Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Анты. Исчезнувший народ

Анты. Исчезнувший народ

Новое сообщение ZHAN » 29 апр 2023, 13:05

Эта тема посвящена этносу, название которого известно каждому. Из исторических сочинений мы точно знаем, что в VI веке в Поднепровье жил народ анты. Но уже через сто лет он бесследно исчез. Кем были загадочные анты? Куда ушли? Что означало это название? Какое отношение имеют они к Руси и России? Споры на эту тему не утихают полторы тысячи лет.
Изображение

По мнению советского академика Б.А. Рыбакова, анты – это русы, то есть предки русских, украинцев и беларусов. По предположению украинского профессора М.С. Грушевского – исключительно украинцы, а по версии историка-эмигранта Г.В. Вернадского – аланы. Ну и наконец, многие помнят исторический роман В.И. Иванова «Русь изначальная», где на Днепре в VI веке оперируют анты-русы, а их врагами выступают хазары и византийцы. При столь широком разнообразии мнений, доходящем до курьеза, очевидно, что проблема требует пристального изучения.

Почему же многие ученые терпели неудачи в поисках корней антов и не смогли сделать окончательных выводов по поводу происхождения и гибели этого народа?

На наш взгляд, дело в несовершенстве метода поиска. Письменных источников той поры сохранилось крайне мало, причем собственно антских – ни одного. О них пишут соседи, искажая реальность, путая хронологию, забывая имена варварских вождей.

На помощь приходит археология, но и здесь не всё просто. Большинство историков сходится во мнении, что анты VI века – это славяне, приводя в доказательство археологические находки т. н. пражско-пеньковской археологической культуры. Но в то же время очевидно, что анты – аланское, а не славянское слово.

Почему же и когда часть славян приняла его в качестве своего имени? И кто такие анты? Наши предки или пращуры других этносов? Течет ли в русских кровь антов?

Если мы рассмотрим вопрос шире, то убедимся, что археология не в состоянии окончательно решить проблему славянского этногенеза. Так, в черняховской и пшеворской археологических структурах находят праславянские черты, но сами культуры – очевидно неславянские. Этот факт ставит ученых в тупик, но доказывает только одно: археологические изыскания могут играть вспомогательную роль при воссоздании ранней истории славян.

С чего же начались славянские этносы и почему они принимали неславянские имена?

Чем дальше ученые углублялись в исследование проблемы, тем больше встречали загадок. Французский исследователь Люсьен Мюссе, говоря о начале славянского этногенеза, указывает на «непомерный демографический взрыв». Это следствие, а не причина. Оно помогает понять важную вещь: широкое и быстрое расселение славян предопределило культурное разнообразие, результатом которого стало слияние «праславянских» элементов в разных культурах. Но различие культур не вело к различию языка. Письменные источники подтверждают: по меньшей мере до X века славянский язык был един, хотя археологически мы обязаны разнести территорию славянского расселения как минимум по трем разным культурам. Этот парадокс – лучшее доказательство неполноты одних лишь археологических методов при исследовании истории славян.

Мы вновь вынуждены повторять одни и те же вопросы. Кто такие славяне? Когда они возникли и почему один из славянских племенных союзов – анты – получил явно неславянское имя? Для ответа нам понадобятся три инструмента: археология, чтобы очертить примерные границы материальной культуры славян и антов и не уйти в мир гипотез и фантазий; этнология, чтобы понять закономерности возникновения и исчезновения соседних со славянами народов и самих славян; политическая история, чтобы уяснить, кто на чьей стороне сражался и какие геополитические цели преследовал. В комплексе такой метод должен дать положительный результат.

Это внутренний контур проблемы, но есть внешний, и о нем нужно сказать несколько слов. Литература по славяноведению необъятна, дискуссии не утихают.

Во-первых, появилось огромное количество спекуляций и домыслов относительно истории славян. К исторической науке они отношения не имеют, но любознательного обывателя дезориентируют очень сильно.

Во-вторых, до сих пор нет популярной сводной работы по истории славян, а те научные труды, которые увидели свет в последние двадцать лет, – малодоступны и трудны для восприятия массового читателя. Ведь для того, чтобы появился интерес к проблеме, нужно знать ее хотя бы в общих чертах, а тема утонула в бесконечных спорах, смысл которых понятен лишь узкому кругу историков. Это общая беда научных исследований в наше время, и решения пока нет.

К сожалению, историческая наука всё больше разделяется на изолированные темы, вокруг которых группируются представители академического сообщества. Но за скрупулезным изучением отдельных аспектов теряется перспектива. Ученые – слависты, германисты, кельтоведы – зачастую не понимают друг друга. Отсутствуют синтетические работы, которые помогли бы навести мосты даже не между науками, а между отдельными темами и направлениями в рамках исторической науки. В результате мы видим монополию на знание, которым обладают сообщества ученых, посвятивших жизнь изучению, например, славян, кельтов или германцев. Широкая публика (включая историков, занимающихся другими темами) остается в неведении, вдали от научных дискуссий, открытий и от анализа ошибок.

Тому есть несколько причин. Массовое сознание представителей образованной публики было сформировано в 80-х годах XX века. После этого произошел политический и культурный крах СССР, единая система знаний о прошлом распалась и стала достоянием изолированных научных сообществ.

Но не всё было благополучно и в советский период. К моменту гибели СССР даже школьные учебники, в которых говорится о древних славянах, оказались переполнены мифами и несуразностями. На картах античного мира, изданных во второй половине 80-х годов прошлого века, красуются «праславянские племена», что некорректно. Раннесредневековые карты Восточной Европы еще более причудливы. Территория расселения восточных славян в V веке новой эры на них показана до реки Дон, в окрестностях Киева живет племя росы, которого на самом деле никогда не было, а загадочный народ анты занимает южнорусские степи, где на самом деле жили сперва гунны, а затем угорское племя болгар-кутургуров. На этих неточностях выросло целое поколение людей. Многие из них получили высшее образование и оказались достаточно сообразительны для того, чтобы писать фантастические книги о славянах в стиле «фолк-хистори».

Академическая наука ушла далеко вперед, но между массовой читательской аудиторией и подлинно научными исследованиями образовалась пропасть. Цель предлагаемой темы в том, чтобы попытаться ее преодолеть.

Для своего путешествия нам нужно выбрать правильную дорогу, которая не запутает и не уведет его в сторону. Другими словами, требуется метод исследования.

С какой стороны браться за изучение проблемы? Может быть, провести скрупулезный анализ сотен мнений историков и археологов, занимавшихся славяноведением, скомпилировать их и сообщить читателю, почему не согласен с одним и согласен с другим? Но тогда это не историческое, а историографическое исследование. Между тем читателю совершенно неинтересно, что говорилось по проблемам славяноведения двести или сто лет назад. Его интересует другое: что думает автор и что нового можно почерпнуть. Словом, нужна краткость и ясность.

Поэтому мы попытались максимально упростить и сократить ссылочный аппарат. В основном приводятся ссылки на первоисточники, причем прямо в тексте.

Метод, который мы приняли для исследования, не совсем традиционен. Будет уделено большое место самим событиям и их связи, а не материальной культуре и археологическим открытиям. Археологические сведения (там, где они есть) должны помочь воссоздать политическую и этническую историю, но не уводить нас в анализ остатков жизнедеятельности изучаемого народа.

Попытаемся перейти к изучению проблемы антов с другой стороны – через их взаимоотношения с соседями, история которых достаточно полно освещена в нарративных источниках. Тогда многое станет ясно, а некоторые гипотезы, казавшиеся бесспорными, будут отвергнуты и заменены другими. Еще одна опасность – заняться политикой вместо науки. Надеемся, что нам удастся избежать и этой беды, которой сегодня страдают многие националисты, особенно на постсоветском пространстве.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

История и политика

Новое сообщение ZHAN » 30 апр 2023, 22:24

Каждый народ планеты видит себя если не вечным, то очень древним. Это архаичное чувство возникло с тех пор, когда между людьми возникали споры за земли. Любой владелец земельных угодий стремился доказать, что именно он – исконный житель и хозяин этих мест. А следовательно, имеет больше прав на обладание ресурсами для земледелия или охоты.

Советские историки, унаследовавшие значительную часть идейных традиций архаичной Руси, стремились начинать историю любого народа прямо с неолита.

Это в корне неправильно.

Любой этнос начален и конечен. Умирают не только люди, но и народы. Иногда этносы распадаются, а иногда уничтожаются соседями до последнего человека. Геноносителей, передавших свой фонд новым поколениям, всегда было очень немного. Временами человечество размножалось, а временами сокращалось в результате войн и эпидемий.

Город Рим в позднеимперскую эпоху вмещал 3 миллиона жителей, а в Средние века его население снизилось до 30 тысяч человек. Большая часть горожан погибла или вымерла, не оставив потомства. Уцелел один из ста.

Китай пережил три тотальные войны (в конце династии Ранняя Хань, Поздняя Хань и Тан). Всякий раз после этого население Поднебесной сокращалось примерно с 50 до 7 миллионов. Большая часть людей опять-таки гибла.

Об этих фактах забывали исполненные оптимизма историки, рассуждая о прогрессе и преемственности поколений. На самом деле история человечества – гораздо более жестокий и мрачный спектакль, чем принято думать. Мы видим постоянные войны, в которых «сгорает» огромное количество человеческого материала, и лишь немногие уцелевшие вновь размножаются и заполняют пригодное для жизни пространство. Исключением стало Новейшее время, когда человечество невероятно увеличилось благодаря развитию медицины, внедрению промышленных технологий в производство пищи и наличию ядерного сдерживания. Чем кончится этот демографический взлет, пока неясно. Однако задумаемся: сегодня в Европе нет ни одного этноса, который уцелел бы со времен Великого переселения народов. Все участники давней драмы погибли или преобразились до неузнаваемости, создав новые общности. Нет готов и гуннов, римлян и вандалов, исчезли бургунды, англы, юты… Об античных временах не стоит и говорить. Древние македоняне и иллирийцы, парфяне и саки, эллины и кельтиберы давно сошли со сцены.

Но если этнос начален и конечен, где это начало?

Возьмем в качестве примера одно из современных европейских государств – Францию. Откуда начать отсчет ее истории? С палеолитических времен? Но тогда на территории Франции жили негры. Древние чернокожие жители Франции – это гримальдийская раса, так ее зовут археологи. Курчавые волосы и темная кожа помогали неграм выживать в холодных и суровых условиях тогдашней Европы. Белокожие враги вытеснили гримальдийцев с европейских равнин, и те переправились в Африку. Еще во времена Цезаря предки племен банту теснились на окраине Сахары и лишь готовились приступить к завоеванию Черного континента. Эти факты хорошо известны специалистам, хотя широкой популярности почему-то не завоевали.

Но какое отношение темнокожие племена имеют к классической Франции? Очевидно, мы не вправе начинать ее историю с гримальдийцев.

Может быть, начать с кельтских времен? В самом деле, современная Франция унаследовала множество кельтских названий. Галльское племя арверны дало имя исторической провинции Овернь, а вермандуи подарили название области Вермандуа. Кельтский Лугдун – это современный Лион, Толоса – Тулуза, Бурдигала – Бордо. Река Сена взяла имя от племени секванов, Луара – это галльский Лигер и т. д.

Но вполне очевидно, что кельты – это совсем иная этническая система, чем французы. Последние происходят даже не от франков, а от рыцарей Карла Великого, который и создал Западную Европу, сделавшись ее императором. Следовательно, история Франции, как и всего западного мира, начинается в IX столетии.

А с чего начались славяне?

Археологи и историки прошлого века основательно запутали вопрос. К ошибкам привели некритическое прочтение античных авторов и собственная фантазия. Например, Тацит и ряд античных географов открыли на берегах реки Вистулы-Вислы племя лугии. Славянские патриоты увидели в этом имени нечто родное. И вот польский националист и беллетрист Генрик Сенкевич в романе «Камо грядеши» выводит главную героиню Лугию – славянку, которую привезли в Рим во времена императора Нерона (54–68), где девушка вышла замуж за римского патриция и приняла христианство.

Затем точка зрения ученых поменялась: лугиев сочли германцами. Но очень похоже, что перед нами кельты, причем название племени связано с кельтским богом по имени Луг (сияющий). Возможно, эти кельты в позднее время были германизированы. Территория лугиев и соседних племен – это территория пшеворской археологической культуры, которую ученые относят к древнегерманской. Но есть осторожные гипотезы о том, что эта культура включала ряд праславянских элементов…

И это лишь одна цепь ошибок и гипотез, лишь один сюжет запутанной истории славяноведения. Важно не заплутать в этих сюжетах, чтобы не дезориентировать читателя.

Другой аспект – политический. Уйдя в сторону политики, легко «впасть в ересь» и очутиться в числе придворных историков, которые неплохо устроились, но предали науку.

Эта беда особенно характерна для представителей малых наций. Чем дальше на восток, тем меньше источников и больше проблем.

Возьмем в качестве примера Румынию. Ученые этой страны сломали немало копий, чтобы доказать древность румынского народа. Во времена Николае Чаушеску румын выводили от даков и римлян. Был даже снят неплохой псевдоисторический фильм «Колонна» про то, как римляне и даки начали сливаться в единый народ. Но вот беда: с исторической реальностью эти изыскания историков и политиков соотносились ровно так же, как древнегреческие мифы, рассказывающие про похождения олимпийских богов. На самом деле румынский этнос появился довольно поздно. Остатки римских колонистов из Дакии вывел еще император Аврелиан в 270 году, а сама Дакия была захвачена готами и славянами. Обратное заселение страны валахами, то есть румынами, началось лишь в XIII веке из Болгарии. Если считать, что дакийские славяне – предки украинцев, как это делают некоторые киевские историки, то придем к выводу, что современная Румыния – украинская земля. А отсюда недалеко до межнациональных конфликтов. Так что рассуждения дилетантов не столь безобидны, как может показаться на первый взгляд.

Нечто похожее видим в истории Азербайджана и Армении. Азербайджанские ученые в 90-х годах XX века сделали такое открытие, которое заткнуло за пояс даже румын.

Дело в том, что страны Азербайджан к северу от Куры вообще никогда не существовало. Подлинный Азербайджан – это Атропатена, или Атурпаткан, названный так в честь одного из наместников-персов, служивших Александру Македонскому. Наместника звали Атурпат. Этот Азербайджан до сих пор входит в состав Ирана, его центры – Тебриз и Урмия, а население исповедует шиизм. Северный Азербайджан со столицей Баку – это древняя земля армян, которые оставили здесь множество археологических памятников. Ученые до сих пор находят в междуречье Куры и Аракса хачкары – характерные армянские кресты на захоронениях. В первые века новой эры эта страна, населенная армянами, звалась Кавказской Албанией, или Алуанк. Впоследствии армян вытеснили персы, а затем тюрки, принявшие суннизм. Лишь после Октябрьской революции этих тюрок назвали «азербайджанцами» и создали Азербайджанскую ССР.

Прошло время, страна обрела независимость. Потребовалась национальная история. Тогда азербайджанские ученые объявили кресты-хачкары памятниками древнего азербайджанского населения Кавказской Албании. Оно, мол, после арабского нашествия приняло ислам и сменило самоназвание на «азербайджанцы». Эту гипотезу продвигал маститый бакинский ученый Давуд Ахундов. Разумеется, азербайджанские политики поддержали ее. Она позволяла доказать исконные права на землю, которыми обладает небольшой тюркоязычный этнос, живущий ныне вокруг Баку и Шемахи и называющийся по недоразумению азербайджанцами.

Согласимся, что русским стыдно быть похожими на эти архаичные ученые сообщества, которые имеют мало общего с наукой, но очень много – с политикой.

А, например, малороссам – нет. Причем они пошли по пути политизации истории раньше других. Это связано с именем украинского историка и политика М.С. Грушевского (1866–1934). Грушевский – сын русского чиновника, очарованный западной теорией «наций», которая родилась в XVIII столетии и принесла немало горя народам планеты. Многие субэтносы вдруг захотели стать нациями. Зачастую такие нации формировались искусственно. Грушевский носился с идеей украинской нации, уехал во Львов, принадлежавший тогда австрийцам, и выпустил несколько томов «Истории Украины – Руси», в которой превозносил украинцев и обличал русских империалистов. Он пытался писать на искусственном языке, который назвал украинским, но западноукраинский поэт Иван Франко высмеивал Грушевского за его филологические ляпы. Тогда ученый выпустил в свет «Иллюстрированную историю Украины», написанную на русском и изданную в Киеве за несколько лет до Февральской революции. Она-то и стала библией украинских националистов. Недавно эта книга переиздана в Москве и доступна читающей публике.

Первым делом Грушевский объявил предками украинцев археологическую культуру трипольцев, существовавшую в III тысячелетии до новой эры на Днепре, и, конечно, скифов-пахарей, упомянутых Геродотом. Одна из глав труда львовского профессора называется «Украинское расселение. Анты». Трудно поверить, но Грушевский действительно объявляет антов украинцами. Предками великороссов он числит какие-то «северные славянские племена». Читателю исподволь навязывается концепция о том, что украинцы если не вечны, то являются очень древними.

Это как раз тот случай, когда академические оценки бессильны, потому что утверждение украинского автора – абсолютно непрофессионально.

Зато концепция Грушевского обосновывает исконные права современного политического режима Украины на Киев, Чернигов и южнорусские степи. В Киеве имеется улица Грушевского как свидетельство благодарности правительства за то, что ученый обосновал его права на земли древних антов… хотя и сделал это на русском языке, потому что его «украинский» сами украинцы не понимали. В случае с Грушевским перед нами дистиллированная политика, очищенная от каких бы то ни было научных примесей и прочей академической шелухи. Чтобы идти вперед по пути исследования, нужно воздержаться от мелочной полемики с националистами и просто изложить концепцию, которая является наиболее логичной на сегодняшний день и не противоречит фактам.

Но это не так просто, как кажется.

Например, столь же неверно утверждение советского академика Б.А. Рыбакова, который числил антов предками восточных славян. Рыбаков был влюблен в Русь и русских, но эта любовь – не аргумент в научном споре. Увлечение русскими переросло в стремление удревнить историю родной страны, что привело к ошибкам и натяжкам. Например, Рыбаков прекрасно знал, что археологические памятники Киева датируются серединой или концом VIII века, но «удревнил» историю города и принял на веру сообщение летописи о мифическом князе Кие, который якобы основал «мать городов русских» и жил в эпоху Юстиниана (527–565), то есть примерно за двести пятьдесят лет до реального основания Киева. В те времена историки фиксируют наличие на Днепре мощного славянского союза антов, и Рыбаков считает их предками русских. Впрочем, академик охотно «делится» предками с украинцами и беларусами: по его мнению, анты могут считаться пращурами и этих народов тоже. И все они берут начало от скифов-пахарей. Достаточно прочесть две работы Рыбакова: «Киевская Русь» и «Геродотова Скифия», чтобы убедиться в наличии таких выводов.

В общем, перед нами та же теория Грушевского, только изложенная с русских имперских позиций. Таким образом обосновывалось исконное право империи на землю, которую населял главный имперский народ. Но славяне-анты, судя по всему, вообще не были предками ни великороссов, ни малороссов.

Итак, нам нужно отрешиться от политических пристрастий и попытаться дать объективную версию событий. Это довольно сложно по причине скудости источников. Письменных свидетельств о ранней истории славян нет вообще, а к данным археологии, как мы уже говорили, следует относиться крайне осторожно. Поэтому вся ранняя история славян – не более чем реконструкция, одна из гипотез, которая может быть оспорена.

Но прежде чем начать рассказ, необходимо пояснить, почему мы считаем устаревшими националистические гипотезы о «скифах-пахарях» как о предках славян.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Когда родились славяне?

Новое сообщение ZHAN » 01 май 2023, 19:03

О том, что все народы имеют начало и конец, почти одновременно догадались трое великих ученых, живших в разных странах мира в XX веке. Это немец О. Шпенглер, англичанин А. Тойнби и русский Л.Н. Гумилев. Каждый из них настаивал, что «цивилизация», или «суперэтнос», живет от тысячи до полутора тысяч лет, а затем либо распадается, либо уничтожается, либо превращается в реликт. Лишь Тойнби наивно заявил, что все народы смертны, кроме… англичан. Но этот курьез вполне объясним. Каждому хочется жить вечно, а мысль о том, что твой народ когда-то умрет, равно неприятна и обывателю, и ученому.

Когда же родились славяне?

Обычно историки ссылаются на сочинение Клавдия Птолемея с его народом soubenoi и на Певтингеровы таблицы с племенем венедов. Впрочем, венедов упоминают и Птолемей, и Тацит (I–II века новой эры). Но имеют ли отношение все эти названия к славянам – вопрос спорный.

Первый письменный источник, который, скорее всего, упоминает именно о славянах, – сочинение чиновника по имени Приск Панийский. Это секретарь посла Восточной Римской империи, направленного к правителю гуннов Аттиле. Миссия состоялась в 448 году. Приск Панийский оставил воспоминания об этом посольстве, которые дошли до нас.

Собственно, имени славян Приск еще не знает. Ему известны гунны, а подданных гуннов он зовет распространенным именем скифы. Так русские землепроходцы XVI–XVII веков все восточные народы обобщенно называли татарами, а западные – немцами. Но Приск упоминает напиток «скифов» медос. Исследователи видят в нем славянский мед – известное хмельное питье. Значит, изготовители напитка были, вероятно, славянами.

То есть первое надежное упоминание о славянах датируется V веком. Все предыдущие упоминания римских авторах о «скифах», «венедах» и прочих народах, проживавших на территории позднейшей Руси, не всегда подразумевают славян.

Это дает основания известному современному слависту С.В. Алексееву уверенно датировать начало славянского этногенеза V веком. Но исследователь прекрасно понимает, что первое письменное свидетельство означает не то, что славяне появились на свет в это время, а то, что они уже существовали. Как долго длилось это существование, не отмеченное в источниках? Сто лет? Двести? Совершенно очевидно, что славяне могли появиться на исторической арене как минимум за век до того, как их напиток медос попался на глаза Приску.

Уже Любор Нидерле (1865–1944), после долгого и тщательного исследования проблемы, признал беспредметными упражнения с поиском славянских топонимов ранее II века до новой эры. Этот вывод слишком осторожен, но он позволяет сузить рамки поиска и делает бесперспективными разыскания «славянских древностей» в античную эпоху. Однако современные археологические находки всё же позволяют ученым с большой осторожностью говорить о «праславянах» до начала новой эры. Причем «праславянские» элементы ученые видят в нескольких археологических культурах явно неславянского происхождения: например, пшеворской культуре лугиев и черняховской культуре загадочных обитателей Поднепровья, предшествовавших славянам. Отметим этот странный факт, чтобы вернуться к нему, а пока пойдем дальше.

Итак, исследования Л. Нидерле и упоминание медоса в сочинении Приска Панийского позволяют сузить рамки периода рождения славян. Это рождение произошло между I веком до новой эры и IV веком новой эры.

Рассмотрим еще одну концепцию, которая осталась маргинальной в российской исторической науке и на которую не принято ссылаться в серьезных научных трудах. Но автор считает ее логичной, хорошо аргументированной и как минимум заслуживающей внимания.

Эта концепция системно изложена в работах Л.Н. Гумилева, крайне непопулярного среди современной научной общественности, но сделавшего ряд важных выводов по этнической истории славян.

Согласно гипотезе Гумилева, славяне возникли именно в I веке новой эры. Ранее этой даты искать славян бессмысленно.

Дата спорна, ибо не подтверждается письменными источниками. Но именно на ней следует остановиться как на одной из рабочих версий, и вот почему. Л.Н. Гумилев заметил, что вспышки этногенеза происходят не изолированно, а довольно массово. Как правило, вдоль географического меридиана или параллели всегда можно найти несколько народов, которые появились одновременно. Такие вспышки Гумилев называет «пассионарными толчками», но дело не в термине, а в сути явления. Действительно, взрывы этногенеза обычно идут широкой полосой. Следовательно, зная об одновременном рождении двух-трех народов, можно выстраивать прямые, на которой фиксируется рождение еще нескольких этносов. Например, в VI веке взрыв этногенеза произошел от Аравии до Японии, и мы видим рождение средневековых арабов, раджпутов в Индии, тибетцев в Гималаях, средневекового китайского этноса времен Суй и Тан на берегах Хуанхэ, а в Японии происходит переворот Тайка с обновлением народа. В VIII веке то же самое наблюдаем в Европе. Умирают реликты Великого переселения народов – франки и англы, зато появляются новые этносы – средневековые немцы, французы, испанцы, британцы, а в Скандинавии рождаются викинги, чья безудержная ярость ужаснула Европу.

Разумеется, в частностях можно впасть в ошибку, но в целом концепция Гумилева представляется логичной; она позволяет объяснить механизм появления новых народов и гибели старых цивилизаций гораздо понятнее, чем это делают Тойнби и Шпенглер.

Что же произошло в I веке новой эры?

Случился взрыв этногенеза, породивший множество новых народов. В Эфиопии возникло царство Аксум, жители которого вскоре приняли христианство. Севернее, в Сирии и Малой Азии, возник византийский, или «христианский», этнос. В Палестине обновились евреи, и вместо старого эллинизированного народа, который верил в Яхве и чтил Ветхий Завет, возник новый – евреи-талмудисты.

Еще севернее, на Нижнем Дунае, Днестре и в Карпатах, словно из ниоткуда возникла империя даков, во главе которой встал бесстрашный вождь Децебал. Для того чтобы разгромить прикарпатское вождество (смысл термина мы разберем ниже), понадобилась мощь всей Римской империи, причем первую войну с Децебалом римляне проиграли, а вторую выиграли с огромным трудом.

