (руда) весьма низкого качества для выплавки. По моему велению сейчас выплавляют хорошее железо (руду). Но пока еще с этим делом не завершено. Когда закончат, я пошлю его тебе. А пока я высылаю тебе железный клинок для кинжала».
Видимо, железо в виде криц и разного рода заготовок поступало в царские мастерские Ассирии из Анатолии. Административная запись из Ашшура времени все того же Салманасара I упоминает железный кинжал и наконечник копья из какого-то сорта железа. Тиглатпаласар I использовал железные наконечники стрел при охоте на диких быков, но его войска все еще прокладывали путь через лесистую местность бронзовыми топорами. Однако уже Тукульти-Нинурта II отмечает, что его армия расчищала дорогу железными топорами. Он сообщает также, что получил 100 железных кинжалов из Сирии в качестве дани и железо из Наири.

Вскоре качество ассирийского вооружения уже не уступало оружию их соседей и противников, а количество его нарастало. Думается, что по мере расширения подконтрольной территории ассирийские владыки собирали в царских хозяйствах ремесленников, умеющих работать с металлом — прежде всего с железом, и делали все, чтобы привлечь к себе мастеров, рассеянных после гибели Хеттской державы по всему Ближнему Востоку.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Условия службы

Новое сообщение ZHAN » 12 июл 2023, 11:05

Выше мы уже затронули вопрос об условиях службы. Здесь же отметим то, что могло привлечь человека избрать профессию воина.

Воины получали землю, одежду, еду, оружие, плату серебром, рабов. Конкретный размер выдаваемых благ зависел от ранга и военных заслуг.

Одна клинописная табличка определяет ежедневное зерновое довольствие солдатам: высшие офицеры получали 2/3 литра ячменя в день, нижние офицеры — 1/2 литра, рядовые солдаты — около 1/3 литра; были также периодические выдачи овощей, пива, баранины.

Генерал мог получить огромный участок в 190 гектаров, в то время как рядовые солдаты получали небольшие наделы. Так, в правление Хаммурапи рядовые и младший офицерский состав пользовались наделами площадью 0,5-1 бур (3,15—6,3 гектара), а чины среднего командного состава участками порядка 40-50 ган (14-17,5 гектара).

Еще одним важным стимулом для военнослужащих была доля в военной добыче. Конечно, львиная часть трофеев доставалась царю, но перепадала и всем остальным участникам удачной войны.

Клинописные документы упоминают военных, которые крали трофеи из царской доли, а также офицеров, удерживавших добычу, предназначавшуюся солдатам. Так, один из командующих жалуется, что некоторые из его офицеров
«...украли долю солдат! Я поклялся именем царя... не отнимать солдатской доли добычи».
Зарплаты солдатам и офицерству выплачивались, видимо, не ежемесячно или ежегодно, а за участие в конкретной военной кампании. Например, войску из 650 человек за проведение очередной кампании было выплачено на 10 человек по 2 сикля; их командир получил 8 сиклей и рубаху.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Походное снабжение

Новое сообщение ZHAN » 13 июл 2023, 11:32

Месопотамские государства во время военных действий обеспечивали своих воинов вооружением, одеждой и едой. Войскам, выступавшим в поход, выдавали продовольствие на определенное количество дней — от 10 до 40 суток. Транспортировка продовольствия и обеспечения для армии производилась носильщиками, на ослах, телегах либо на лодках (в Верхней Месопотамии войска снабжались караванами посуху, тогда как в Нижней — в основном на лодках по реке). Лодки зачастую просто экспроприировались у местного населения. Солдаты противоборствующих сторон, как правило, стремились нарушить движение вражеских лодок по реке с целью помешать снабжению войск противника. Задержки в проведении той или иной кампании зачастую могли быть вызваны именно трудностями в снабжении:
«...сейчас он пребывает в Манухатан и достает продовольствие для их похода».
Просьбы получить масло и прочий провиант довольно часто фигурируют в письмах. Государственные склады хранили десятки тысяч литров зерна, но доставка его в расположение войск зачастую представляла проблему.

