Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

«Монгольское вторжение в Бирму»

Новое сообщение ZHAN » 19 окт 2022, 22:11

На все поставленные вопросы (кроме пункта 21) нет ответа. Так что сказки про фантомную «Монгольскую империю» с центром где-то в пыльных степях около Улан-Батора или в районе Семипалатинского ядерного полигона сказками и останутся!

Но, как говорится, вернёмся к монгольскому вторжению в Бирму. Ведь дыма без огня не бывает!
Откуда вообще известно об этом вторжении, независимо от того, кто на самом деле напал на Бирму? :unknown:

Как уже говорилось выше, никаких монгольских источников нет. Если взять китайские, например, «Историю династии Юань» (кит. 元史), в которой содержится описание монгольского вторжения в Бирму, то выясняются интересные вещи, касающиеся написания само́й исторической хроники.

Во-первых, данная история, как сообщают сами китайцы, была составлена якобы в XIV–XV вв. по указу императоров новой династии Мин (1368–1644), настроенной враждебно по отношению к предшествовавшей ей Юань. То есть история династии Юань была написана, как и все остальные китайские династийные истории, задним числом.

Где подлинные исторические источники, лёгшие в основу истории династии Юань? :unknown:
Они не сохранились, более того, сама «История династии Юань» известна целиком по печатным изданиям не ранее XVII–XVIII вв.

А где, спрашивается, рукописные оригиналы летописей, которые легли в её основу? :unknown:
Их нет. Таким образом, вопрос подлинности её содержания повисает в воздухе!

Самими китайцами считается, что «История династии Юань» была написана очень поспешно. Так, китайский учёный историк Цянь Дасинь (1728–1804) считал, что среди всех т. н. «династийных» историй Китая (т. е. описывающих историю страны по периодам-династиям) именно «История династии Юань» является наихудшей по качеству.

Тем не менее кое-что интересное из данной династийной истории можно почерпнуть. Дело в том, что на страницах «Истории династии Юань», где сообщается о «монгольском вторжении» в «страну Мянь», т. е. в Бирму, бирманское государство XI–XIII вв. прямо отождествляется с царством Пью, которое существовало на территории Верхней Бирмы якобы в VII–IX вв. н. э. и было разрушено вторжением армии государства Наньчжао, находившегося на территории провинции Юньнань.

Государство Пью хорошо известно по археологическим раскопкам. Ранее убедительно показано, что Пью и Первое Бирманское царство суть одно и то же, причём хронологически история царства Пью имела место, но примерно в те же годы, что и Первое Бирманское царство, тогда как события VII–IX вв. н. э. являются лишь фантомным отражением вполне реальной истории более позднего времени. Если верить китайской же «Старой и новой истории династии Тан» (кит. 舊唐書/新唐書), составленной якобы в XI в. н. э., государство Наньчжао разгромило и разрушило царство Пью. Скорее всего, разгром государством Наньчжао царства Пью в IX в. н. э. и монгольское вторжение в Бирму – это одни и те же события, но хронологически расставленные в разные эпохи, так как описания очень похожи и отличаются лишь хронологией.

Если говорить о таком источнике, как «Книга Марко Поло», то данные там описания как Китая, так и Бирмы настолько туманны, что их ни в коем случае нельзя соотнести с соответствующими странами. Нет никаких доказательств и того, что Марко Поло вообще был в Китае и тем более в Бирме.

А что говорят собственно бирманские источники? :unknown:
Здесь начинается самое интересное! Дело в том, что бирманские исторические хроники, такие как «Хроника У Кала» XVIII в. или основной источник по бирманской истории, а именно «Хроники Стеклянного дворца», ничего не сообщают о монгольском вторжении в Бирму. Более того, никаких монголов они вообще не знают! Речь идёт о вторжении в Первое Бирманское царство войск из «Страны Тароп/Тарук/Тарут» и о последующем разгроме и падении бирманского государства в результате этого вторжения.
Изображение

Сегодня словом «Тароп/Тарук/Тарут» (в современном бирманском произношении «Тэйоу») называется Китай, однако первоначально бирманцы так называли своих восточных и северо-восточных соседей – шанов, и лишь в позднейшие времена это наименование было перенесено на Китай и китайцев. Данное слово, скорее всего, является бирманской транскрипцией самоназвания шанов – «тай-йяй» (букв. «великие таи»).

Не исключено, что слово «Тароп/Тарук/Тарут» является транскрипцией со слова «Тартария»/«Tartaria», с которым бирманцы познакомились через посредство европейских миссионеров, поскольку последний термин имеет западное происхождение. Любопытно, что европейские путешественники и миссионеры XVII–XVIII вв. нередко причисляли и население Бирмы к «татарским» народам, т. е. выходцам из Тартарии.

«Хроники Стеклянного дворца» сообщают, что первоначально «Страна Тароп», находящаяся по соседству с Бирмой, была покорена бирманскими королями и платила им дань, но в середине XIII в. Бирма стала приходить в упадок и подверглась нашествию полчищ «тароп». Таким образом, речь идёт о шанском вторжении в Бирму.

Но, может быть, на Бирму всё же напали монголы и китайцы? :unknown:
Увы, это невозможно чисто по географическим соображениям. Напомню, что на юго-западе Китая, в провинции Юньнань, от Гималаев и Тибетского нагорья с северо-запада на юго-восток вдоль современной границы с Бирмой/Мьянмой тянутся несколько параллельных горных хребтов высотой до 4 тыс. м, разделённых глубокими долинами, в которых текут быстрые горные реки Меконг и Салуин, а также их притоки. Многочисленные пороги и водопады делают реки несудоходными, а соответственно, и не обеспечивающими транспортную связность. Горы покрыты труднопроходимыми тропическими и субтропическими лесами, а также джунглями. Между собственно бирманскими владениями и Китаем располагались земли разных народностей и племён, которые фактически никому не подчинялись. Иными словами, бирманско-китайская граница проходит по чрезвычайно труднодоступной горно-лесистой местности. Современная граница двух стран – это результат международных соглашений, заключённых между Великобританией и Китаем в конце XIX в. И сегодня добраться сухопутным путём по единственной дороге, связывающей Китай с Бирмой/Мьянмой, непросто, что уж говорить про более ранние времена!

Но ведь в провинции Юньнань проживает небольшая община монголов! Может, они всё же потомки завоевателей? :unknown:
Увы, юньнаньские монголы являются потомками воинов маньчжурских войск, в состав которых входили и монголы, принимавшие участие в завоевании Китая в середине XVII в. и оставленные в качестве гарнизонов на захваченных землях.

В XVIII в. маньчжурская империя Цин, владевшая Китаем, предприняла попытку завоевать Бирму. И что же!? Бирманско-маньчжурско-китайская война 1765–1769 гг. завершилась полным поражением цинских войск. Отсутствие нормальных дорог между Китаем и Бирмой, а также тяжёлый и непривычный для маньчжурских воинов тропический климат привели к закономерной неудаче. И в 1942–1945 гг. китайские войска, сражавшиеся с японцами на севере Бирмы, не блестяще проявили себя в военных действиях опять же вследствие очень труднопроходимой местности и сложностей логистического характера, не считая природного неумения китайцев воевать.

Но если и в поздние времена вторгнуться из Китая в Бирму было очень сложно, как тогда подобное вторжение могло быть успешно осуществлено в XIII в.!?
Выше приведены показательные примеры невозможности успешного вторжения.

Теперь рассмотрим вопрос, почему же авторы китайских хроник перепутали шанское вторжение с монгольским. Скорее всего, суть исторической ошибки в следующем: европейские католические миссионеры в Бирме, узнав от местных жителей, что к северо-востоку от Бирмы находится «страна Тэйоу», решили, что речь идёт о Китае и китайцах в современном бирманском значении данного слова. После этого данная информация попала к миссионерам-иезуитам, составлявшим историю Китая (а точнее говоря, всемирную историю) по заданию маньчжурских императоров. Так и появилось фантомное «монгольское вторжение в Бирму», неизвестное самим бирманцам.

Подобных примеров неправильного перевода масса! Именно таким образом возник псевдоисторический термин «татаро-монголы», или «монголо-татары». Это просто плохой русский перевод французского словосочетания «tartars mongols», т. е. «татары монгольские» (т. е. «живущие в Монголии» – в XVIII–XIX вв. европейцы называли та(р)тарами все народности Центральной Азии, вне зависимости от их реального этнического происхождения).

Другой причиной появления на страницах истории «Монгольского вторжения в Бирму» стало то, что в XVII–XVIII вв. территории северной части Индокитая, включая Шанское нагорье, южнокитайская провинция Юньнань и Тибет считались европейцами частью Великой Тартарии – обширного региона, охватывавшего всю центральную, северную и северо-восточную часть Евразии. Соответственно, всё местное население, вне зависимости от этнического происхождения, считалось тартарами/татарами. Выше уже говорилось о том, что бирманский термин, некогда обозначавший их соседей – шанов («тароп, тарук, тарут», в современном бирманском произношении «тэйоу»), а ныне означающий «Китай, китайский», весьма вероятно, происходит от слова «Тартария», которым европейцы называли до XVIII в. внутренние районы Азии. Французский граф де Форбен, служивший в 1685–1688 гг. сиамскому королю, пишет в своих мемуарах, что реки Сиама берут своё начало в горах Тартарии. Он явно имел в виду не берущий начало в горах Тибета Меконг, который тогда не находился в границах Сиама, а говорил о реках собственно сиамских земель, т. е. в основном о главной водной артерии страны р. Чаопрае, берущей начало в горах северной части Индокитая.

Так позднейшие историки, забыв про то, что ещё совсем недавно частью Тартарии считались Шанское нагорье и Юньнань, решили, что «монгольское» вторжение произошло из центральноазиатских степей и пустынь, поскольку в их времена географический термин «Тартария» охватывал уже только Центральную Азию. Данное обстоятельство указывает на позднее возникновение мифа о «монгольском вторжении в Бирму», т. е. на время не ранее середины XVIII в., а заодно позволяет датировать время написания или окончательной редакции китайской «Истории династии Юань», а также «Старой и Новой истории династии Тан» не ранее XVIII в.

Таким образом, монгольское вторжение в Бирму якобы в конце XIII в. следует чисто по географическим и логическим соображениям признать невозможным. Нет ему и иных подтверждений.

Реальным было шанское вторжение, действительно положившее конец Первому Бирманскому царству. Описание данного вторжения и легло в основу фантомного «монгольского» вторжения в Бирму, известного по китайским хроникам, но совершенно неизвестного бирманским источникам. Как и в описании фантомного монгольского вторжения, в случае реального шанского вторжения Бирма не была завоёвана, однако распалась на несколько враждующих между собой государств. Другим фантомным отражением шанского нашествия является вторжение войск Наньчжао в царство Пью, якобы произошедшее в середине IX в. н. э.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Паган – древняя столица Бирмы»

Новое сообщение ZHAN » 20 окт 2022, 21:52

«Мёртвый город» Паган (в современном бирманском произношении – Баган) является самым известным бирманским памятником архитектуры за пределами Бирмы/Мьянмы и, наряду с Ангкор-ватом в Камбодже, одним из двух самых значительных и известных археологических памятников Индокитая.
Изображение

Паган представляет собой огромный комплекс, расположенный на 21°10ʹ с. ш. и 94°52ʹ в. д. На территории площадью около 40 км² первоначально находилось около 5 тыс., а в настоящее время имеется около 2230 пагод и храмов. В западной части данной зоны, на берегу р. Иравади, находятся руины сравнительно небольшого, ныне покинутого города, окружённого разрушенными стенами. Бо́льшая часть пагод и храмов Пагана находится вне городских стен. Древний город и соседствующие с ним пагоды и храмы живописно расположены в сухом тропическом лесу на восточном берегу реки Иравади. Территория вокруг Пагана в настоящее время является историко-культурным заповедником. Неподалёку от руин находится деревня Ньяунг У, где расположен аэропорт, обслуживающий в основном прибывающих для осмотра Пагана иностранных туристов, а также деревни Мьинкаба и Новый Паган. Последняя появилась в 1975 г., когда в целях сохранения памятников туда переселили местное население, доселе жившее прямо на территории, где расположены древние пагоды и храмы.

С лета 2019 г. Паган внесён в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В путеводителях и туристических справочниках, а также во многих страноведческих книгах и публикациях Паган преподносится как «древний заброшенный город – столица древнебирманского государства, разрушенная монголами в конце XIII в. и вследствие этого покинутая местным населением». Именно так и думают иностранные туристы, посещающие Паган и с удовольствием фотографирующие себя на фоне старинных руин, но, как правило, не задумывающиеся над тем, что вышеприведённая фраза представляет собой цепочку, от начала и до конца сотканную из мифов, имеющих мало отношения к действительности.

В действительности на сегодняшний день нет никаких доказательств того, что Паган некогда был столицей т. н. Первого Бирманского (т. н. Паганского) царства (согласно официальной версии в XI–XIII вв.). Никакие исторические источники не говорят об этом ни слова. Официально столицей данного государства был г. Пром (Пьи), расположенный приблизительно в 340 км к югу от Пагана. И это прекрасно известно как бирманским, так и зарубежным историкам.

Так, крупнейший отечественный бирманист ХХ в. И.В. Можейко пишет, что
«Сам город Паган никогда не называли столицей – «пран» [транслитерация бирманского слова, которое в современном произношении звучит как «пьи»]. Право называться столицей в Паганском государстве сохранялось за Промом, городом, расположенным в семи километрах от развалин столицы пью – Тарекитары. Пром быстро вырос в крупный город и порт на Иравади и – очевидно, по традиции, оставшейся со времен пью, – сохранил за собой ранг столицы страны».
[Можейко И.В. «Пять тысяч храмов на берегу Иравади». М., «Наука», 1967 г.].

Важным доказательством того, что Паган никогда не был столичным городом, является и тот факт, что вокруг него буквально на сотни километров нет ни одного крупного городского поселения, история которого восходила бы к Средним векам. В этом смысле Паган совершенно изолирован от остальных старинных бирманских городов. Для древности/Средневековья подобное было характерно лишь для центров паломничества, но не для столиц, вокруг которых обычно располагались предмостные укрепления, крепости, замки, защищавшие главный город на дальних подступах и со временем иногда выраставшие в отдельные города. Плотность населения вокруг Пагана и по сей день невысока.

Так, в колыбели бирманского государства, в т. н. Верхней Бирме, расположено неподалёку друг от друга целое «созвездие» старинных городов: Ава (столица бирманского государства с некоторыми перерывами в XIV–XIX вв.); Сагайн (религиозный центр страны и столица одного из бирманских княжеств в XIV–XV вв., а также столица страны в 1760–1765 гг.); Амарапура (столица Третьего Бирманского царства в 1783–1823 г., 1841–1859 гг.); Швебо (старинный город – столица Бирмы в 1752–1760 гг.); Мандалай (столица страны в 1859–1885 гг.) и ещё несколько более мелких городских поселений (Чаусхе, Моунъюа).