Севернее даков жили древние германцы. Считается, что это был народ копейщиков; такое копье с обожженным наконечником римляне называли фрамея. Есть гипотеза, что отсюда он и получил название (ger – «копье», mann – «человек»). Об этом говорит известный медиевист Н.А. Осокин (1843–1895) в своем курсе лекций «История Средних веков». Впрочем, коллеги упрекали, что ученый допустил в своем курсе множество мелких неточностей. Возможно, трактовка имени германцев относится к одной из них. Есть версия античного географа Страбона, что римляне назвали этих варваров germani («настоящие»), дабы хоть как-то отличить от кельтов. Наконец, современные исследователи считают ger кельтским словом «близкие». Следовательно, кельты звали так своих родственников, отделившихся от общей массы и постепенно ставших германцами.

Назовем их для удобства «германцы-1». Они были близки кельтам и часто смешивались. Отсюда и языковые заимствования. Римляне вели с германцами удачные войны и постепенно оттесняли в леса. Но внезапно на месте старых этносов мы обнаруживаем новые. Это – «германцы-2». Мутация произошла в I веке от Рождества Христова, а через столетие новые народы проявили себя. Именно в этот период уходят корнями рассказы средневековых хронистов Павла Диакона, Григория Турского, Фредегара, Идация, Орозия, Исидора Севильского, повествующих о рождении новых племен. Еще севернее, в Скандинавии, появились готы, о которых писал Иордан.

Что же произошло? Германские этносы обновились и сбросили старые одеяния. На смену прежним названиям пришли новые, еще непривычные для ушей соседей. Среди новых племен были франки (свободные), саксы (ножовщики), лангобарды (длиннобородые), маркоманы (пограничные люди), алеманны (сброд). Всё пришло в движение. Молодые народы стали воевать с Римом и причинили ему множество неприятностей.

Вполне вероятно, что именно тогда, в I веке, в Карпатах возник еще один новый народ – славяне. Он был невелик и проявил себя позже остальных. Нельзя исключить и того, что славяне сложились позднее даков или готов в результате генетического дрейфа, то есть получили жизненную энергию от кого-то из молодых народов. Л.Н. Гумилев предполагает, что таким же образом сложились франки, вышедшие на сцену позже других германских племен.

Славяне возникли будто бы ниоткуда и внезапно захватили центр, юг и восток Европы.

Общее недоумение ученых, оперирующих традиционными методами исследования, выразил известный французский медиевист Люсьен Мюссе:
«Расселением славян нельзя объяснить одной потребностью в жизненном пространстве… В качестве необходимой гипотезы предстает непомерный демографический взрыв. Он, так сказать, заступил бы на смену аналогичному росту населения, которое, как считают, произошло во II–V вв. чуть западнее, в германском мире. Однако нет смысла и говорить, что у нас нет никакого объяснения для этой волны повышенной рождаемости, или падения смертности, катящейся с запада на восток»
(Мюссе Л. Варварские нашествия на Западную Европу: волна вторая. СПб., 2006). Перед нами – описание ровно того же процесса, который Л.Н. Гумилев называл «пассионарным толчком», но без конечного вывода.

Итак, мы можем с большой долей уверенности говорить о сложении славян в I или II веке новой эры. Полтора столетия мог занять инкубационный период, а в III–IV веке славяне вышли на историческую сцену. Не исключено, что они фигурируют в составе «псевдоскифов», с которыми воевала Римская империя всё это время. Но говорить о данном факте с абсолютной уверенностью, разумеется, нельзя. А пока попробуем понять, как родились славяне, где это произошло и кто были «родители» этого народа. То есть попытаемся наметить пунктиром раннюю историю этноса.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Родина

Новое сообщение ZHAN » 02 май 2023, 18:30

У любого народа, как и у отдельного человека, есть предки, и в результате их соединения рождается нечто новое. Правда, человек имеет только двух родителей, а этнос может состоять из многих компонентов. «Родителями» славян были, возможно, кельты, фракийцы, сарматы и древние «германцы-1», сложившиеся задолго до новой эры. В результате мутации образовался новый народ. Он называл себя «словене», то есть «обладающие Словом», «говорящие». Свою ближайшую родню новорожденный понимать перестал и назвал их «немцы» (немые).

Где родина славян? Ее долгое время искали историки и археологи, литература вопроса необъятна. Ученые русской патриотической школы утверждали, что славяне родились в районе Припяти. Те, кто буквально понимал сообщение Нестора в Повести временных лет, говорили, что родина нового этноса находится где-то в римской провинции Норик, в современной Австрии. Вряд ли это так. Рациональное зерно есть в обоих гипотезах, но не будем утомлять читателя изложением споров научных школ. О том, почему в летописи упомянут Норик, поговорим позже. А пока донесем главный вывод.

Согласно еще одной гипотезе, родина славян – Карпаты и Прикарпатье, то есть район современной Галиции. Это версия чешского ученого П.Й. Шафарика – основоположника научной славистики. Впервые она была высказана в 1837 году. Этой версии придерживается и автор. В ее пользу свидетельствуют и данные археологии, согласно которым можно заключить, что из нескольких старых этносов в Карпатах возник один новый и произошло это примерно в I веке новой эры. Впрочем, на данные одной лишь археологии ссылаться опасно, так как они могут быть интерпретированы по-разному. Нужны другие сведения, подтверждающие или опровергающие гипотезу. Есть ли они? Попробуем разобраться.

Начнем с доказательств от противоположного. Откуда возникла гипотеза о прародине на Припяти? Ряд ученых считал, что славяне – это венеды, о которых упоминает древнеримский историк Корнелий Тацит в своей «Германии»; предполагается, что этот народ жил где-то на Припяти. Оба утверждения спорны. Венеды Тацита вполне могли быть венетами – одним из кельтских племен, которые расселились довольно широко по Европе. Часть этого племени жила на берегах Адриатики и дала имя современной Венеции. Другая обитала в Бретани и обладала мощным флотом. С нею столкнулся Юлий Цезарь и одержал победу, когда завел в Ла-Манше собственный флот. Вероятно, третья часть венетов расселилась к югу от Балтийского моря. Действительно, там встречается довольно много кельтских находок. Это и дает основания для того, чтобы отождествить кельтских венетов с венедами Тацита. Бесспорно, какая-то часть племени осела в Карпатах. В III веке римский император Волусиан (252–253) имел прозвание Венедского, так как сражался в Дакии. Впоследствии, после разложения венедов, припятские земли займут балты – предки литвы, и лишь потом в эти края начнется наступление собственно славян.

Несомненно, остатки венедов впоследствии растворились в массе славян, причем какая-то часть нового народа приняла старое имя венеды. Последние сыграли роль в славянском этногенезе, но лишь как один из субстратов. Кстати, германцев от кельтов римляне начали отличать довольно поздно, при Юлии Цезаре, да и то часто путали. Резкая грань между копейщиками и кельтскими племенами прошла лишь после того, как появились «германцы-2». Тогда же из массы кельтских, германских и иных племен выделился небольшой этнос славян.

Но есть и возражения. Первых славян автор древнерусской Повести временных лет называет нарци, то есть жители Норика. «По мнозех же времянех сели суть словени по Дунаеви, где есть ныне Угорьска земля и Болгарска. От тех словен разидошася по земле и прозвашася имены своими», – говорит летописец. Однако если мы принимаем за дату рождения славян I или II век, то должны категорически отказаться от гипотезы о дунайской родине в Норике. В это время Норик – провинция Римской империи. Значит, момент рождения славян ускользнул от историка, и летописец говорит о более поздних временах, когда часть славян переселилась в Норик. Тогда это совершенно не противоречит гипотезе о карпатской прародине.

А как насчет других мест? Например, Приднепровья, где вырастет со временем Киев – «мать городов русских»? Эту гипотезу осторожно выдвигал Любор Нидерле, но изыскания археологов и анализ топонимов позволили ее отвергнуть. На Днепре в это время жили черняховцы, которых современные археологи не относят к славянам. О том, кто это такие, поговорим ниже, но очевидно, что в лесостепной зоне и в степи преобладали ираноязычные народы – предки осетин.

Не Норик, не Припять, не Поднепровье. Следовательно, для славянского этноса остается одно место – Прикарпатье, Галиция. Эти данные не противоречат сведениям, добытым археологами, и сегодня можно с уверенностью утверждать, что Шафарик был прав: Галиция – общая родина наших предков.

Это были еще не поляки и не украинцы, не русские и не беларусы, не сербы и не хорваты. Зародилась единая славянская общность.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Первые шаги

Новое сообщение ZHAN » 03 май 2023, 13:05

Мы по-прежнему находимся в мире предположений и гипотез. Но всё же попробуем восстановить основные вехи ранней славянской истории.

Итак, в I веке новой эры произошла мутация, в результате которой в Карпатах возник небольшой, но воинственный народ – славяне. Он образовался из фракийцев, кельтов, сарматов и «германцев-1».

В результате той же мутации образовался по соседству другой народ – даки.

Возникла мощная Дакийская держава под управлением царя Децебала(ок. 86 – 106). Она занимала современную Румынию без Добруджи, восток Венгрии, Словакию, Галицию, Молдавию и часть южнорусских земель до Южного Буга. Вероятно, в эту державу вошло небольшое племя словен, или, если угодно, карпатских венедов. На запад от державы Децебала располагалась страна кельтов-бойев – Богемия, которую в то время захватили маркоманы. Впоследствии ее заселят славяне и превратят в Чехию.

Римляне развязали против Децебала две войны. Первая закончилась неудачей. Ее вел император Домициан (81–96). Вторая завершилась победой. На сей раз войной руководил Траян (98 – 117), которого сенаторы называли «лучшим из принцепсов». Однако победа стоила большого напряжения сил всей империи и завершилась покорением лишь части Дакийского царства. Трансильвания, Банат, Валахия и Молдавия вошли в римскую провинцию Дакия, а славяне остались вне этой территории. Туманные Карпаты оказались недоступны для римлян. А может, просто не вызвали интереса. Климат в те времена был гораздо прохладнее. Припятские болота, берега которых заросли чащобами, казались мрачным и непроходимым северным краем. В южнорусских степях плескались обширные озера, одно из которых находилось в районе Харькова – там, где сейчас сухая степь. Все эти земли, впоследствии населенные славянами, принадлежали другим народам.

Покамест «носители Слова» не появлялись восточнее Карпат. Несколько десятков лет царил мир, во время которого славяне, оказавшиеся в числе проигравших после разгрома Децебала, восстанавливали силы. Судя по описаниям античных авторов, мы видим неподалеку от этих мест два народа: карпов и костобоков. От первого из них произошло название Карпатских гор. Шафарик и Нидерле считают костобоков славянами, хотя есть и другие гипотезы. Карпов ученые относят скорее к фракийцам. Но очевидно, что те и другие со временем войдут в состав «народа, владеющего Словом». Может быть, перед нами картина, аналогичная сложению древних монголов: есть старые роды и племена, но уже формируется орда Чингисхана, которая их поглотит.

Первые славяне жили простым бытом: охотились и пахали землю. Но славянский народ нельзя считать оседлым в нашем смысле слова. Технологии обработки земли у наших предков были примитивны. Земледельцы выжигали часть леса, снимали три-четыре урожая, а потом снимались с места и шли искать другие угодья. Жили в землянках, имели скудный скарб, который состоял из простого оружия и орудий труда; часто умирали от болезней или на войне. Единственным средством существенно улучшить благосостояние стал грабеж. Но грабить было некого. Богатая и цивилизованная Римская империя казалась в ту пору вечной. Она отличалась агрессивностью и шла от успеха к успеху. Римляне уничтожали более слабые народы или переплавляли их в «этническом тигле». Люди забывали родные языки и обычаи, воспринимали римскую цивилизацию, которая многим казалась мировой, учились говорить и писать по-латыни. Так в Средиземноморье возник новый латиноязычный народ, который условно назывался вельски. В русской летописи их именуют волохами. Казалось, что за этим этническим субстратом – будущее.

После Траяна империей правила династия Антонинов. Под их владычеством государство переживало золотой век и достигло пика могущества. Но часто зенит – это начало упадка. Варвары, то есть неримляне, приближали этот упадок как только могли.

Если во времена Децебала империя нападала, то спустя полстолетия – уже защищалась. Этнос маркоманов успел обновиться и напал на римлян в союзе с германцами – квадами, жившими в Словакии.

В это время империей правил философ Марк Аврелий (161–180), который вел тяжелые Маркоманские войны. Варвары пришли из Богемии, разорили Норик (Австрию) и проникли даже в Северную Италию. Римляне с трудом отбились и оттеснили неприятеля в район Виндобонны (Вены) в Норике. Здесь началась эпидемия, от которой император и большое число его воинов скончались.

Соблазнительно предположить, что в Маркоманских войнах принимали участие славяне. Не с этой ли войной связано упоминание в Повести временных лет о провинции Норик как родине славян? «Волхом бо нашедшем на словени на дунайския, и седшем в них и насилящем им», – говорит летописец. Возможно, здесь ведется речь именно о войнах, которые вел с варварами Марк Аврелий. За эту гипотезу говорит летописное известие о борьбе славян с «волохами», то есть вельсками, римлянами, идеально вписывающееся в ситуацию той поры. Но против нее – полное отсутствие упоминаний о славянах в письменных источниках.

Отражение маркоманов стало последним крупным и бесспорным успехом римлян. Затем римскую цивилизацию ждали сумерки. Они совпали с новым германским нашествием.

Никто не мог предположить, что произойдет дальше. Произошло неожиданное. На сцене появился новый народ – готы. Поговорим о нем подробнее, так как история готов тесно переплелась с историей ранних славян.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готы в Причерноморье

Новое сообщение ZHAN » 04 май 2023, 15:47

Этнос готов родился в I веке «на острове Скандза», то есть в Скандинавии. Античные ученые и путешественники были уверены, что это именно остров, а не полуостров. Яркое свидетельство появления нового народа – смена религии. Предания готов свидетельствуют о смене веры, когда династия благодушных богов – ванов была побеждена молодыми агрессивными богами – асами. Позднейшие гипотезы трактовали эту смену по-разному. Г.В. Вернадский, имевший пристрастие к аланам и видевший их повсюду, утверждал, что боги-асы – это переселившиеся в Скандинавию аланы, родственники осетин. Современный исследователь кельтов С.В. Цветков видел в мифе об Одине (общий бог готов и всех «германцев-2») кельтские корни. Но это – предположения. Когда готы вышли на арену истории, они были германцами – это не вызывает сомнений. Но так как перед нами – новый виток этногенеза, в числе родителей молодого народа могли быть и кельты, и даже аланы.

Главным источником по истории готского народа является небольшая брошюра «ученого немца» Иордана – православного гота на византийской службе, жившего на Балканах в эпоху Юстиниана Великого.

Иордан пишет, что готов породила Скандза – vagina народов (переводчик и блестящий комментатор текста Е.Ч. Скржинская деликатно пишет «утроба»). Вагина – это «ножны» в переводе с латыни. Из этих ножен был извлечен готский меч, и он навел страх на соседние этносы.

Готы относились к «германцам-2». По преданию они покинули Скандзу на трех кораблях, в которых находились представители трех племен: остроготов («блистательных»), визиготов («мудрых») и гепидов («лентяев»). Первые два племени принято называть остготы и вестготы (восточные и западные соответственно), а гепиды в любом варианте остаются гепидами. Переселение возглавил конунг Бериг, который передал власть по наследству своему сыну.

В I веке готские воины высадились на южном берегу Балтийского моря и встретили здесь народ ругов. Известный исследователь А.Г. Кузьмин (1928–2004) считал их «северными иллирийцами», но очень похоже, что на самом деле руги – германское племя. Их вожди носят германские имена, у людей – германские обычаи, а германцы считают их своими.

Если принимать теорию пассионарности (да простят автора те, кто не приемлет концепцию Гумилева), то мы увидим, что руги и готы были равно пассионарны. В этом варианте победу одной из сторон решает случай. Подробности неизвестны, но в результате войны с готами руги были разбиты и рассеяны по лику Европы. Часть племени осталась на острове Руян (Буян русских былин).

Другая часть подчинилась готам, участвовала в их скитаниях по Восточной Европе и пришла на Днепр.

Тацит (в 98 году в трактате «Германия») и его современник Плиний Старший в «Естественной истории» уже знают о готских поселениях в низовьях Вислы, причем Плиний называет готов частью народа вандалов (Естественная история, IV, 99). Ю.Б. Циркин видит в этом этническую принадлежность, то есть то, что римляне считали готов восточными германцами, как и вандалов. Но не исключено, что вандалы действительно подчинили готов, воспользовавшись тем, что пришельцы из Скандинавии ослаблены борьбой с ругами.

Вандалы создали мощное королевство на территории Великой Польши и Силезии, подчинив бургундов, обитавших в Лужице и Верхней Саксонии, и каринов. Вандалы властвовали также над остатками лугиев, которые были разорваны гипотетическим пассионарным толчком, давшим жизнь новым народам. Последние лугии жили в Малой Польше и утратили не только власть, но и душу, полностью германизировавшись и растворившись в составе вандалов.

Итак, по мнению Плиния Старшего, вандалы были главными в Южной Балтике в конце I века. Иордан возражает Плинию: это не вандалы покорили готов, а готы захватили вандалов, «присоединив и их к своим победам» (Гетика, 26). Но логика подсказывает, что Плиний осведомлен лучше, а смертельная борьба с ругами серьезно ослабила готов. Правда, вскоре ситуация изменится.

Во времена Маркоманских войн готы обитали в низовьях реки Вистулы (Вислы). Римляне называли их гутоны, или готоны. И вдруг… Готский народ по непонятной причине бросился на юг, поднимаясь вверх по Одеру и Висле. Какая-то непонятная сила влекла их прочь. Причины не ясны ни историкам, ни археологам. Так саранча внезапно собирается в стаи, проносится через континенты и гибнет в волнах океана. В ее движении нет закономерности. Возможно, примитивное хозяйство готов пришло в упадок вследствие истощения почвы или климатических изменений, например из-за похолодания или дождливого лета, повторявшегося несколько раз подряд.

Клич о переселении бросил конунг Филимер, сын Гадарига, – «пятый после Берига», как говорит Иордан. Это не означает, что Филимер – представитель королевской династии, насчитывавшей пять поколений. Готами правили тогда выборные вожди – своего рода «пожизненные президенты», имевшие звание, тьюданс, которое переводится как «вождь народа».

Вероятно, Филимер поднял восстание против вандалов и обрушился на них.

Вандалы были разделены на два племени – асдинги и силинги (по имени силингов, к слову, получила название историческая область Силезия). Вандалы принадлежали к числу «германцев-2», были молодым народом, но готы оказались более свирепыми, хитрыми и удачливыми. Внезапность нападения сделала свое дело, и вандалов разбили. Половина этого народа оказалась захвачена водоворотом войны и выброшена в Паннонию, где столкнулась с римлянами. Тогда же были сдвинуты со своих мест лангобарды и бургунды. Война всех против всех докатилась до земель саксов и франков. Началось Великое переселение народов. Обычно его принято ассоциировать с гуннами, но этот миф должен быть отвергнут. Первый толчок переселению дали именно готы, разметавшие вандалов и родственные им племена.

Победители искали места для поселения с благодатным климатом и богатыми народами, которые можно было подвергнуть грабежу. Несомненно, вместе с готами на юг двигалась часть покоренных ругов и вандалов-асдингов.

Важно, что захватчики прошли через территорию славян – Галицию. Не тогда ли местные народы получили гипотетический «пассионарный заряд»? Или они приняли его повторно, теперь уже от готов, которые награждали понравившихся иноплеменных женщин своей любовью, ибо строгой морали тогда не существовало?

Готы и их подручные расправились с племенем костобоков, которое исчезает со страниц истории. Карпы просуществовали дольше, но в основном атаковали римские владения – то ли спасаясь от готов, то ли следуя их приказам. Вскоре на месте карпов и костобоков появятся славяне.

Филимер вел своих соплеменников в страну Ойум, к Черному морю. По мнению Е.Ч. Скржинской, это Олешье, или Лукоморье, – причерноморские степи с «островами» лесов. Здесь возник центр остготской державы, которая охватила всё Поднепровье. К северу, на речке, которая впоследствии получит название Рось, поселились руги. Вероятно, они прикрывали готскую границу на этом направлении.

К западу, в Бессарабии, разместились асдинги и вестготы, а также небольшое готское племя тайфалов – вероятно, возникшее в результате смешения готов с какими-то местными племенами.

Согласно расчетам Т. Моммзена, в период с 218 по 250 год Готская держава пережила кризис и распалась на две половины – восточную и западную. Тогда же отделились гепиды, у которых правила самостоятельная династия «конунгов». Гепиды, похоже, на некоторое время осели в Галиции. К тому времени умер готский герой Филимер. Возможно, с его смертью и связаны перечисленные неурядицы.

Правитель германского племени тогда назывался кунингас. Н.А. Осокин в «Истории Средних веков» пишет «кунинг», а мы будем использовать более позднее скандинавское «конунг». Кстати, считается, что от германского «кунингас» произошло русское «князь». Если этот так, заимствование могло быть сделано в готскую эпоху, когда гепиды жили в предгорьях Карпат.

Власть над восточной половиной готов получил знатный старейшина Острогота (218? – 250) из рода Амалов. Вестготы и тайфалы не признали его. Однако через некоторое время Острогота вновь подчинил западные племена, жившие в Бессарабии, и вместе с ними напал на римскую провинцию Дакия. Откуда у него взялись силы? Вероятно, Острогота сумел договориться с восточными соседями – племенами аланов. Одно из них, жившее на Днепре, носило имя анты, то есть «внешние», «пограничные» (по отношению к другим аланам, которые обитали в восточных степях). На этих землях жили и другие, неиранские племена, которые тоже входили в союз антов. Но одним из главных в антском союзе являлось ираноязычное племя хорватов, главным богом которого было Солнце – Хуршед. Впоследствии славяне транскрибируют его как Хорс.

Готы вышли на границы римских владений в Дакии. Чтобы разграбить богатые римские провинции, им требовалась эффективная армия. На этой почве они и договорились с аланами, то есть прежде всего – с антами. Предки аланов – сарматы – придумали новый род войск: рыцарскую кавалерию, когда лошадь и всадник облачены в кольчугу. В сочетании с конными стрелками эти воины били даже непобедимых римлян. Вскоре тяжелая кавалерия появится и у самих готов, что принесет им несколько крупных побед.

Заключив союз с аланами, готы получили тяжелую конницу и опытных инструкторов. Анты в свою очередь обрели союзников и вместе с ними бросились грабить империю.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готы против римлян

Новое сообщение ZHAN » 05 май 2023, 17:33

Противостояние с римлянами началось немедленно, причем первые вести о новых завоевателях принесли их враги. В Дакию под натиском готов вторглись остатки карпов. К ним примкнули какие-то германцы – возможно, асдинги. В 244 году шайки варваров перешли Дунай и вторглись в Нижнюю Мёзию. Время было выбрано удачно, ибо в Римской империи после падения династии Антонинов начались смуты. Пришедшая на смену династия Северов ненадолго стабилизировала ситуацию, но затем легионы из разных провинций схватились между собой. Несколько десятков лет продолжались тяжелые гражданские войны: за власть сражались «солдатские императоры». Для варваров наступили хорошие времена: нападать на римское пограничье стало прибыльным и не очень опасным делом.

Карпы и германцы навели такой ужас на жителей Нижней Мёзии, что пришлось вмешаться лично императору: им тогда был тайный христианин Филипп Араб (244–249).

Он сражался с варварами два года и полностью уничтожил армию вторжения (247). Но это было лишь прелюдией нового вторжения. Острогота заключил союз с аланами-антами, подчинил вестготов, после чего вторгся в Дакию (248). Передовые отряды готов вошли в Верхнюю Мёзию и Паннонию. Здесь они были разбиты римским полководцем Децием. Победа вскружила головы легионерам, и они провозгласили Деция (249–251) императором. Деций не хотел править, но ему пригрозили смертью солдаты, и бедняга выступил против Филиппа Араба. Филипп проиграл решающее сражение под Вероной и сложил голову, а Деций первым делом начал свирепые гонения на христиан, из чего следует, что его возвела на престол языческая партия, приверженцы которой доминировали в дунайских легионах империи. Расправившись с оппозицией, император двинулся на Балканы, где бесчинствовали готы и их союзники.

К тому времени в державе готов произошли перемены. Острогота умер (250), а его наследников отстранили от власти. Возможно, причиной стало то, что Острогота не смог победить римлян. Новым конунгом готской державы сделался Книва (250–271?), о происхождении которого ничего не сказано у Иордана. Конечно, Книва не принадлежал к роду Амалов. Это был демагог, пообещавший соплеменникам разбить римлян. По версии Ю.Б. Циркина, он правил только вестготами, но, судя по дальнейшему изложению событий у Иордана, Книва располагал ресурсами всей Готской державы – его армия насчитывала 70 тысяч бойцов (Иордан, Гетика, 101). Книва развязал большую войну на Дунае, причем в авангарде пошли неистребимые карпы, которые заняли Дакию вместе с венедами.