Чем дольше продолжалась война, тем больше истощались армейские запасы, и не только. Квартирование армии в отдельно взятой области в течение продолжительного времени усугубляло продовольственную ситуацию и приводило к возмущению местного населения. Так, в одном из городов Мари жители взбунтовались из-за непомерных зерновых поборов.

Кроме того, воины конфисковывали у местных жителей повозки и лодки для транспортных целей, и в результате урожай не вывозился и сгнивал на полях.

Если война продолжалась долго, это приводило к нехватке людей для сельскохозяйственных работ; в таких случаях помогать населению с уборкой урожая отряжали солдат.

Коррупция и военные спекуляции, судя по архивам из Мари, весьма процветали в месопотамских армиях. Так, некий интендант пришел в ужас от царившего в одном из городов беспорядка в снабжении войск зерном:
«Я прибыл и обнаружил, что прежние служащие [квартировавшие в городе] распродали [армейское] зерно за серебро. Войска, прибывшие позже, расточительно расходовали его. Теперь осталось только пятьдесят ослиных поклаж зерна... и из амбаров... пропало пятьсот мер зерна!»
Иногда, например в том же Мари, войска экипировали за казенный счет. Оружие хранилось в арсеналах и выдавалось мобилизованным бойцам. Некий командир велит своим подчиненным:
«...Откройте склад, выдайте копье [каждому воину], а также походное продовольствие на сорок дней».
Справные сапоги всегда дефицит в армии. Так было и 4-5 тысяч лет назад. Вот один офицер просит своего приятеля:
«Пришли мне хорошие сапоги!»,
на что тот отвечает:
«Вышли мне отпечаток твоей ступни, и я изготовлю хорошие сапоги».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Военные действия

Новое сообщение ZHAN » 14 июл 2023, 10:59

Детальных описаний битв и прочих боевых действий столь седой древности практически не существует. Встречаются лишь сжатые сообщения, в совокупности дающие некоторую картину.

Перед началом военных действий и после их окончания проводилась, как уже говорилось, перепись армейского контингента:
«...Войска вернулись, и я проведу их полную перепись. Перепись эта будет очень тщательная! Население собрано. И теперь царь [Шамши-Адад] пошлет к тебе людей, ответственных за перепись, и ты в своей земле проведешь ее так же».
Зная свой боевой потенциал, можно было ориентироваться на ту или иную стратегию, не забывая при этом, что и враг не сидит, сложа руки. Уже Шамши-Адад отмечает в своем письме сыну значимость стратегической подготовки:
«Ты думаешь, какими бы уловками разбить врага, какое место занять для противостояния ему. Но враг тоже обдумывает разные хитрости, с какого расположения лучше противостоять тебе. Это подобно тому, как два борца используют приемы друг против друга».
Вообще, надо сказать, Шамши-Адад и Ишме-Даган были весьма способными военачальниками. Они практиковали такие приемы, как засада, стычка с походными колоннами противника, нападение на противника союзными силами одновременно с разных направлений, высылка подразделений на вражескую территорию, чтоб они затаились и нанесли удар по противнику, когда тот, расслабившись и ничего не подозревая, возвращается домой.

А вот следующий эпизод, иллюстрирующий военные реалии. Для того чтобы предотвратить нападение ямхадского Суму-эпу на правителя Катны Ишхи-Адада, союзника и «брата» Шамши-Адада, последний намерен выслать войска с целью доставить беспокойство врагу на его территории и тем самым остановить его агрессию [Ямхад — аморейское государство XIX—XVII вв. до н. э., располагавшееся в Северной Сирии, со столицей в городе Халпу (Алеппо)].