В Нижней Бирме мы также находим «созвездие» старинных городов – Пром (Пьи), Пегу (современное бирманское произношение – Баго), Хинтада, Бассейн, Сириам.

Единственное «историческое» место, более-менее близкое к Пагану, – это гора Попа, расположенная в 60 км к востоку и являющаяся важным центром паломничества, поскольку представляет собой центр традиционного бирманского культа духов-натов, который восходит к добуддийским временам.

Хорошо известно, что в прошлом столицы укреплялись, как говорится, «по последнему слову техники». И в этом смысле Паган, если считать его столицей Первого Бирманского царства, представляет собой исключение. Площадь обнесённого стенами города сравнительно невелика – менее 3,2 км2, или 104 га. Ещё раз замечу, что большинство храмов и пагод расположено далеко за пределами городских стен, внутри которых находятся всего шесть крупных храмов и пагод. Аргументы некоторых исследователей относительно слабой укреплённости города сводятся к тому, что, дескать, «столица находилась в центре страны, поэтому не нуждалась в защите…». Однако такие доводы малоубедительны, поскольку все остальные столичные города древнего/средневекового мира всегда хорошо укреплялись.

Общее впечатление, которое создаётся после посещения Пагана, состоит в том, что данный город никогда не был столицей, а представлял собой религиозный центр страны. Интересно, что в современной Бирме/Мьянме также имеется город, состоящий из множества храмов, пагод и монастырей и являющийся религиозным и духовно-образовательным центром государства. Это город Сагайн (другое название – Сикайн), расположенный в 22 км к юго-западу от г. Мандалая в Верхней Бирме, но, в отличие от Пагана, на западном берегу реки Иравади. Напротив Сагайна, на восточном берегу реки находится одна из старинных столиц Бирмы – город Ава (другое название – Инва).

Интересно, что многие туристы, посещая Паган, а потом Сагайн, невольно сравнивают эти два места, зачастую не задумываясь, насколько они близки к истине. Скорее всего, во времена Первого Бирманского царства со столицей в Проме (бирманское название данного города звучит как «Пьи», что дословно и означает «страна/государство») Паган представлял собой религиозный центр страны, и многочисленные паломники зачастую воспринимали именно его как главный город государства. Впоследствии, после распада Первого Бирманского царства, новые властители страны, перенёсшие политический центр на север, в г. Ава, перенесли по соседству со столицей и религиозный центр, расположив его на противоположном берегу р. Иравади, дабы неприятелям было гораздо сложнее захватить его.

Итак, в Бирме/Мьянме имеются два «города храмов»: старый – Паган, и новый – Сагайн. В этом смысле страна отличается от соседних и достаточно близких к ней по культуре государств – Таиланда, Лаоса, где ничего подобного нет. Интересно, что концепция бирманского «города храмов» в чём-то напоминает старинные русские/европейские представления о «святом граде Иерусалиме», который, судя по средневековым рисункам, выглядел именно как город храмов и монастырей.

То, что Сагайн, как религиозный центр Бирмы/Мьянмы, находится фактически напротив прежней столицы государства – Авы, выглядит логично. Из столицы защищать близлежащие города гораздо легче. Но возникает вопрос, почему же в годы Первого Бирманского царства религиозный центр – Паган находился так далеко от тогдашней столицы – Прома?

Ответ, скорее всего, кроется в том, что в 60 км от Пагана расположен главный центр добуддийского культа духов-натов – гора Попа, представляющая собой потухший вулкан. Утверждая новую религию, бирманские правители расположили её религиозный центр поблизости от старого. Впоследствии оба культа – буддизм и поклонение духам-натам – тесно переплелись.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«У Пагана было 12 ворот»

Новое сообщение ZHAN » 21 окт 2022, 21:47

Так написано во многих путеводителях по Бирме/Мьянме и её главному туристическому объекту – храмовому городу Паган.

В действительности в разрушенных стенах относительно небольшого древнего города площадью всего 3,2 км2 хорошо заметны руины всего лишь двух ворот – в южной и северо-восточной части. И те и другие ворота называются «Сарабханга», что в переводе с санскрита означает «щит от стрел».

По-английски название ворот пишется как «The Tharabar gates», поэтому некоторые отечественные путеводители так и именуют их – Тарабарские, что для русского слуха звучит несколько странно.

Никаких других ворот у Пагана никогда не было, поскольку, повторяю, площадь города достаточно мала.

Скорее всего, бирманские хроники спутали Паган со столицей Первого Бирманского царства г. Пром/Тарекитара. Дело в том, что у неё как раз было именно 12 ворот.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Паган был разрушен монголами»

Новое сообщение ZHAN » 22 окт 2022, 11:52

Так считают многие учёные, свято верящие в то, что монголы, вплоть до начала ХХ в. жившие практически в первобытном состоянии, за семьсот лет до этого, в XIII в., каким-то непостижимым образом организовались, в мгновение ока превзошли всех и вся, а затем завоевали почти весь мир, дошли до Бирмы и разрушили её столицу г. Паган.

Во-первых, Паган никогда не был столицей Первого Бирманского царства, о чём уже говорилось выше. Столицей страны был г. Пром, он же Пьи или Тарекитара, до которого завоеватели так и не дошли.

Во-вторых, нет никаких доказательств тому, что Паган был разрушен в конце XIII в. Марко Поло, якобы побывавший в Бирме, вообще не упоминает ни о каком Пагане. Бирманские хроники лишь сообщают о том, что «армия страны Тароп» дошла до Пагана и захватила его, но из этого также не следует, что город был разрушен. Он продолжал функционировать и в более поздние времена.

Известно, что и в XV–XVII вв. продолжали строиться новые храмы и пагоды, но, другое дело, сильно уступавшие в размерах более древним сооружениям. В 1544 г. правитель бирманского королевства Таунгу Табиншветхи, сумевший объединить страну и ставший основателем Второго Бирманского царства, был коронован королём Бирмы именно в Пагане. Трудно себе представить, что его короновали посреди величественных развалин, к тому же находящихся на достаточном отдалении от основных бирманских городов. Скорее всего, Паган в те годы вполне себе функционировал как религиозный центр страны и лишь в более поздние времена уступил место новому городу храмов – Сагайну.

Важно заметить, что бирманцы никогда не забывали о Пагане. Даже в периоды упадка этого храмового города бирманские правители в той или иной степени заботились о его храмах. На сегодняшний день храмы Пагана – это результат многократных реставраций, имевших место на протяжении столетий.

Обновлять и реставрировать храмы было категорически необходимо, поскольку их главным врагом были не завоеватели, а землетрясения. Последние происходят достаточно часто, поскольку вся территория Бирмы/Мьянмы сейсмична. Так, при сильном землетрясении 1975 г. многие храмы были сильно разрушены. При относительно слабом землетрясении августа 2016 г. повреждения получили 39 храмов и пагод. Именно землетрясениям многие храмы Пагана обязаны своей пирамидальной формой, поскольку она наиболее устойчива к подземным толчкам.

Таким образом, нет никаких доказательств тому, что Паган был разрушен в XIII в. и вследствие этого заброшен.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Паган был заброшен в XIV в.»

Новое сообщение ZHAN » 23 окт 2022, 15:34

Согласно официальной версии бирманской истории, Паган был покинут и заброшен жителями после крушения Первого Бирманского царства в начале XIV в.

Это, однако, не совсем так. Правильнее сказать, что Паган перестал быть религиозным центром страны.

В отличие от многих кхмерских храмов Ангкора, Пхимая [руинированный древнекхмерский храмовый комплекс, расположенный в 60 км к северо-востоку от г. Корат на территории современного Таиланда. Согласно традиционной версии, создан в X–XIII вв.], Пном Рунга [(тайск. Пханом Рунг) – руинированный древнекхмерский храмовый комплекс, расположенный в 65 км к югу от г. Бурирам на территории современного Таиланда. Согласно традиционной версии, создан в X–XIII вв.], Преа Вихеа [руинированный древнекхмерский храмовый комплекс, расположенный на границе Камбоджи и Таиланда. Согласно традиционной версии, создан в X–XIII вв.] или тайских Сукхотхая [руины столицы одноимённого тайского государства, расположенные в 60 км к западу от современного г. Пхитсанулок в северной части центрального Таиланда. Согласно традиционной версии, построен в XIII–XIV вв.], Аюттхаи [столица королевства Сиам в XIV–XVIII вв. Располагалась в 60 км к северу от современного г. Бангкока. Разрушена бирманцами в 1767 г.], Паган НИКОГДА не являлся заброшенным и полностью покинутым поселением.

Бирманцы никогда не забывали о Пагане. Согласно бирманской традиции, в 1544 г. основатель Второго Бирманского царства Табиншветхи (1531–1550) был коронован именно в Пагане. Неужели правителя короновали среди руин!? В XVIII–XIX вв. главные храмы комплекса неоднократно реставрировались. И по сей день основные храмы Пагана (пагода Швезигоун, храмы Ананда, Татбинью, Годопалин, Дхаммаянджи, Бупайя) являются действующими культовыми сооружениями. В них можно видеть не только туристов, но и обычных буддийских паломников.

Вследствие того, что Бирма/Мьянма является сейсмичной страной, Паган часто страдал и страдает от землетрясений. Именно они, а вовсе не иноземные завоеватели наносили наибольший ущерб Пагану. Хорошо известно землетрясение 1975 г., в результате которого многие храмы и пагоды серьёзно пострадали, а некоторые и вовсе были полностью разрушены. Последнее землетрясение силой в 6,8 баллов произошло 24 августа 2016 г., в результате чего около 94 храмов и пагод были повреждены.

То, что сегодня видят посещающие Паган туристы, на самом деле представляет собой многочисленные реставрации разных эпох – начиная со Средневековья и кончая нашим временем. Поверить в то, что до нас дошли подлинники якобы XI–XIII вв., как об этом любят писать в рекламных проспектах, совершенно невозможно, зная, как о землетрясениях, так и о том, что местное население всегда старалось поддерживать храмы Пагана в более-менее приличном состоянии.

Теперь скажем пару слов о том, почему Паган перестал быть религиозным центром страны.

Скорее всего, причина лежит на поверхности и связана с географией. Паган расположен слишком далеко от основных городов страны, и, хотя он находится почти что в географическом центре Бирмы/Мьянмы, защищать его в случае прорыва к нему неприятеля довольно неудобно. Именно поэтому правители бирманского королевства Ава перенесли «храмовый город» на новое место – выстроив прямо напротив своей столицы город Сагайн в Верхней Бирме на западном берегу реки Иравади. Так было проще защищать религиозный центр.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 24 окт 2022, 18:56

«Паган – единственные в своём роде руины на территории Бирмы/Мьянмы»

Паган является самым известным, но не единственным местом на территории Бирмы/Мьянмы, где можно увидеть руины старинных, ныне покинутых городов.

После Пагана наиболее впечатляющие древние руины на территории страны – это «мёртвый город» Мраук У (Мьяу У), или, по-бирмански, Мьо Хаунг, столица королевства Аракан с 1431 г. по 1784 г. Он расположен в 3–6 часах езды на катере или моторной лодке от административного центра современного штата Аракан г. Ситуэ. Другой дороги от ближайшего города просто нет, и, соответственно, место достаточно труднодоступно, из-за чего мало посещается туристами.

Мраук У был основан в 1430–1431 г. первым королём Аракана Мин Со Моном (годы жизни 1380–1433 гг., годы правления с 1404 по 1433 г.). Согласно преданию, астрологи предсказали королю, что он умрёт вскоре после основания новой столицы. Мин Со Мон ответил, что лучше умереть, оставив после себя сильное государство, чем прожить долгую жизнь, но оставить после себя слабую страну. Тем не менее король действительно умер спустя неполных три года после основания Мраук У. В XVI–XVIII вв. столица Аракана была хорошо известна европейцам: португальцы, голландцы, французы, англичане часто посещали город. Голландская Ост-Индская Компания с 1635 г. по 1665 г. даже имела постоянную торговую факторию в Мраук У.

Мраук У стал приходить в упадок после 1728 г., когда в стране начался период нестабильности. В конце XVIII в., после того как бирманский король Бодопая (1782–1819) завоевал Аракан, город был заброшен.

На территории Мраук У сохранились руины королевского дворца, а также немало культовых сооружений, таких как Храм 80 тысяч Будд, Храм 90 тысяч Будд, Храм Тхуккантейн, Храм Лемьетхна, а также руины мечети, построенной для бенгальских наёмников.

Храмы Мраук У в основном построены из камня и внешне напоминают укреплённые форты или бастионы. В этом, пожалуй, их главное отличие от храмов Пагана, где все постройки сделаны из кирпича и на крепости никак не похожи. Как и в Пагане, некоторые храмы Мраук У являются действующими. В Мраук У можно найти немало совершенно нереставрированных ступ, лежащих в руинах. Что поделаешь – время и влажный тропический климат (Мраук У находится в одном из самых влажных мест Бирмы/Мьянмы!) ничего не щадят!

[Другое самое влажное место Бирмы/Мьянмы – штат Танинтайи (Тенассерим) на Малаккском полуострове.]

Неподалёку от Мраук У в долине реки Лемьо находятся руины городищ Дханьявади и Вейсали. Эти города были столицами одноимённых княжеств – предшественников Мраук У. В настоящее время от городищ сохранились лишь остатки земляных валов и рвов. Периодически ведутся археологические раскопки.

Ещё одно место, где можно посетить старинные руины в Бирме/Мьянме, находится в 10 км от г. Пром (Пьи) у деревни Хмоза, а именно руины г. Тарекитара, состоящие в списке ВН ЮНЕСКО. С визуальной точки зрения они, однако, проигрывают Пагану и Мраук У. До нашего времени сохранились несколько ступ и фрагменты городских стен. Для того чтобы это место посетить, надо быть очень-очень заинтересованным в вопросах бирманской истории, поэтому неудивительно, что руины Тарекитары известны лишь узким специалистам.

В 10 км к югу от второго по величине города страны Мандалая на искусственном острове, образованном реками Иравади и Мьитнге, а также прорытым между ними каналом находятся руины г. Ава (Инва). Некогда вся страна была известна европейцам именно под именем Авы, поскольку город был одной из бирманских столиц в период с XIV в. по 1839 г. Сегодня этого города фактически не существует – он был сильно разрушен землетрясением в 1837 г., после чего столицу перенесли в соседний город Амарапура. От старинной Авы мало чего осталось, поскольку всё то, что можно было разобрать и вывезти, перевезли сначала в Амарапуру, а затем в Мандалай. До наших дней сохранились руины стен, остатки королевского дворца с падающей башней и некоторые храмы.

В 5 км к востоку от местечка Бамо, расположенного на севере страны, на берегу великой реки Иравади, в штате Качин, находятся руины стен и ступ старого города Сампанаго (Чампанагара), в Средние века являвшегося столицей влиятельного шанского княжества Монгмао.