В это же время огромная армия готов – их союзников перешла Дунай по льду и разделилась на две части. Одна часть осадила Филиппополь во Фракии (нынешний Пловдив). Другая, во главе которой стоял сам Книва, попыталась разграбить Верхнюю Мёзию. Но ее наместник Требониан Галл искусными маневрами сумел оттеснить готов, они отошли и осадили Никополь. Тут их настиг Деций, маршировавший со своей армией из Италии. Готов отбросили от стен Никополя, а другая армия римлян освободила Дакию от карпов. Император кинулся преследовать Книву, но потерпел поражение в битве при Берое, после чего стало известно о сдаче и разрушении Филиппополя. Деций отвел свои потрепанные войска, соединился с Требонианом Галлом и разместил легионеров на зимних квартирах. В 251 году он возобновил наступление на варваров. В одном из сражений к северу от Балканского хребта Деций одержал победу, но она оказалась локальной. Император настиг главное войско Книвы, но в битве у Абритты в Малой Скифии потерпел поражение. Римлян заманили в болото и уничтожили. В бою пали император Деций и его сын. Легионеры провозгласили новым главой империи Требониана Галла (251–253). Тот назначил своим соправителем сына Волусиана (252–253), а с варварами заключил позорный мир. Книва убрался в Ойум-Лукоморье вместе с добычей и римскими пленными, а империя обязалась выплачивать готам дань – небывалое дело в прежние времена. В это время на Балканах бушевала эпидемия. По-латыни ее называли чумой (pestis), но, судя по всему, люди имели дело с разновидностью тифа. Первая подлинная чума поразит человечество лишь во времена Юстиниана в 541 году.

Император Требониан сделал наместником всей Мёзии способного полководца Марка Эмилия Эмилиана. Тот немедленно отказался от выплаты дани готам и разбил их отряды на Дунае. В то же время Волусиан явился в Дакию и вытеснил оттуда разноплеменный варварский сброд, пытавшийся покорить страну. За это молодой император – соправитель получил почетное прозвище Венедский. Следовательно, он разбил венедов, но какое племя скрывалось под этим камуфляжем? Уже славяне или всё еще прежние кельты – венеты? Скорее первое. Римляне и византийцы любили называть новые народы старыми названиями. Сербы носили имя трибаллов, сельджуки – персов, русичи – тавроскифов. Другой вопрос, что эти первые славяне сильно отличались от своих потомков, поэтому с помощью археологии уточнить их происхождение очень сложно. Это объяснимо. Например, русские времен Ивана Грозного с точки зрения материальной культуры (да и языка) сильно отличаются от современных россиян, но это один народ. Однако с точки зрения науки перед нами – две совершенно разные археологические культуры, а значит – два разных этноса. То же происходило и с древними славянами. Расширяясь, они впитывали элементы материальной культуры своих соседей, что и ставит археологов в тупик: в разных местах они находят неславянские предметы, которые относят к «праславянской» культуре. Причем эти предметы входят в состав других, явно неславянских археологических культур. Однако вернемся к рассказу.

Победитель готов Эмилиан сверг Требониана Галла и Волусиана, а императором провозгласил себя (253), но после четырехмесячного царствования был заколот собственными охранниками. Римским императором сделался Валериан (253–260), который был предан легионерами во время похода против персов и попал в плен. Ему наследовал сын и соправитель Галлиен (253–268), против которого взбунтовались провинции. Римская империя распалась на несколько частей, враждовавших друг с другом.

Еще при жизни отца Галлиен столкнулся с карпами Дакии и вновь вытеснил их (254). Тогда же впервые появились франки на Рейне – новый народ, сотканный из полудюжины старых племен, названия которых с тех пор исчезают. Восточнее франков, на Эльбе, появилось еще одно молодое племя. Это были саксы (ножовщики), родственные лангобардам. Германия обновилась.

В 257 году готы и аланы захватили Боспорское царство в Крыму, причем расправились там с остатками скифов. Греки, жившие на Боспоре, покорились новым завоевателям и построили для них флот. Начиная с этого времени готы и крымские греки стали грабить приморские города на Балканах и в Малой Азии, входившие в состав Римской империи. Вскоре к ним присоединились эрулы, жившие на Дону и тоже владевшие навыками морских походов. Иордан сохранил память о большом набеге, который произвели три мелких готских предводителя – Респа, Ведук и Тарвар, которые разграбили прибрежные города и дошли до окрестностей Илиона (262). Такие наскоки стали кошмаром для мирных жителей на целых сто лет. Не прекращались и сухопутные войны.

Галлиен очень быстро растерял значительную часть владений, так как не пользовался авторитетом в стране, а желающих взять власть было много. Римские историки – продолжатели Светония – называют это время эпохой «тридцати тиранов». Император постоянно сражался и был очень энергичен, но обстоятельства оказались сильнее. Отделилась Галлия, Британия и рейнские провинции, отпали Сирия, Египет и юго-восток Малой Азии. Галлиен с огромным трудом держался в Италии, Испании, на Балканах и в Африке, хотя мятежи вспыхивали и там. Императору кое-как удалось стабилизировать ситуацию, но тут последовало новое вторжение готов с суши и моря (267). В морской экспедиции приняло участие племя эрулов. Л.Н. Гумилев считает их местным этносом неясного происхождения, тогда как большинство ученых отожествляет их с германскими герулами, которые вышли из Скандинавии. Если верен последний вывод, то перед нами – лишь часть племени, ибо главные роды герулов осели в Словакии.

Эрулы и готы прошли на кораблях Босфор, разграбили острова Архипелага, добрались до Пелопоннеса и даже подступали к стенам древних Афин и Спарты. Сухопутная армия готов форсировала Дунай.

Галлиен выступил против врага и нанес ему поражение. Вероятно, он использовал новый для римлян род войск: тяжеловооруженную конницу рыцарского типа, которая была у аланов-антов и готов. Такую конницу императору помог сформировать военачальник Авреол, романизированный иллириец или дакиец, то есть вельск, волох. Готов атаковали в момент, когда те, отягченные добычей, возвращались на север. Однако Галлиен попытался помириться с врагом и отпустил пленных, что не понравилось ни рядовым легионерам, ни командному составу римской армии. Были и иные причины для недовольства. Возник заговор. Авреол поднял открытый бунт в Медиолане (Милане). Галлиен срочно двинулся в Италию, разбил войска узурпатора и осадил его. Однако несколько высших офицеров иллирийского происхождения организовали суматоху, связанную якобы с приближением врага, и убили Галлиена. Новым правителем Рима сделался один из участников интриги, иллириец Клавдий II (268–270). Его правой рукой стал жестокий и предприимчивый офицер Аврелиан. Началось господство иллирийцев в империи, которое продолжалось сто лет.

Авреол перешел на сторону Клавдия, однако вскоре был убит собственными солдатами. Сам Клавдий выступил против варваров. Вандалы вторглись в Паннонию, алеманны попытались прорваться через альпийские проходы, а готы с союзниками атаковали Дакию и Фракию. Иордан говорит, что готский конунг Книва мог собрать 70 тысяч воинов. Конечно, в это число входили не только аланы с готами, но и другие племена, названий которых мы даже не знаем.

Клавдий отбросил алеманнов, его полководцы сдерживали вандалов. Император выступил против готов и нанес им поражение при Марцианополе, затем еще одно и запер часть варваров в Балканских горах, а себе в честь победы присвоил прозвище Готский (269). Флот варваров попытался повторить вторжение на Архипелаг, но был разбит римской эскадрой, которая пришла из Египта.

В этот момент вновь активизировались вандалы на Среднем Дунае. Клавдий выступил против них, а воевать с готами поручил Аврелиану. После чего, судя по всему, значительной части готов удалось вырваться и уйти за Дунай. Тут в империи вновь началась эпидемия, которая унесла жизни многих солдат и самого императора Клавдия. Ему наследовал боевой соратник Аврелиан (270–275). Он разгромил в Паннонии ютунгов и вандалов, затем отбросил алеманнов и выступил против готов. Те разоряли Дакию, Мёзию и Фракию. Аврелиан нанес поражение готам и уничтожил их вождя Каннабада (271). Кажется, под этим именем скрыт не кто иной, как Книва. Таким образом Аврелиан поставил жирную точку в Готских войнах.

Но римлян нельзя было назвать абсолютными победителями. Император признал бесцельной оборону Дакии, вывел римских колонистов и укрепил границу по реке Дунаю.

Заметим еще раз: современные румыны считают себя потомками дакийских римлян, но это исторический миф. Земли к северу от Дуная в III веке заняли варвары – сперва готы, затем славяне и болгары. Римляне создали провинцию Дакия к югу от великой реки. Ее-то и заселили бывшими дакийскими колонистами. Значительная часть населения Балканского полуострова говорила тогда на латыни. Такое латинизированное население империи правильно называть вельсками. Впоследствии название трансформируется в валахов, или волохов. Они плотно населяли территорию современной Болгарии и доходили даже до Фессалии, где существовала область Великая Влахия. Лишь в XIII веке, когда на Балканах все воевали против всех, началось переселение валахов на север. Оно усилилось в XIV веке, когда золотоордынские татары ушли из придунайских земель, а на Балканах стали свирепствовать турки. Валахи основали два княжества – Румынию, то есть страну римлян, и Молдавию. Причем в Молдавии сумели ассимилировать живших там славян. Затем, спасаясь от турок, значительная часть валахов переселилась в Трансильванию – сейчас эту область тоже объявляют исконно «румынской». Такова история одного этноса, очищенная от наслоений политики.

После ухода римлян за Дунай между ними и готами установился относительный мир. Под властью иллирийских императоров Рим окреп, и нападать на него стало небезопасно. Кроме того, у самих готов происходили неясные процессы и внутренняя борьба. Иордан предпочел об этом не говорить, а иных источников мы не имеем. Шестьдесят лет после гибели Книвы – один из самых темных периодов в истории готов. Похоже, что они вновь разделились. Вестготы заняли часть Дакии, но обнаружили, что на эти же территории претендуют вандалы. Иордан пишет, что после ухода римлян вандалы попытались занять те земли, на которых впоследствии обосновались гепиды, а это Банат, Трансильвания и Восточная Венгрия. Вестготы поселились восточнее, в Молдавии. Валашскую степь они отдали союзникам – роксоланам («блестящим» аланам) как пригодную для выпаса коней. Было время, когда ряд историков, включая Д.И. Иловайского, фантазировал на тему схожести названий русь и роксоланы. Более поздние исследования лингвистов доказали несостоятельность этой гипотезы – «блестящие» аланы не имеют отношения к славянам.

Итак, остготы по-прежнему жили в Лукоморье, вестготы обосновались в Молдавии, а гепиды обитали в Галиции, которую, получается, делили со славянами, известными римлянам как венеды.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готская держава и славяне

Новое сообщение ZHAN » 06 май 2023, 14:31

Последующие 60 лет «выпали» из истории готов. Два источника, Иордан и Аноним Валезия, сообщают нам имена готских королей, правивших в первой половине IV века. Имена конунгов – Ариарих и его сын Аорих. Это современники римского императора Константина I Равноапостольного (306–336) – иллирийца, родственника Клавдия II. Во время римских междоусобиц Ариарих и Аорих поддержали Константина и привели под его знамена 40 тысяч воинов, за что император щедро расплатился с ними. Следовательно, готы предпочли стихийному грабежу легальную войну и потребовали оплаты своих услуг.

Заметим, что воинов меньше, чем во времена Книвы. Исследователи солидарны в том, что мы имеем дело только с вестготами. То есть Ариарих и Аорих были королями лишь западной ветви готского народа. Что происходило у остготов и тем более у гепидов в это время, неясно. Аориха отправили заложником в Рим, Ариарих умер. Пользуясь этим, власть у вестготов захватил представитель местной знати Геберих (ок. 332–350?). Он прославился тем, что разгромил вандалов, и остатки этого племени просили убежища у римлян, получив его в Паннонии. Вероятно, к 350 году вестготы завладели всей территорией Дакии. Примерно тогда же Геберих умер.

В это время на востоке, у остготов, утвердилась династия Амалов. На престол взошел знаменитый конунг Германарих (ок. 350–375). Это был правнук Остроготы. Вероятно, после смерти Остроготы его род – Амалы – утратил власть, и вождей выбирали из других семей. Такой вождь именовался тьюданс – глава народа. Конунгами или кунингами мы их зовем, чтобы избежать латинского рекс – царь, ибо готы не называли своих вождей латинскими титулами.

Легенда гласит, что Германарих прожил 110 лет. Это значит, что он родился примерно в 265 году, то есть через два поколения после переселения готов на юг. Всё это маловероятно, но в принципе возможно. Вызывает сомнения другое. Когда Германариха выбрали конунгом, ему было 85 лет, а он действует как энергичный политик и создает огромную державу, память о которой сохранилась в истории как о чем-то значительном.

Скорее всего, Германарих возглавил народ, будучи на грани зрелости и пожилого возраста, цифра «сто десять лет» условна, она говорит лишь о том, что за четверть века конунг состарился и немного вышел за пределы обычной продолжительности жизни. То есть к моменту смерти ему могло быть за семьдесят, но сограждане называли его «столетним старцем».

Иордан сравнивает его с Александром Македонским. Это значит, что Германарих всю жизнь провел в войнах и значительно расширил державу. Известен список покоренных Германарихом народов. «Покорил же он племена: гольтескифов, тиудов, инаунксов, васинабронков, меренс, морденс, имнискаров, рогов, тадзанс, атаул, навего, бубегенов, колдов». Единственный народ в этом списке, который может быть отождествлен со славянами, – это Golthescytha, но лишь потому, что славян обычно отождествляют со скифами. Тьюдо – это чудь, меренс – меря, морденс – мордва, васинабронки – весь «в Бронке» (географическое название, которое трудно идентифицировать). Inaunxis – тоже, скорее всего, не племя, а географический термин, относящийся к расположению чуди. Имнискары – это либо скиры, либо опять же географическое наименование, относящееся к расположению племени морденс. Роги – руги, которые, как мы предполагаем, поселились на реке Рось. Остальные племена вообще неизвестны – они погибли и не оставили следа. Кроме того, в состав готской империи вошли вестготы как союзное племя, хотя они и сохранили известную автономию. Это дало повод авторам прекрасно написанного, но небесспорного вузовского советского учебника по истории Средних веков заявить, что вестготы остались вне державы Германариха и вошли в орбиту римского влияния, но это не так. Учебники тоже требуют проверки и далеко не всегда выдают окончательную, проверенную информацию даже в таких мелочах, как факт зависимости вестготов от остготов в короткий период готской империи.

Вероятно, усиление готов напугало окрестные народы, а власть Германариха согласились признать далеко не все. Возможно, против готов сложилась коалиция в составе приазовских эрулов, какой-то части венетов и айстиев – литовцев. Первыми Германарих разбил эрулов и полностью привел их к покорности. Эрулы из союзников превратились в данников. Затем последовало нападение готов на венетов. Иордан однозначно относит их к славянам, но его текст требует пояснения. В IV веке процесс разложения и славянизации старых кельтских венетов завершался, но не закончился. По крайней мере, это можно заключить из данных археологии. В Восточной Европе несомненно славянской считается лишь пражско-пеньковская археологическая культура, но она появится лишь в VI веке. Тем не менее в «Гетике» можно отыскать вполне верное и надежное понимание славянского этногенеза.

Обратимся к тексту Иордана. «После поражения герулов, – пишет он, – Германарих двинул войско против венетов, которые, хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться». Упоминание о слабости оружия адресует нас к более позднему тексту «Стратегикона» византийского императора Маврикия, который тоже пишет о слабом вооружении, но большой численности и беззаветной храбрости славян. Венеты «происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха».

Из этого сообщения видно, что венеты, по мнению Иордана, стали главным субстратом славян, которые будто «вылупились» из этого племени и сбросили старую шкуру. В то же время из сообщения Иордана следует, что в его времена было только два славянских союза – антов и склавинов (Antes, Sclaveni). Эти два племени были как бы «детьми» первого – венетов. Венеты терпят поражение, после чего Германарих нападет на айстиев и покоряет их, выйдя на границы Балтики. Иордан называет это племя эсты, что не должно вводить читателя в заблуждение: мы имеем дело не с финнами-эстонцами, а с литвой.

Таким образом, примерно в 370 году Германарих создал империю в границах будущей Киевской Руси. С.М. Соловьев в своей «Истории России с древнейших времен» полностью принимает это сообщение Иордана. Ученые советского периода, в том числе переводчик Иордана Е.Ч. Скржинская, сомневались в том, что Германариху удалось создать империю в восточноевропейских лесах, но сомнения должны быть отвергнуты. Во-первых, дело сводилось лишь к выплате дани, во-вторых, империя Германариха оказалась недолговечной. Она просуществовала лет пять. Если бы дело затянулось, владения Германариха наверняка были бы утрачены.

Из сообщения Иордана можно понять другую важную для славяноведения вещь. К тому времени, которое описывает готский историк в своей брошюре под названием «Гетика», гепиды уже переместились на южные склоны Карпат и заняли часть Дакии, то есть выступили союзниками вестготов против вандалов в борьбе за эту провинцию. Следовательно, венеды-славяне оказались предоставлены сами себе. Получается, что они вышли из пределов Галиции и попытались захватить берега Днепра и Припяти. Здесь они столкнулись с готами и ругами. Тогда-то славяне и попытались создать антиготский союз, в который вошли эрулы и айстии. Это заставляет по-новому взглянуть на текст Иордана. Не исключено, что ранние славяне попытались завладеть частью Восточно-Европейской равнины, но встретили сильного противника – готов. Германарих велик уже тем, что увидел эту опасность, сплотил своих воинов и стремительно разгромил коалицию врагов, не дав им собраться с силами. С этого времени начался тысячелетний спор славян и германцев, который стоил обоим этносам много крови.

Итак, славяне потерпели поражение и смирились. Но в державе Германариха было неспокойно. Он мог заставить людей согнуться перед готами, но не одержал решительной победы, да и не мог. Его держава была однодневкой и распалась бы даже без внешнего удара. Готы были главными бенефициарами созданной ими системы, то есть собирали дань с покоренных народов в свою пользу. Их союзникам доставались только крохи со стола господ, и это предопределило гибель остготской империи на берегах Днепра.

Началось с мелочи. «Вероломному… племени росомонов… подвернулся тут случай повредить» Германариху. Кто такие росомоны? Иордан называет их «Rosomonorum gens infida». Попытки отнести племя к роксоланам несостоятельны с точки зрения лингвистики. Вернемся к тексту.

Одной из жен Германариха была росомонка Сунильда. Она изменила состарившемуся конунгу. Германарих уличил жену в неверности, привязал к хвостам диких коней – тарпанов – и пустил в степь. Кони растерзали преступную женщину. У Сунильды были двое братьев, Сар и Аммий. Они подкараулили Германариха и поразили его в бок мечом. «Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного». Кто же эти таинственные росомоны? Сунильда – германское имя. Сар – аланское, Аммий – римское. Среди них нет ни одного славянского. Следовательно, росомоны – либо германцы, либо аланы. Скорее всего, первое, то есть перед нами – руги, живущие на реке Рось.

Судьба Сара и Аммия неизвестна. Скорее всего, Германарих казнил этих людей. Но даже если нет, руги сделались врагами готов. Империя затрещала по швам. Пользуясь смутой, от Германариха отделись вестготы. В этот момент на исторической сцене появились гунны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Нашествие гуннов

Новое сообщение ZHAN » 07 май 2023, 17:21

Сведения о гуннах обычно черпают из сочинений двух авторов – римского офицера, историка и разведчика Аммиана Марцеллина и уже знакомого нам Иордана. Есть еще отчет дипломата Приска Панийского о визите его шефа к Аттиле, но Приск дошел до нас в отрывках, Иордан – полностью, а от сочинения Марцеллина сохранилась последняя часть, которая составляет солидный том.

Иордан пишет, что конунг Филимер, когда переселился с готским народом к Черному морю в III веке новой эры, встретил там каких-то колдуний, которых выгнал далеко в степь. Колдуньи встретили злых духов, «сочетались» с ними, и от этой связи произошел народ гуннов. По мнению Л.Н. Гумилева, перед нами описание этнической мутации, в результате которой на свет появился новый народ.

Откуда и как появились гунны? В конце II века на Дальнем Востоке произошла трагедия. Кочевая держава Хунну пала под натиском древних монголов – сяньби, которых возглавлял великий вождь Таншихай (ум. 181). Кстати, сяньби – китайский вариант слова «сибирь»; вероятно, именно так называло себя это племя. Значительная часть хуннов бежала от своих победителей. «Слабосильные» хунны осели в долине реки Чу; более выносливые продолжили бегство и вышли к реке Уралу, потеряв по дороге жен и детей, которые не вынесли перехода и погибли. В это время в Приуралье господствовали угры – кочевые племена, говорившие на языках, напоминавших венгерский. Предки современных венгров – мадьяры – были одним из этих племен и обитали на территории Башкирии.

Вот этих-то угров Иордан и называет злыми духами. Похоже, они отдали своих девушек хуннам. В результате интенсивной метисации образовался новый народ – гунны. Первым из римских авторов их описал Аммиан Марцеллин.
«Племя гуннов, о которых древние писатели осведомлены очень мало, обитает за Меотийским болотом в сторону Ледовитого океана и превосходит в своей дикости всякую меру»,
– говорит Аммиан (Римская история, XXXI, 2).

Он получал сведения о гуннах от аланов – светловолосых европеоидов, вид которых не шокировал римлян. Гунны кажутся Аммиану уродами.
«Так как при самом рождении на свет младенца ему глубоко изрезывают щеки острым оружием, чтобы тем задержать своевременное появление волос на зарубцевавшихся нарезах, то они доживают свой век до старости без бороды, безобразные, похожие на скопцов. Члены тела у них мускулистые и крепкие, шеи толстые, чудовищный и страшный вид, так что их можно принять за двуногих зверей или уподобить тем грубо обтесанным наподобие человека чурбанам, какие ставятся на концах мостов. При столь диком безобразии в них человеческого образа они так закалены, что не нуждаются ни в огне, ни в приспособленной ко вкусу человека пище; они питаются кореньями диких трав и полусырым мясом всякого скота, которое они кладут на спины коней под свои бедра и дают ему немного попреть»
(Римская история, XXXI, 2)

Все эти басни и преувеличения надолго пережили Марцеллина и входили в разные европейские сборники еще в эпоху Возрождения.

На самом деле всё обстояло проще и хуже для европейцев. Хунны вышли на берега реки Урал почти в то время, когда готы явились на Днепр. Те и другие столкнулись с аланами, но контактировали с ними по-разному. Гунны и аланы были смертельными врагами уже давно. Еще в III веке до новой эры хунны враждовали с могучим народом юэчжи, сила которого была в тяжелой «рыцарской» коннице. Юэчжи – это тохары, восточная ветвь туранских племен, родственных парфянам и аланам. Вражда не сулила ничего доброго. Уже во II столетии до новой эры тохары были побеждены и отступили на запад. Теперь настала очередь их родни, которой пришлось несладко.

Здесь нужно пояснить, кого мы называем туранцами. Это не тюрки, но потомки древних ариев. В далекой древности часть этого народа захватила Иранское нагорье и занялась земледелием. Другая часть жила в степях Казахстана и занималась кочевым скотоводством. Примерно в VI веке до новой эры (дата спорна) появился маг Заратуштра, или Зороастр, который велел молиться бага – добрым богам. Их последователи стали истинными арийцами, или иранцами. Иран – это Ариана, страна ариев. Неправедные люди верили в злых дэвов. Эти люди стали зваться туранцами. Они говорили на одном языке с иранцами, имели «арийский» облик, но сохраняли кочевой быт. Туранцы населяли Туркмению и Казахстан. К ним относились сарматские племена, включая аланов.

Любопытно, что греки, главным богом которых был Деус (Зевс), тоже по классификации Заратуштры считались туранцами. Римляне и вообще все народы католической Европы – тоже туранцы, ведь их бог – Deus. А русские – нет, ибо они верят в Бога (Бага), а дива считают злым духом (вспомним соответствующее место из «Слова о полку Игореве», когда див радуется победе туранцев-половцев).

Итак, гунны стали врагами аланов. Зато аланы нашли друзей в лице готов и заключили с ними союз, ища поддержки против грозного врага на Востоке. Затем на протяжении двухсот лет в Восточной Европе параллельно шли две большие войны. Готы создавали свою державу на Днепре, а гунны – между Уралом и Волгой.

Но идеализировать иранцев не следует. Постепенно они создали довольно примитивный расистский режим. Иранцем нельзя было стать, а можно было только родиться. Чистокровные арийцы стали господствующей расой Ирана.

Сила готов оказалась в тяжелой кавалерии, принцип которой заимствован у тех же аланов. Сила гуннов – в наличии конных стрелков. Эти кочевники придумали лук с обратным изгибом, бивший на большие расстояния. Следовательно, гунны вели дистанционную войну. По выражению Иордана, они «ослабили» аланов «частыми стычками», и те отступили частью за Дон, частью в предкавказские степи.

Гунны создали мощный союз, подчинив поволжские племена по среднему и нижнему течению реки. Возможно, они доходили до Камы. В эпоху Германариха союзом руководил Баламбер.

На Дону готы, аланы и эрулы заняли прочную оборону. Зато Азовское море не охранялось. Оно тогда сильно обмелело. Греки называли его Меотийским болотом. Гунны обнаружили данный факт. Иордан передает исторический анекдот на эту тему. Якобы охотники «этого племени, выискивая однажды, как обычно, дичь на берегу внутренней Мэотиды, заметили, что вдруг перед ними появился олень» (Гетика, 123). Животное вошло в морские воды и, «то ступая вперед, то приостанавливаясь», перебежало на другой берег пролива. Для гуннов это стало сюрпризом: пролив считали непроходимым. По мнению античных географов, в это время Меотида обмелела и превратилась в болото, получив из рек много ила. «Я полагаю, – наивно пишет Иордан, – что сделали это, из-за ненависти к скифам [готам и аланам], те самые духи, от которых гунны ведут свое происхождение» (Гетика, 125). Для своего времени это довольно оригинальная попытка логически объяснить происшедшее.