В следующий раз мы снова сталкиваемся с этим Суму-эпу из Алеппо. Он захватил пограничные крепостцы Дур-Адад и Дур-Шамши-Адду. Шамши-Адад решает неожиданным нападением выбить захватчиков из пограничных застав. Неожиданным тут является время года — весна, когда служивых распускают по домам для ведения полевых работ. Поэтому Йясмах-Адад, сын Шамши-Адада, получает приказ сразу после похода, в пять дней, вернуть солдат домой — обратно к сельскохозяйственным заботам. А вся кампания должна продлиться не более тридцати дней.

Судя по редким изображениям среднеассирийского периода и дошедшим до нас литературным источникам, в сражениях ассирийцы задействовали как пехоту, так и колесницы. Пехотинцы на вооружении имели луки и боевые топоры. Очевидно, сначала осуществлялся обстрел противника, как пехотинцами-застрельщиками, так и с колесниц, а при соприкосновении с вражеским войском, чтобы пройти его передовые, хорошо защищенные ряды, применялось оружие ближнего боя — копья, мечи, боевые топоры.

Имели место и разного рода уловки и хитрости. Вот, например, касситский царь Вавилонии Каштилиаш объявил войну Тукульти-Нинурте I, однако в открытое сражение до поры до времени вступать не спешил. Ассирийский визави укоряет его:
«Как долго будут твои войска избегать сражения? Ты постоянно перемещаешь свою армию... Доколе будешь сдерживать ты боевое оружие?.. Я хозяйничаю в твоей земле...»
Тукульти-Нинурте известно, что лагерь Каштилиаша, пока идет вессенний разлив рек, вне досягаемости:
«Возможно сейчас, в месяц весеннего разлива, ты храбришься — вода тебе в подмогу! Ты разбил свой лагерь в труднодоступном месте, и тебе помогает Гирра».
Однако вскоре наступит засушливый сезон, уровень вод спадет, и вавилонские войска окажутся в трудном положении.

Каштилиаш готовится к сражению и, чтобы притормозить ассирийское продвижение и самому неожиданно напасть на ассирийские войска, посылает Тукульти-Нинурте запоздалое письмо, апеллирующее к военному этикету того времени:
«Тукульти-Нинурта, пусть твоя армия остается на месте до того времени, которое укажет Шамаш. В этот день кровь твоих людей наполнит степи и луга. И, подобно Ададу, я направлю опустошающий поток на твой лагерь».
Однако ассирийцам удалось-таки вычислить нахождение вражеских войск. Видимо, постаралась разведка либо осведомители или перебежчики:
«Могучие воины Ашшура увидели приготовления царя Касситского. Несравненное оружие Ашшура способствовало яростной атаке его войск. И Тукульти-Нинурта, как неистовый и беспощадный ураган, заставил пролиться их кровь».
Определенно ассирийцы здесь имели преимущество перед застигнутым врасплох противником и разгромили его:
«Словно свирепая змея воины Ашшура [поразили] армию царя Касситского. [Они] нанесли по ним мощный, неотразимый удар. Каштилиаш повернул назад [...] чтобы спастись».
Как и во все времена, неожиданное нападение могло привести к стремительному бегству нестойких войск. Разбитый противник бросал на поле боя щиты и тяжелое снаряжение, чтобы удрать побыстрее:
«Эти [наши] войска вступили [в битву] и [враг был] сметен. Они [враждебные экаллатейцы] оставили свое боевое снаряжение, и щиты их остались лежать на земле. [Вражескому правителю] Ишме-Дагану едва удалось унести ноги».
Как правило, встретив более сильного врага, армия ретировалась в ближайший укрепленный город или в укреплагерь. В описываемую эпоху военные рейды, засады, осады и попытки спасти осажденных случались чаще, чем открытые полевые сражения.