Данное государство сохраняло свою формальную независимость вплоть до 1772 г., когда было окончательно завоёвано бирманцами в упреждение возможной китайской оккупации (незадолго до этого закончилась бирманско-китайская война 1765–1769 гг.). Вплоть до середины ХХ в. Бамо являлся важным торговым пунктом на пути из Бирмы в китайскую провинцию Юньнань. Дело в том, что данное место является самым северным поселением на реке Иравади, доступным для навигации в сухой сезон, а по впадающей в Иравади реке Даин можно добраться до Китая, граница с которым лежит в 65 км к северо-востоку.

Увы, туристам это место неизвестно, поскольку в окрестностях Бамо находятся районы, подконтрольные боевикам из Армии независимости штата Качин, и периодически вспыхивают военные действия с правительственными войсками.

Рассказ о руинах старинных городов на территории Бирмы/Мьянмы будет неполным, если не упомянуть о местечке Монгнай (бирманское название – Моне) – столице одноимённого шанского княжества в центральной части Шанского нагорья на востоке страны.

Шаны иногда называют Монгнай «шанским Паганом», поскольку на территории городка и в его окрестностях находятся руины многих буддийских храмов и монастырей. Есть и действующие, вполне сохранившиеся культовые сооружения. Кроме них в местечке сохранился небольшой дворец местного шанского князя. Из-за географической удалённости Монгнай практически неизвестен даже в пределах Бирмы/Мьянмы и ещё ждёт своих исследователей.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 25 окт 2022, 19:28

«Правительство Бирмы/Мьянмы выселило всё население из древнего города Паган ради туристов…»

«…после чего в городе поселились змеи и осматривать его стало можно только с помощью воздушных шаров…» – вещает очередной «знаток» на интернет-ресурсе леволиберального толка. :lol:

Какой только бред не встречается во Всемирной паутине! :ROFL:

Собственно, город Паган, расположенный внутри стен, был покинут населением ещё сотни лет назад. На территории вокруг него до 1975 г. прямо между древними храмами и пагодами ещё располагались деревни, поля и огороды и, естественно, жили люди. После землетрясения 1975 г. правительство страны занялось реставрацией повреждённых строений, а затем приняло решение о создании археологической зоны площадью 40 км², включающей в себя руины древнего города Паган и прилегающую территорию.

Ради сохранения памятников истории было решено переселить местное население, выделив ему новые участки земли неподалёку. Так возникли поселения Новый Паган и Ньяунг У, где в настоящее время проживают иностранные туристы, посещающие Паган, а также местные жители.

Что же касается змей, то они в большом количестве встречались на территории Пагана и раньше. А аттракцион с воздушными шарами появился для большего привлечения туристов в Паган, а вовсе не из-за боязни змей.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Марко Поло побывал в Бирме

Новое сообщение ZHAN » 26 окт 2022, 19:04

Говоря о «монгольском» вторжении в Бирму, историки всегда ссылаются на такой источник, как «Книга Марко Поло». Дескать, сам автор находился в обозе «монгольского» войска и всё правдиво описал! В действительности же описания «страны Мян [по-бирмански название страны звучит как «Мьянма», а по-китайски страна называется 緬甸 Miăndian]» и «области Вочиан» настолько туманны, что не могут, за исключением разве первого названия, быть приложенными к Бирме.

Сообщение Марко Поло о том, что «область Мян граничит с Бангалой (Бенгалией)», недостаточно для идентификации, тем более что вплоть до конца XVIII в. Бирма и Бенгалия не граничили между собой. С Бенгалией всегда граничило государство Аракан, но оно не входило в состав Бирмы вплоть до 1785 г.

Не соответствует истине и информация о том, что «царь Мяна и Бангалы» был один и тот же. Об этом нет никаких сведений. Если же под «царём Мяна» в данном случае подразумевается правитель королевства Аракан Мин Бин (1531–1554 гг.), при котором Бенгалия действительно была завоёвана араканцами, то тогда получается, что данная часть «Книги Марко Поло» описывает события XVI в., а вовсе не XIII в.

Слоны, упомянутые у Марко Поло, есть и в соседних странах. Покрытые золотом пагоды – тоже. Более того, Марко Поло дословно пишет, что
«Вот как покорил эту область великий хан. Было у него при дворе многое множество шуткарей и плясунов… И что же? Покорили фокусники вместе с провожатыми область Мян»
[«Книга Марко Поло». Пер. с фр. И.П. Минаева. М., Географгиз, 1955]

Скорее всего, здесь допущена какая-то ошибка в переводе, причем оригинальный текст в данном случае утрачен. Нет никаких оснований считать, что некий «город Мян», упомянутый в книге, и есть Паган. Уже одного прочтения информации, изложенной в «Книге Марко Поло» достаточно, чтобы понять, что автор в Бирме никогда не бывал.

«Книга Марко Поло» представляет собой склейку, состоящую из двух разновозрастных сводов.

Первый из них, восходящий к XIII–XIV вв. и очень средневековый по своему стилю, по-видимому, действительно написан Марком из Полы (местечко в нынешней Словении, откуда и происходил знаменитый венецианец). Именно данный свод содержит информацию о «Стране Катай», которая похожа на какую угодно страну, но только не на тот Китай, который нам хорошо известен по описаниям путешественников и миссионеров начиная с XVII в. Марко, описывая «Китай», не упоминает ни одного китайского имени, не упоминает ни об иероглифах, ни о чае, ни о фарфоре, ни о том, что китайцы бинтуют ноги женщинам, и совершенно не упоминает о характерных расовых особенностях населения, которые нельзя не заметить.

Вторая часть свода представляет собой позднейшие вставки эпохи Великих географических открытий XVI в. В частности, указание на то, что «царь Мяна и Бангалы» был один и тот же, весьма вероятно представляет собой вставку XVI в., когда правители Аракана действительно управляли Бенгалией.

Обе части, чередующиеся друг с другом, различаются по стилю, но именно вторая часть вызывает ощущение того, что «Марко Поло всё написал правильно». На самом деле Марко Поло не бывал ни в настоящем Китае, ни в странах Юго-Восточной Азии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Афанасий Никитин побывал в Бирме»

Новое сообщение ZHAN » 27 окт 2022, 21:16

Это заблуждение иногда встречается на страницах некоторых книг, посвящённых истории Юго-Восточной Азии.

На самом деле выдающийся русский путешественник в Бирме не был, хотя и упоминает государство Пегу, существовавшее на территории Нижней Бирмы в XV–XVI вв. В частности, он пишет в своём труде «Хожение за три моря», что
«…А в Пегу же есть пристанище немало. Да все в нём деръбыши [дервиши: здесь речь идёт о буддийских монахах] живут индийскыи, да родятся в нём камение драгое, маникъ [на языке хинди – рубин и драгоценный камень вообще], да яхут [рубин – ср. турецк. yakut – «рубин»], да кирпук [искажённое латинское слово «carbunkul» – т. е. сапфир или вообще драгоценный камень]; а продают же каменье деръбыши».
По сути, сведения Афанасия Никитина являются первым упоминанием о драгоценных камнях Бирмы в русской, да и в европейской литературе.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Государство Пегу (название)»

Новое сообщение ZHAN » 28 окт 2022, 17:56

Город Пегу (в современном бирманском произношении – Баго), находящийся в 80 км к северо-востоку от Янгона в Нижней Бирме, был столицей нескольких государств, благодаря чему эти самые государства и были известны европейцам с XVI в. именно под данным названием.

Заблуждение, существовавшее среди европейцев XVI–XVIII вв., состоит в том, что в Юго-Восточной Азии на территории Бирмы существовала страна под названием Пегу. На самом деле так называлась лишь столица нескольких государств, сменявших друг друга. Сами эти государства местными жителями так не назывались.

Таким образом, «государство Пегу» является экзонимом, т. е. внешним наименованием страны, использовавшимся главным образом европейцами в XVI–XVIII вв.

В XIV в. после падения Первого Бирманского царства в результате нашествия шанов (в истории оно ошибочно известно как монгольское вторжение в Бирму) на территории страны возникло несколько государств. В Верхней Бирме к концу указанного столетия сложилось бирманское государство Ава. В Нижней Бирме примерно в то же время возникло королевство Хансавади (санскр. «Гусиные воды»), где государствообразующим народом были моны – народ, родственный кхмерам Камбоджи, а вовсе не бирманцам. Столицей страны первоначально был г. Мартабан на юго-востоке страны, а с 1369 г. – Пегу, расположенный на берегах одноимённой реки, впадающей в дельту главной водной артерии страны – Иравади.

Именно монское государство Хансавади и стало известно европейцам под названием своей столицы как «Королевство Пегу» в начале XVI в. Его территория в период наибольшего расширения охватывала всю Нижнюю Бирму и юго-восток страны – нынешние штаты Мон и Тенассерим. Наивысшего могущества страна достигла в XV в., когда королевством правили такие правители, как Разадарит (1384–1421), отстоявший независимость Хансавади в ходе т. н. «Сорокалетней войны» (1385–1424) с бирманским королевством Ава, королева Шин Сопо (1454–1471) и король-монах Дхаммазеди (1471–1492).

Культура государства Хансавади оказала большое влияние на развитие как монов, так и бирманцев. Такие общебирманские святыни, как пагода Шведагон в г. Янгон, самая высокая в стране пагода Швемодо в г. Пегу и «Золотой валун» в горах бирманского Кайласа (он же – ступа Чайтийо), изначально являлись именно монскими святынями. Именно от монов бирманцы ещё в ранние годы Первого Бирманского царства восприняли буддизм и письменность.

В 1539 г. правитель бирманского государства Таунгу, расположенного между землями Верхней и Нижней Бирмы, завоевал монское государство, а в 1546 г. короновался по монскому обычаю в Пегу. В историю он вошёл как король-полководец Табиншветхи (1531–1550) – основатель Второго Бирманского царства, или «Империи Таунгу» (1546–1599).

Несмотря на то что Табиншветхи был бирманцем, он сделал всё, чтобы снискать поддержку о стороны монского населения. Так, монский язык, наряду с бирманским, был объявлен официальным, а при дворе короля монов было ничуть не меньше, чем этнических бирманцев. Бирманский король короновался по монскому обычаю, а старшей королевой сделал монскую принцессу Дхамма Дэви. Кроме того, именно монский город Пегу стал столицей нового государства и был таковым до 1599 г.

В XVII–XVIII вв. европейцы называли словом «Пегу» не только соответствующий город, но и всю территорию Нижней Бирмы.

В 1740 г. моны подняли восстание против Бирмы и восстановили своё национальное государство Хансавади, которое продержалось до 1757 г., когда оно было разгромлено бирманцами, а его столица Пегу разрушена, за исключением почитаемых культовых сооружений.

Таким образом, под названием «Пегу» европейцам были известны три разных государства: Первое монское королевство Хансавади XV–XVI вв., Второе Бирманское царство в XVI в. и Второе монское королевство Хансавади в середине XVIII в.

Что же касается самого города Пегу, то он пришёл в упадок и уступил первенство более удобно расположенному Янгону (Рангуну) в XIX в. В настоящее время похожий на большое садоводство город является административным центром одноимённой провинции. Пегу известен своими достопримечательностями, такими как вышеупомянутая пагода Швемодо, т. н. «Гусиная пагода» (по-бирмански – Хинтагоун), храм Лежащего Будды и храм Четырёхликого Будды.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Бирма никогда не была империей»

Новое сообщение ZHAN » 29 окт 2022, 14:00

В сознании русского/европейского/американского обывателя Бирма/Мьянма никак не ассоциируется с имперским прошлым. Этого нельзя сказать, однако, о представлениях, свойственных жителям само́й Бирмы/Мьянмы или соседнего Таиланда. В сознании бирманцев и тайцев память об имперском прошлом Бирмы/Мьянмы весьма ощутима, и если для первых это повод для национальной гордости, то для вторых это скорее символ угрозы порабощения и угнетения.

Именно бирманцам удалось создать самую большую по площади державу в истории стран Юго-Восточной Азии. Случилось это в XVI в.

В истории страны выделяется период т. н. Первого Бирманского царства (XI–XIII вв.), Второго Бирманского царства (1546–1752) и Третьего Бирманского царства (1753–1885). В промежутках между этими царствами страна распадалась на несколько враждующих между собой государств. Особенно это касается периода XIV – первой половины XVI в., когда Верхняя Бирма входила в состав этнически бирманского государства Ава, а на землях Нижней Бирмы находилось монское государство Хансавади.

На рубеже XV–XVI вв. из состава королевства Ава выделились два новых государства – Пром и Таунгу. В 1527 г. объединённая армия шанских княжеств положила конец существованию Авы, а в 1532 г. они же разгромили королевство Пром. Результатами побед, однако, воспользовался правитель бирманского королевства Таунгу король-воин Табиншветхи, сын основателя этого государства – короля Минджи Ньо (1510–1530).

В 1539 г. Табиншветхи завоевал Хансавади, спустя четыре года завоевал Пром, а в 1544 г. короновался в Пагане как бирманский король. Вскоре он был коронован в Пегу и как монский правитель. Стремясь расположить к себе монов, он сделал бывший стольный город Хансавади Пегу столицей своего государства, монский язык – вторым государственным и привлёк ко двору монскую элиту.

Однако наибольшего расширения и могущества это государство достигло при преемнике Табиншветхи – его шурине Байиннауне (1550–1581). Подлинное имя последнего было Йе Тхут, но в 1534 г. Табиншветхи после женитьбы на его сестре даровал ему титул и княжеское имя Чжотхин Норатха.

В 1538 г. Йе Тхут разгромил значительно превосходящую по численности армию Хансавади, усиленную португальскими и индийскими наёмниками, в сражении при Наунджо в дельте р. Иравади. Сражение решило судьбу монского королевства, павшего полгода спустя, а Табиншветхи даровал Йе Тхуту титул «Байинна́ун», т. е. «старший брат короля». Именно под этим именем будущий король-полководец и вошёл в историю.

Подобно Табиншветхи, обладавший незаурядными полководческими талантами Байиннаун снова объединил страну, которую охватили мятежи, начавшиеся после убийства Табиншветхи монами в 1550 г.

В 1555 г. войска Байиннауна завоевали Верхнюю Бирму, изгнав оттуда шанов. В 1556–1558 гг. он завоевал лаосское королевство Ланна на современной территории северного Таиланда, а в последующие пять лет покорил все шанские княжества.

В 1560 г. в результате военной кампании бирманцам покорилось княжество Манипур на северо-востоке современной Индии.

В 1563–1568 гг. в результате двух военных кампаний Байиннаун завоевал Сиам, посадил на его трон своего ставленника и оставил в столице страны Аюттхае крупный гарнизон.

В 1569–1574 гг. в ходе нескольких военных кампаний Байиннаун превратил в бирманского вассала лаосское королевство Лансанг (нынешний Лаос).

В ходе кампании 1574 г. бирманские войска впервые дошли до границы с Вьетнамом.