Позднейшие ученые подвергали сомнению сообщение Иордана, но зря. Действительно, сюжет о животном, которое помогает перейти море, встречается в античных сочинениях несколько раз. Но изменения климата на планете вполне могли сделать такую ситуацию реальной, причем не однажды.

Гунны сосредоточили армию на берегах Керченского пролива, вторглись в Крым, захватили полуостров и вырвались на оперативный простор, застав готов и аланов врасплох. Переводчица Иордана Е.Ч. Скржинская усматривает в сообщениях готского историка и римлянина Аммиана Марцеллина некоторую разницу, но мелкие несовпадения можно не брать в расчет. В основном Иордан и Аммиан рассказывают одно и то же. Гунны вышли в тыл готам, разбив сторожевые отряды аланов. Германарих некоторое время сопротивлялся и маневрировал, но неожиданная измена вестготов лишила его тыловой базы. К тому же народы, которых он считал покоренными, начиная с чудских племен и заканчивая славянами, отказали в повиновении. Держава рухнула, и Германарих покончил жизнь самоубийством. «Он положил конец страху перед великими опасностями добровольной смертью», – пишет Аммиан Марцеллин (Римская история, XXXI, 3). Гунны присоединили к своим владениям земли между Днепром и Доном. Их враги – аланы бросились на запад и причинили много бедствий Римской империи. Часть аланов дойдет до Испании, а оттуда переправится в Африку.

Северные племена литовцев и финнов обрели свободу. Вестготы сочли гуннов своими врагами и попросили убежища в Римской империи, что привело к множеству непредсказуемых и трагических событий. Вестготы уничтожат в сражении при Адрианополе армию императора Валента (364–378) во главе с самим императором, позже разграбят Рим (410), после чего найдут приют в Галлии (411), а затем в Испании, где будут разгромлены арабами в 711 году.

Но нас интересуют судьбы славян. Для этого нужно понять расстановку сил после поражения Германариха и распада его империи. А также – вернуться к истории остготов, которые из господ превратились в одно из рядовых племен и к тому же данников гуннов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Время Бусово»

Новое сообщение ZHAN » 08 май 2023, 14:57

Каждому школьнику известны строки из «Слова о полку Игореве», когда после поражения князя от половцев «готские девы» радуются и «поют время Бусово». Оставим в стороне проблему подлинности поэмы и обратимся к вопросу, кто такой Бус и почему «готские девы» сопоставляют его поражение с поражением князя Игоря? Перед нами – отголосок славяно-готской борьбы и какой-то победы готов, о которой слагают песни. Попробуем разобраться.

После гибели Германариха остготы попытались договориться с гуннами и, сделавшись данниками победителей, купили покой. Остготские герцоги, включая сына Германариха, поклялись гуннам в верности. Они жили по-прежнему в Лукоморье, и их власть уже не доходила до среднего течения Днепра.

Правителем значительно урезанного королевства остготов стал Винитар (375 —?) из рода Амалов. Аммиан Марцеллин называет его Витимиром. Немецкий исследователь Х. Вольфрам выдвинул предположение, что Винитар – прозвище, которое означает «победитель венедов». Тогда мы приходим к интересным соображениям. Выходит, что славяне-венеды активизировались и повели войну с готами на стороне гуннов. Это соответствует данным истории и археологии. Славяне и гунны не были врагами. А подтверждением гипотезы о славяно-готской войне как раз и является выражение «время Бусово». Возможно, Бус – славянский вождь, выступивший против готов и разбитый в борьбе с ними. Поэтому «готские девы» и прославляют это время – время побед своих воинов над славянами.

Проверим гипотезу. Единственный письменный источник об этих событиях – вновь Иордан. Историк рассказывает о борьбе готов с западными соседями. Точнее, Винитар сражается с племенем антов и их вождем, которого автор «Слова о полку Игореве» называет Бус. На самом деле имя вождя антов – Бож (Boz); такова транскрипция в «Гетике» Иордана. Впервые Божа и Буса отождествил академик А.А. Шахматов (1864–1920) в работе «Древнейшие судьбы русского племени».

Но сразу возникает вопрос: кем были анты – еще аланами или уже славянами? За первую гипотезу говорит отсутствие на территории антов славянских археологических находок. Кроме того, имя Бож вроде бы неславянское. Хотя у позднейших славян оно сохранилось в женском варианте – Божена.

Значит, анты той поры – это аланы? Против этой версии есть возражения. Во-первых (и это главное!), аланы были верными союзниками готов; война между ними не просто маловероятна, а согласно тогдашним нормам межплеменных взаимоотношений вообще невозможна. Во-вторых, значительная часть аланов бежала от гуннского нашествия, то есть аланские племена на Дону были ослаблены. В-третьих, мы ничего не знаем ни о продолжительности жизни главных героев столкновения – Винитара, Баламбера и Божа – ни, соответственно, о дате военного конфликта между готами и антами.

С большой долей вероятности события можно реконструировать так. В 375 году, когда гунны обошли готов с тыла и сразились с ними на Дону, против Германариха восстали славяне и росомоны. Германарих отошел к Днепру, но спокойного тыла здесь уже не было. Его союзников – аланов-антов (то есть «внешних» аланов, пограничников) – разгромили «венеды» и примкнувшие к ним руги.

Положение остготов стало критическим. Тогда-то отчаявшийся конунг и покончил жизнь самоубийством. Готские воины избирают королем его родича Витимира. Тот на время был вынужден признать власть победителей, но «с горечью переносил подчинение гуннам» (Гетика, 246).

А что же славяне? Они стали верными союзниками гуннов и получили в награду часть земель аланов-антов. Это подтверждается данными археологии. Территория распространения аланского союза антов простиралась до самого Дона, и там преобладали предметы туранской материальной культуры. После разгрома гуннами антов возник новый союз, в материальной культуре которого преобладают уже славянские элементы. Причем праславянские субстраты встречались уже в прежнем, туранском союзе антов. Это легко объяснимо: часть туранских племен вошла в состав славянского союза, ассимилировалась со славянами, но обогатила их частью своей культуры.

Следовательно, после гуннского нашествия славяне разделяются на две части. Одна живет по-прежнему в Галиции. Другая уходит на восток и подчиняет ослабевших аланов-антов. Эту часть славян и возглавляет князь Бож. Некоторые исследователи выдвигают гипотезу, что именно аланы подчинили днепровских славян и дали им свое имя. Но это противоречит всем обстоятельствам, которые сопровождали создание нового союза. Аланы-анты были разбиты гуннами и не имели возможности расширить свою территорию. Поведение славян в этом случае тоже выглядело бы странно. Они приходят на земли претерпевшего разгром антского союза и вдруг признают зависимость от разбитых гуннами антских вождей? Всё это по меньшей мере сомнительно, и от гипотезы о подчинении славян аланами следует отказаться как от нелепой.

Кем были новые господа антов? Мы уже видели, что националист М.С. Грушевский объявил их предками украинцев, а более объективный ученый – Б.А. Рыбаков – считал предками всех восточных славян. Однако всё гораздо сложнее, а мы не будем спешить с ответом на вопрос.

Склавины, по воспоминаниям более поздних византийских авторов, – это плохо вооруженные пехотинцы. Анты – кавалеристы. Хозяйство «склавинов» и антов оставалось примитивным, то есть таким, как у аланов, готов и прочих варваров. Но славяне-анты, земли которых располагались в условиях с более благоприятным климатом, развивались быстрее «склавинов». Впрочем, на заре истории антский союз пережил драму.

Судя по всему, славяне-анты были «смотрящими» за готами. А потому – сделались главными их врагами. Через некоторое время после гуннского погрома конунг Витимир счел себя достаточно сильным для того, чтобы освободиться от власти завоевателей. Точной даты нет. Могло пройти несколько лет, вряд ли больше. Мы видим параллельное описание событий у Аммиана Марцеллина, он рассказывает о том же, о чем Иордан, причем умещает рассказ в 375–378 годы.

И вот, «понемногу освобождаясь» от власти гуннов, Витимир «двинул войско в пределы антов» (Гетика, 246). Это вполне логично и подтверждает нашу реконструкцию.

В первой битве Бож нанес поражение остготам, но Витимир «в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения, чтобы трупы распятых удвоили страх покоренных» (Гетика, 247). Может быть, экзекуцию удалось произвести из-за измены части аланов-антов? Аланы вряд ли могли полюбить своих славянских господ и бросились в объятия старых друзей – готов. В результате славянская верхушка была истреблена. Может быть, после этого Витимир и переменил свое прозвище на Винитар в знак того, что победил венедов? Впрочем, эта деталь не имеет значения для реконструкции событий.

Память об этих событиях сохранилась и у римлян. Аммиан Марцеллин трактует их как алано-готскую войну. То есть еще не знает славян и продолжает считать антов аланами, как было еще недавно. Это логично в том смысле, что аланы составляли большинство подданных в племенном союзе, который возглавил Бож. В видении Марцеллина события выглядят так. Витимир «оказывал некоторое время сопротивление аланам, опираясь на другое племя гуннов, которых он за деньги привлек в союз с собою». Однако затем готский конунг потерпел поражение от гуннов и погиб. Это совпадает с сообщением Иордана. Под вопросом, кто такие гунны, которых привлек Витимир. Вероятно, это одно из угорских племен, подчинившихся гуннам. Так или иначе, в Поднепровье вспыхнула война, успех в которой сопутствовал готам.

Разгром антов вызвал беспокойство и гнев гуннского вождя. Не прошло и года, как Баламбер пришел с войском из-за Дона, чтобы покарать готских мятежников. Он действовал не только войной, но и дипломатией и сумел привлечь на свою сторону часть готов. Вероятно, союзниками Баламбера стали гепиды, уже давно выступавшие против своих родичей и врагов – остготов. Близкое родство не мешало этой вражде. Вождь части остготов Гуннимунд, сын Эрманариха, подчинился гуннам. В итоге он объединил чуть ли не половину народа остготов, если верить Иордану, и послал на Витимира своего сына Гезимунда с войском. Но самые воинственные и отчаянные люди собрались вокруг готских повстанцев. Они сражались не на жизнь, а на смерть и даже одержали несколько побед. В двух сражениях Витимир отбросил гуннов и их союзников, но силы были неравны. В третьей битве, состоявшейся на реке Эраке (Днепр?), гуннский правитель Баламбер сам возглавил сражавшихся, нашел Витимира и смертельно ранил его в голову. Остготы подчинились гуннам, а конунгом сделался Гуннимунд, «отважный в бою и выдающийся красотою тела» (Гетика, 251). Теперь остготских правителей утверждали гунны, то есть вчерашние господа-германцы потеряли остатки самостоятельности.

Вождество антов под властью славян было, конечно, восстановлено гуннами, потому что впоследствии мы видим на Днепре мощный Антский союз. При этом часть готов и аланов-антов после гибели Витимира отошла на берега Днестра, где искала спасения. Беглецы выбрали вождем Витериха (?) по прозвищу Вандалар. Это был сын Витимира, и его избрание – знак признательности отцу, отважно сражавшемуся с гуннами и нашедшему геройскую смерть в битве. При Витерихе было двое регентов – Алатей и Сафрак. Эти имена – негерманские. Похоже, перед нами – часть антов-аланов, которая после этих драматических событий связала судьбу с готами. Несомненно, после их бегства славянский элемент на Днепре усилился, и вскоре здесь возникла пеньковская археологическая культура – уже несомненно славянская.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Переселение народов

Новое сообщение ZHAN » 09 май 2023, 19:00

Казалось, звезда лукоморских остготов закатилась навек. Вскоре умер их король Гуннимунд, и после этого гунны вообще запретили готам иметь короля. Так продолжалось 40 лет. За это время этнический облик южнорусских степей полностью изменился. Эрулы, защищавшие Дон вместе с готами, исчезли. Остатки аланов еще жили на Дону и в Предкавказье (их наследие – салтово-маяцкая археологическая культура, но в ней аланы уже перемешаны с болгарами) на положении гуннских данников. На берегах Роси по-прежнему жили руги, союзные гуннам. Вероятно, к ругам переселилась часть готов во времена смут и усилила это племя.

Степные просторы населили родственные гуннам угорские племена. Их легко опознать по суффиксу «гур» или «огур». Самыми сильными среди них оказались утургуры, жившие на Кубани, и кутургуры, поселившиеся между низовьями Дуная и Днепром. Оба этих племени впоследствии сольются и образуют этнос древних, дославянских болгар. Нужно заметить, что славяне активно взаимодействовали с этими кочевниками и легко находили общий язык. В то время наши предки вели полуоседлый образ жизни, часто переселялись с места на место и не сильно отличались от кочевников, которые переходили из своих становищ по одному сезонному маршруту и не казались соседям-варварам столь мобильными, как нам сейчас.

Несомненно, славяне оказались в числе главных выгодополучателей от этого переворота. Остготы их притесняли, а скотоводы-гунны считали друзьями, охотно выменивали земледельческие и лесные продукты – хлеб, масло, творог, мед – на лошадей и оружие. В общем, два соседних народа оказались симпатичны друг другу.

Гунны брали славян в свои походы, которые в итоге закончились большим переселением тех и других. Это было время глобального изменения климата. Степь усыхала, а расположенные севернее леса страдали от избыточных дождей и заболачивались. Именно тогда пересохли озера в районе Харькова, а Припятские болота стали непроходимы. Население северных лесов будущей Киевской Руси уменьшилось, а связи между племенами прекратились. Тогда же исчезла пшеворская культура лугиев и вандалов. Вандалы ушли в пределы Римской империи и осели вместе с аланами сначала в Испании, а затем в Африке, где создали пиратское королевство.

Но если природные условия на берегах Днепра и Вислы просто ухудшились, то в сухой степи Приуралья они сделались невыносимы. Видимо, степи высохли, и гунны были вынуждены покинуть негостеприимные земли, чтобы переселиться на запад. Сперва они вышли на берега Днепра, а потом отправились дальше, уведя с собой в принудительном порядке почти всех готов и в добровольном – часть славян. При этом гунны утратили связь с Великой Венгрией, которую населяли тогда два угорских народа – башкиры и мадьяры. Впоследствии первый из них отюречился, а второй сохранил угорский язык и стал известен европейцам как венгры.

Для гуннских переселений сложилась удивительно благоприятная внешнеполитическая обстановка. Римская империя переживала период распада. Мы видели, как в ней пришли к власти иллирийцы. Они правили целое столетие, пытаясь удержать единство державы. К иллирийцам принадлежал Диоклетиан (284–305) – подлинный создатель поздней империи. Иллирийцем был Константин Равноапостольный, при котором христианство сделалось равноправной религией в римском мире. Наступил короткий период стабильности.

Однако потомки Константина истребили друг друга в ходе политических интриг или стали жертвами мятежей. Последний император иллирийской династии – Юлиан Отступник (361–363) – погиб на войне с персами. После этого империя фактически распалась, хотя юридически сохранялось единство, а состоятельные люди владели собственностью в разных частях державы, не сталкиваясь с проблемой границ. Но процессы дезинтеграции продолжались. Этим пользовались варвары.

В 376 году в пределы империи отошла значительная часть готов. Эти были вестготы и еще какие-то племена их круга. Одну часть готов возглавлял Атанарих, другую – Фритигерн. Империя заключила foedus – федеративный договор с вестготами. Она разрешала варварам поселиться на своей территории и обязалась выплачивать стипендию – содержание едой, оружием и деньгами. Взамен готы должны были охранять имперскую границу и служить в имперских войсках. Однако гунны вытесняли за Дунай новые и новые готские роды, переселение достигло больших размеров и вышло за пределы первоначальной договоренности между готскими вождями и имперскими властями. К тому же местные бюрократы обворовывали варваров, присваивая часть довольствия. Всё это привело к восстанию. Готы нарушили федеративный договор и принялись грабить римлян. Валент, правитель восточной части империи, выступил против варваров, потерпел поражение в битве при Адрианополе и был убит: получил ранение дротиком в лицо, бежал и сгорел во время бегства в одной избе. После этого вестготы вторглись в Македонию.

Племянник Валента, император Запада Грациан (375–383), назначил правителем Востока способного полководца Феодосия, который получил известность как Феодосий I Великий (379–395). Первая жена Феодосия к тому времени умерла, и он женился на сестре Грациана – красавице по имени Галла, то есть породнился с царствующим домом.

С помощью варварских отрядов, присланных Грацианом, Феодосий оттеснил готов из Македонии во Фракию, а потом заключил мир на условиях возобновления федеративного договора (382). Но тут был убит сам Грациан, и на западе империи стали править узурпаторы, сменяя друг друга. Лишь в конце 394 года Феодосий разгромил последнего из них и объединил империю, но умер уже в январе 395 года от водянки (примерно сорока девяти лет от роду). Перед смертью он разделил империю между сыновьями от первого брака. Гонорий (395–423) получил запад империи, Аркадий (395–408) – восток. Это и считается датой окончательного распада Римской державы.

Оба императора были набожные дегенераты: Гонорий страдал импотенцией, Аркадий – вялостью членов и имел сонный вид. Религиозные дела их интересовали больше политических, а государством правили фавориты. Естественно, что при таких условиях нашлись люди и целые племена, которые захотели отторгнуть лакомые куски от богатой империи. Курьезно, что в эту эпоху известный римский ученый и богослов Орозий написал свою знаменитую «Историю против язычников», в которой доказывал, что язычники вели человечество к гибели, а под властью христианских императоров держава процветает, переживает духовное возрождение и обречена на успех. Пропаганда находилась в резком противоречии с реальной жизнью.

Окончательное разложение оказалось довольно быстрым. На протяжении двух поколений Западная Римская империя – Гесперия – перестала существовать. Причем погубили страну вовсе не варвары, которых было мало, а сами граждане, которые утратили жизненную энергию. В это же время Восточная Римская империя – Византия – пережила мучительный кризис и обновилась. Дело было не в исповедании веры и не в иноземных нашествиях, а в людях и энергии этноса. На западе Pax Romana эта энергия была растрачена, а на востоке – нет.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Сумерки Гесперии

Новое сообщение ZHAN » 10 май 2023, 11:49

Западные римляне считали позорным служить в армии и даже причиняли себе увечья, чтобы избежать военной повинности. Армия стала наемной, в ней служило огромное количество варваров. Командные должности делили римляне и пришельцы. В сочинении Аммиана Марцеллина множество германских имен на высших должностях имперских магистров милитум (генералов армии).

В итоге уже вскоре войсками Гесперии командовал вандал Стилихон, а Византии – гот Гайна.

В 405 году варварские орды Радагайса прорвались к Флоренции, но были разбиты Стилихоном в битве при Фьезоле. Радагайс сдался под гарантию неприкосновенности, но в августе 406 года был казнен. 31 декабря того же года состоялся памятный прорыв варваров через римские укрепления на Рейне. Вандалы, аланы и свевы атаковали римский лимес (оборонительную черту), форсировали Рейн и прорвались в Галлию.

Два племенных названия – вандалов и аланов – мы уже встречали. Поясним третье. Свевы, свавы или швабы – это прежнее название алеманнов, которое они носили до своего обновления в результате гипотетического «пассионарного толчка».

Все три племени бесчинствовали в Галлии, пока не были вытеснены в Испанию, где создали недолговечное королевство под главенством аланов. Затем наступила междоусобица, аланы передрались друг с другом, свевы отделились и заняли Галисию, а вандалы подчинили аланов, но так вытоптали и разграбили Испанию, что предпочли переплыть в Африку. Конунг Гензерих(Генрих, 429–477) захватил Карфаген и цепочку городов по африканскому побережью, а все остальные владения внутренней римской Африки утратил в бесплодной войне с берберами.

К этому времени вестготы покинули Византию, вторглись в Гесперию, разграбили Рим, захватили в плен дочь Феодосия Великого от второго брака Галлу Плацидию (готский конунг Атаульф сделал ее своей женой), перешли в Аквитанию, заставили императора Гонория выплачивать стипендию и отдать им треть аквитанских земель. Атаульф мечтал создать германо-римскую империю, чем предвосхитил Карла Великого, но идея оказалась преждевременной. Атаульф пал жертвой заговора. Галла Плацидия вернулась в Рим и вышла замуж за римского военачальника Константина (421), который добился некоторых успехов, пытаясь восстановить границы Гесперии, и даже был несколько месяцев императором после смерти Гонория. Но Константин умер, оставив Галлу с ребенком на руках. Этот ребенок – Валентиниан III (425–455) – вырос похотливой и эгоистичной бездарностью. Вероятно, таким было тогда большинство римлян.

На этом фоне активизировались гунны, и Гесперию сотрясли мощные удары, под которыми она едва не погибла.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Аттила

Новое сообщение ZHAN » 11 май 2023, 15:29

Гуннские правители известны плохо. Не совсем ясно, в каком порядке они сменяли друг друга и по какому принципу занимали престол. Общественное устройство древних хуннов было родовым и аристократическим. Должности занимали по старшинству, выделялись старшие и младшие роды. Но переселение и метисация с уграми наверняка привела к смешению. Гунны были похожи на древних хуннов далеко не во всём.

Письменных памятников гуннов не осталось, легенды и иная устная традиция погибли вместе с народом. Археология не способна заставить заговорить этот безмолвный мир, как, впрочем, и мир ранних славян. Остается одно: скудные упоминания хроник, которые написали соседи.

Преемником Баламбера становится Улдин. При нем гунны вышли к берегам Дуная, то есть заняли Валахию и Молдавию. С гепидами, обосновавшимися в Трансильвании, они заключили союз. Словакию к тому времени заняли лангобарды, чьи политические предпочтения были неясны.

Возник важный вопрос: нападут ли гунны на богатую и многолюдную Восточную Римскую империю? Население Византии составляло примерно 60 миллионов человек. Гуннов было несколько сот тысяч с женщинами и детьми. Как ни странно, гунны поладили с Византией, но поссорились с Гесперией. Возможно, этот феномен – продукт деятельности восточноримских шпионов и дипломатов. Византийский историк и чиновник Прокопий Кесарийский пишет, что шпионское дело и военная разведка в империи были доведены до совершенства. Если верить этому историку, с разведшколой расправился только Юстиниан Великий, ненавидевший шпионов.

Улдина и гуннских старейшин встревожило то, что готы выжили в Византии и даже усилились. Один из предводителей готских отрядов, Гайна, добился должности главнокомандующего пехотой и конницей. Он продвигал своих людей и пытался расширить права ариан. Это вызвало возмущение византийцев, но страна переживала страшный период – новые люди, христиане, боролись со старыми, «эллинами» (язычниками). Никто не мог предсказать, кто победит. Успех мог склониться, скажем, на сторону готов. Тогда империю ожидала бы смерть. Но византийцев спасли гунны. Улдин двинул войска против Гайны, разбил на территории Фракии, отрубил голову и прислал в подарок восточноримскому императору Аркадию.

Пять лет продолжался мир. Затем гуннские отряды стали нападать на окраины Византии. Но непонятно, были эти набеги санкционированы Улдином или нападали неподконтрольные ему люди.

Сам Улдин считал, что гунны должны переселиться еще дальше на запад, а потому старался не конфликтовать с Византией. В итоге он переместил свою орду в Паннонию. Л.Н. Гумилев полагает, что гуннов влекла за собою логика вещей: они преследовали врагов своих друзей. Свевы (алеманны) были врагами гепидов, вандалы и, может быть, бургунды – врагами ругов, а злейшими врагами самих гуннов являлись аланы. Преследуя их, воины Улдина и заняли Паннонию. Его сопровождали остготы, славяне, руги и еще одно германское племя – скиры, которые были первоначально данниками готов, а теперь переметнулись в лагерь гуннов. Скиры переселились в Паннонию всем народом, а руги и славяне – нет.

В Паннонии гунны нашли идеальное место для поселения. Это была пушта – степь, пригодная для выпаса коней. Улдин перенес сюда центр своего государства. В то же время часть гуннов – акациры – осталась в Причерноморье. Там же кочевали угорские племена, подчиненные верховному правителю гуннов. Причерноморье опустело. Сведения, добытые археологами, говорят о том, что черняховская культура, господствовавшая в Поднепровье, подверглась разрушению примерно в эту эпоху. Разумеется, сие связано с тотальным разгромом готов и аланов, который учинили гунны. Поднепровские земли оказались расчищены для славян.

В Паннонии славяне и гунны разделили земли полюбовно. Первые выбрали земли вокруг «болота», не пригодные для выпаса скота. Гунны и угры взяли себе прилегающую степь. А славянское «болото» превратилось в Балатон – это известное озеро, расположенное к югу от Будапешта.

Ни русские летописцы, ни западные хронисты не говорят ни слова о вражде гуннов и славян. Значит, этой вражды не было. Наши предки нашли общий язык со степняками, которые истребили аланов и помогли возвыситься славянскому этносу. С.В. Алексеев полагает, что именно к пребыванию славян в Паннонии следует отнести легенду о вражде с «волохами», переданную Нестором в Повести временных лет, но оснований для такого отождествления всё-таки не находится. «Волохи», то есть вельски, не имели сил даже для того, чтобы обороняться. Следовательно, сообщение о борьбе славян с «волохами» следует отнести всё же к более раннему периоду.