В письмах из Сиро-Месопотамии часто упоминаются военные набеги с целью, как правило, захвата добычи. Кроме банальной поживы, преследовалась также задача подорвать волю и способность врага к сопротивлению. Противники угоняли домашний скот, захватывали пленников для обращения в рабство, забирали или же просто сжигали зерно, вырубали сады. Во время войны нарушались или вовсе прекращались торгово-экономические сообщения между городами. Сельская округа перед лицом мародерствующего врага бежала под защиту какого-нибудь укрепленного города, расположенного поблизости.

Чтобы предотвратить вражеские рейды, нужно было как следует охранять свои рубежи. Так, Зимри-Лим инструктирует одного из своих военачальников:
«Не пренебрегай охраной этого округа, охраняй рубежи от вторжений врага. Что до ханейского [вождя] Йяхсиб-Эля и его войск — найми их за зерно, и пусть они усилят пограничную защиту округа. Пограничные войска да отправятся из города для службы на порубежье. Они должны воспретить врагу свободно передвигаться через внутренние районы страны».
Иные рейды могли принести крупный ущерб:
«[Сасийя, царь] туруккейцев, вторгся на землю Экаллатума, что на той стороне [Тигра] и пошел к Курдишатуму. Они захватили овец Ишме-Дагана, всех овец. Ничего не осталось... вокруг. Они увели в рабство [жителей] четырех его городов и разбили 500 солдат [царя]».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Судьба побежденных

Новое сообщение ZHAN » 15 июл 2023, 12:00

Жертвы столкновений боевых отрядов были незначительны; как правило, убитые составляли не более нескольких десятков.

[Дьяконов И. М. Города-государства Шумера / История Древнего мира. Ранняя древность. С. 63; Надпись Энметены, энси Лагаша, 90—95 / Ассиро-вавилонский эпос. С. 15 (упоминается о потерях Уммы в 60 человек)]

Что касается захваченных в плен, то их в большинстве случаев обращали в рабство и делили как добычу среди военных; иногда их выкупал царь. Видимо, уже во времена Саргона Древнего и его преемников практиковалось применение принудительных трудовых лагерей, куда массово попадало завоеванное население.

Иногда, чтобы устрашить врагов, пленных подвергали разного рода пыткам, увечьям и прочим зверствам. Один военачальник велел своим подчиненным:
«...Возьмите двух ханейцев, отведите их к нашим рубежам и там нанесите увечья. Пусть они живыми дойдут до сынов Йямины и расскажут о том, как мой господин силой захватил город Мишлан».
Некоторым плененным перерезали горло или отрезали голову; других сажали на кол. Над трупами совершали ритуальные оскорбления: голову или другие части тела отсылали царю-победителю в качестве трофеев, проносили через различные города и местечки, вешали на стенах храмов.

Как-то туруккейский царь
«отрезал голову [одного из генералов Ишме-Дагана] и отправил ее к Ишме-Дагану со словами: ’’Вот голова того, кто полагался на тебя”».
Позже ассирийцы разовьют все это «назидательное» дело, но в более изощренных формах и крупных масштабах.

В массе своей, однако, судьба пленников не была столь ужасной. Рядовых бойцов обращали в рабство, а офицеры даже могли надеяться на то, что вскоре их обменяют или выкупят. По приказу того или иного царя-победителя военнопленных иногда отпускали и возвращали в места их проживания. Власти и жители разоренных областей собирали военные экспедиции, чтобы отбить пленных. Иногда это удавалось, поскольку захватчики были обременены добычей, иногда — нет. Тогда родственникам захваченных оставалось лишь надеяться на выкуп. В одном документе из Мари говорится, что некая семья заплатила за своего родственника 23 сикля (184 грамма) серебра.

Судебник Хаммурапи обязывает государство выкупать своих плененных подданных.

Вопрос о военнопленных и беженцах часто был составной частью различных мирных соглашений. Так, соглашение между Шадлашем и Нерибтумом середины XIX века до н.э. особо оговаривает пункт по беженцам — «всем бежавшим от войны» позволялось вернуться на свою землю и к своей собственности. Оговаривался также обмен военнопленными.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

След.

Вернуться в Ассирия

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1