В 1576 г. Байиннаун даже вмешался в распри между цейлонскими государствами, послав туда военную экспедицию под предлогом защиты буддийской веры.

В 1580 г., заручившись нейтралитетом Империи Великих Моголов, Байиннаун решил покорить труднодоступное со стороны суши королевство Аракан, однако по состоянию здоровья не смог руководить войсками в ходе военной кампании. Смерть короля-воина привела к возвращению бирманских войск и свёртыванию военных действий.

С именами Табиншветхи и Байиннауна связано широкое внедрение и применение огнестрельного оружия в военном деле Индокитая. Оба короля широко использовали артиллерию, а также пользовались услугами отрядов португальских наёмников-мушкетёров.

Считается, что национальный герой Сиама принц Наресуан, воспитывавшийся заложником при дворе Байиннауна в Пегу, позаимствовал многие приёмы тайского бокса муай-тай из бирманских боевых искусств. Также бирманцы любят утверждать, что знаменитый тайский массаж на самом деле был привнесён в Сиам бирманскими завоевателями именно в XVI в. Увы, доказать последнее довольно сложно.

К 1581 г. государство, созданное Байиннауном, охватывало всю территорию нынешней Бирмы/Мьянмы (кроме крайнего севера страны и Аракана), Манипур, всю территорию нынешнего Таиланда и Лаоса, а также юго-западную часть нынешней китайской провинции Юньнань, девять шанских княжеств которой признавали себя вассалами Бирмы. Единственными странами, сохранявшими независимость в Индокитае, были Вьетнам и Камбоджа.

Таким образом, Байиннаун создал крупнейшую в истории Юго-Восточной Азии империю.

В области идеологии и религии Байиннаун позиционировал себя как ортодоксальный буддист-тхеравадин, запретив, в частности, в шанских землях практику человеческих жертвоприношений при погребальных церемониях высшей знати, а в само́й Бирме пытавшийся искоренить культ духов-натов.

Однако основания созданной Байиннауном империи были довольно шаткими. Государственность завоёванных стран не была полностью ликвидирована. Фактически Байиннаун просто сажал на троны завоёванных стран своих сыновей или ставленников из числа сочувствующих представителей местной знати. Сами завоёванные страны сохраняли как прежнюю элиту, так и внутреннюю автономию. Экономические связи между различными частями империи были слабы. Мер по политически-экономическому объединению завоёванных земель, таких как повсеместное внедрение бирманского календаря, бирманских придворных обычаев, упорядочивания мер и весов, оказалось недостаточно. И, наконец, мощь империи базировалась исключительно на авторитете Байиннауна. Всё это было чревато распадом государства, что и произошло при преемнике Байиннауна Нандабайине (1581–1599).

Последний, не обладавший талантами ни полководца, ни администратора, в 1584–1593 гг. потерпел сокрушительное поражение в войне с Сиамом, восставшим под руководством принца Наресуана. Пять бирманских вторжений в Сиам, в ходе которых Нандабайин пытался вернуть Аюттхаю под бирманский контроль, завершились полным провалом. Военные неудачи и внутренние неурядицы закончились тем, что против Нандабайина восстали монские, а также собственно бирманские феодалы. В 1599 г. столица страны Пегу была захвачена и разрушена араканской армией, костяк которой составляли португальские наёмники, а сам Нандабайин был лишён власти и увезён в Таунгу, где спустя год был убит.

Распавшееся государство сумел снова объединить сводный брат Нандабайина и, соответственно, внук Байиннауна Анаупхелун (1605–1628), первоначально правитель Таунгу и Авы. К 1615 г. ему удалось восстановить территориальное единство Бирмы со столицей в г. Ава. Однако территория государства была намного меньше империи Байиннауна – она включала в себя лишь Верхнюю и Нижнюю Бирму, Верхний Тенассерим на юго-востоке страны (Нижний Тенассерим с 1590-х гг. оказался под властью Сиама), вассальное королевство Ланна на севере нынешнего Таиланда, а также ближние и дальние шанские княжества. Восстановленная династия Таунгу продержалась до 1752 г.

Несмотря на относительно недолгое существование Бирманской Империи, память о ней осталась как один из символов национальной гордости бирманцев. Байиннаун и поныне считается одним из величайших правителей страны – в ряде городов Бирмы/Мьянмы ему воздвигнуты памятники. В Таиланде и Лаосе Байиннаун также вошёл в историю как «Пхра Чао Чана Сип Тхит», букв. «Победитель десяти направлений». В общем, своего рода Александр Македонский Индокитая!

В 2005 г., перенося столицу из Янгона в новый город Нейпьидо, бирманская верхушка также обратилась к историческому прошлому, поскольку новая столица находится как раз неподалёку от г. Таунгу, династия которого некогда объединила страну и создала величайшую империю в истории Юго-Восточной Азии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Король по имени Схинбьюшин»

Новое сообщение ZHAN » 30 окт 2022, 14:22

Многие, не знакомые с историей стран Индокитая, но проявляющие интерес к региону, убеждены, что бирманские (а также сиамские, лаосские и кхмерские) короли правили под собственными именами. Именно в этом и заключается данное заблуждение, приложимое и в отношении стран, соседних с Бирмой/Мьянмой.

В действительности монархи стран Индокитая правили не под личными именами.

Так, к примеру, вынесенный в заголовок данного поста титул «Схинбьюшин», что значит «Белый слон», прилагался едва ли не к каждому из бирманских королей. Однако в истории самым известным «Схинбьюшином» стал третий монарх из династии Конбаунов (1752–1885), правивший страной в 1763–1776 гг., чьё правление ознаменовалось многочисленными войнами, в частности кратковременным завоеванием Сиама в 1765–1768 гг. и разрушением его столицы Аюттхаи. Мирское же имя данного короля было Маунг Юа.

Уже упоминавшийся великий завоеватель XVI в. Байиннаун, правивший в 1551–1581 гг., при рождении получил имя Йе Тхут, а титул «Байиннаун», дословно означающий ни много ни мало «Старший брат короля», он получил от короля Таунгу Табиншветхи (1531–1550 гг.) за свои выдающиеся полководческие способности.

Короли нынешней династии Таиланда, все без исключения, получали при восхождении на престол тронное имя «Рама», в честь главного героя индийской мифологии.

Таким образом, мы имеем дело не с собственными именами правителей, а с их титулами, которые, как правило, являлись частью длинного тронного имени, под которым и правил тот или иной государь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Бирма издревле граничила с Китаем»

Новое сообщение ZHAN » 31 окт 2022, 19:04

Несмотря на то что сейчас Бирма/Мьянма имеет достаточно протяжённую границу с Китаем (2129 км), исторически эти две страны не граничили друг с другом вплоть до конца XIX в.

Бирманско-китайская граница и в наши дни является весьма труднодоступной. На крайнем севере Бирмы/Мьянмы находятся восточные хребты Гималаев – самых высоких гор на Земле. Перевалы на северную, тибетскую сторону Гималаев, отсутствуют. К юго-востоку от Гималаев вдоль границы тянутся несколько труднопроходимых горных хребтов высотой до 4 тыс. м. Между этими горными хребтами находятся узкие и глубокие долины, в которых текут реки Меконг и Салуин.

Исторически вплоть до конца XIX в. население этих мест – племена лису, цзинпо, тароны, ну, шаны, палаунги, ва и др. – вело практически самостоятельное существование и либо подчинялось китайским или бирманским властям лишь формально, либо вообще никому не подчинялось. За исключением шанов, а также палаунгов, имевшим свою государственность в виде разрозненных княжеств, все остальные народности жили в условиях первобытнообщинного строя.

Вследствие сложных географических условий Китай и Бирма никак не соприкасались и не влияли друг на друга. В периоды усиления Китая его сфера влияния, и то формальная, могла сдвигаться несколько в сторону бирманских владений. В периоды усиления Бирмы также во многом формально расширялась бирманская сфера влияния в сторону земель, считавшихся как бы под контролем Китая. Так, в XVI в. юго-западная часть нынешней китайской провинции Юньнань, где находились т. н. «Девять шанских княжеств» (бирманское название – «Ко Шан Пьи»), признавала вассальную зависимость от Бирмы. А в 1739 г. правитель княжества Кокан (ныне находится на северо-востоке Бирмы/Мьянмы), основанного китайскими переселенцами, бежавшими от маньчжурского завоевания, формально признал себя вассалом Китая.

Иногда те или иные племенные вожди или князья были двоеданными, т. е. делали вид, что подчиняются то бирманскому королю, то китайскому императору, в зависимости от личной выгоды. Но бо́льшая часть племён вела самостоятельное существование и не подчинялась никому.

О географии земель, лежащих между двумя странами, как китайские, так и бирманские власти имели лишь приблизительные представления. Какие-либо точные карты совершенно отсутствовали, а о многих землях обеим сторонам было известно лишь на основании слухов.

Китайско-бирманская война 1765–1769 гг. никак не сказалась на установлении точной границы между двумя государствами. Обе стороны лишь договорились о взаимной торговле, которая осуществлялась китайскими купцами в бирманском местечке Бамо на берегу р. Иравади. Договор никак не коснулся шанов и других пограничных племён, которые продолжали фактически независимое существование и, более того, беспокоили китайские территории в Юньнани своими разбойничьими набегами.

Единственным прямым следствием китайско-бирманской войны стало окончательное присоединение Бирмой к своим владениям шанского княжества Монгмао (Бамо), расположенного в излучине верхнего течения реки Иравади, откуда по её притоку, реке Даин, можно было добраться до китайской провинции Юньнань. Обладание данным княжеством имело стратегическое значение, поскольку не позволяло китайцам добраться до главной водной артерии Бирмы. Однако Бамо непосредственно не граничило с китайскими территориями.

В то же время, повторюсь, никакой обозначенной границы между двумя странами не существовало. Единственная дорога, соединявшая Бирму с Китаем, если конечно, её можно назвать таковой, представляла собой трудный караванный путь по маршруту Куньмин-Баошань-Манши-Мусе-Намкхам-Бамо (три последних населённых пункта находятся на современной территории Бирмы/Мьянмы). Эта дорога и поныне является единственным путём, который соединяет обе страны.

Бирманско-китайская граница в современном виде появилась благодаря англичанам, которые, превратив Бирму в свою колонию после 1885 г., решили чётко обозначить границы новоприобретённых владений. Китайцы также пытались увеличить свои территории за счёт новых земель на юго-западе провинции Юньнань и даже хотели получить прямой выход в бассейн р. Иравади у местечка Бамо. При этом они пытались обмануть англичан и даже запугать их, называя Бирму в числе своих вассалов.

В 1886 г. китайцы требовали от англичан посылки миссий в Пекин из Бирмы раз в десять лет с «данью» в знак выражения покорности китайскому императору. Данные требования были отвергнуты англичанами, которые понимали, что вес Китая в регионе незначителен, а сама Цинская империя уже не является великой державой. В 1894 г. был подписан англо-китайский протокол, который и определил границу между Британской империей и Китаем. В 1897 г. был подписан новый протокол, согласно которому в состав британских владений в Бирме вошло ранее зависимое от Китая княжество Кокан. В свою очередь, англичане признали права Китая на шанские княжества Ченгхунг и Монглем (соответственно, на юге и юго-западе нынешней китайской провинции Юньнань), ранее зависимые от Бирмы.

Одновременно с этим английские географы и топографы в конце XIX – начале XX в. исследовали и впервые составили относительно точные карты всех пограничных с Китаем бирманских территорий. Тогда же в состав британских владений в Бирме вошла территория нынешнего штата Качин в верховьях р. Иравади, ранее совершенно независимая, а в состав Китая вошла долина верхнего течения р. Салуин.

Вхождение бассейна истоков р. Иравади – рек Нмайкха и Маликха – в состав британских зависимых территорий оказалось возможным благодаря расторопности англичан, которые раньше китайцев отправили исследовательские экспедиции к верховьям р. Иравади и установили отношения с местными племенными вождями.

В 1942–1944 г. район бирманско-китайской границы у местечек Тэнчун, Жуйли, Намкхам и Бамо стал ареной боёв между японской армией и китайскими войсками под командованием американского генерала Стилуэлла. Дело в том, что именно через Бирму до 1942 г. шло снабжение китайских войск их англо-американскими союзниками по дороге, незадолго до этого построенной. Первоначально японцам удалось перекрыть данный путь, изгнав китайские войска в Юньнань. Англо-американское командование, прекрасно понимая, что китайские войска могут воевать лишь при условии непрерывных поставок оружия и боеприпасов, было вынуждено построить новую дорогу, которая шла из индийского Ассама в Юньнань через территорию Качинской области. Новый путь стал известен в истории как «дорога Ледо», по названию населённого пункта в Ассаме, откуда дорога начиналась. В 1944 г. китайские войска под командованием американского генерала Стилуэлла под прикрытием англо-американской авиации перешли в контрнаступление и к 1945 г. сумели выбить японцев с севера и северо-востока Бирмы. В настоящее время «дорога Ледо» заброшена.

В 1960 г. между правительствами Бирмы и КНР был подписан новый договор о демаркации границы, согласно которому были урегулированы некоторые вопросы, касавшиеся небольших спорных участков. Коммунистический Китай не стал добиваться пересмотра сложившейся границы в свою пользу, поскольку на территории Бирмы находились войска Китайской республики, отступившие туда в конце 1949 г., и представлявшие опасность как для КНР, так и для Бирмы, поэтому совместная с бирманскими войсками борьба против них была приоритетнее территориальных претензий.

В то же время Китайская Республика на острове Тайвань, где правил режим Чан Кайши, отказалась признавать данный договор, поэтому если взглянуть на тайваньские карты бирманско-китайской границы, то можно видеть, что территория княжества Кокан, а также значительная часть бирманского штата Качин показаны в составе Китая. К слову, ни одно государство мира не имеет таких территориальных претензий к кому бы то ни было, как Китайская Республика на Тайване, признаваемая лишь Ватиканом и ещё несколькими такими же мелкими странами.

Таким образом, бирманско-китайская граница стала реальностью лишь в самом конце XIX – начале ХХ в.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«В XVII–XIX вв. Бирма была страной, зависимой от Китая»

Новое сообщение ZHAN » 01 ноя 2022, 18:58

Данное заблуждение является чисто китайским и за пределами собственно Китая неизвестно. В Бирме/Мьянме об этом тоже ничего не знают и никогда не знали.

Дело в том, что, согласно традиционной китайской концепции мировоззрения, император Китая считался правителем всего мира, который сами китайцы называли Поднебесной (а вовсе не свою страну, как об этом думают иностранцы!). Соответственно, правители всех государств, отправлявших в Китай посольства, рассматривались как вассалы китайского императора, а привозимые ими в знак уважения дары считались данью.

То есть, если смотреть с китайской точки зрения, вассалами страны были такие государства, как… Голландия, Великобритания, Франция и т. д.

Данная точка зрения довольно дорого обошлась самому Китаю в XIX в., когда западные страны, а именно Великобритания и Франция, в ходе двух Опиумных войн 1839–1842 гг. и 1858–1860 гг. фактически низвели международный статус Китая до полуколонии.