Сперва Улдин выступил союзником западных римлян. С ним договорился о совместных действиях временщик Стилихон. Когда на Рим выступили полчища Радагайса, Улдин помог Стилихону – прислал войска. Так что в разгроме Радагайса была заслуга гуннов и, может быть, славян. Это легко объяснимо: гунны преследовали своих врагов – аланов и поучаствовали в их истреблении.

Отношения с Византией были менее стабильны. Гунны и их союзники успели сделать несколько налетов на Мёзию, но до большой войны дело не дошло. Затем Улдин умер. Ему наследовали родичи Донат и Харатон. Донат был предательски убит римлянами, а Харатон остался правителем гуннов. Как долго он правил и при каких обстоятельствах сошел со сцены – неясно. Его преемники – двое братьев: Октар и Ругила. Они продолжили наступление на запад против своих врагов, главными из которых являлись теперь бургунды – племя вандальского круга. Сами вандалы были уже далеко – они завоевывали Африку. Октар умер примерно в 430 году (как уточняет Сократ Схоластик, «от обжорства»), Ругила переселился в иной мир в 434-м или 440-м.

У Октара и Ругилы был третий брат – Мундзук, но он не считался правителем и умер ранее своих родичей, обладавших властью. После смерти Ругилы вождями гуннов становятся его племянники – Аттила и Бледа, сыновья Мундзука. Из этого ясно, что у гуннов сложилось нечто отдаленно похожее на лествичную систему. Правами на власть обладал один правящий род, а его представители перемещались по служебной лестнице. Причем практиковалось соправительство, чего ни раньше, ни позже у кочевников не бывало.

Да у гуннов оно не прижилось. Аттила уничтожил Бледу. Известие об этом имеется в хронике Проспера Аквитанского. «Король гуннов Аттила убил своего брата и соправителя по царству Бледу и привёл под своё господство его племена», – сообщает Проспер. Может быть, Бледа правил на востоке орды, в Поднепровье? Спустя короткое время после его смерти там восстали акациры. Кажется, они пытались отомстить за своего вождя. Восстание было подавлено. Новым предводителем акациров сделался Эллак – сын Аттилы. Это означало, что воины получили в качестве вождя одного из представителей правящего рода и сохранили своего рода автономию. Вспомним пример из русской летописи, когда новгородцы требовали у Святослава отправить к ним на княжение одного из сыновей и тот отправил Владимира Красное Солнышко.

Вскоре после подавления акациров Аттила напал на Византию, форсировал Дунай, разгромил восточноримские войска в открытом поле и разорил Фракию (447). Причиной войны стало массовое бегство гуннских подданных в пределы Византии. Бежали, конечно, германцы, ненавидевшие гуннов. Аттила считал, что восточные римляне натравливают на него всех неблагонадежных. Так оно, видимо, и было. Со стороны предводителя гуннов последовало возмездие.

Точно известно, что на стороне гуннов сражались скиры, угорские племена и покоренные остготы; конунг гепидов Ардарих считался личным другом Аттилы. Следовательно, гуннская империя была сложным образованием из покоренных земель и союзных территорий. Это первый опыт степной империи в Восточной Европе, своеобразная «репетиция» Золотой Орды.

Находились ли в войсках Аттилы славяне? Если да, то не как отдельное племя со своим вождем, а как отдельные бойцы. Племена и вожди прекрасно известны историкам. Ни словен, ни антов среди этих племен нет.

Византийцы запросили мира и отправили посольство к Аттиле, в составе которого был знаменитый Приск Панийский. Приехав в ставку Аттилы, Приск попробовал медос, из чего мы и можем заключить, что славяне жили в Паннонии.

Гуннский вождь произвел сильное впечатление на послов. Аттила был низкого роста, но широкогрудый, как всякий гунн-лучник; вождь имел маленькие узкие глаза, редкую бороду, приплюснутый нос и смуглую кожу, которая византийцам казалась почти черной. В бешенстве он был страшен, но в обычные моменты отзывчив, благороден, внимателен, дружелюбен со слугами и справедлив к подданным.

Благоприятное впечатление, оставленное гуннским правителем, не помешало византийцам организовать заговор против него. Ромеи попытались убить Аттилу, подкупив одного из приближенных варварского правителя. В Константинополе прекрасно понимали, что, уничтожив выдающегося вождя, уничтожат и его империю. Но покушение сорвалось, приближенный Аттилы донес о нем своему господину. Гуннский правитель взял с византийцев выкуп и этим ограничился. Гуннский вождь не был столь дик и свиреп, как принято думать.

Византийцы и гунны заключили мир. Ромеи (восточные римляне, подданные Ромейской империи, которую мы условно зовем Византией) обещали выдать Аттиле всех перебежчиков и впредь не принимать к себе варваров из-за Дуная. В источниках их называют «скифы».

Византийцы дорого заплатили за то, что приняли беглецов. Война была проиграна и еще пришлось выплатить 6 тысяч литр золота (литра – это не современный литр, а римский фунт; то есть гунны получили около двух тонн драгоценного металла).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Аттила (2)

Новое сообщение ZHAN » 12 май 2023, 13:16

После этого внимание Аттилы переключилось на Гесперию. Известная легенда гласит, что его пригласила совершить вторжение на Запад сестра Валентиниана III – Гонория. Хронист Марцеллин Комит утверждает, что Гонорию растлил какой-то прокуратор Евгений. Император Валентиниан хотел наказать сестру, но та отправила гонцов к Аттиле, предлагая себя в жены. Это и стало предлогом войны. В принципе разложение римлян и отсутствие морали, верности, чести зашло так далеко, что высокопоставленная римлянка вполне могла спровоцировать вторжение, только бы удовлетворить чувство мести и избегнуть наказания за грехи.

Дальнейшее известно. В 451 году Аттила с войсками появился на Среднем Рейне, форсировал его и двинулся в Галлию. До этого он успел разгромить Вормсское королевство бургундов на Рейне. Средневековый историк епископ Идаций утверждает, что гунны перерезали 20 тысяч бургундов. Остатки этого народа устремились на юг, под защиту римлян. Сперва они осели в Сабаудии (Савойе), а затем распространились на север и заняли область, которая получила название Бургундии.

Аттила прошел по равнинам Шампани и осадил город Аврелиан (Орлеан), который защищал гарнизон федератов-аланов. Вероятно, после этого вождь гуннов рассчитывал напасть на вестготов, занимавших римскую Аквитанию.

Аланы обещали сдать Орлеан гуннам, но тут явился на выручку римский полководец Аэций, на подмогу которому подошли войска вестготов во главе с конунгом Теодорихом. Вестготы принесли много горя римлянам и не имели никаких причин для того, чтобы любить покоренных и ограбленных римских граждан, но понимали, что приход гуннов означает смертельную опасность, а потому согласились сразиться на стороне императора, который выплачивал стипендию. Кроме того, к Аэцию явились франки, бургунды и саксы. Ядро армии составляли кельты и вельски.

Аттила потерпел неудачу на стратегическом уровне: его врагам удалось соединиться. Вероятно, их силы превосходили орду, потому что гуннский вождь отвел войска. Аэций, Теодорих и франки упорно преследовали противника и наконец настигли его.

Битва произошла в двухстах километрах от Орлеана, на Каталунских полях (in campis Catalaunicis). Самое подробное описание «битвы народов» (так ее назвали потомки) оставил Иордан. Согласно этому историку, сперва столкнулись авангарды противника – франки (сторонники римлян) и гепиды (сторонники готов). В ночной схватке они перерезали несколько сотен дружинников друг у друга, причем воображение одних и честолюбие других раздуло эти цифры до 15 тысяч. Поутру главные армии противников обнаружили друг друга стоящими на равнине, посреди которой возвышался холм. За него начались упорные схватки, которые переросли во всеобщую бойню. Она продолжалась целый день, а ночью Аттила отступил и заперся в импровизированной крепости из поставленных в круг кибиток. Такой лагерь казаки впоследствии называли гуляй-город, а немцы – вагенбург.

В неразберихе боя пал вестготский король Теодорих. Этим воспользовался Аэций, чтобы удалить вестготов под предлогом выборов нового короля. Римский полководец хотел соблюсти равновесие, чтобы не дать усилиться ни гуннам, ни готам. В результате Аттила беспрепятственно ушел в Паннонию (451).

В 452 году он напал на Италию и обложил Аквилею. Окрестный люд бежал от нашествия и укрылся на островах в соседних лагунах, где вскоре возник город Венеция.

Аттила после упорной осады взял Аквилею, перерезал ее защитников и ворвался на Апеннины. По краткому сообщению Проспера Аквитанского, гуннов встретил папа Лев I, который имел свидание с Аттилой, после чего гунны повернули на север. Позднейшие предания католиков гласили, что Аттила убоялся гнева Господня, но историки придерживаются иного мнения, а именно что Аттила получил от папы огромный выкуп. К тому же гуннов и их союзников начали косить болезни, как это часто случалось с северянами на юге в те времена. Чтобы не потерять войско, Аттила ушел.

Еще через год он напал на Галлию, чтобы расправиться с аланами и бургундами, но и здесь не преуспел. Гуннская держава слабела.

Во время одного из своих набегов Аттила взял в плен молодую бургундскую принцессу Ильдико и сделал своей женой. Легенда гласит, что гуннский вождь выпил много вина и захлебнулся во сне собственной рвотой в тот момент, когда собирался овладеть принцессой. Утром дружинники вошли в спальню вождя и обнаружили страшное: холодный труп Аттила, а рядом – испуганно рыдающую Ильдико. Таков был нелепый финал великого человека.

Смерть гуннского предводителя сыграла неожиданную роль в судьбах славян, а кроме того, ее результатом стало перекраивание всей карты Европы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Битва при Недао

Новое сообщение ZHAN » 13 май 2023, 11:38

Границы державы Аттилы в точности неизвестны, но их можно примерно восстановить. Из Приуралья гунны ушли. Восточным рубежом кочевой империи теперь могла быть Волга. На юге гунны контролировали предкавказские степи, а на севере – прилегающую к степи часть Киевщины, Черниговщины и Переяславщины. Дальше на запад шли земли антов и ругов, в Галиции обитали словене. Бывшие земли «старых» лугиев и их «молодых» наследников – вандалов запустели. Через некоторое время туда начнут выселяться славяне, но гуннам этот район не подчинялся никогда. В Лукоморье и на Кубани кочевали угорские племена, которые впоследствии назовут болгарами. В Словакии обосновались герулы, а в Силезии – лангобарды. Герулы входили в империю гуннов, а о лангобардах этого в точности сказать нельзя. В Трансильвании обитали гепиды конунга Ардариха – друга Аттилы. Паннонию занимал сам Аттила, и это был западный рубеж его владений. Норик и Рецию еще контролировали римляне. В Чехии и северной, зарейнской Баварии жили потомки маркоманов – бойовары (бавары). Гунны свободно проходили через эти земли. Возможно, бавары находились в зависимости от великого Аттилы, как и жившие на западе алеманны.

Напомним, что в самой Паннонии жили не только гунны. Там теснились остготы, славяне, скиры и часть аланов, служившая гуннам. Такова была империя, или, если угодно, федерация гуннов при жизни Аттилы. Но после смерти великого вождя все перессорились.

Власть унаследовал старший сын покойного – Эллак. Против него немедленно восстали братья, требуя поделить империю Аттилы и народы, в нее входящие. Это показалось оскорбительным конунгу гепидов Ардариху, и он восстал. К нему присоединились какие-то из детей Аттилы, а также покоренные придунайские племена.

Эллак выступил против мятежников. Решающее сражение состоялось на реке Недао (Недава – приток Савы) в 454 году. На поле боя, пишет Иордан,
«можно было видеть и гота, сражающегося копьями, и гепида, безумствующего мечом, и руга, переламывающего дротики в его [гепида?] ране, и свава, отважно действующего дубинкой, а гунна – стрелой, и алана, строящего ряды с тяжелым, а герула – с легким оружием».
Изображение

Л.Н. Гумилев уточняет, что на стороне восставших гепидов дрались остготы, герулы и аланы, а руги и «свавы» поддержали гуннов. Удивительно, что в этом описании нет места славянам.

Несколько слов нужно сказать о братьях Эллака. Точное число их неизвестно. Иордан говорит, что у Аттилы, вследствие его похоти и большого количества наложниц, детей были «целые народы», но точно известны имена шестерых. Вероятно, врагами Эллака стали его братья, рожденные от наложниц из народов, враждебных гуннам. Другие близкие родичи поддержали верховного правителя.

Иордан пишет, что в кровавой битве при Недао полегло 30 тысяч воинов. По сравнению с битвой на Каталунских полях это пустяки – потери в ней Иордан оценивает в 165 тысяч бойцов. Цифры, конечно, завышены, но в обоих случаях мы имеем дело с кровавыми и жестокими сражениями.

Столкновение при Недао стало роковым для империи гуннов. Эллак проиграл битву и погиб. Его братья Ирник и Денгизих отошли в Причерноморье. Паннонских славян при этом просто перерезали. Галицийские словене и приднепровские анты остались на своих местах.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Агония империй

Новое сообщение ZHAN » 14 май 2023, 12:33

В том же 454 году, когда Эллак погиб при Недао, западноримский император Валентиниан III собственноручно заколол своего лучшего полководца Аэция по подозрению в измене. Римские остроумцы говорили, что император своей левой рукой отрубил правую. Вскоре после этого Валентиниан изнасиловал жену одного из своих сенаторов – Максима. Тот в свою очередь зарезал императора и захватил власть, но имел глупость сообщить вдове Валентиниана, что убил ее мужа из-за любви к ней. Вдова призвала вандалов, чтобы те переплыли море, взяли Рим и убили Максима. Так и случилось.

Вандалы явились к стенам Рима, Максим не смог организовать оборону и был убит толпой разъяренных горожан. После этого вандалы основательно разграбили Вечный город, попутно уничтожив массу художественных ценностей и подарив миру термин «вандализм». Пиратское королевство разрослось. В его состав вошли, помимо Африки, Сардиния, Корсика, Балеарские острова. Причем речь уже не шла о том, что вандалы – имперские федераты. Они были вполне независимы и грабили прибрежные территории.

Потеря Африки была для Гесперии особенно тяжела – оттуда доставляли хлеб в трехмиллионный Рим. Начались перебои с продовольствием, и население стало разбредаться из Вечного города кто куда.

В Италии началась чехарда императоров. Преемственности власти больше не было, престолом стали распоряжаться военные – самые расторопные командиры из варваров. Одним из них оказался временщик Рецимер (405–472), по отцовской линии свев, по материнской – вестгот. Он возвел и затем уничтожил нескольких императоров. Самым способным из них был Майориан (457–461), которому удалось присоединить к империи значительную часть Галлии и Испании. Но Майориан потерпел неудачу при попытке собрать флот для уничтожения королевства вандальских пиратов, а затем попытался отстранить Рецимера от власти и поплатился за это жизнью.

Гибнущую Гесперию пробовали спасти византийцы, но потерпели неудачу из-за варваров-ариан, которые командовали войсками. Главными были двое – Аспар и его сын Ардавур, аланы по происхождению, друзья вандалов и враги гуннов. Поэтому экспедиция против вандалов, предпринятая византийцами в 467 году, закончилась неудачей, а помощь Гесперии ограничивалась кадрами и полезными советами. Время от времени в Италию посылали сенаторов, которые занимали императорский престол, но военных сил для поддержки этих марионеток у Константинополя не было.

Тем временем вестготы, владевшие Аквитанией, перевалили Пиренеи и заняли большую часть Испании. В Галисии прочно сидели свевы. Рецимер умер во время одной из смут в результате эпидемии. Перед смертью он оставил войско своему племяннику Гундобаду, который совмещал должность римского магистра милитум (генерала армии) с титулом бургундского конунга. Недолгое время (472–473 годы) Гундобад был префектом Рима, но, узнав о смерти своего отца, вернулся в Бургундию, после чего она фактически отделилась от Гесперии.

В Галлии остался единственный римский анклав – Нейстрия с Парижем, где распоряжались полководцы-вельски: сперва Эгидий, а затем его сын Сиагрий. Но продолжалось это недолго. В 486 году Сиагрия разбил франкский король Хлодвиг и присоединил Нейстрию к своим владениям.

Дни самого Рима были сочтены. Но на его гибель, как ни странно, повлияли результаты битвы между варварами при Недао. Поэтому мы должны вернуться к судьбе гуннов и их союзников – славян.

Итог блистательной истории гуннов был страшен. Когда они отступили в низовья Днепра, никто не думал, что поражение будет окончательным. Ирник и Денгизих хотели перегруппироваться, чтобы продолжить войну против гепидов и остготов. Сделать это не удалось. С востока, из-за реки Урал, пришли орды кочевников и вызвали новое переселение народов.

Первыми снялись абары – европеоидное племя, обитавшее в Джунгарии. На поиск земель отправилось не всё племя, но значительная его часть. Причины переселения непонятны, а последствия оказались серьезны. Абары напали на племя сабиров, кочевавшее к западу от них. Сабиры в свою очередь навалились на угров и, спасаясь от своих врагов, заняли предкавказские степи. Уграм стало тесно, они восстали против гуннов и развязали войну. Приск Панийский называет три угорских племени, поднявшие восстание: сарагур, урог, оногур. Нет оснований считать их тюрками, как это делают, например, Э. Люттвак в монографии «Стратегия Византийской империи» или С. Рансимен в «Истории Первого Болгарского царства».

Против угров выступили акациры, чтобы защитить своих гуннских вождей, но были разбиты и истреблены. Вероятно, на стороне гуннов сражались анты и тоже потерпели поражение. После этого часть сабиров явилась в будущую Северскую землю на Днепре и заняла ее. Впоследствии эта часть племени ославянится и станет известна как северяне.

Ирник и Денгизих не сдавались. Они решили вновь прорваться в Паннонию и таким образом уйти от предателей-угров. Казалось, обстоятельства благоприятствуют этому. В Паннонии продолжалась война.

Эту небольшую область так и не смогли поделить варварские племена. Остготы выгнали из Паннонии ругов, и те ушли в Норик, где создали свое королевство. До этого Нориком правил святой Северин – православный подвижник и чудотворец. Он признавал императорскую власть, но, по сути, пытался основать коммунистическое государство, основанное на принципах ранних христиан. На картах поздней Римской империи эта область обозначена как «владения Северина», потому что историки так и не смогли определиться, с чем имеют дело в данном случае.

Когда руги отступили в Норик, Северин сумел договориться с их вождями Флакифеем и Филетеем. Римляне и варвары мирно сосуществовали. Но после смерти Северина здесь образовалось королевство ругов, или «рутенов», – Ругиланд.

А в Паннонии продолжалась война. Против остготов выступили скиры. Их поддержало одно из гуннских племен, садаги, которые не пожелали уйти с берегов Среднего Дуная. Денгизих бросился им на выручку, произвел диверсию и ослабил готов. В его войске было три гунно-угорских племени – ултзинзуры, биттогуры, бардоры. Может быть, гуннам и удалось бы восстановить силы, но возник конфликт с Восточной Римской империей. В это время ею правил временщик Аспар – смертельный враг гуннов. Официальная версия событий гласит, что Денгизих напал на границы империи, но был разгромлен и погиб. Ему отрубили голову и отправили ее в Константинополь императору Льву Мяснику. Но возможно, нападавшими были как раз византийцы, выполнявшие приказы Аспара.

С гуннами было покончено. За ними охотились как за дикими зверями. Остатки народа просили разрешения поселиться в Византии. К тому времени ситуация в Константинополе изменилась. Император Лев I Мясник (457–474) сумел расправиться с варварами в армейском командовании. Лев казнил главных из них – Аспара и Ардавура, после чего армейская верхушка стала постепенно приходить в норму – варваров в ней заменяли на коренных византийцев, то есть на греков, вельсков, армян. С этой поры можно сказать, что император (так его титул звучал на латыни) превратился в базилевса (перевод того же титула на греческий). Правда, процесс очищения Византии лишь начинался, в войсках оставалось много ненадежных, но оздоровление всё же имело место. Наследников Аттилы это спасло. Личной неприязни к гуннам император не питал, а потому разрешил им поселиться в Малой Скифии – Добрудже.

Угры поделили остатки империи гуннов. На Днепре возник союз кутургуров, дружественных антам. На Кубани – союз утургуров. Тех и других историки зовут болгарами (или протоболгарами, чтобы отличить от современных болгар – славяноязычного народа; мы будем чередовать оба названия). Часть гуннов вошла в эти союзы. Более того, легенда гласит, что первым ханом утургуров был, возможно, сам Ирник – сын Аттилы. Эту легенду мы рассмотрим.Угры поделили остатки империи гуннов. На Днепре возник союз кутургуров, дружественных антам. На Кубани – союз утургуров. Тех и других историки зовут болгарами (или протоболгарами, чтобы отличить от современных болгар – славяноязычного народа; мы будем чередовать оба названия). Часть гуннов вошла в эти союзы. Более того, легенда гласит, что первым ханом утургуров был, возможно, сам Ирник – сын Аттилы. Эту легенду мы рассмотрим в дальнейшем.

Вождества угров-болгар просуществуют довольно долго, и одно из них положит начало Дунайской Болгарии. Кроме того, болгары и славяне будут тесно взаимодействовать друг с другом, продолжая гуннские традиции. Но прежде чем рассказать об этом, поговорим о падении Западной Римской империи, которое было косвенным образом связано с гибелью державы гуннов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Смерть Гесперии

Новое сообщение ZHAN » 15 май 2023, 12:04

Как мы помним, под властью гуннов остготы утратили самостоятельность и даже лишились права на избрание конунга. Но они сохранили уважение к семье Амалов. Если верить хронологии Иордана, остготы получили самоуправление уже во времена Аттилы – может быть, за помощь в устранении Бледы. Остготским народом стали править три брата – потомки Вандалара. Их звали Валамир, Теудемир и Видемир. Все трое сперва служили Аттиле, а после его смерти и битвы при Недао обрели свободу. Братья разделили Паннонию на три удела и, видимо, подчинили местных гуннов и скиров.

В 451 году, еще во время подданства гуннам, в семье Теудемира родился сын Теодорих (Дитрих). Впоследствии Теодорих захватит Италию и будет прозван Великим.

Во времена византийского императора Маркиана(450–457) остготы вторглись в пределы Византии, чтобы взять добычу. Война продолжалась несколько лет и завершилась уже при Льве I. В 459 году был заключен мир. Варвары признали себя имперскими федератами и получили стипендию. Конунг Теудемир отправил в Константинополь заложником Теодориха. Там ребенок прожил 10 лет. За это время гуннский вождь Денгизих попытался отбить Паннонию у остготов, поссорился с византийцами и погиб.

В 470 году ромеи отпустили Теодориха на родину. К тому времени в Паннонии началась смута: скиры восстали против готов. Война продолжалась два года. Вождь скиров Эдика (Эдвард) потерпел неудачу и был убит: Теудемир зарубил его мечом. Уцелевшие скиры бежали в Италию и поступили на службу к последним императорам Гесперии. Их возглавил сын Эдики – Одоакр. В том же 470 году он получил должность магистра милитум, а через шесть лет сверг последнего императора Ромула Августула и захватил Италию.

Возможно, магистр не хотел начинать мятеж, но солдаты заставили его это сделать. Гражданский правитель Италии – Орест – был убит солдатней. «Одоакр убил патрикия Ореста в Плаценции, а брата его Павла [убил] близ Пинеты», – уточняет историк той эпохи, известный под именем Аноним Валезия. Юный император Ромул Августул – сын Ореста – сохранил жизнь. Этого никчемного юношу пожалел и спас Одоакр. Он не желал быть цареубийцей и сохранял пути для возможного примирения с Византией. Переворот был не только социальным, но и национальным. Западная армия состояла из варваров, а возглавлявший ее магистр милитум Одоакр был германцем. Западный Рим пал.

Одоакр удачно воспользовался обстоятельствами. Император Лев Мясник не успел спасти Гесперию и скончался в 474 году. Его внук, маленький Лев II (474–475), царствовал всего год и умер от болезни. Власть захватил зять Мясника – исавр Зенон (474–491), но против него восстал полководец Василиск. Зенон бежал в Малую Азию, где собрался с силами и сверг своего соперника-узурпатора. Но вмешиваться в дела Италии было поздно.

Гесперия прекратила существование. Фактически ее сдали арианские полководцы-варвары и наемные солдаты, которым страна безоглядно доверилась. Но в том, что это стало возможно, следует винить миллионы простых вельсков, которые равнодушно взирали на гибель империи. Вероятно, та же судьба ждала бы и Византию, если бы Лев Мясник заблаговременно не вырезал варваров в Константинополе.

История любит жестокие шутки. Распад империи юридически выглядел как объединение. Одоакр вернул в Константинополь императорские регалии, а сам правил Италией в должности «военного магистра». На Апеннинах возникла военная диктатура: всё общество служило чужеземной армии. Лев Гумилев удачно назвал такой порядок «этническая химера».

Зенон принял от Одоакра императорские инсигнии (знаки), хотя и считал магистра преступником, незаконно захватившим власть. Так оно и было, но вмешаться в дела Запада базилевс не мог. Зенон провел жизнь в борьбе с мятежниками и еретиками: бунт 475 года был первым, однако не единственным. Всё это учитывал Одоакр и – пользовался ситуацией. Но это был еще не конец античного мира.

Одоакр захватил окраины Гесперии. После смерти норикского святого Северина он напал на ругов и подчинил их. Одновременно магистр занял Далмацию. Там правил сперва комит (начальник области; из этого слова французы впоследствии сделают титул конт – граф) Марцеллин, но он погиб в результате предательства. Далмацией завладел один из последних римских императоров, византиец Юлий Непот. Его тоже убили при невыясненных обстоятельствах (480). Скорее всего, убийцами были люди, подкупленные Одоакром.