Что же касается Бирмы, то правители этой страны не разделяли китайскую концепцию мироздания, поскольку бирманская культурная матрица имеет индийскую основу. Соответственно, никто из бирманских королей вассалами Китая себя не считал. Да и контакты этих двух стран не были такими интенсивными, как, скажем, отношения Китая с Кореей или с Вьетнамом.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Китай и Бирма никогда не воевали»

Новое сообщение ZHAN » 02 ноя 2022, 22:22

Это не так. Между Китаем и Бирмой произошло несколько крупных военных конфликтов, а также настоящая война, имевшая место в 1765–1769 гг.

Первые военные конфликты между двумя державами были по сути военными действиями между зависимыми от бирманских королей шанскими княжествами и китайскими властями в провинции Юньнань. Бирманские вооружённые силы непосредственно в конфликтах не участвовали. Если верить китайским династийным хроникам, военные действия на китайско-бирманских пограничных территориях имели место в 1439–1445 гг., а также в 1583–1584 гг.

Как уже говорилось выше, обе страны напрямую не граничили друг с другом, но сфера влияния того или иного государства сдвигалась в ту или иную сторону в зависимости от подъёма или упадка соответствующей державы.

В 1660–1662 гг. в ходе маньчжурского завоевания Китая на территорию Верхней Бирмы отступили войска князя Чжу Юлана, также известного под тронным именем Гуэй-вана, наследника павшей в 1644 г. китайской династии Мин. Потерпев поражение в Южном Китае, Чжу Юлан, к тому времени, кстати, принявший христианство под влиянием польского иезуита Михаила Бойма, попытался установить свою власть в Верхней Бирме.

Данная попытка закончилась провалом, а бирманское правительство короля Пиндале Мина (1648–1662) приняло решение выслать всех китайцев из страны обратно на «историческую родину». Одновременно бирманский король договорился с маньчжурами о выдаче Чжу Юлана, что и произошло в 1661 г., после чего последний был казнён военачальником У Саньгуем – китайцем, в 1644 г. перешедшим на маньчжурскую сторону и сыгравшим огромную роль в покорении собственной страны иноземными завоевателями (т. е. маньчжурами).

В 1765–1769 гг. маньчжурский Китай и Бирма впервые соприкоснулись напрямую в военном конфликте. Всё началось с того, что в конце 1750-х гг. некоторые шанские князья, не желая подчиняться бирманскому правительству, перешли на китайскую сторону. Одновременно с этим бирманские войска оккупировали некоторые шанские и тайские княжества, в частности Ченгхунг и Ченгтунг, которые рассматривались китайскими властями провинции Юньнань как вассалы.

В 1765 г. маньчжурский наместник в административном центре Юньнани г. Куньмин, узнав об этих событиях, решил «разрулить» возникший конфликт и направил в Ченгтунг небольшой китайский отряд численностью 3,5 тыс. чел., который был отражён бирманским военачальником Не Мьо Ситху от одноимённой столицы княжества, а затем разбит уже на китайской территории в уезде Пуэр.

Спустя год власти Юньнани отправили на юг значительное войско под командованием военачальника Ян Инцзю. На этот раз вторжение непосредственно угрожало бирманским территориям, а не вассальным пограничным владениям. Китайское войско дошло до р. Иравади, где оккупировало Бамо, но не смогло овладеть сильно укреплённым бирманским лагерем у местечка Каунгтон, который оборонял военачальник Маунг Львин. Боевые потери и болезни вывели из строя 8/10 китайской армии, после чего та начала отступление и была разгромлена двумя бирманскими армиями под командованием Маха Тиха Туры и Не Мьо Ситху. К маю 1767 г. бирманские войска вернулись в район столицы страны г. Ава с захваченными трофеями.

Добравшись до Куньмина, китайский военачальник попытался скрыть разгром, отправив донесение о победе над неприятелем, но, когда правда стала известна императору, покончил с собой.

После двух поражений маньчжурскому правительству стало ясно, что дислоцированные в провинции китайские войска не способны справиться с ситуацией. Решено было отправить против Бирмы восьмизнамённые маньчжурские войска, составлявшие основу вооружённых сил империи.

В ноябре 1767 г. маньчжурское войско из двух армий под командованием племянника императора Минжуя и военачальника Эрдэнэ численностью 50 тыс. чел. вторглось на территорию Бирмы. На этот раз определённым преимуществом армии вторжения было то, что бо́льшая часть бирманских войск находилась на территории Сиама, с которым Бирма была в состоянии войны.

Маньчжурам поначалу удалось оккупировать шанские княжества Сипо и Схенви, а затем нанести поражение семитысячной бирманской армии в ущелье Готейк, не дойдя 50 км до бирманской столицы, однако затем в точности повторилась история с кампанией предыдущего года. Армия Эрдэнэ не смогла взять укреплённый лагерь бирманцев у Каунгтона, понесла большие потери и отступила на китайскую территорию. Пути снабжения армии, возглавляемой Минжуем, были перерезаны, и маньчжурский военачальник принял решение прорываться в Юньнань, но был окружен двумя бирманскими армиями у нынешнего города Пьин У Львин (Мемьо) под командованием Маха Тиха Туры. Здесь маньчжурская армия была полностью уничтожена. Из 30 тыс. чел. удалось спастись лишь 2,5 тыс. воинов. Минжуй, не в силах возвратиться в Китай в столь жалком положении, покончил с собой, повесившись на дереве. Эрдэнэ, в свою очередь, был казнён за поражение армии по возвращении в Куньмин.

Узнав о полном разгроме, маньчжурский император Айсингиоро Хунли (1735–1796), более известный под т. н. «девизом правления» Цяньлун, мобилизовал новую армию под командованием полководца Фухэна, отличившегося в 1750-е гг. при завоевании Джунгарии и Восточного Туркестана.

[«Девиз правления» – одна из ранних форм ведения летоисчисления, когда отсчёт идёт со времени восшествия на престол правителя до его кончины, после чего возобновляется, но уже с момента восшествия на престол нового государя. При этом каждая «эра» правления получает определённое наименование. В силу каких-либо чрезвычайных обстоятельств название «эры» могло меняться и при жизни правителя. Летоисчисление по эрам правления применялось до 1910 г. в Корее, до 1912 г. в Китае, до 1945 г. во Вьетнаме, а в настоящее время сохранилось в Японии.]

Речь шла о полном завоевании бирманского государства. Но и бирманский король Схинбьюшин не сидел сложа руки. Готовясь к новому вторжению, он вывел все боеспособные войска из Сиама и отлично подготовился.

В октябре 1768 г. три маньчжурско-китайские армии численностью до 60 тыс. чел. вторглись в Бирму. Расчёт строился на том, чтобы создать оперативную базу прямо на бирманской территории, построить на р. Иравади флотилию, а затем силами двух армий, которые должны были двигаться по обоим берегам реки, взять столицу страны в клещи.

Вначале маньчжурам удалось построить лагерь у местечка Швеньяунгбин в 17 км от бирманских позиций в Каунгтоне, а также организовать военную флотилию на Иравади. Однако бирманцы упреждающим ударом своих речных сил уничтожили флотилию противника, чем лишили маньчжуров возможности успешных военных действий на западном берегу реки. Попытки маньчжуров взять бирманский лагерь штурмом провалились, как и в предыдущие разы. Затем бирманские войска штурмом взяли укреплённый лагерь неприятеля, после чего маньчжурская армия оказалась в окружении между бирманскими позициями в Каунгтоне и своим бывшим лагерем.

В это время бирманский военачальник Маха Тиха Тура предложил маньчжурам заключить мир на условиях победившей стороны. Согласно этим условиям, маньчжуры обязывались выдать бирманцам всех шанских князей, перешедших на сторону Китая, обязывались уважать бирманский суверенитет над теми шанскими княжествами, которые исторически подчинялись Бирме, а обе стороны возобновляли дружественные отношения на основе регулярных обменов посольствами. Все пленные освобождались, а бирманцы позволяли остаткам маньчжурской армии вернуться в Китай, предварительно переплавив всю артиллерию. Границы между владениями двух государств не демаркировались и вообще не обсуждались в договоре, так как отсутствовали точные карты местности.

Маньчжурским военачальникам не оставалось ничего, кроме как согласиться на выдвинутые условия. В декабре 1769 г. в укреплённом лагере Каунгтон был подписан мирный договор, который являлся первым в истории бирманско-китайских отношений.

Интересно, что обе стороны подписывали мирный договор, не поставив предварительно в известность свои правительства. В результате ни китайский император, ни бирманский король не ратифицировали соглашение. Маньчжурский император посчитал условия мира оскорбительными, а бирманский король считал, что его военачальники построили противнику «Золотой мост», т. е. позволили уйти побеждённой стороне. Тем не менее военные действия прекратились, а дипломатические отношения двух стран возобновились двадцать лет спустя, в 1790 г.

Бирманцы воспринимали возобновившиеся отношения как равные, тогда как маньчжуры, в соответствии с китайской традицией, считали прибытие посольств с дарами выражением покорности и поднесением дани, и это при том, что в ответ прибывшие послы одаривались подарками на куда более значительную сумму. В общем, правительство маньчжурской империи Цин сделало хорошую мину при откровенно плохой игре, попытавшись, по китайской традиции, самих себя убедить, что «мы опять всех победили».

Итак, все четыре маньчжуро-китайских вторжения в Бирму закончились бесславным поражением незадачливых завоевателей. Главными причинами неудач были недооценка бирманской армии, отсутствие нормальных путей сообщения между Бирмой и Китаем, чрезмерно растянутые коммуникации, что делало невозможным снабжение армии вторжения, сложный рельеф местности – горы, тропические леса и джунгли, сводившие на нет численное превосходство маньчжуро-китайских войск, и наконец, непривычный тропический климат, следствием которого была высокая смертность маньчжурских и китайских солдат.

Косвенным последствием китайско-бирманской войны 1765–1769 гг. стала независимость Сиама, откуда бирманцы были вынуждены полностью вывести войска в 1768 г.

В китайско-бирманской войне 1765–1769 гг. отличился французский офицер на службе у бирманского короля, шевалье Пьер де Мийяр (фр. Pierre de Millard, 1736–1778 гг.). В 1756 г. три французских корабля, направленные с оружием и боеприпасами в г. Сириам для поддержки восставших против бирманского владычества монов, были захвачены бирманским королём Алаунпаей. Все взятые в плен французы, и в их числе Пьер де Мийяр, были принуждены к военной службе в составе бирманских войск в качестве мушкетёров. Благодаря европейской военной тактике и отличному владению огнестрельным оружием они быстро превратились в элитное подразделение бирманской армии, отличившись в войнах с Сиамом и Китаем. Пьер де Мийяр даже удостоился звания губернатора одной из верхнебирманских провинций и стал личным другом, а также телохранителем короля Схинбьюшина. Впоследствии он принимал участие в приёме французских дипломатических миссий в качестве переводчика и старался внести посильный вклад в развитие двусторонних отношений.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 03 ноя 2022, 20:48

«Европейцы никогда не стояли во главе государств на территории Бирмы в доколониальный период»

Португальский авантюрист французского происхождения Филипе ди Бриту и Никоте (фр. Филипп де Бриту-Нико/Philipp de Britou-Nicot) в начале XVII в. сумел стать правителем всей Нижней Бирмы и получил известность в бирманской истории под именем Нга Зинга.

Точная дата рождения Филиппа ди Бриту неизвестна – где-то между 1550–1570 гг. Он родился в семье Жюля Нико в Лиссабоне. Брат Филиппа, Жан Нико, во второй половине XVI в. стал французским послом в Португалии и прославился тем, что впервые наладил ввоз табака во Францию – именно в честь него назван никотин!

Что же касается Филиппа, то ещё юнгой он отправился в Индию, вероятно, рассчитывая на хорошие заработки, и нанялся на службу к королю Аракана Мин Разаджи (он же Салим-шах в качестве султана Бенгалии: 1593–1612 гг.). В то время как бирманские, так и другие правители стран Передней и Задней Индии (так тогда именовались европейцами соответственно Индостан и Индокитай, кроме Вьетнама) нередко нанимали к себе на службу португальских наёмников, главным образом артиллеристов и мушкетёров. Особенно тепло наёмникам жилось в королевстве Аракан, правители которого возвели пиратство в ранг официальной политики и активно пользовались услугами португальцев, разрешая им заниматься пиратством в обмен за соответствующие выплаты в казну государства.

Звезда ди Бриту взошла в 1599 г., когда Мин Разаджи решил воспользоваться гражданской войной в Бирме, дабы максимально устранить угрозу возможного вторжения последней в Аракан. В указанном году араканская армия, в состав которой входили и португальские наёмники, захватила стратегически важный порт Сириам, расположенный у слияния рек Пегу и Дагон (ныне г. Танхльин – пригород Янгона). В том же году ей удалось захватить столицу Бирмы г. Пегу.

Ди Бриту, отличившийся в обеих экспедициях, был назначен королём Аракана губернатором завоёванного города, однако быстро осознал, что может действовать и самостоятельно. Пользуясь выгодным положением Сириама, ди Бриту стал собирать пошлины со всех заходивших в порт кораблей, на вырученные средства выстроил крепость Сантьяго и получил поддержку со стороны губернатора Гоа – центра португальских колониальных владений в Индии. Попытка араканского короля подчинить ди Бриту своей власти закончилась полным разгромом флотилии, посланной для усмирения наёмников, и пленением её командующего – наследного принца, отпущенного за большой выкуп.

Король Испании и Португалии Филипп II удостоил ди Бриту звания кавалера Ордена Христа.

К 1610 г. ди Бриту фактически контролировал всю Нижнюю Бирму. Его успех во многом определялся тем, что после начала гражданской войны и взятия араканской армией в 1599 г. столицы страны г. Пегу в Бирме наступила анархия. Фактически государство распалось. Верхнюю Бирму контролировал король Ньяунгджан Мин (1599–1606 гг.), в Нижней Бирме образовались сразу три государства – Пром, Таунгу и Мартабан. Ди Бриту, заручившись поддержкой последнего, осуществил пять военных кампаний против Прома.

Тем временем новый король Верхней Бирмы Анаупхелун (1606–1628) в 1607 г. завоевал Пром и начал кампанию против Таунгу. В 1610 г. армия Верхней Бирмы нанесла поражение Таунгу, чем воспользовался ди Бриту, захвативший и разграбивший столицу данного королевства два года спустя. В Сириам победитель вернулся не только с добычей, но и с принцем Натшиннаунгом, отныне бывшим правителем поверженного государства.

В 1613 г. король Верхней Бирмы Анаупхелун, объединив бо́льшую часть страны, подступил с войсками к стенам Сириама. Ди Бриту отказался капитулировать, после чего бирманцы взяли город штурмом. Португальский «король» Нижней Бирмы, взятый в плен, был посажен по приказу Анаупхелуна на кол, после чего ди Бриту отрубили голову и выставили её на всеобщее обозрение. Вместе с ди Бриту был казнён и бывший правитель Таунгу Натшиннаунг, поскольку за время пребывания в Сириаме он перешёл в католичество и отказался от помилования. Со взятием Сириама в стране закончилась гражданская война, и Бирма вновь объединилась.

Рядовые португальские наёмники, составлявшие костяк армии ди Бриту, были выселены Анаупхелуном в Верхнюю Бирму. Большинство из них продолжали служить уже новым хозяевам в качестве мушкетёров и артиллеристов.

Потомки португальских наёмников, т. н. байинджи (искажённое бенгальское «феринджи», т. е. франки) проживают в Верхней Бирме в окрестностях местечка Моунъюа и по сей день. За четыре столетия они сильно ассимилировались, забыли португальский язык (впрочем, сохранявшийся в быту очень долго – до конца XVIII в.), и лишь католическое вероисповедание, а также некоторые расовые и кулинарные особенности (байинджи – единственные в Бирме/Мьянме, кто готовят колбасные изделия) отличают их от этнических бирманцев.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 04 ноя 2022, 23:36

«Первая англо-бирманская война 1823–1826 гг. была спровоцирована англичанами»

Строго говоря, в развязывании Первой англо-бирманской войны 1823–1826 гг. были повинны обе стороны.

Во второй половине XVIII – начале XIX в. Бирма находилась в состоянии активной внешней экспансии. В результате войны 1747–1759 гг. бирманцы завоевали монское государство Хансавади, незадолго до этого отделившееся от Бирмы. В 1765–1768 гг. бирманцам на короткое время удалось завоевать Сиам. В 1765–1769 гг. Бирма одержала победу, отразив четыре вторжения со стороны маньчжурского Китая. Правда, маньчжурская агрессия вынудила бирманцев вывести войска с территории Сиама, что дало возможность последнему восстановить независимость. Несмотря на то что последующие бирманско-сиамские войны 1770–1780 гг. были не слишком удачны для Бирмы, её экспансия не прекратилась – просто сменилось направление. В 1784–1785 г. бирманцы впервые полностью завоевали королевство Аракан на западе страны, а в начале XIX в. в состав Бирмы вошли Ассам, Манипур и ещё ряд небольших княжеств в долине р. Брахмапутра на северо-востоке современной Индии. В процессе ведения военных действий бирманцы столкнулись с англичанами, к тому времени уже прочно обосновавшимися в соседней Бенгалии.

В 1823 г. новым объектом экспансии со стороны Бирмы стало небольшое княжество Качар, находившееся в Ассаме. Его правитель, отчётливо понимая невозможность эффективного сопротивления, попросил англичан о защите. Те, в свою очередь, откликнулись на просьбу о помощи, что и стало причиной Первой англо-бирманской войны 1824–1826 гг.

Бирманцы, располагая сильной армией в только что завоёванном Ассаме, рассчитывали вторгнуться в Бенгалию. Англичане, справедливо решив, что нападение в неожиданном для противника месте есть лучшая защита, высадили свои войска в устье р. Дагон на месте нынешнего Янгона и создали угрозу оккупации совершенно незащищённой Нижней Бирмы. Бирманская армия после первого успеха в Бенгалии была вынуждена совершить тяжёлый и длинный переход по совершенному бездорожью из Бенгалии через Араканские горы к месту высадки англо-индийских войск. К тому времени, когда бирманские войска под командованием полководца Маха Бандулы подошли к позициям противника у ступы Шведагон, они были сильно измотаны переходом.

Соотношение живой силы было в пользу бирманцев, превосходивших армию противника втрое, однако из 30 тыс. чел. лишь половина воинов бирманской армии располагала огнестрельным оружием, причём различных систем и калибров, тогда как 10 тыс. англо-индийских солдат были вооружены современными ружьями поголовно. Артиллерией располагали обе стороны, однако у бирманцев, опять-таки, имела место разнотипность артиллерийских орудий, к тому же стрелявших только ядрами, тогда как у противника были ещё и разрывные снаряды. Наличие у бирманцев элефантерии (боевых слонов) нивелировалось тем, что англо-индийские войска, не дожидаясь подхода неприятеля, построили основательные укрепления. Наконец, англо-индийские войска под командованием сэра Арчибальда Кэмпбелла располагали ракетами системы Конгрева и владели европейской тактикой ведения боя, с которой неприятель был совершенно незнаком.

Судьба войны, по сути, и решилась в нескольких сражениях на месте будущего города Янгона. Англо-индийцы одержали верх над бирманцами в сражениях у Кемендина, Каммайута и при Данубью, после чего бирманские войска были рассеяны, а главнокомандующий Маха Бандула погиб. В 1825–1826 гг. англо-индийские войска при помощи флота продвинулись вверх по р. Иравади, одержав победу над бирманской армией, точнее, над ополчением шанских князей на службе бирманского короля, у Прома и дойдя до места древнего города Паган. Бирманское правительство, исчерпав, как ему казалось, возможности сопротивления, было вынуждено согласиться на подписание мира на английских условиях.

Итогом Первой англо-бирманской войны стало сокрушительное поражение Бирмы. Англичанам было передано побережье на западе и юго-востоке страны – Аракан и Тенассерим. Кроме того, бирманцы гарантировали независимость Ассама и Манипура, а также обязывались допустить в свою столицу Аву британского посланника и выплачивали англичанам контрибуцию в размере 250 тыс. фунтов стерлингов золотом. Последняя совершенно разорила финансы бирманского королевства и привела его к дальнейшему упадку.

Надо сказать, что важнейшей причиной поражения бирманцев стало полное незнание противника и его возможностей. Техническая отсталость бирманцев могла быть с лихвой компенсирована простым изменением тактики войны, однако бирманцы ни разу не попытались этого сделать. Вместо того чтобы перейти к партизанской тактике, пользуясь хорошим знанием местности, они раз за разом пытались навязать англо-индийским войскам генеральное сражение и каждый раз были биты.

Две последующие англо-бирманские войны скорее напоминали карательные экспедиции, нежели регулярные военные действия.

Война 1852–1853 гг., поводом к которой стало законное требование бирманских властей к уплате англичанами таможенных пошлин, привела к занятию англичанами всей Нижней Бирмы, причём мирный договор между воюющими сторонами даже не был подписан.

Последняя англо-бирманская война 1885 г. продлилась всего две недели. На этот раз положение усугублялось ещё и тем, что ни правительство страны, ни лично король Тибо Мин (1878–1885) не обладали авторитетом в глазах собственных подданных, которые, по сути, просто отказались их защищать. Поводом к этому послужила резня, учинённая Тибо Мином сразу после восшествия на престол: принцев, которые могли хотя бы теоретически претендовать на трон, поочерёдно вызывали в покои короля и убивали, удушая в мешках. Однако не это событие послужило предлогом для аннексии страны англичанами, а активные поиски бирманским правительством возможных союзников в Европе, которые могли бы стать гарантами бирманской независимости. Короче говоря, Бирма решила пойти по пути соседнего Сиама, но, как говорится, уже было поздно.

1 декабря 1885 г. британские войска заняли столицу страны г. Мандалай, король и его семья были высланы в Индию, а Бирма лишилась своей независимости до 1948 г.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Редьярд Киплинг побывал в Мандалае»

Новое сообщение ZHAN » 05 ноя 2022, 14:23

Поэма Киплинга «По дороге в Мандалай» (англ. «On the road to Mandalay»), написанная в 1892 г., является одним из самых известных поэтических произведений автора. Поскольку в поэме речь идёт о Мандалае, многие убеждены, что автору доводилось бывать в этом городе – последней столице Третьего Бирманского царства.

На самом деле Редьярд Киплинг никогда в Мандалае и вообще в Верхней Бирме не был. Ему довелось побывать в Нижней Бирме, в г. Моламьяйн (Моулмейн), который с 1827 по 1852 г. был административным центром британских колоний в Бирме. Этот город упоминается в начале поэмы.

Надо сказать, что именно благодаря поэме Киплинга западные читатели узнали про г. Мандалай. Будучи сам уроженцем Востока (родился в г. Бомбее и значительную часть жизни прожил в Индии), Киплинг сумел очень тонко передать атмосферу тогдашней Бирмы, кстати, мало изменившуюся с тех пор. В ХХ в. поэма Киплинга была положена на музыку и исполнялась известными певцами, в частности Фрэнком Синатрой, что сделало название «г. Мандалай» ещё более известным.

Мандалай – второй по величине город современной Бирмы/Мьянмы, был основан королём Миндон Мином (1853–1878) 13 января 1857 г. у подножия холма высотой 236 м, расположенного к северу от тогдашней столицы страны г. Амарапура.

Согласно легенде, Будда некогда посетил территорию Бирмы в районе г. Пром (Пьи) и предсказал, что спустя 2400 лет в Верхней Бирме появится город – центр буддизма. В соответствии с этим пророчеством и был основан город, который первоначально назвали Ратнапурой (санскр. «город драгоценностей»), или, по-бирмански – Яданабон, но вскоре переименовали в Мандалай (по-бирмански название города произносится скорее как Мандэле), что в переводе со священного языка буддийского канона – пали (поздняя версия санскрита) – означает что-то вроде «благоприятное место».

Для ускорения строительства постройки прежней столицы, Амарапуры, были разобраны и перевезены на новое место. Исключение было сделано для монастырей и пагод, а также для огромных тиковых брёвен, из которых были сделаны колонны в королевском дворце. Первоначально их просто бросили в Амарапуре, но затем местный чиновник У Бейн использовал их по делу, построив самый длинный в мире деревянный мост через протоку, соединяющую две половинки озера Таунгзаман. В настоящее время мост У Бейн является главной достопримечательностью Амарапуры, ныне южного пригорода Мандалая.

В 1871 г. для укрепления авторитета Бирмы в буддийском мире король Миндон созвал Пятый Вселенский Буддийский собор в Мандалае (считается, что предыдущие четыре проводились якобы в 483 г. до н. э., в 334 г. до н. э., в 250 г. до н. э. в Индии, и в 25 г. н. э. на острове Цейлон). Собор заседал пять месяцев, и результатом его работы стала кодификация бирманской версии палийского канона Трипитаки. Ко времени проведения собора у подножия Мандалайского холма в 1860–1868 гг. была построена пагода Кутодо, архитектурно напоминающая старинную пагоду Швезигоун в Пагане. Вокруг пагоды Кутодо на мраморных плитах был высечен весь текст буддийского канона Трипитаки – на сегодняшний день это самая большая книга в камне, занесённая в Книгу рекордов Гиннеса. «Страницы» представляют собой мраморные стелы с текстом на обеих сторонах, помещённые в небольшие пагоды, видом напоминающие беседки. Неподалёку были построены пагода Чаудоджи, монастырь Атумаши (деревянный оригинал сгорел в 1890 г., но в 1995–1996 гг. монастырь был восстановлен из камня) и монастырь Швенандо. Последний является великолепным образцом бирманского деревянного зодчества, перенесённым на нынешнее место прямо из королевского дворца в 1880 г.

На южной окраине Мандалая расположена главная святыня Верхней Бирмы – пагода Махамуни, в которой хранится изображение Будды, считающееся прижизненным и привезённое из завоёванного королевства Аракан королём Бирмы Бодопаей в 1784 г. За исключением покрытого золотом лица, остальная часть скульптуры настолько залеплена золотыми листочками, приносимыми верующими, что в настоящее время различить первоначальные контуры статуи весьма сложно.

Одной из особенностей города является то, что Мандалай, расположенный на берегу р. Иравади, не имеет никаких набережных, поскольку повёрнут «лицом» на север, к холму, у подножия которого расположен кремль и вышеупомянутые пагоды/монастыри. Вдоль реки расположены городские окраины трущобного типа, представляющие для иностранных туристов интерес в этнографическом смысле (что-то вроде «почувствуй себя бирманцем»).

В 1885 г. в ходе Третьей англо-бирманской войны, продлившейся всего лишь две недели и почти бескровной, Мандалай был практически без сопротивления занят англо-индийскими войсками. Последний король Тибо Мин (1878–1886) и его семья были сосланы сначала в индийский г. Мадрас, а затем в г. Ратнагири (расположен на территории нынешнего штата Гуджарат в Индии).

В годы Второй мировой войны Мандалай серьёзно пострадал как в ходе его занятия японскими войсками в 1942 г., так и в ходе боев с англо-индийскими войсками в 1945 г. В частности, сгорел королевский дворец, за исключением наблюдательной башни и части бывшего монетного двора, и серьёзно пострадал расположенный вокруг него кремль, при англичанах называвшийся Форт Дюфферин в честь вице-короля Индии Фредерика Гамильтон-Тэмпл-Блэквуд Дюфферина (1884–1888). В 1990-е гг. в связи с началом развития туризма дворец был восстановлен.

К югу от Мандалая расположены бывшие столицы страны, а ныне пригороды – Амарапура и Ава (Инва). В последней сохранились руины королевского дворца и бирманский аналог Пизанской башни – падающая башня на дворцовой территории. В 12 км к северо-западу от города, на противоположном берегу р. Иравади, находится деревня Мингун с самой большой в мире, но недостроенной пагодой Мингун-пайя и с самым большим до недавнего времени звучащим колоколом в мире (вес – 90 т). Оба объекта создавались по указу короля Бодопайи (1782–1822), а в 22 км к юго-западу – духовная столица страны – город монастырей Сагайн, выделяющийся россыпью позолоченных ступ на холмах и длинными крытыми галереями между монастырями над высоким берегом р. Иравади. В 70 км к востоку расположена также бывшая летняя резиденция британской колониальной администрации – г. Пьин У Львин (другое название – Мемьо) с великолепным ботаническим садом Кандоджи и викторианскими особняками.

Наличие нескольких интересных в историческом плане пригородов, а также статус бывшей столицы в чём-то роднит Мандалай с Санкт-Петербургом.

В ряде популярных источников можно прочитать, что значительный процент населения города составляют китайцы – иммигранты эпохи 1990-х гг. Китайцы в городе есть, однако их присутствие визуально не столь заметно, как об этом любят писать иностранные СМИ. Автор этих строк, побывав в Мандалае в 2017 г., видел гораздо больше бирманцев, чем китайцев, причем присутствие последних не очень бросалось в глаза.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 06 ноя 2022, 21:04

«В эпоху Британской Империи вся территория Бирмы была английской колонией»

С формальной точки зрения это действительно было так. После того как в 1885 г. Великобритания окончательно аннексировала Бирму, страна была присоединена к Британской Индии и являлась её частью до 1935 г.

В то же время прямое колониальное правление британской администрации было введено лишь в Нижней и в Верхней Бирме, а также на побережье. Окраинные районы страны являлись протекторатом британской короны и продолжали подчиняться местным князьям и племенным вождям. Британские чиновники и войска там практически не появлялись.