Таким образом вождь племени скиров, чей отец погиб в борьбе с готами, неожиданно стал обладателем обширных владений в Европе – они включали нынешнюю Италию, Австрию, Боснию, Словению и Хорватию. Его победители – остготы – по-прежнему ютились в Паннонии, но были недовольны своей судьбой и завидовали выскочке-скиру.

Одоакр закончил завоевания примерно к 482 году, но наслаждался миром всего лет пять-шесть. В 488 году в его владения вторглись остготы.

Король Теудемир умер в 474 году, ему наследовал молодой сын – будущий Теодорих Великий. В течение следующих 14 лет Теодорих либо участвовал в византийских смутах, либо сам их учинял. Как правило, он требовал новых земельных владений и повышения стипендии. Остготы превратились в народ-паразит. Они не трудились и ничего не производили, а жили за счет местного населения, образовав касту воинов. Из таких же шаек впоследствии образовались средневековые королевства Европы с рыцарским сословием во главе.

Наконец император Зенон задумал интригу: направил Теодориха вместе с остготами в Италию. Ее правитель Одоакр был мятежником в глазах римлян и кровным врагом – в глазах завидовавших ему остготов.

Осенью 488 года готская орда вместе с примкнувшими бандами разноплеменных головорезов двинулась покорять Италию. Лишь малая часть народа осталась в Паннонии. Разоренная провинция уже не интересовала остготов.

В ходе пятилетней ожесточенной войны Теодорих разгромил Одоакра и вынудил его заключить мир, после чего предательски убил на пиру. Италия, Далмация и Норик достались остготам. По какой-то иронии судьбы дунайские руги вновь сделались готскими подданными. В это время предводителем ругов был некто Фридрих.

Пока германцы сражались между собой, славяне заселяли земли, опустевшие после Великого переселения народов. Вскоре они уже вышли на историческую сцену под своим именем. Начался мощный подъем славян. Никто не мог предположить, что он закончится трагедией.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Склавины и анты. Расселение

Новое сообщение ZHAN » 16 май 2023, 12:35

Наступила вторая половина V века, с этого времени историкам больше не приходится гадать о том, какие народы Восточной Европы скрываются за камуфляжем из древних названий. Славяне получают известность под своим именем. Это не значит, что в предыдущее время мы имели дело с «праславянами». Народ просто проявил себя, но мог и не проявить. Византийцы тоже возникли в I веке новой эры – тогда на востоке Римской империи появились общины христиан. Однако «византийцами» мы их называем условно. Новый этнос звал себя старым именем ромеи, то есть римляне. Славяне тоже могли какое-то время звать себя одним из привычных старых имен – например, венедами или антами. Но в отличие от ромеев в итоге они сменили имя, и мы можем с уверенностью диагностировать выход нового этноса на историческую арену.

Сверимся с данными археологии. Большинство ученых уверенно относит к славянским две археологические культуры: пражско-пеньковскую в Поднепровье и пражско-корчакскую в Карпатах и Малой Польше. Возможно, тогда же зарождается суково-дзедзицкая археологическая культура в будущей земле полабских славян. Возможно, эту третью ветвь славян и называют венедами средневековые авторы. Останавливаться на ее истории мы не будем. Балтийская ветвь славянства находилась на периферии событий, о которых мы ведем речь, и с судьбой антов практически не связана. Это дает нам право не останавливаться на судьбах венедской ветви славян.

Интересующегося читателя мы отсылаем к книге А.Ф. Гильфердинга «История балтийских славян», которая недавно была переиздана и снабжена научными комментариями.

Итак, мы видим, что славянских культур две или три, но язык их носителей совершенно точно был единым. Это соображение логически вытекает из более поздних сообщений VIII–IX веков, согласно которым славяне говорят на едином наречии и понимают друг друга везде от Ильменя до Эльбы и Балкан. Если бы носители перечисленных культур говорили на разных языках в более ранний период, было бы странно, что у них – при разнице быта и предметов культуры – сложился единый язык.

Безусловно, корчакская культура относится к племени словен, а пеньковская – антов. Вместе с тем процесс этногенеза еще продолжался. Славяне расселялись двумя разнонаправленными потоками, ассимилируя кельтов-венедов и остатки восточных германцев. Первый поток идет на север от Карпат, и вскоре на Волыни возникает племя дулебов – старшее среди словенских племен. Ученые полагают, что название «дулебы» – не славянское, а германское. Если так, мы видим то же, что и на востоке: славяне покоряют и ассимилируют соседние племена, но по какому-то странному капризу принимают их названия. Впоследствии название «дулебы» исчезнет. Его заменят два новых – волыняне и бужане. Два последних имени относятся к одному племени, хотя иногда на исторических картах мы видим разные народы – бужан и волынян. Это – историческое недоразумение.

Таким образом, в V веке существовало два больших союза славян, судьбу которых мы проследим. Галицию и Волынь населяли собственно словене. Византийцы звали их склавинами. По соображениям стилистического разнообразия мы будем употреблять оба названия. Восточнее, на Днепре, расселились анты, причем остатки аланов совершенно ославянились, об этом свидетельствует доминирование в регионе пеньковской археологической культуры, которую большинство ученых уверенно идентифицирует как славянскую.

Тогда же проявился странный демографический взлет, отмеченный Люсьеном Мюссе. Повторимся, этот взрыв можно объяснить только гипотетическим «пассионарным подъемом» у славян. Произошел он в I веке новой эры или был приобретен от даков или готов чуть позже – не столь важно. Это дает разницу лишь в несколько десятков лет, но результат один: в V столетии славяне заявили о себе и вышли на историческую арену.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Анты идут на восток

Новое сообщение ZHAN » 17 май 2023, 12:24

Славянские роды активно переселялись в Поднепровье. Там они встречали остатки аланов-антов и ассимилировали их. В переводе на язык археологии – элементы черняховской культуры постепенно поглощались пеньковцами. Впрочем, имело место не просто поглощение одного народа другим, а взаимопроникновение. В славянский язык проникают иранские слова, причем базовые, регулирующие общественные отношения и вопросы религии. Иранский Хуршед – Солнце – становится одним из главных славянских богов. Это дает право Л.Н. Гумилеву предположить, что славяне исповедовали один из вариантов митраизма. Гумилев тонко чувствовал нюансы разных религий, и к его мнению следует прислушаться.

Кроме того, славяне заимствовали у аланов два ключевых понятия, обозначающие высшие и низшие социальные слои. Господа стали называться жупанами или просто панами. Это искаженное туранское «жъпанъ». Эксплуатируемое сословие получило название смерд – земледелец (от древнеиранского мард).

Но не нужно преувеличивать степень социального расслоения у склавинов и антов. Они оставались архаичными обществами, подобными древнегреческим. Кроме того, вследствие примитивных технологий обработки земли словене и анты были чрезвычайно мобильны. Они жили на одном месте три-четыре года и отправлялись на поиски новых земель. С одной стороны, это сближало славян с кочевниками. Вполне понятно, почему они легко находили общий язык. С другой – тормозило процесс классообразования. Частной собственности на землю не было, торговля сводилась к обмену, да и граница между личным и общим имуществом была размыта. Но это не означало, что славяне не могли создать государство.

Наша реплика противоречит общепринятому мнению, но вдумаемся. Архаичные, доклассовые этносы несколько раз создавали крупные империи. Древние хунны создали державу в восточной части Великой Степи в III веке до новой эры. Такую же державу создали их потомки – гунны – в западной половине Евразии. Туркмены-сельджуки захватили Иран в XI столетии и основали недолговечную, но всё же империю. Наконец, монголы Чингисхана, жившие родовым общинным бытом, сумели покорить гораздо более цивилизованные народы от Карпат до Кореи. Правда, монголам приписали гипотетический «кочевой феодализм», но гипотеза не доказана до сих пор.

Согласно данным археологии, после падения державы гуннов новые и новые волны славян продвигались к Днепру. К концу V века появляются славянские поселения в среднем течении Южного Буга. Тогда же анты выходят к берегам Днепра, форсируют реку и основывают несколько поселений в земле савиров по берегам реки Сулла, где со временем возникнет славянское племя северян.

Интересно проследить пребывание славян-антов в районе современного Киева. На Старокиевской горе советские археологи нашли остатки крепости, датируемые концом V или началом VI века. Академик Б.А. Рыбаков поспешил приписать ее основание мифическому Кию, упомянутому в Повести временных лет. Сама крепость, по мнению Рыбакова, стала началом Киева, как Капитолий был началом Рима. Такая точка зрения господствовала в советскую эпоху и даже вошла в школьные учебники, что привело к известной путанице и табуированию ряда тем, связанных со стартом славянского этногенеза. На пользу науке это, разумеется, не пошло.

Но еще хуже стало после распада СССР. Сам Б.А. Рыбаков и его концепция подверглись ожесточенной критике со стороны оппонентов. Главным из них оказался профессор Лев Самуилович Клейн (р. 1927). В 1981 году он был осужден за гомосексуализм и лишен всех научных званий, но в годы перестройки реабилитирован, вернулся в науку и со всей нерастраченной энергией напал на концепцию академика Рыбакова. Клейн – норманист. По его мнению, археологические находки свидетельствуют, что Киев возник не ранее VIII века.

Но Б.А. Рыбаков был осторожен в своих оценках:
«Следует начисто отказаться от мысли, что археологические раскопки откроют классический средневековый город с кремлем и посадом, с торговыми площадями, ремесленными кварталами и несколькими концентрами укреплений. Рождающиеся города – это не сказочные палаты, возникающие в одну ночь, будучи воздвигнуты неведомой волшебной силой»
(Киевская Русь и русские княжества XII–XIII вв. )

Рыбаков уточняет, что города возникают как некий «узел прочности» в округе. Это может быть ставка вождя, сакральный центр, перепутье дорог, пункт сбора веча и т. д. При такой постановке вопроса аргументы Клейна и других оппонентов Б.А. Рыбакова вообще теряют смысл. Рыбаков считал, что первые славяне, пришедшие на Днепр, поняли важность контроля за торговлей и передвижением людей по реке, а потому поставили крепость на Старокиевской горе. Была ли она «прототипом» будущего Киева – вопрос дискуссионный, но отвергать эту гипотезу нельзя. Другое дело, что размышления Рыбакова о южной «русской» династии и об историчности князя Кия не находят никаких подтверждений, кроме сомнительных цитат из Начальной летописи. С этой частью концепции Рыбакова можно серьезно поспорить.

Что касается Клейна, то он резко критиковал и концепцию этногенеза славян Л.Н. Гумилева. Эта концепция до сих пор стоит в науке особняком. Но, на наш взгляд, именно она достаточно перспективна для дальнейших исследований, ибо опирается на синтез наук.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Кто вы, анты?

Новое сообщение ZHAN » 18 май 2023, 13:32

Итак, славяне-анты расселились в Поднепровье. Они стали соседями болгар-кутургуров, живших в Лукоморье, «склавинов», продвинувшихся к Южному Бугу, и савиров, обитавших на Черниговщине и Северщине. К северу от них располагались полесские болота, за которыми поселились племена балтов – далекие предки литовцев и латышей.

Казалось, за антами – будущее. Они стали самым сильным народом Восточной Европы после ухода остготов. Вряд ли переселение на Днепр проходило безболезненно, но пришельцы ладили со своими соседями. Со «склавинами» это был один народ, и элементы двух культур – корчакской и пеньковской – смешиваются на Южном Буге и Днестре. С болгарами славяне-анты контактировали в лесостепной зоне, оставляя им степи. С балтами тоже нет столкновений, происходят медленное проникновение на север и ассимиляция малочисленных балтских племен.

Но кто же были сами загадочные анты? Точнее, можем ли мы назвать славянские племена, которые скрывались за этим аланским именем? Наука накопила достаточно сведений для того, чтобы ответить на этот вопрос.

Археология и традиционная история, основанная на прочтении письменных источников, здесь бессильны. На помощь приходит лингвистика. Хорошо известно, что название племени хорваты – туранского происхождения. То есть это аланское название. Следовательно, перед нами – прямые потомки аланов. Есть даже гипотеза, что «хорват» – это диалектное название этноса сарматов, частью которого были аланы. Совершенно очевидно, что хорваты – прямые потомки туранских антов, которые впоследствии ославянились.

Как и почему?

Нетрудно понять, что хорваты уцелели во время гуннского нашествия и спаслись, признав господство славян, пришедших с запада. Но кем были эти славяне? Похоже, это – сербы, которые впоследствии выступают в паре с хорватами и говорят с ними на одном – сербохорватском – языке.

Ситуация реконструируется так. Первые славяне вышли из Прикарпатья в IV веке как союзники гуннов и подчинили антов, приняв их имя. Одним из таких пришельцев был князь Бож. Остготы убивают Божа, переманивают на свою сторону часть антов-аланов, но терпят поражение от гуннов. Власть славян в Поднепровье восстановлена. Происходит постепенная ассимиляция антов. В V столетии с запада приходят новые волны славян, которые окончательно ассимилируют аланское население и образуют в Поднепровье сербохорватский этнос, которому соответствует пеньковская культура. Сербы выступают в роли племени-господина, хорваты находятся у них в подчинении – впрочем, необременительном.

Почему не наоборот?

Данные лингвистики, истории и археологии говорят о том, что не аланы ассимилируют славян, а славяне – аланов. К тому же было бы странно, если победоносные славяне как союзники гуннов заселяют опустевшую лесостепь, но подчиняются разгромленному народу аланов и ставят над собой его вождей. Это был бы совершенно уникальный и неповторимый случай, лишенный логики. Следовательно, нужно признать, что в тандеме сербы – хорваты сербы были главными как наследники победителей.

В мировой истории была сходная ситуация, и она разрешилась таким же образом, как в случае со славянами. Коллизия относится ко времени сложения монгольского этноса. В XII столетии за господство в восточной части Монголии сражались два племени – собственно монголы и татары. Татары были побеждены и на три четверти истреблены. Но после этого победители-монголы приняли почему-то имя побежденного народа; они часто именуются татарами. Видимо, нечто похожее произошло и с теми славянами, которые победили и ассимилировали «внешних» аланов – антов.

Было еще и третье племя славян с туранским именем – тиверцы. Они продвинулись на юг и заняли современную Молдову и Бессарабию, причем делили эти земли с кутургурами. Происхождение и подчинение тиверцев непонятно. Конечно, это часть ассимилированных аланов. Но кому они подчинялись? Сербам? Кутургурам? «Склавинам»? Вероятно, поначалу сербам: это была часть славян-антов, но затем судьбы тиверцев с ними разошлись. Как и почему – об этом поговорим позже.

А пока сделаем вывод, и он будет курьезен.

Получается, что законные хозяева территории нынешней Республики Украина – это не великороссы или малороссы, но сербы. Даже во время вынужденного переселения на берега Адриатики сербы выбирали места, напоминавшие покинутую родину: возвышенности, поросшие густыми лиственными лесами. Видимо, это неслучайно: они хотели, чтобы новая родина была похожа на ту, в которой этнос сформировался.

А русские, как и остальные славянские этносы, – потомки «склавинов». Следовательно, великороссы имеют полное право на земли своей прародины: Галичину и всю т. н. Западную Украину, откуда и началось движение славян. А на территорию Смоленщины и Рязанщины имеют такое же право поляки, потому что радимичи и вятичи, жившие на этих землях, вышли «от ляхов», что прекрасно помнит из текста Несторовой летописи каждый образованный человек.

Конечно, этот вывод – всего лишь шутка, но она показывает, как абсурдны споры за землю и как далеко они могут завести современные этносы, если они превратят историю в политику и начнут выяснять, кто имеет больше исторических прав на ту или иную территорию планеты Земля.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Как жили славяне

Новое сообщение ZHAN » 19 май 2023, 12:52

Ответ на этот вопрос дают археологические изыскания, и в данном случае они бесценны, ибо нарративные источники не предоставляют возможности познакомиться с бытом и материальной культурой славян.
Изображение

Славянскую культуру археологи с полной уверенностью могут датировать лишь начиная с 500 года. Ее впервые открыл и атрибутировал чешский археолог И. Борковский. Он назвал эту культуру пражской. Ее памятники простирались от Днепра до Лабы. Однако впоследствии ученые сочли некорректным отнесение их к одной культуре и выделили две: пражско-корчакскую и пражско-пеньковскую. Границей между ними признается река Буг. Пеньковскую культуру приписывают антам, а корчакскую – «склавинам».

Исследования показывают, что наши предки жили примитивным бытом. То есть представления византийцев о ранних славянах как о диком народе, не имеющем представления об элементарном комфорте, соответствовали действительности. А вот для германо-романских народов, которые сами утратили навыки цивилизации, славяне дикими не казались. Известны даже высказывания германских хронистов (например, Адама Бременского) об изобилии и комфорте славянских земель. Правда, причина этих записей глубже, чем «дикость» германцев. Адам Бременский и ему подобные авторы писали, по сути, рекламный проспект для немцев, которых призывали к завоеванию и колонизации богатых славянских стран.

Немецкие авторы стали серьезно интересоваться землями славян в XII веке. Тогда и славяне далеко продвинулись по дороге цивилизации, и сами немцы были уже не те, что в первые века новой эры. Однако вопрос о том, кто культурнее, беспредметен. Дискуссии могут увести очень далеко и вызвать улыбку. Например, славяне всегда любили умываться под струей, что очень гигиенично. Зато немцы и их потомки оказались более бережливыми и умывались сперва в общем тазу, а затем заставили весь зависимый от Европы мир поставить счетчики воды под лозунгом борьбы за экономию природных ресурсов. Разумеется, мир от этого здоровее не стал, перед нами просто пережиток старого обычая, далекого от принципов гигиены. Зато именно в Европе сделали такое полезное изобретение, как ватерклозет; правда, довольно поздно, в XVIII веке. До этого времени германо-романская цивилизация не могла похвастать особым уровнем гигиены и комфорта.

Вернемся к славянам корчакской культуры.

Они жили в небольших квадратных полуземлянках, снабженных двускатной крышей. Таково поселение Корчак, состоящее из хижин, разбросанных на площади 100×30 м. Внутри хижин найдена грубая керамика, изготовленная вручную, без использования гончарного круга. В основном это горшки высотой до 20 см, расширяющиеся к вершине, с закругленными выступами или перевернутыми насечками. Они не снабжены орнаментом или украшениями. В глине много песка, то есть для материала изготовители использовали днепровскую супесь. В керамику вдавлены трупы насекомых. В общем, эти изделия хорошо характеризуют скудный и трудный быт славян. В некоторых поселениях на Волыни обнаружены круглые бронзовые тарелки, пряжки от ремней, браслеты и византийская номизма (монета) VI века, но это мало что меняет в наших представлениях о славянах.

Основные поселения пеньковской культуры обнаружены между Днепропетровском и Запорожьем, а также в окрестностях Черкасс.

Пеньковцы – они же анты – селились по берегам рек, на террасах или крутых прибрежных склонах. Для них характерна небольшая толщина культурного слоя, что говорит об одном: анты жили на берегах Днепра недолго. В одном поселении насчитывается до десяти полуземлянок. Значит, анты любили жить просторно и никогда не теснились на одном месте.

Открытия, сделанные на Макаровском острове в 1956 году, позволяют сделать выводы об орудиях труда славян. Там имеются железные долота, резаки, серпы, топоры, наконечники для бороны и копий, ручки для деревянных бадей. Правда, эти находки относятся к более позднему периоду, но технологический прогресс у славян был крайне медленным, и в VI столетии анты использовали, скорее всего, аналогичные орудия производства.

Обычная квадратная полуземлянка не превышает 3 м в длину, в углу размещается каменный очаг или печь-каменка. В некоторых домах для укрепления стен использовали деревянные доски. Крыши были в основном двускатные из жердей, покрытых слоем утрамбованной глины, который хорошо защищал от дождя и снега. Исследователи пришли к выводу, что такие жилища служили недолго. Они строились в расчете на 6–7 лет, после чего их хозяева перекочевывали в поисках лучших условий для примитивного земледелия. В каждом доме жила семья из шести или семи человек. Когда она расширялась, строили новую землянку.

Немногочисленные погребения, обнаруженные возле антских деревень, свидетельствуют о кремации покойников. Пепел в закрытых горшках помещали в урны или ямы.

В общем, материальная культура славян той героической эпохи скупа, бедна и лаконична. Эти факты, безусловно, не могут пробудить фантазию славянских патриотов, но дают объективные данные о суровом быте наших предков, который был не лучше и не хуже быта других примитивных этносов той поры – германцев, болгар, савиров – словом, всех тех, кого византийцы называли варварами.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Друзья и враги

Новое сообщение ZHAN » 20 май 2023, 11:19

«Склавины» и анты были архаичными народами. Если угодно, к ним можно применить устоявшийся и привычный термин «военная демократия». Пассионарность переполняла этих людей, но не было ни устойчивой территории обитания, ни сферы приложения сил внутри страны. Нет ни промышленности, ни сложно устроенной системы сельского хозяйства, отсутствуют города. Нет даже искусств – никто не пишет книги, не рисует картины. Однако есть соседи, которых можно ограбить и вытеснить. Этим и занимаются славяне. Сказано не в упрек. «Германцы-2», поднявшиеся на той же пассионарной волне, вели себя таким же образом и даже временами хуже.

Как у всех народов, у антов были друзья и враги. В число друзей славян попали кочевые угорские этносы. С гепидами славяне, вероятно, враждовали как бывшие союзники гуннов, но после падения степной империи заключили мир.

В числе врагов оказались германские племена – прежде всего герулы, которые пришли с севера, из Скандинавии. Судьба герулов была драматична. Как говорилось выше, они осели на территории Моравии и Словакии. Однако через некоторое время на земли герулов объявились претенденты. Это были лангобарды – «длиннобородые»; племя, родственное саксам.

Лангобарды жили в «Ругиланде», стране ругов, то есть в Норике. Однако они не поладили с Теодорихом Великим. Теодорих заключил союз с конунгом герулов Родульфом (Рудольф). То есть поддержал врага словен. Вероятно, последние подружились с лангобардами и начали войну против герулов. Лангобардский историк Варнефрид, более известный как Павел Диакон, пишет, что это произошло между 506 и 512 годами (История лангобардов, Кн. 1, 20). Лангобардов возглавлял конунг Татон из династии Литингов. Герулы были полностью разгромлены и переселились на юг, в степи нынешней Валахии, где продолжали враждовать со славянами. Между тем Словакию и часть Моравии заняли лангобарды. В Чехии по-прежнему жили бавары – племя «германцев-2», смешанное с кельтами.

Герулы стали врагами «склавинов», антов и кутургуров, ибо все три народа рвались к Дунаю, а германское племя, осевшее в Валахии, им мешало. Но за герулов заступились византийцы, и это решило исход дела: германцы какое-то время охраняли северную византийскую границу и отбивали натиск северных племен. Сама Византия к тому времени преобразилась и окрепла. Времена господства варваров-ариан ушли в прошлое. Империя была на подъеме.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Преображение Византии

Новое сообщение ZHAN » 21 май 2023, 15:58

После переворота Льва Мясника в византийскую армию усилился приток собственно ромеев, то есть коренного населения империи. Это оздоровило ситуацию в империи, хотя проблем хватало. Латифундисты – наследники античного Рима – пытались захватить земельные участки крестьян, превратить мелких земледельцев в крепостных, а империю растащить на феодальные владения. К тому же большинство населения было расколото на несколько христианских сект, ожесточенно враждовавших между собой. Православных христиане являлись только одной из таких сект, и было неясно, победят они или нет. Византия встала на развилке, за которой виделись два выхода: гибель или спасение.

Император Зенон умер страшной смертью. Он страдал эпилепсией. Один из припадков, случившийся в начале апреля 491 года, стал для него смертельным. Ходили слухи, что его похоронили заживо по приказу жены – императрицы Ариадны, которая не любила мужа. Говорят, из гроба доносились сдавленные стоны, когда Зенона опускали в могилу.

Преемником похороненного заживо царя сделался Анастасий Дикор (491–518), ставленник крупных землевладельцев. Ариадна вышла за него замуж, обеспечив Анастасию легитимность. Новый император происходил из Диррахия в современной Албании. Считается, что его родным языком была латынь. То есть перед нами «римлянин», а не «ромей».

К тому времени, когда Анастасий занял престол, ему исполнился шестьдесят один год. Византийский историк Евагрий Схоластик описывает базилевса как рослого красивого мужчину с седыми волосами и разными глазами: один глаз был голубой, а другой – черный. За это базилевса и прозвали Дикор (Разноглазый).

Анастасий много воевал. Он вел внутренние войны с мятежным племенем исавров и внешние – с Ираном, но самой жестокой войной оказалась религиозная. Империя буквально кипела от религиозных споров.

Население Балкан и западной части Малой Азии исповедовало православие, принятое на Халкедонском вселенском соборе 451 года. В Армении, Западной Сирии и Египте обосновались монофизиты. Эти люди настаивали только на одной сущности Христа – божественной.

В Восточной Сирии постепенно возобладала еще одна версия христианства, названная по имени патриарха Нестория, отвергнутого и низложенного официальной Церковью. Несториане отрицали божественность Девы Марии и называли ее Христородицей.

Между прочим, и несториане, и монофизиты считают православными именно себя. А приверженцев Божественной Троицы, догмат которой признан Халкедонским собором, называют диофизитами – сторонниками двух природ Христа.

В центральной части Малоазийского полуострова, в Афинах и на Пелопоннесе преобладали язычники (или, как тогда говорили, «эллины»).

Эллинов христиане ненавидели и расправлялись с ними при первой возможности, но сами не могли найти общий язык. Анастасий попытался отыскать компромисс между монофизитами и православными, но зашел слишком далеко в уступках монофизитам. Против него началось восстание православных.

Во главе мятежа встал комит федератов (генерал) Виталиан. Он командовал мобильными войсками на Нижнем Дунае, в современной Добрудже. Тогда эта провинция называлась «Малая Скифия». Сам Виталиан был наполовину варвар. Его отцом называют гота по имени Патрикиол.

Варвары считали его своим, потому что определяли родство по отцу. Это помогло Виталиану наладить связи среди федератов, служивших империи. Ромеи тоже считали его своим: ведь обычно варвары-наемники исповедовали арианскую ересь, а Виталиан был православным.

В короткий срок Виталиан собрал шестидесятитысячную армию. (Так оценивает ее численность один из историков той поры, Марцеллин Комит.) Мятежный полководец объявил себя заступником за истинную веру и в мае 513 года повел войска прямо на Константинополь. В армии Виталиана служили не только православные. В его войсках имелось много варваров, которые жаждали наград и добычи и были готовы поддержать любую смуту, если она сулила карьерный рост и обогащение.

Подразделения правительственных войск терпели поражения в боях с Виталианом. Одного полководца Виталиан застал врасплох в постели с двумя женщинами и убил. Другой проиграл битву в открытом поле.

Виталиан не стеснялся в средствах для достижения цели. Чтобы одержать победу, он призвал на подмогу конных стрелков-кутургуров из-за Дуная. Возникает закономерный вопрос: пришли одни только кутургуры или вместе с ними в земли империи пожаловали «склавины» и анты? Логика событий говорит о том, что славянские воины предложили Виталиану свои услуги и именно тогда впервые вторглись на Балканы. Так борец за интересы православия проложил варварам дорогу за Дунай и показал богатства империи. Заслон герулов был прорван.

Весной 514 года мятежники осадили имперскую столицу. Императору кое-как удалось откупиться от Виталиана, и его варварские отряды вернулись на север. Виталиан получил пять тысяч фунтов золота для своих солдат и должность магистра милитум Фракии – для себя. Среди прочих условий числилось подтверждение императором православных догматов.

Анастасий Дикор воспользовался передышкой, чтобы стянуть под стены столицы войско и флот. На это потребовалось около года. Почувствовав силу, император лишил Виталиана должности командующего.

Немедленно последовал новый мятеж. В 516 году Виталиан призвал на помощь кутургуров (и славян?) и снова выступил на Константинополь. На сей раз он не собирался мириться с Анастасием. Вероятно, он хотел либо сам занять трон, либо выдвинуть подставного императора. Но как быть с кутургурами? Отдать им на разграбление столицу империи было бы самоубийственно. Виталиан сознавал, что в этом случае останется в глазах ромеев врагом государства, а не защитником православия. Нужно было что-то придумать.

И он придумал захватить столицу с моря. Для этого к стенам Константинополя мятежники подвели крупную морскую эскадру. Но флотоводцы Анастасия Дикора сожгли флот мятежников с помощью «божественного апирона» – состава на основе серы. «Внезапно и одновременно все корабли мятежника Виталиана занялись огнем и пошли на дно», – описывает морское сражение византийский историк того времени Иоанн Малала.

Двое ближайших соратников Виталиана попали в плен к Анастасию и были обезглавлены по его приказу. Во Фракии настало равновесие. Виталиан отступил от стен столицы, а император словно не замечал его присутствия.

Анастасий Дикор умер в начале июля 518 года в сильную грозу. Говорили, что он испугался удара грома и сердце остановилось. Его преемником стал дворцовый офицер Юстин I (518–527), который пришел к власти в результате дворцового переворота. Юстин исповедовал православие, преследовал монофизитов и на какое-то время сплотил значительную часть населения страны. Виталиана он пригласил в столицу и осыпал наградами как борца за дело православия. Впрочем, в 520 году экс-мятежник был зарезан после окончания бегов на ипподроме. Говорили, что он убит родственниками пострадавших во время мятежа, но это мало кого могло обмануть.

Юстин укрепил свою власть, но это не могло отменить факта, что «борец за православие» Виталиан успел показать славянам дорогу на Балканы. При Юстине славяне прорвали оборону герулов и стали вторгаться на Балканы под своими именами – «склавинов» и антов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Набеги славян

Новое сообщение ZHAN » 22 май 2023, 12:29

Архаичность или «цивилизованность» народа с точки зрения большой политики не имеют значения. Как только «склавины» и анты вышли на мировую арену, их втянул водоворот геополитики.

Мы говорили, что византийский император Анастасий Дикор воевал против Ирана. Персидские дипломаты пытались нейтрализовать ромеев и стали искать союзников среди варваров. Такие нашлись в Лукоморье. Друзьями персов стали кутургуры. На стороне кутургуров выступили анты. Вместе они напали на Византию.

Это произошло в 518 или в 527 году. О вторжении вскользь упоминает Прокопий Кесарийский, но дата набега неизвестна. Кесариец пишет, что это произошло в начале правления Юстина. Последний умер в апреле 527 года, передав престол своему племяннику Юстиниану I (527–565) – самому блистательному и удачливому из императоров Византии. Новый базилевс вел агрессивную внешнюю политику, защищая границы и возвращая римское наследие.

Переводчики книги Прокопия, где говорится о славянском набеге, поправили текст и написали, что набег случился в начале правления Юстиниана. То есть событие, по их мнению, произошло в 527 году, когда Юстина уже не было в живых. В это время магистром милитум в префектуре Иллирик был назначен Герман Аникий – «племянник» императора, как следует из текста Прокопия. Однако на самом деле этот Герман был двоюродным братом базилевса. Следовательно, речь может идти и о 518 годе, то есть о начале правления Юстина, племянником которому действительно приходился Герман. Либо же Прокопий допустил ошибку в степени родства (в латинском тексте это всего несколько букв) и поставил фратри (брат) вместо фратриелис (сын брата, племянник). Всё же более поздняя дата предпочтительнее, потому что укладывается в общую канву событий, когда Герман был молод, но не юн, а персы, кутургуры и анты начали совместные атаки на Византию.

Так или иначе, анты вторглись на территорию Ромейской империи, но были разбиты полководцем Германом. На некоторое время славяне успокоились, но лишь для того, чтобы перегруппировать силы. Затем начались новые вторжения. Похоже, анты буквально смели заслон герулов и заняли Валахию.

Остатки герулов разбрелись кто куда. Часть перешла на службу к византийцам, часть – к гепидам, остальные сохранили независимость и кочевали на Балканах. Одного из герульских вождей, Гретиса, крестил лично Юстиниан. «Император крестил его в храме в день Богоявления, восприявши сам от купели; с ним вместе крестились сенаторы его и двенадцать родственников», – пишет Феофан Исповедник.

Видя, что служить императору крайне выгодно, примеру Гретиса вскоре последовал варварский вождь Мунд с частью гепидов. Юстиниан осыпал его милостями и сделал одним из первых по значению полководцев империи. Так европейские монархи в XVIII веке принимали на службу полководцев из соседних стран и давали им высокие чины. Впрочем, при Юстиниане таких иноземцев на службе было немного. Принимая варваров, византийский царь пытался укрепить рубежи, прорванные антами. Так или иначе, ромеи теперь граничили со славянами на Дунае.

Итак, славяне-анты выступают под своим именем, но как звали первых антских вождей, мы не знаем. Повесть временных лет донесла имена Кия, Щека и Хорива, но это мифические персонажи, такие же, как предки славянских народов – Чех, Лех и Рус.

Известно другое имя – Хильбуд, но это слишком далеко от Кий. К тому же этот Хильбуд (судя по имени – германец) служил византийцам, причем его биография тесно связана с набегами славян на ромейские земли.

Многие русские исследователи упорно считают его славянином на ромейской службе, а некоторые даже пытаются трансформировать имя в Хвалибуд (это делает, в частности, В.В. Мавродин). Но филологических оснований для такой трансформации нет.

Хильбуд ведал обороной дунайских провинций. Это был человек умный, храбрый, распорядительный, бескорыстный. Во времена Юстина он поступил на ромейскую службу, быстро выдвинулся и в 531 году назначен начальником войск во Фракии. Базилевс Юстиниан «поставил его для охраны реки Истра (Дуная), приказав ему следить за тем, чтобы жившие там варвары не переходили реку», – пишет Прокопий Кесарийский.

Активная оборона ромеев, возглавляемых Хильбудом, оказалась настолько успешной, что варвары больше не решались переходить Дунай. Наоборот, сами ромеи стали тревожить болгар-кутургуров и славян своими набегами. Дунайский рубеж был на какое-то время обеспечен от нападений врагов. После этого византийцы могли возобновить активные действия на Востоке против Ирана. Следовательно, попытки персов отвлечь византийские войска диверсиями на Дунае потерпели провал.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Юстиниан против антов

Новое сообщение ZHAN » 23 май 2023, 12:08

Анты оказались сильным противником Византии, и война на дунайской границе велась постоянно. Ромейский полководец Хильбуд нанес кутургурам и антам несколько поражений. О том, насколько тяжелой была борьба и кто был главным противником империи на Дунае в это время, говорит приставка к титулу, которую принял Юстиниан, – Антский. Это твердое свидетельство, что мы находимся не в мире гипотез и домыслов, а обладаем твердыми фактами о борьбе славян-антов с Византийской империей на Дунае.

В это же время византийцы сражались с Ираном. Персы создали первоклассную армию, и столкновение было тяжелым. В 531 году византийский военачальник Велисарий одержал над иранцами победу в битве при Даре, но уже через год потерпел неудачу при Каллинике. После этого византийцы и персы заключили мир, а затем в Константинополе вспыхнуло восстание «Ника» – возможно, не без участия иранской разведки. Восстание было жестоко подавлено.

Византийцы в 532 году заключили мир с персами. Это означало, что анты и кутургуры лишились союзника и остались в одиночестве. Ситуация на Днепре и Дунае ухудшалась с каждым днем. Византийцы сумели подкупить кубанских утургуров, и те напали на своих родичей – кутургуров. В это время император Юстиниан задумал вернуть земли Гесперии, захваченные варварами. Мысль была вполне логична. Гесперию населяли православные вельски, говорившие по-латыни и сохранившие римское право.

В 534 году Юстиниан направил Велисария на завоевание пиратского королевства вандалов в Африке. Численность экспедиционного корпуса византийцев составила 15 тысяч солдат, причем в качестве наемников там несли службу несколько сотен болгар.

Пиратское королевство пало после двухмесячного сопротивления. Разумеется, эти известия не могли не вдохновить всех византийских полководцев. В результате Хильбуд начал необдуманное наступление за Дунай.

В 534 году Хильбуд форсировал Дунай и напал на антов на территории Валахии. Полководец рассчитывал добить деморализованного врага, но случилось иное. Анты, по словам Прокопия, «выступили против него все поголовно». Где-то в Мунтении (территория Валахии от Дуная до реки Олт) случилась битва, Хильбуд погиб, ромейская граница на Дунае была прорвана. После этого борьба с антами и кутургурами на Балканах продолжалась примерно пять лет, но нам она известна лишь в общих чертах. Главный автор той поры – Прокопий Кесарийский, но он состоял в то время секретарем у Велисария и подробно описывал подвиги своего начальника, за что получал деньги. Остальное его не интересовало.

Мы знаем, что в 535 году славянские отряды хозяйничали во Фракии. Главными были анты. Подробности сражений до нас не дошли.

К тому времени Юстиниан начал новую войну – с остготами. Этот народ паразитировал на римлянах и был им чужд, что подчеркивала разница вероисповедания. Вельски исповедовали православие, остготы были арианами. Римляне ненавидели пришельцев и тайно сносились с византийцами в надежде на освобождение. Юстиниан принял решение уничтожить остготов.

Император спешил разделаться с врагами на Западе до тех пор, пока сохраняется перемирие на Востоке – с Ираном. Две ромейские армии вторглись в Италию с юга и севера. Одна шла через Далмацию, в которой власть остготов была слаба. Другая, под началом Велисария, наступала на Сицилию и Неаполь.

Северную армию остготы отбросили, а южную не смогли. Велисарий взял Панорм (Палермо) и захватил Сицилию, затем вторгся в Южную Италию, осадил Неаполь, пошел на север и занял Рим. После этого северная ромейская армия перегруппировалась и захватила Салоны.

На этом легкие успехи византийцев закончились. Остготы, собравшись с силами, осадили Велисария в Риме. Битва за Рим продолжалась больше года. Византийцы направляли подкрепления на Апеннины. Эти решения были тем важнее, что эпоха массовых армий ушла в прошлое. Когда-то римляне могли мобилизовать сотни тысяч бойцов и сражаться сразу на нескольких фронтах. Историк Агафий Миринейский пишет, что армия поздней империи насчитывала по штату 645 тысяч человек. Разделив эту цифру на два, для Западной и Восточной империи, мы получим 322,5 легионера. Но в войске Юстиниана числилось всего 150 тысяч бойцов. Тому было несколько причин. Например, еще до Юстиниана римская армия стала комплектоваться наемниками. После убийства Ардавура, учиненного Львом Мясником, процент ромеев в войсках неуклонно возрастал, но сама армия становилось другой. Изменились принципы боевых действий. Если в позднеримскую эпоху главной силой на полях сражений была пехота, то теперь ее сменила конница. Гунны и сарматы выработали принципы эффективной войны. Первые были стрелками, вторые – тяжелыми кавалеристами. Оба метода военных действий были затратны и требовали многолетней выучки. Война стала делом профессионалов. Византийцы, в свою очередь, изменили методы обороны и нападения. Теперь имперские границы караулили гарнизоны, в которых служила пехота, а наступательные операции выполняли в основном кавалеристы. Но их не хватало для обороны протяженных границ империи, которая в то время включала Балканы, Малую Азию, Сирию и Египет, если не считать Северную Африку и Апеннины, где продолжались войны и столкновения с варварскими племенами. В Африке это были берберы, в Италии – готы. Поэтому, видимо, поражение и гибель Хильбуда были очень важны с точки зрения обороны. Погибли профессионалы, и обучить новых людей в короткие сроки не представлялось возможным.

Этим воспользовались анты и кутургуры. Словене по какой-то причине не участвовали в этих вторжениях. Кажется, они были заняты в распрях, которые переживало Лангобардское королевство, расположенное в Словакии. Но это не значит, что словене отказались бы от приглашения пограбить Византию. Похоже, что между ними и антами возникло недопонимание. Пройдет немного времени, и оно перерастет в ссору.

В 537 году, в разгар Готской войны, состоялось вторжение антов и кутургуров в Малую Скифию (совр. Добруджа) и Мёзию. Анты и болгары угнали множество пленных за Дунай, чтобы получить выкуп. Набег остался безнаказанным.

Но в то же время мы видим, что наемные анты и словене, как и протоболгары, активно участвуют в войнах Юстиниана на стороне византийцев. Под 537 годом у Прокопия Кесарийского имеется рассказ о том, что Юстиниан направил 1600 воинов в Италию на помощь Велисарию. «Большинство из них были гунны, славяне и анты», – сообщает Прокопий. Иначе говоря, в этом войске были анты, «склавины» и протоболгары. Может быть, перед нами пленные. Византийцы имели такую практику. Пленные вандалы и готы сражались против персов, персы и армяне – против готов. Но возможно, что по нескольку сотен словен, кутургуров и антов вступили в византийскую армию как наемники, хотя последнее всё же менее вероятно, учитывая общинный дух архаических обществ.

В 538 году – новое вторжение. Дошло до того, что в Мёзии ромейские власти разрешили продавать и закладывать церковную утварь для выкупа пленных. Тогда же отряды антов появились под стенами Фессалоник. Казалось, Балканы погружаются в хаос… Прокопий приводит фантастические цифры в «Тайной истории». По его мнению, славяне за время своих набегов угнали в плен порядка 20 миллионов византийцев, хотя, по подсчетам современных историков, в европейской части Византии тогда жило не более пяти миллионов человек.

Кесарийцу вторит Феофан Исповедник, описывая события 538 года. «В этом году поднялись Болгаре [кутургуры], – пишет Феофан. – Два князя со множеством болгар и Друнгом вторглись в Скифию и Мисию в то время, как в Мисии начальствовал войсками Юстин, а в Скифии Баударий. Эти полководцы двинулись против болгар, решились на битву; и пал в битве вождь Юстин; и назначен был вместо него Константин, сын Флоренция. И дошли Болгары до пределов Фракийских. И вышел против них полководец Иллирика Акум гунн, которого царь воспринимал от крещения. И римские войска, оцепив Болгар со всех сторон, стали их рубить и избили многое множество, и отняли всю добычу и разбили наголову, умертвив двух князей болгарских. И когда победители возвращались с радостью, напали на них другие Болгары и поймали на аркан бегущих Константина, Акума и Годиллу. Из них Годилла кинжалом перерезал аркан и убежал; а Константин и Акум были взяты живые. Константина болгары выдали на выкуп за 1000 номизм, и он возвратился в Константинополь. Акума же повели в свое отечество вместе с другими пленниками» (Хронография, л.м. 6031, р.х. 531; хронология смещена на семь лет).

В следующем году война продолжалась, и византийцам сопутствовал успех. Магистр милитум Иллирика выступил против болгар и нанес им поражение. Много врагов погибло или попало в неволю. Пленных показывали в Византии на ипподроме. «И настал глубокий мир во Фракии», – сообщает Феофан Исповедник. Он оказался непродолжителен, и вскоре борьба возобновилась.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Но издревле живут в народоправстве»

Новое сообщение ZHAN » 24 май 2023, 12:42

Тот же Прокопий Кесарийский, пользуясь случаем, дал довольно подробное описание быта славян.
«Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всем остальном у обоих этих варварских племен вся жизнь и законы одинаковы».
Советские ученые очень любили эту фразу, цитировали ее десятки раз, включали в хрестоматии, комментировали, рассуждали, строили теории. Замечательный романист, но абсолютно некомпетентный историк Валентин Иванов в эпическом романе «Русь изначальная» нарисовал картину коммунизма у древних славян, основываясь как раз на свидетельстве Прокопия Кесарийского.

Но со времен Прокопия миновало полторы тысячи лет. Историческая наука ушла далеко вперед, и стало ясно, что «демократия» – это вовсе не синоним благополучия. То есть в государственном устройстве ранних славян нет ничего плохого и ничего хорошего. Это просто один из вариантов адаптации к окружающей реальности, способ комфортного существования в мире раннего Средневековья. Да и тогдашнюю демократию идеализировать не стоит. Это была военная демократия, как у ранних германцев или у эллинов времен Гомера.

Никакой особой «тяги к свободе» у славян не имелось. Это устойчивый миф – такой же, например, как «германская верность» или «гуннская свирепость».

Прокопий дает несколько ценных замечаний о языке, обычаях и культуре «склавинов» и антов.
«У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый или золотистый и не совсем черный, но все они тёмно-красные. Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. И некогда даже имя у славян и антов было одно и то же. В древности оба этих племени называли спорами (“рассеянными”), думаю потому, что они жили, занимая страну “спораден”, “рассеянно”, отдельными поселками. Поэтому-то им и земли надо занимать много. Они живут, занимая большую часть берега Истра, по ту сторону реки».
(Война с готами. Кн. VII, 14: 26–30).

Таково письменное свидетельство современника ранних славян. Что же можно добавить к этому, опираясь на славянский фольклор, скудные данные летописей и археологические находки?

Мы уже видели, что славяне объединились в две федерации – союзы племен. Общие дела они выносили на вече, куда племена выдвигали своих делегатов. Реально все вопросы решал «президиум» из десяти – двадцати старейшин-олигархов. Имелся глава союза, который выполнял представительские и ритуальные функции. Вопросы внешней политики решали сообща, воевали часто.

Для такого устройства существует удачный термин «вождество» (chiefdom). Он применим к описанию архаических обществ. О том, как жили и управлялись древнегреческие и древнеримские общины или раннеславянские племенные союзы, нам неизвестно. Ученые по крупицам собирают археологический материал или анализируют тексты Гомера и русских былин, хотя такой анализ очень коварен и может завести исследователя в тупик. Более того, две-три ошибки могут похоронить научную репутацию исследователя, а впасть в ошибку очень легко.

Еще одна проблема на пути реконструктора раннеславянского общества состоит в том, что аналогии этим вождествам пытаются искать на западе, у германцев, но там их нет. «Германцы-2» были таким же архаичным обществом, как славяне, но управлялись иначе, потому что переселились на территорию Римской империи, где подверглись сильному влиянию побежденных. В силу дикости и необразованности «германцы-2» не оставили письменных памятников, если не считать «Истории готов», написанной ученым немцем Иорданом на византийской службе в VI веке. Да и то перед нами довольно вульгарное переложение римского сочинения Кассиодора. Есть «История лангобардов», но она написана еще позже – в VIII столетии, уже перед гибелью самих лангобардов. Славянское летописание находится в столь же плачевном состоянии. Первые летописи чехов, поляков и русских, дошедшие до нас, датируются XII веком и содержат смутные легенды тысячелетней давности о начале славян. А достоверность такого сомнительного памятника, как «Влесова книга» (она рассказывает о древних славянах и Руси), никем не доказана, и ссылки на нее сразу выводят авторов работ по славянству из круга серьезных исследователей. Впрочем, сомнительный текст «Влесовой книги» не дает сколько-нибудь ценной информации о социальном устройстве ранних славян.

Но есть письменные источники более позднего периода, которые описывают аналогичные вождества. Только искать их нужно не на Западе, а на Востоке. Это источники, касающиеся истории древних монголов X–XII веков. Самые любопытные из них – «Сокровенное сказание», написанное кем-то из окружения Чингисхана, и «Сборник летописей» под редакцией Рашид эд-Дина – еврейского ренегата, принявшего ислам и ставшего министром монгольских ильханов в Иране. Оба сочинения прекрасно показывают механизм формирования вождеств или «племенных союзов» на примере древних монголов.

В «Сокровенном сказании» обычно действует герой-одиночка, который вдруг оказывается окруженным соратниками и родней. Бодончар – основатель рода Синеоких монголов, к которому принадлежал Чингисхан, оказывается изгоем. Его братья получают имущество умершего отца. Однако через некоторое время Бодончар собирает вокруг себя людей, покоряет соседнее племя и вместе с братьями договаривается о конфедерации. Сами братья оказываются тоже не простыми охотниками, а вождями племен. Впоследствии точно так же описываются подвиги Чингисхана – тот практически в одиночку сражается с врагами, мечет стрелы, атакует с саблей наголо, но на самом деле оперирует во главе небольшой армии сперва в несколько сотен, а затем в 13 тысяч бойцов. Лишь впоследствии, когда армия разрастется до 105 тысяч воинов, Чингисхан прекращает личное участие в сражениях и становится полководцем, который руководит войной, находясь в оперативном тылу.

Такие же богатыри-одиночки (а на самом деле племенные вожди) были, верно, и в раннем славянском эпосе, но их имена до нас не дошли. Искать их в былинах или летописях бессмысленно, в настоящее время уцелели только жалкие крохи с пиршественного стола славянской поэзии. Волх Всеславьевич русских былин, Крак чехов и поляков, Помпилиуш Хотышко у тех же поляков, Кий Повести временных лет – кто это? Реальные лица или сказочные персонажи, имена которых по прихоти судьбы внесены в исторические источники? Мы не знаем и не вправе оперировать сведениями о них. Вернемся к проблеме вождеств.

Любопытны данные «Сборника летописей», говорящие о создании chiefdoms. Мы видим, как от «первоплемени» кераитов или монголов отпочковываются дочерние племена, которые, однако, признают власть верховного хана – Тоорила в случае кераитов или Хабула – в случае монголов. Такие же процессы наблюдаем у словен, когда от них отпочковываются анты. Затем анты образуют самостоятельное племя и становятся сильнее своих старших родичей. В свою очередь, словене продолжают дробиться. Они продвигаются на запад, и образуется племя словаков. Идут на восток, осваивают Полесье – и возникает лесное племя древлян. Совершенно очевидно, что эти племена подчиняются верховному вождю – гипотетическому мусоку словен – как джиркины, конкаиты, сакаиты, тумауты и албаты подчинялись кераитскому хану Ван-хану (или Он-хану) Тогорилу или его отцу Хурчахус-буюруку. «Эти кераиты имеют множество племен и колен; все они были подданными или слугами Он-хана» (Сборник летописей. Т. I. С. 128). Безусловно, власть хана была слаба, но она была.

В то же время у коренных монголов, живших на берегах Керулена и Онона, появился немного другой вариант общественной организации. Монгольское вождество постепенно деградирует из-за перенапряжения во внешней войне. Наследники Хабул-хана терпят поражения и гибнут в борьбе с северокитайской Золотой империей (Кинь). Политическая дезинтеграция доходит до того, что монголы образуют рыхлую конфедерацию, отказываются от власти хана, а разные монгольские племена управляются отдельными ноянами (родовыми князьями), которые решают все дела на своих сходках. Вероятно, такой вариант управления возник и у славян, но гораздо позже – после аварского погрома, когда у наших предков наступает примерно такая же политическая дезинтеграция, как у монголов.