Это было сделано совершенно сознательно, поскольку британцы понимали, что из-за труднодоступности окраин страны подчинить местные народности военным путём означало долгую и изнурительную партизанскую войну. Кроме того, не вводя прямого колониального правления на окраинах, можно было умело противопоставить бирманцам национальные меньшинства страны и тем самым расположить последних в свою пользу.

Итак, в конце XIX – первой половине XX в. политическая ситуация в Бирме выглядела следующим образом. Долинные и равнинные районы Нижней и Верхней Бирмы напрямую управлялись колониальной администрацией. На востоке страны, на Шанском нагорье, располагались 34 шанских княжества, некогда вассально зависимые от бирманского государства, а в начале ХХ в. являвшиеся протекторатом Британской Империи. К югу от шанских княжеств располагались княжества народности кая, т. н. «красных каренов» – Боулей, Намекан, Наунгпале и Чебоджи, – которые формально находились под британским протекторатом согласно англо-бирманскому договору 1875 г., но их лидеры получали денежные субсидии от британского правительства. Рядом с ними находилось самое крупное княжество кая – Кантаравадди, оно вообще было формально независимым государством. К югу от этих княжеств, вдоль границы с Сиамом, проживали племена каренов, не имевших государственности и управлявшихся племенными вождями, лишь формально признававших над собой протекторат Британской империи. На севере страны, в верховьях реки Иравади, располагались шанские княжества Кхамти, Схенви и племенные союзы качинов, также пользовавшиеся независимостью во внутренних делах. Ещё севернее жили племена лису, раванги и тароны, фактически никому не подчинявшиеся, но территория проживания которых признавалась международными соглашениями в составе британских владений. На западе страны, в Чинских горах, разделяющих Бирму и Индию, находились владения чинских племён и народностей нага, также подчинявшихся колонизаторам лишь формально.

Надо сказать, что и до прихода британцев ситуация в Бирме выглядела примерно так же, как и вышеописанная. Ни одна из малых горных народностей страны не подчинялась напрямую власти бирманских королей. Данное обстоятельство позволяло и правителям Бирмы, и британским властям заигрывать с верхушкой национальных меньшинств и пользоваться их услугами.

Так, до 1885 г. воины из чинских племён и качины составляли нечто вроде частей специального назначения в бирманской армии, а шанские князья выставляли в случае войны вооружённые отряды. В годы Британской империи англичане формировали из представителей каренских племён колониальную полицию, а в годы Второй мировой войны представители каренов, кая и качинов воевали на стороне англичан против японцев, тогда как бирманцы поначалу в основном поддерживали последних.

Таким образом, лишь центральная и южная часть территории Бирмы являлась настоящей колонией Британской Империи. Окраинные горные территории относились к числу протекторатов и зависимых земель.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 07 ноя 2022, 12:40

«Колониальное господство Великобритании было отрицательным для развития Бирмы»

Судите сами! Именно британцам Бирма/Мьянма обязана современными государственными границами. Они построили фактически с нуля такие города, как Янгон, Моламьяйн (Моулмейн), Ситуэ, Мемьо (Пьин У Львин). Колонизаторы провели в стране железные дороги, которые с момента обретения независимости ни разу не реконструировались и ныне пришли в полный упадок. Многие выдающиеся архитектурные сооружения страны, такие как мост через р. Иравади у Мандалая или виадук Готейк в штате Шан, а также исторические центры Янгона, Моламьяйна, Мемьо, построены британцами. При колонизаторах резко выросла производительность труда, появилось плантационное хозяйство, были упорядочены сборы налогов, а местная элита получила высшее образование в созданных англичанами же высших и средних учебных заведениях. Было спокойно и на национальных окраинах страны, которые колонизаторы благоразумно не трогали, фактически предоставив их самим себе в обмен на формальную лояльность.

Движение к обретению независимости тоже в чём-то было инициировано самими колонизаторами. Так, в 1935 г. Бирма была административно отделена от Индии, а в 1937 г. она получила статус доминиона, т. е. такого же государственного образования в составе Британской империи, как и Канада, Австралия, Новая Зеландия, с правительством из национальных кадров, которое при английском генерал-губернаторе возглавил премьер-министр Ба Мо – мон по национальности. Вторым премьером страны стал бирманец У Со. В правительстве были представители и тех, кто ратовал за независимость страны – т. н. «Блок свободы». 12 февраля 1940 г. предложение о резолюции по независимости страны было вынесено на обсуждение правительства, но отклонено в связи с начавшейся Второй мировой войной, поскольку внешнеполитические вопросы были в прерогативе Лондона. Сама же независимость Бирмы первый раз была провозглашена 1 августа 1943 г., опять благодаря другим «колонизаторам» – японцам.

Уже после обретения независимости британцы помогали бирманцам создавать собственные вооружённые силы.

Не будем отрицать и негативных сторон эпохи британского владычества. Главным, пожалуй, было осознание бирманцами того, что некогда имевшуюся у них независимость отняли другие. Соответственно, желание рано или поздно восстановить независимость было оправданным и искренним. Кроме того, были и индийские торговцы с ростовщиками, заполонившие страну во второй половине XIX – начале ХХ в. Были индийские полицейские, а также индийские солдаты колониальных войск, которые гораздо шире взаимодействовали с бирманцами, чем англичане, из-за чего казались местным жителям бо́льшими врагами, нежели их хозяева. Были и бенгальские мигранты, отбиравшие у местных крестьян рабочие места на плантациях, а в конце ХХ в. ставшие пресловутыми рохинджа.

Однако, если сравнивать положительные и отрицательные стороны, вне всякого сомнения, первые перевесят последние, как и во всех подобных случаях, когда та или иная страна попадала под влияние более развитой цивилизации.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 08 ноя 2022, 18:56

«Распространённая в Бирме/Мьянме и в других странах Индокитая рикша является китайским изобретением»

«Рикша» (по-японски: «人力車» – «дзин рикися», отсюда же англ. «rickshaw» и соответствующее русское название) была изобретена американским врачом Гоблом и запатентована в Японии в 1867 г. Транспортное средство, представляющее собой двухколёсную тележку, которую, держась за две оглобли, катил человек, довольно быстро распространилось в странах Восточной и Юго-Восточной Азии.

Вплоть до относительно недавнего времени рикша ассоциировалась с Китаем, поскольку именно там этот вид транспорта получил наибольшее распространение в конце XIX – первой половине XX в.

С 1930-х гг. появились велорикши, постепенно вытеснившие «классических» рикш. В настоящее время существуют три основных типа велорикш: водитель сидит на велосипеде спереди (такой тип распространён в Китае), водитель сидит на велосипеде позади пассажира (такой тип рикши распространён во Вьетнаме) и, наконец, бирманский тип рикши, когда водитель сидит сбоку, а два сиденья расположены так, что пассажиры сидят затылком друг к другу. Такая велорикша по-бирмански называется «сай-ка» (от англ. «side car»).

На сегодняшний день велорикши всё реже и реже встречаются в бирманских городах, поскольку их быстро вытесняют моторизованные транспортные средства.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 09 ноя 2022, 19:13

«День рождения Вооружённых Сил Бирмы/Мьянмы – 27 марта 1945 г.»

27 марта 1945 г. началось бирманское восстание против японских оккупантов. Именно этот день сегодня является официальной датой рождения ВС Бирмы/Мьянмы. Между тем последние возникли не весной 1945 г., а фактически на несколько лет ранее, причём своим возникновением были обязаны как раз японцам.

Возникновение бирманских вооружённых сил тесно связано с движением за предоставление стране независимости, во главе которого стояли бирманские националисты. Определённые шаги в этом направлении делались и колониальными властями. Так, в 1937 г. Бирма была окончательно отделена от Британской Индии и стала британским доминионом, наряду с Канадой, Австралией, Новой Зеландией, т. е. самоуправляющейся территорией со своим собственным правительством, основной состав которого был бирманским. Внешнеполитические вопросы, однако, оставались под контролем Великобритании. Кроме того, Бирма не имела собственных вооружённых сил. Этнические бирманцы по соображениям безопасности были лишены доступа в колониальные войска и в полицию, зато британцы активно вербовали туда представителей нацменьшинств, особенно каренов и качинов.

В 1940 г. т. н. «Блок свободы», в который входили наиболее радикальные националисты, потребовал от британских властей немедленного предоставления независимости стране. Британцы отказались, «Блок свободы» разогнали, однако, как говорится, процесс пошёл. Один из лидеров националистов – Аун Сан, – уехав в Китай, вошёл в контакт с японской разведкой, которая предложила ему немедленную помощь. В апреле 1941 г. Аун Сан и ещё 29 чел. – т. н. «30 товарищей» – отправились на оккупированный японцами китайский остров Хайнань в Южно-Китайском море, где под руководством полковника Судзуки Кэйдзи прошли курс военного обучения.

28 декабря 1941 г. в Бангкоке была официально создана «Армия Независимости Бирмы», в которой тогда было ровно 227 бирманцев и 74 японца. Именно эта дата и является истинным днём возникновения ВС Бирмы/Мьянмы. Командующим армией стал полковник Судзуки, даже принявший по этому случаю бирманское имя, а Аун Сан стал начальником её штаба. На момент вторжения японской армии в Бирму, в январе 1942 г., Армия независимости насчитывала около 2300 чел. Состав армии вскоре начал быстро пополняться за счёт многочисленных добровольцев. К лету 1942 г. в Армии независимости было уже свыше 20 тыс. чел.

Первые военные действия Армии независимости имели место в дельте р. Иравади и были направлены против сго-каренов, живших там чересполосно с бирманцами. Как уже говорилось выше, карены активно вербовались англичанами в полицию и колониальные войска, за что бирманцы их откровенно ненавидели. Уничтожение каренских деревень вместе с мирными жителями вряд ли можно считать подвигом, но тем не менее именно этнические чистки были первыми военными действиями, в которых бойцы Армии независимости приняли участие. Первый же настоящий бой с англо-индийскими войсками произошёл 29 марта 1942 г. у Шведаунга, неподалёку от г. Пром. Бирманцы, атаковавшие отступавшего противника, понесли значительные потери вследствие отсутствия практического опыта ведения военных действий.

24 июля 1942 г. Армия независимости была разоружена и распущена японцами, и вместо неё была создана Армия обороны Бирмы, которая, по мысли японцев, должна была выполнять скорее полицейские функции. Командующим этой армией стал Аун Сан, тогда как его протеже Судзуки был отозван в Японию.

1 августа 1943 г. была провозглашена независимость Бирмы в составе т. н. «Великой восточноазиатской сферы процветания», естественно, под контролем Японии. Главой государства стал бывший премьер Британской Бирмы Ба Мо, а министром обороны – Аун Сан. Вооружённые силы страны стали называться Бирманской национальной армией, командующим которой стал Не Вин, будущий диктатор Бирмы в 1962–1988 гг. Общая численность вооружённых сил составляла около 12 тыс. чел.

Однако Аун Сан, понимая, что Япония проигрывает войну, в 1944 г. сумел установить контакты с британцами через Такина Соу – этнического мона, фактического основателя Коммунистической партии Бирмы, и 27 марта 1945 г. перешёл на сторону союзных войск.

Бирманские воинские части приняли активное участие на завершающем этапе военных действий, хотя основную нагрузку несли войска союзников. По мнению автора этих строк, поступок Аун Сана иначе как предательством и назвать нельзя, а сам «отец нации» продемонстрировал политическую беспринципность. В те же годы Хо Ши Мин во Вьетнаме поступил куда мудрее, отказавшись от сотрудничества и с французами, и с японцами, хотя возможностей было предостаточно. Конечно, японцы ограничивали возможности применения бирманских вооружённых сил, да к тому же последние поначалу годились разве что на проведение карательных акций в отношении мирного населения, однако именно японские военные приложили усилия к их созданию.

Таким образом, бирманские вооружённые силы появились не в 1945 г., а на четыре года раньше.

На сегодняшний день ВС Бирмы/Мьянмы, называющиеся Татмадо (Tatmadaw, букв. «Вооружённые силы»), являются вторыми по численности в Юго-Восточной Азии (около 0,5 млн чел.), уступая только ВС Вьетнама. Вследствие непрекращающихся боевых действий с незаконными или полузаконными вооружёнными формированиями национальных меньшинств ВС Бирмы/Мьянмы имеют солидный боевой опыт, главным образом в противопартизанских операциях.

Военные играют огромную роль во внутренней политике страны – с 1962 г. и фактически по настоящее время они во многом управляют государством, и им принадлежит до 25 % мест в бирманском парламенте, что закреплено конституционно. Служить в армии считается престижным делом, наряду с мужчинами в армии служат и женщины. ВС Бирмы/Мьянмы активно сотрудничают с Россией, Израилем и Китаем, особенно в сфере закупок вооружений и по линии подготовки кадров.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 10 ноя 2022, 18:41

«Дорога Ледо сыграла важную роль на бирманском театре военных действий в годы Второй мировой войны»

Весной 1942 г. в результате скоротечной операции Бирма была оккупирована японскими войсками. Англо-индийские войска были разгромлены, а их остатки отступили в Индию. Оккупируя Бирму, японские войска перерезали т. н. Бирманскую дорогу – путь, соединявший бирманский город Мандалай с китайским г. Куньмин в провинции Юньнань. Данная дорога была построена в конце тридцатых годов ХХ в. по трассе старинного караванного пути для снабжения Китайской республики в войне с Японией. Помощь по данной дороге поступала в основном из США.

В 1940 г. по просьбе японских властей правительство Великобритании прекратило её использование в интересах Китая, а к апрелю 1942 г. этот путь вообще попал под японский контроль. Ликвидация Бирманской дороги грозила режиму Чан Кайши катастрофой, так как в военном отношении Китай критически зависел от американских поставок. Воздушные поставки через Гималаи были недостаточны, а инициатива постройки дороги из Индии через Тибет была категорически отвергнута тибетским правительством, тогда фактически независимым от кого бы то ни было.

В результате командование ВС США при активном содействии главного военного советника Чан Кайши – американского генерала Джозефа Стилуэлла – приняло решение построить дорогу от населённого пункта Ледо, на северо-востоке индийского Ассама, через перевал Пансаю и далее через долину Хукаунг по труднодоступным отрогам горных хребтов в верховьях р. Иравади и Салуина – через населённые пункты Мьичина, Бамо и Намкхам в провинцию Юньнань. Дорога получила название в честь точки отправления.

Дорога Ледо, также известная как Дорога Стилуэлла (в честь вышеупомянутого генерала), строилась с 16 декабря 1942 г. по 20 мая 1945 г. Общая длина составила 436 км. На строительстве трудились 15 тыс. американских военных, две трети из них негры – солдаты строительных батальонов, и около 35 тыс. туземцев. Строительство проходило в тяжёлых условиях – местность была недостаточно изучена, построенные участки дороги постоянно размывало в сезон дождей, а сами строители часто болели и умирали.