Но помимо отпочковавшихся союзов, в Монголии существовали и покоренные племена. Для них принят термин унаган-богол, то есть добровольно присоединившиеся «рабы», а еще точнее – неполноправные союзники. Таким неполноправным племенем было, например, сулдус, примкнувшее к тайчжиутам. Сулдусы не могли претендовать на верховную роль в конфедерации, а возможно, были лишены права голоса на общих собраниях. Но постепенно различия между «высшими» и «низшими» племенами стирались. Во всяком случае, унаган-боголы не испытывали никакой видимой дискриминации со стороны полноправных членов общины. Не видим ли мы аналогичную ситуацию в случае со славянами-антами? Вероятно, первые хорваты находились по отношению к славянам на положении унаган-боголов. Причем в IV столетии, когда славян в Поднепровье было еще очень мало, а аланов – много, отношения между победителями и побежденными могли складываться довольно остро. С этим, конечно, связано поражение антского вождя Божа в борьбе с остготами. Славянам изменили покоренные аланы. Но после того как гунны в наказание устроили резню аланов и готов, а в изрядно опустевшее Поднепровье переселились новые славянские орды, положение изменилось, и отношения между покорителями-славянами и ославянившимися аланами сгладились. Тогда они стали напоминать отношения господствующего племени и унаган-боголов. А со временем противоречия вовсе забылись. Сербы и хорваты, похоже, обладали одинаковыми правами в Антском союзе.

Ниже мы увидим, как часть антов, тиверцы, переменила господина и была завоевана «склавинами». Вероятно, тиверцы также вошли в новое вождество на правах унаган-боголов. Это лишь самые общие штрихи, но полагаю, что метод сопоставления монгольского и славянского обществ мог бы дать высокий положительный результат.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ссора славян

Новое сообщение ZHAN » 25 май 2023, 13:43

«Склавины» и анты терроризировали своими набегами приграничные области Византии на Балканах. Вооружение славян состояло из копья и щита, мечей почти не было.
«Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек (хитонов), ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, и в таком виде идут на сражение с врагами»
Прокопий (Война с готами. Кн. VII, 14: 25–26).

«Склавины» сражались пешими, анты – верхом; с этой тактикой их познакомили аланы. Отряды варваров оказались очень мобильны и уходили из-под удара раньше, чем пограничные войска ромеев могли выступить против них. С такими врагами столкнулись византийцы. Регулярная армия оказалась бессильна против нападений врага, лишенных, казалось, какой-то системы и не позволявших выстроить систему в ответ. Тогда на помощь пришла дипломатия.

Византийская дипломатическая и шпионская службы были не менее эффективны, чем, например, у персов. В тот момент, когда ситуация на Балканах становилась критической, ромеи сумели поссорить словен и антов. На первый взгляд это выглядит чем-то невозможным, но вспомним примеры, когда ссорились между собой греческие полисы или как римляне воевали с самнитами, хотя те и другие принадлежали к одному этносу италиков. Еще более понятный пример – вражда русских общин в Средневековье. Новгородцы воюют с суздальцами, смоленцы – с черниговцами и т. д. При этом враги говорят на одном языке, исповедуют одну религию, а в литературных произведениях воспевают общую «землю Русскую».

Подробности дипломатической стратагемы нам неизвестны, но легко заключить, что византийцы подкупили словен, и те напали на антов. Борьба шла за обладание землями антов-тиверцев, то есть за Молдову и Бессарабию, за выход к Дунаю. Это произошло в 539 году. «Спустя некоторое время анты и склавины рассорились между собой и вступили в войну, – пишет Прокопий. – Случилось так, что в этой войне анты были побеждены врагами».

«Склавины» предприняли наступление, внезапно ударив по тылам. Одним из поводов для нападения мог стать вот какой: словене «вспомнили» о своем старшинстве по отношению к антам. Началась братоубийственная война, которая длилась пять или шесть лет. Анты были сильны и оказывали серьезное сопротивление, успевая нападать и на коварную (в их представлении) Византию, которая не давала варварам себя грабить и еще предпринимала дипломатические демарши.

Интересно, что в ходе войны словене взяли в плен какого-то анта по имени Хильбуд. Согласно догадке ряда историков, перед нами опять же славянин Хвалибуд, но, по нашему мнению, перед нами германец Хильбуд из племени днепровских ругов, которое входило в Антский союз. Всё это происходило на фоне кровавых столкновений. «Около этого времени анты сделали набег на Фракийскую область и многих из бывших там ромеев ограбили и обратили в рабство. Гоня их перед собою, они вернулись с ними на родину», – сообщает Прокопий (Война с готами. Кн. VII, 14: 11).

Однако окончательная победа над антами не давалась словенам. Совершенно очевидно, что анты сохранили за собой выход к Дунаю и контролировали земли тиверцев. Тогда византийцы, видимо, подкупили еще одно племя – кутургуров. Его вмешательство сразу изменило расстановку сил. Анты, конечно, не ожидали предательства от степного союзника. Последствия оказались тяжелы. Племенная держава антов была разгромлена, хотя и не уничтожена. Анты потерпели несколько поражений и откатились к Днепру. Тиверцы оказались во власти словен. Вероятно, вскоре в Молдавии возник союз «дунайцев», дочерний по отношению к «склавинам».

Византийцы могли торжествовать победу, но вместо одного врага внезапно получили другого. «Склавины» вышли к Дунаю, где столкнулись с ромеями и… напали на них, предварительно заключив союз с кутургурами. Дипломатические ухищрения Юстиниана пропали впустую. Но император был опытным бойцом. Видя свою неудачу, он тотчас переменил друзей. Тогда анты, в свою очередь, сделались союзниками ромеев и утургуров. Видимо, 544 или 545 год стал временем перемены союзов и жестокой войны.

Антов, практически разбитых «склавинами» и кутургурами, это спасло. Вероятно, в союзе с ромеями они отбили значительную часть потерянных владений. Анты всё более охотно стали отправлять своих юношей на византийскую службу. Возможно, это оказалось выгоднее, чем грабеж территорий. Анты воспринимали византийскую культуру, зарабатывали деньги и возвращались на родину, обогащенные новыми знаниями. Археологические находки свидетельствуют, что Антский союз был побогаче словенского.

Чтобы выжить, анты поступились частью «народоправства». Примерно в эти годы у них появляется единый «архонт», который правил союзом. Это прообраз будущих князей. У антов возникла даже династия «архонтов». Известны три имени из семьи «архонтов»: Идаризий, Келагаст и Мезамир. Возможно, первый был отцом второго и третьего, хотя третий и не успел стать лидером до своей гибели, о которой мы расскажем ниже. Итак, анты – предки сербов и хорватов – создали на Днепре сильную державу, в которой начались процессы государствообразования.

В свою очередь «склавины» тоже объединились в конфедерацию во главе с племенем дулебов, обитавшим на Волыни. Их вождь-жрец носил титул мусок (у арабских историков он превратился в имя Маджак), который мы упоминали выше. По догадке Г.В. Вернадского, слово «мусок» – арийское (точнее, аланское) и означает что-то вроде «мудрец». Вернадский вообще любил проводить параллели между славянами и аланами.

Перессорив славян, Юстиниан начал активно строить крепости вдоль Дуная, чтобы обезопасить границы от новых вторжений. По словам Прокопия, он возвел три линии крепостей: первую, собственно, на Дунае, вторую – вдоль Балканского хребта и третью – южнее, на подходах к важным провинциям, например на Херсонесе Фракийском или в Фермопилах, причем распустил прежние ополчения, охранявшие эти местности, и заменил их подразделениями регулярной армии. Впоследствии эта третья линия обороны пригодилась в борьбе с кутургурами.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славяне и готы

Новое сообщение ZHAN » 26 май 2023, 10:26

Тем временем в Италии Велисарий взял Равенну и доложил Юстиниану об окончании Готской войны. Это было сделано как нельзя вовремя.

Успехи ромеев встревожили иранского шахиншаха (царя царей, то есть императора) Хосрова I Ануширвана (531–579), блистательного стратега, но холодного и жестокого политика. Этот правитель прославился тем, что подавил в своей стране «коммунистическую» революцию маздакитов и закапывал своих противников в землю живьем. Внутренние интриги закалили его характер и научили эффективно действовать на внешних фронтах. Хосров то подстрекал к восстанию против ромеев пограничных армянских феодалов, то заключал союз с кочевниками Предкавказья – сабирами, и те нападали на малоазийские районы, состоявшие под контролем византийцев, то договаривался со славянами…

В 540 году он счел, что обстоятельства складываются в его пользу. Византийцы сосредоточили значительные военные силы на Дунае в порядке продолжения борьбы с антами и кутургурами. Тогда Хосров объявил ромеям войну и напал с востока. Он обошел линии пограничных укреплений с юга, через Сирийскую степь, оказался под стенами Антиохии, взял город штурмом и полностью разрушил.

Сегодня Антиохия – это Антакья в Турецкой Сирии, но в первые века новой эры это был огромный город – жемчужина Востока. Об уровне комфорта его жителей говорит то, что здесь впервые в мире придумали уличное освещение.

Моральный эффект от падения Антиохии оказался очень высок. Юстиниан немедленно стал перебрасывать войска с Балкан в Сирию и на Кавказ. Но тут, к неудовольствию базилевса и его советников, возник еще один фронт – готский. И в довершение ко всему в империи разразилась эпидемия чумы, что привело к резкому сокращению солдат и налогоплательщиков. Византия перешла к обороне на всех фронтах.

Самым главным оставался иранский фронт, второе место занимал балканский и на третьем был италийский.

В 540–541 годах остготы, уцелевшие в Северной Италии, пытались сколотить коалицию против Византии и поднять восстание. На первых порах из этого ничего не вышло. Готские вожди стали убивать друг друга. На трон попытались возвести даже конунга ругов Эрариха (541), в расчете на то, что он приведет из Норика войско своих соплеменников. Но Эрарих продержался несколько месяцев и был убит. Вскоре после этого руги подчинились баварам, которые создали в Норике и на прилегающих землях свое племенное герцогство – Баварию. Новым готским конунгом стал Тотила (541–552) – блистательный разбойник и разрушитель Италии, но в то же время способный полководец и дипломат.

Тотила располагал небольшими силами. Он мог собрать всего пять – восемь тысяч латной конницы. Но этот человек обладал богатым воображением и смелостью, которая граничила с безумием. Он задумал создать коалицию против Византии. Еще до него остготы снеслись с Хосровом Ануширваном и предложили ему союз. Шахиншах согласился. Затем Тотила попытался договориться с королями франков, но те исповедовали православие, получали деньги от византийцев и встретили предложение неоднозначно. Парижский король Хильдеберт остался верен союзу с Византией, а король Австразии Теодорих вел свою игру. Нужно понимать, что Франкское королевство, которое обычно на исторических картах рисуют единым, вовсе не было таковым. Галлия принадлежала всему мужскому потомству семьи Меровингов, которое производило время от времени передел владений. Каждый из этих королей проводил самостоятельную политику.

Тотила пытался договориться с вестготами, которые занимали тогда почти всю Испанию. Но вестготские короли были заняты важным делом: борьбой за престол и убийством тех, кому не повезло в этой борьбе. К тому же арианских конунгов ненавидело население Испании, и держались они с трудом. Всё же вестготы предоставили небольшую помощь Тотиле, но ее было недостаточно для победы. Остготский король договорился о союзе с другой родней – гепидами, которые по-прежнему жили в Трансильвании.

Затем он попытался привлечь к антивизантийскому союзу славян. Предложение поступило как нельзя вовремя. «Склавины» и кутургуры как раз отбросили антов и сами стали нападать на владения византийцев. Теперь эти нападения обрели новый смысл: словене и кутургуры стали частью огромной антивизантийской коалиции, простиравшейся от Испании до Хорасана.

Но и византийцы нашли друзей. Ими стали лангобарды, жившие в Словакии – на бывших землях герулов. В результате лангобарды стали врагами словен, и на Дунае затянулся новый узел противоречий.

В письменных источниках упоминаний об этих коалициях нет, но мысль о том, что одновременные нападения разных племен и народов на Византию неслучайны, приходила в голову многим, в Константинополе распространялись сплетни, что Тотила подкупил словен «большими деньгами». Прокопий Кесарийский, упоминая об этом, оговаривается, что не располагает точными данными о союзе Тотилы и «склавинов», но в принципе допускает возможность такого союза (Война с готами. Кн. VII, 40: 32).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славяне и лангобарды

Новое сообщение ZHAN » 27 май 2023, 12:17

Тем временем родичи и союзники Тотилы – гепиды – повели наступление на Дунае. Они захватили у византийцев Сирмий и часть Паннонии, где еще жили остатки готов. Затем гепиды заключили союз с народом «склавинов» и взяли лангобардов в клещи. Лангобарды ушли в Паннонию, откуда вытеснили остатки остготов и где заняли удобный рубеж для обороны. Лангобардский король Вако (510? – 540) выдержал несколько тяжелых кампаний, отбил нападения врагов, но в результате его королевство находилось на грани распада из-за перенапряжения сил.

Распря началась в самой королевской семье. У короля Вако долгое время не было сына, и наследником считался молодой племянник Ризнульф. «Все они были Литинги, так назывался очень знатный род», – пишет о них Павел Диакон в «Истории лангобардов».

И вот буквально за несколько лет династия рухнула. Началось, как обычно, с женщины. Король женился на принцессе из племени герулов (речь, конечно, идет только об одной части этого разветвленного племени), обретя среди них родню и дружину. В 537 году у короля родился сын Вальтари (Вальтер). Однако племянник старого короля – Ризнульф – не думал отказываться от власти. Возможно, лангобарды приняли особый закон о наследовании трона – такой же, как был у славян, когда власть передавали старшему в роде.

Вако не устраивал этот порядок. Король заручился поддержкой нескольких герцогов из числа тех, кому доверял. Среди них был Авдоин (Эдвин) из рода Гаус – энергичный воин, верный королю. Поддержали его и местные герулы.

Но этого было недостаточно для того, чтобы изменить законодательство. Король Вако сфабриковал какое-то обвинение против племянника и приговорил его к изгнанию. Ризнульф бежал к северным германцам. Вако сплел интригу, и Ризнульфа убили, причем сам король оказался к этому непричастен. История германцев вообще пестрит подобными мрачными событиями: родичи уничтожают друг друга.

Однако у погибшего племянника остался сын Хильдегес, который бежал в Словакию. Союз «склавинов» в это время находился на подъеме. У него было три центра власти. Главный находился на Волыни, где жило племя дулебов. От него отпочковались дунайцы, поселившиеся в Молдавии вместе с тиверцами (археологические находки свидетельствуют, что корчакская и пеньковская культуры на этой территории активно взаимодействуют и смешиваются), и западные племена – предки поляков, словаков и чехов. Дулебы считались старшими. Они приютили Хильдегеса и тем самым сделались врагами лангобардов. Следовательно, они были союзниками гепидов, кутургуров и персов.

В 540 году король Вако умер. Ему наследовал трехлетний Вальтари (540–546). Главным опекуном мальчика был могущественный герцог Авдоин Гаус. Вскоре выяснилось, что герцог сам мечтает о власти. «После того как Вальтари семь лет властвовал над лангобардами, он умер», – лаконично сообщает Павел Диакон. Очень похоже, что Авдоин попросту уничтожил своего подопечного. Вместе с Вальтари пресеклась древняя династия Литингов. Ее последним представителем остался принц Хильдегес, который жил у славян. Вероятно, после этого с лангобардами поссорились герулы, которые ушли к гепидам и стали сражаться на их стороне.

Славяне и гепиды вмешались в дела лангобардов. Началась война (546). Первым делом Хильдегес Литинг при поддержке своих славянских друзей попытался занять трон Лангобардии. Это не удалось: лангобарды поддержали новую династию в лице Авдоина (546–566). Возможно, Хильдегес обещал славянам за помощь часть лангобардских земель, тогда как Авдоин сыграл роль патриота Лангобардии. Так или иначе, Хильдегес оказался выбит из страны лангобардов, после чего отправился вместе с отрядом славян на помощь Тотиле в Италию. С дружиной в шесть тысяч бойцов он прибыл в Венетию, разграбил эту область и разбил отряд византийского военачальника Лазаря. Однако затем славяне покинули Тотилу и ушли на Дунай. Вероятно, они в союзе с гепидами возобновили нападения на лангобардов. Авдоин отбросил и славян, и гепидов. Его враги оказались в проигрыше, а вместе с ними и принц Хильдегес, который не смог вернуть власть. Он поселился у гепидского короля.

Откуда у лангобардов взялись силы? Ведь этот народ легко мог погибнуть под натиском славян и гепидов. Авдоина спасла поддержка золотом и шелком, которую оказал Юстиниан (шелк ценился тогда в Европе как золотая валюта). Возможно, лангобарды использовали эту помощь и привлекли наемников вроде воинов из племени саксов, которые, как пишут историки той поры, несколько раз выступали на стороне «длиннобородых».

Ненадолго оставив в покое Авдоина и его королевство, гепиды обрушились на Византию, чтобы разрушить связи между своими врагами. В 547 году войско гепидов напало на Далмацию, а уже через год – снова на лангобардов. На сей раз, когда связь с византийцами была утрачена, лангобарды стали проигрывать сражения. Авдоин находился на грани катастрофы. В какой-то момент императору Юстиниану стало ясно, что одними субсидиями не обойтись. Требовалась военная помощь.

Юстиниан собрал 10 тысяч всадников под началом трех военачальников, имевших опыт войны с персами и готами, – Константиана, Вузы, Аратия Камсаракана. С ними соединился Иоанн, племянник Виталиана. Возможно, Иоанн имел тысяч пять солдат. К этому нужно прибавить полторы тысячи герулов конунга Филемута, который тоже пришел на помощь. В результате получается крупная по тем временам армия. Всё это войско базилевс бросил в Далмацию, оно должно было соединиться с лангобардами и отбросить гепидов.

К тому времени племя герулов окончательно раскололось. Часть его (три тысячи бойцов) перешла на сторону гепидов и «склавинов». Этими герулами командовал Аорд. Он первым и начал военные действия, но потерпел поражение от византийцев и пал в бою. Гепиды перебросили против ромеев войска из Паннонии, где их отряды добивали лангобардов. С самими лангобардами король гепидов Торисмунд заключил сепаратный мир (550), точнее – перемирие на два года. Авдоину было некуда деваться, он практически проиграл войну, а теперь был спасен ромеями и воспользовался этим, чтобы получить передышку. Византийцы оказались в большом затруднении: союзники-лангобарды вышли из войны, и теперь ромеям пришлось сражаться один на один против гепидов. Продолжать наступление войска Юстиниана не могли. Осталось одно: удерживать дунайскую границу. Так и сделали. На Дунае возник позиционный фронт.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Славянский набег

Новое сообщение ZHAN » 28 май 2023, 13:43

В это же время произошла новая неприятность: три тысячи славян прорвали оборону на Дунае и разграбили Фракию. Это были «склавины» – союзники гепидов и готов, которые стали теперь врагами ромеев.
Изображение

Начальники ромейской пограничной стражи вступили в схватки со славянами, но были разбиты и отброшены. Против них выступил телохранитель Юстиниана – некто Асбад, который базировался с кавалерийским отрядом во фракийской крепости Цуруле, или Тзуруле. Это были отборные всадники, но славяне не испугались. Византийцев разбили, Асбада взяли живым и бросили в горящий костер, предварительно нарезав ремней из спины. Чем насолил дунайским славянам этот ромей, понять легко. Вероятно, он служил уже не первый год и перебил в пограничных стычках немало славян, а теперь ему отомстили. Славяне разделились на два отряда.

«После этого они стали безбоязненно грабить и все эти местности и во Фракии и в Иллирии, и много крепостей и тот и другой отряд славян взял осадой; прежде же славяне никогда не дерзали подходить к стенам или спускаться на равнину (для открытого боя), так как эти варвары никогда прежде даже не пробовали проходить по земле ромеев, – изумляется Прокопий. – Даже через реку Истр, по-видимому, за все время они перешли только один раз, как я выше об этом рассказывал».

Собственно, эта реплика не оставляет камня на камне от гипотезы о славянском происхождении Юстиниана. Дальше – подробности о набеге.

«Они не щадили ни возраста, ни пола», – констатирует Прокопий. Автор смакует пытки, которым подвергались имперские граждане.
«Они (славяне) убивали попадавшихся им навстречу не мечами и не копьями или какими-нибудь обычными способами, но, вбив крепко в землю колья и сделав их возможно острыми, они с великой силой насаживали на них этих несчастных, делая так, что острие этого кола входило между ягодицами, а затем под давлением (тела) проникало во внутренности человека. Вот как они считали нужным обращаться с ними. Иногда эти варвары, вбив глубоко в землю четыре толстых кола, привязывали к ним руки и ноги пленных и затем непрерывно били их палками по голове, убивая их таким образом, как собак или как змей или других каких-либо диких животных. Остальных же вместе с быками или мелким скотом, который они не могли гнать в отеческие пределы, они запирали в помещениях и сжигали без всякого сожаления. Так сначала славяне уничтожали всех встречающихся им жителей».
Вероятно, византийцы имели дело с представителями тайного союза «бойников» или «хоробров», которые действительно отличались крайней жестокостью.

Обремененные добычей, славяне ушли за Дунай. В это же время кутургурский хан Заберган вместе с гепидами начал готовить большой поход на империю. Следовательно, славянские и болгарские союзники Тотилы пытались спасти остготов, отвлекая на себя силы империи. Сам Тотила из последних сил продолжал войну на Апеннинах.

Заберган послал на помощь гепидам 12 тысяч воинов. Однако гепиды быстро начали тяготиться присутствием союзников, и король Торисмунд придумал сплавить болгар в Византию. Можно убить двух зайцев, рассудил он: ослабить Юстиниана и найти подходящее задание для неудобных болгарских друзей. Никто не мог предположить, что с этого начнется гибель держав гепидов и кутургуров, а в степи через несколько лет появятся новые хозяева – авары и тюркюты.

В 551 году кутургуры переправились через Дунай в районе Сирмия и обрушились на Балканы. Набег был тяжелый. С.В. Алексеев в своем исследовании «Славянская Европа V–VI вв.» полагает, что Заберган мобилизовал славян, и отождествляет славянское вторжение в Иллирик с походом болгар. Эту гипотезу нужно отбросить, источники ясно говорят о двух разных вторжениях. Об этом пишет Прокопий, а он не склонен путать факты.

Итак, Балканы снова оказались под ударом. Тогда Юстиниан отправил послов к хану кубанских утургуров Сандилху. Послы осыпали Сандилха упреками за то, что тот не помогает ромеям и позволяет грабить византийские земли. «Указав всё это утигурам и богато одарив их деньгами, кроме того, напомнив, сколь много даров и раньше часто они получали от него, император Юстиниан убедил их немедленно двинуться походом на оставшихся кутригуров», – сообщает Прокопий.

Да не введут читателя в заблуждение названия племен у Прокопия – устоявшегося написания не было, ходили разные варианты. Под утигурами и кутригурами Кесариец подразумевает кубанских и днепровских болгар соответственно.

Сандилх форсировал Дон и напал на врага. Его союзниками стали крымские готы-тетракситы, которые выставили две тысячи воинов. Заберган выступил навстречу с войском кутургуров и союзных племен, среди которых, возможно, были «склавины» с Волыни. «Битва затянулась надолго», но в итоге утургуры сломили сопротивление врага. «Лишь немногие бежали и спаслись», – сообщает Прокопий. Затем наступление хана Сандилха захлебнулось. Он похватал добычу, пленных и вернулся домой.

Счастливым случаем воспользовались многие тысячи византийцев, которые находились в плену у кочевников. Когда Заберган стянул армию к Дону, пленные ромеи разбежались и кто как мог вернулись на родину. Это позволяет развеять миф, что «у варваров весело жить». При первой возможности ромеи пытались вернуться домой – к тяжелым налогам и взяткам, к законам, к своему императору и чиновникам… к своим. Кочевой мир болгар казался им тяжелее и хуже.

Теперь нужно было разделаться с кутургурами, которые бесчинствовали на Балканах. Но император Юстиниан не пожелал рисковать. Он послал на переговоры с варварами одного из своих военачальников, Аратия Камсаракана. Тот предложил кутургурам деньги в обмен на мир.

«Узнав о нападении утигуров и получив от Аратия большие деньги, варвары согласились не производить больше убийств, не обращать никого из ромеев в рабство и… удалиться отсюда», – пишет Прокопий.

Часть кутургуров даже осела на византийских землях и сделалась федератами империи. Это дает основание думать, что балканская армия кутургуров состояла на самом деле из славян. Действительно, на первый взгляд странно, что часть болгар готова покинуть своего хана и признать власть византийцев. Но мы не раз видели примеры, когда осколки кочевых орд меняют подданство. Тут речь идет о какой-то группе болгар, недовольных своим ханом. Юстиниан принял их и велел поселиться во Фракии.

Хан утургуров Сандилх узнал об этом и почему-то обиделся на Юстиниана. Кажется, он заподозрил императора в нечестной игре. Если идет война – то это война. Почему император поселил у себя часть кутургуров? Может быть, он хочет использовать их в борьбе за днепровские степи? Сандилх послал к императору своих приближенных, «не вручив им никакого письма, так как и до сих пор гунны совершенно безграмотны, не слышат ничего о науках и не занимаются ими, нет у них даже и простых учителей, и дети растут у них, не изучая грамоты», – с презрением говорит Прокопий.

Юстиниан принял послов в парадном облачении, окруженный придворными. «Император, всячески обласкав их и утешив массой даров, в скором времени отправил назад», но решения не изменил. Возможно, это было ошибкой. Правитель кутургуров Заберган остался злейшим врагом византийцев, а вот кубанские утургуры к ним охладели. Западноболгарский хан готовил новый удар по ромеям.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 70273
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

След.

Вернуться в Происхождение славян

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2