Известен случай, когда главнокомандующий англо-индийскими войсками в Бирме генерал Маунтбэттен, пролетая над долиной Хукаунг, задал вопрос, что за река протекает внизу, на что получил ответ, что внизу не река, а Дорога Ледо.

На строительство дороги было затрачено 148 млн долларов США (свыше 2 млрд 19 млн долларов по нынешнему курсу). Однако к моменту окончания постройки Дороги Ледо исход войны был уже ясен – японские войска к тому времени уже были выбиты из северной части Бирмы, а в Китае, несмотря на сохранение японскими войсками стратегической инициативы, у них уже не было возможности проводить крупномасштабные наступления. В результате Дорога Ледо практически не сыграла никакой роли в военных действиях. До окончания войны по ней было перевезено около 129 тыс. т военных грузов.

Последний раз Дорога Ледо использовалась в 1955 г., когда по ней проехала небольшая исследовательская экспедиция. После этого дорогу забросили, и она заросла джунглями, за исключением участка от г. Мьичина до китайской границы, которым можно пользоваться.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Аун Сан – отец независимости Бирмы»

Новое сообщение ZHAN » 11 ноя 2022, 19:11

Аун Сан (1915–1947) на самом деле был скорее свадебным генералом бирманской независимости, а вовсе не отцом нации, как утверждает современная официальная бирманская мифология.
Изображение

Судите сами! В истории страны с конца XIX в. и вплоть до весны 1942 г. организованное сопротивление британским колониальным властям фактически отсутствовало. Да, были демонстрации студентов в Рангуне начала 1920-х гг., но они носили в целом мирный характер. Да, было восстание под руководством монаха Сая Сана и ещё ряд мелких бунтов, но они были быстро подавлены. Британцы умело использовали межнациональную рознь в Бирме, набирая военнослужащих в туземные воинские части и сотрудников полиции из представителей горных племён, а не из этнических бирманцев. Никаких возможностей для самостоятельного завоевания независимости у бирманцев не было.

Движение к независимости было инспирировано самими колонизаторами. Ещё в 1935 г. Бирма была административно отделена от Индии, а в 1937 г. она получила статус доминиона, т. е. такого же государственного образования в составе Британской империи, как и Канада, Австралия, Новая Зеландия, с правительством из национальных кадров, которое при английском генерал-губернаторе возглавил премьер-министр Ба Мо – мон по национальности. Вторым премьером страны стал бирманец У Со.

Как видим, не только коммунисты в СССР занимались строительством национальных кадров! В правительстве были даже представители сторонников скорейшего объявления независимости страны – т. н. «Блок свободы». 12 февраля 1940 г. предложение о резолюции по независимости страны было вынесено на обсуждение правительства, но отклонено в связи с начавшейся Второй мировой войной, поскольку внешнеполитические вопросы были в прерогативе Лондона.

Независимость Бирмы первый раз была провозглашена 1 августа 1943 г. благодаря другим «колонизаторам» – японцам, союзником которых стал Аун Сан. После того как последний переметнулся на сторону британцев в 1945 г., когда исход войны был уже ясен, возможностей для провозглашения независимости опять не было – бирманские вооружённые силы играли относительно скромную роль в антияпонской борьбе, а основная тяжесть войны легла на плечи англо-индийских войск. Соответственно, разоружить бирманские вооружённые формирования после войны и предать суду их руководство за сотрудничество с японцами не составляло особого труда. Другое дело, что союзники Великобритании не были заинтересованы в таком развитии событий.

После Второй мировой войны правительство Великобритании было вынужденно предоставить независимость Индии и Бирме, а затем и остальным колониям только потому, что в сохранении Британской империи не были заинтересованы ни СССР, ни США, ставшие основными бенефициарами по итогам войны. Великобритания, формально входившая в состав держав-победительниц, выглядела после войны так, как будто она эту войну проиграла. Кроме того, сильно ослабленная войной, она была просто не в состоянии более поддерживать колониальную империю финансово и экономически.

Фактически премьер-министр Великобритании Клемент Эттли (Clement Attlee) и последний британский губернатор Бирмы Губерт Ранс (Hubert Rance) подарили Аун Сану независимую Бирму «на блюдечке с голубой каёмочкой».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Аун Сан – первый президент Бирмы»

Новое сообщение ZHAN » 12 ноя 2022, 11:57

Это заблуждение связано с тем фактом, что Аун Сан был несомненным лидером движения за независимость Бирмы. Соответственно, многие люди, даже хорошо знакомые с историей данной страны, полагают, что после провозглашения независимости именно он и стал президентом нового государства.

Между тем это не так. Аун Сан официально никогда не был первым президентом Бирмы. Таковым с 1948 по 1952 г. был Сао Шве Тайк (1894–1962). По национальности шан, он был князем государства Йонгхуэ (бирм. название – Ньяунгшве) – одного из 34 небольших княжеств, расположенных в восточной части Бирмы (ныне штат Шан).

Исторически шанские княжества находились в вассальной зависимости от бирманских королей, а в конце XIX в. они стали британским протекторатом при сохранении внутренней самостоятельности. Столицей княжества Ньяунгшве был городок Таунджи – ныне главный город штата Шан. В этом городке Сао Шве Тайк закончил привилегированную школу, открытую британцами специально для обучения «местных национальных кадров», т. е. представителей шанской аристократии, а в годы Первой мировой войны служил в британских войсках.

В 1929 г. после смерти своего отца – Сао Маунга – он наследовал княжеский трон Ньяунгшве. В 1931 г. Сао Шве Тайк безуспешно пытался добиться для своего княжества независимого статуса, в связи с чем ему даже пришлось ездить в Лондон.

После Второй мировой войны, в марте 1946 г., Сао Шве Тайк принимал участие в Панлонгской конференции, во время которой играл ключевую роль как видный представитель национальных меньшинств страны. Во время проведения данной конференции лидер национально-освободительного движения бирманцев и глава Антифашистской Лиги Аун Сан подписал декларацию с представителями меньшинств о создании союзного бирманского государства.

В ноябре того же года Сао Шве Тайк был избран главой Верховного Совета горских народностей Бирмы, а 4 января 1948 г. был избран президентом Бирманского Союза. Это было сделано в угоду нацменьшинствам, дабы показать, что и они тоже причастны к созданию нового государства. Надо сказать, должность президента во многом носила церемониальный характер.

После окончания срока исполнения президентских полномочий Сао Шве Тайк стал главой Комитета по делам национальностей и оставался таковым вплоть до 2 марта 1962 г., когда в стране произошел переворот, после которого власть перешла в руки генерала Не Вина – в прошлом также соратника Аун Сана.

Сао Шве Тайк, не разделявший социалистические идеи Не Вина, был арестован и умер в тюрьме (или был убит!?) 21 ноября того же года.

Интересно, что единственной жертвой «бескровного» переворота 1962 г. стал один из сыновей Сао Шве Тайка, убитый 2 марта того же года.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 13 ноя 2022, 16:28

«Аун Сан был убит по заданию бывшего премьер-министра У Со»

Утром 19 июля 1947 г. группа вооружённых людей в форме британской армии подъехала на джипе к зданию Секретариата колониальной администрации в Рангуне. В одном из помещений этого здания заседал Исполнительный совет, фактически представлявший собой переходное правительство колонии, которая скоро должна была получить независимость. Войдя в здание, вооружённые люди расстреляли из автоматов всех, кто принимал участие в заседании. В результате этой акции погибли девять человек, т. е. почти все члены переходного правительства, включая премьер-министра Аун Сана.

С тех пор 19 июля считается в Бирме/Мьянме Днём мучеников и является нерабочим.

Подозрение в причастности к убийству пало на У Со – главу Патриотической партии Бирмы, бывшего премьер-министра страны в 1940–1942 гг., являвшегося политическим конкурентом Аун Сана. Дело в том, что незадолго до вышеописанных событий на У Со было совершено покушение, в котором подозревали сторонников Аун Сана. Вскоре после убийства последнего У Со был арестован британскими властями, осуждён и повешен 20 декабря 1947 г. Спустя некоторое время был арестован и приговорён к пяти годам тюрьмы британский офицер Дэвид Вивиан, передавший боевикам оружие.

Расследование данного убийства, однако, так и не дало вразумительного ответа, зачем У Со хотел устранить Аун Сана!? Поступая таким путём, вряд ли У Со мог рассчитывать на то, чтобы снова стать премьер-министром или президентом теперь уже независимой страны! Скорее наоборот, малейшее подозрение в причастности к убийству Аун Сана не оставляло мокрого места от карьеры У Со, что и произошло на самом деле. Обвинения в политической проституции – У Со сотрудничал с японцами во время войны – в той же степени касаются и Аун Сана.

Исходя из вышесказанного, вряд ли У Со был тем человеком, кому убийство почти всех членов переходного правительства было выгодным.

Очень сложно обвинить в убийстве и британские колониальные власти. Им, по сути, было всё равно, кто будет править в стране после их ухода, поскольку в Бирме в 1947 г. не существовало ни одного лидера, который стопроцентно был бы настроен пробритански. Это убедительно показали последующие события – сразу же после обретения независимости Бирма взяла активный курс на неприсоединение к социалистическому или капиталистическому блокам. Данный курс, несмотря на заявленный нейтралитет, по своей сути всё равно был антиколониалистским и имел социалистическую направленность. Более того, власти страны постепенно вообще сошли на путь сворачивания активных контактов с внешним миром.

Таким образом, убийство Аун Сана и других членов переходного правительства 19 июля 1947 г. по-прежнему остаётся главной загадкой в новейшей истории страны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Бирма/Мьянма охвачена гражданской войной»

Новое сообщение ZHAN » 14 ноя 2022, 18:56

Это не заблуждение, а скорее пропагандистский штамп, который нередко звучит в западных СМИ. В результате многие доверчивые обыватели начинают верить, что в Бирме/Мьянме дело обстоит действительно так.
Изображение

На самом деле говорить о том, что «Бирма/Мьянма охвачена гражданской войной», некорректно. Так можно утверждать лишь относительно тех стран, где военные действия ведутся либо на всей территории страны, либо на большей её части. Что же касается Бирмы/Мьянмы, то военные действия, носящие характер вялотекущей партизанской войны, то угасающей, то вновь вспыхивающей, имеют место лишь на некоторых окраинах страны, населённых национальными меньшинствами. В районах, где подавляющее большинство населения – этнические бирманцы, а также вблизи основных провинциальных центров, включая главные города национальных штатов, всё спокойно и жизнь носит вполне мирный характер.

Может возникнуть логичный вопрос: а почему же повстанцы не переносят военные действия на улицы бирманских городов, почему нет терактов в Янгоне и других городах страны? :unknown:

Это связано с тем, что каждая вооружённая группировка повстанцев имеет своего рода «прописку», причём нередко закреплённую неофициальными соглашениями с бирманской армией. Иными словами, военные неофициально признают, что тот или иной район страны, как правило, совпадающий с местом проживания той или иной народности, имеющей свои вооружённые формирования, находится под контролем соответствующей вооружённой группировки. За пределами данного района эта группировка не имеет прав появляться, да и смысла в этом нет, поскольку в других местах живут другие народности, у которых имеются свои вооружённые формирования. Последние нередко в той или иной мере ассоциированы с вооружёнными силами Бирмы/Мьянмы и далеко не всегда находятся в состоянии войны с ними. Почти все представители таких вооружённых формирований имеют собственную униформу с соответствующими нашивками.

Если военных по тем или иным причинам перестают устраивать границы «зоны прописки» той или иной группировки, военные либо пытаются договориться с повстанцами об урезании сферы влияния последних, либо начинают военные действия, нередко даже с применением артиллерии и авиации, с целью заставить противоположную сторону пойти на уступки.

Случаев, когда та или иная группировка полностью теряла контроль над своей «зоной прописки», почти не встречается. Это является своего рода спецификой гражданской войны в Бирме/Мьянме, и именно поэтому, приезжая в страну, совершенно не чувствуешь того, что на некоторых территориях страны идёт самая долгая в новейшей истории война.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«На всех национальных окраинах Бирмы/Мьянмы идёт война»

Новое сообщение ZHAN » 15 ноя 2022, 22:13

Это верно лишь в том смысле, что правительство Бирмы/Мьянмы контролирует далеко не все национальные окраины страны, а также верно в том, что на некоторых окраинных территориях государства имеют место военные действия между правительственными войсками и вооружёнными формированиями повстанцев.

Всего на территории Бирмы/Мьянмы находится 66 (!) вооружённых формирований. Численность их колеблется от нескольких сотен до 20–30 тыс. чел. Статус вооружённых формирований различен. Среди них есть подконтрольные властям, заключившие соглашение о прекращении огня, не заключившие соглашения о прекращении огня, но при этом не ведущие военных действий против бирманской армии, и, наконец, есть вооружённые формирования, находящиеся в состоянии войны с правительственными войсками.

Некоторые вооружённые формирования представляют собой отряды самообороны партизанского типа, некоторые, как, например, Армия Государства Ва, являющаяся самой крупной в стране (до 30 тыс. чел), представляют собой полноценные вооружённые силы, ничем не отличающиеся от современных регулярных армий.

Особенностью многих вооружённых формирований на территории Бирмы/Мьянмы является то, что их существование признаётся государственными структурами страны. Многие формирования имеют собственную военную форму с соответствующими нашивками, взаимодействуют, хотя и в разной степени, с официальными гражданскими и военными структурами, пользуются широкой внутренней автономией, иногда вступают в вооружённое противостояние с правительственными войсками, а иногда придерживаются режима прекращения огня, или же… ведут совместные боевые действия против других вооружённых формирований.

Кроме того, за каждой группировкой неофициально закреплена определённая территория, что-то вроде прописки, за пределами которой вооружённая группировка не ведёт боевых действий. Последнее обстоятельство способствует тому, что, например, на территориях, подконтрольных ВС Бирмы/Мьянмы, никогда не было терактов и диверсий, поэтому страна производит впечатление очень спокойной и безопасной. Таким образом, в глазах национальных меньшинств правительственные войска тоже могут рассматриваться как одна из вооружённых группировок, только самая мощная по численности и по вооружению.

В настоящее время вооружённое противостояние имеет место на некоторых территориях западнобирманского штата Аракан и в прилегающих к нему районах штата Чин, где действует Армия Аракана численностью около 6–7 тыс. чел. Основу группировки составляют уроженцы Аракана.

Другим районом военного конфликта является восток и юго-восток штата Качин на севере страны, где вдоль бирманско-китайской границы расположены районы, подконтрольные Армии независимости Качина (англ. Kachin Independence Army/KIA) численностью приблизительно до 10–12 тыс. чел. Штаб-квартирой данного движения является местечко Лайза, расположенное прямо на бирманско-китайской границе.

Третья зона противостояния – северо-восток штата Шан, где вдоль той же бирманско-китайской границы находятся базы Армии национально-демократического альянса (англ. Myanmar National-Democratic Alliance Army/MNDAA), также известной под названием Коканской армии, численностью около 3–4 тыс. чел, и состоящей в основном из этнических китайцев бывшего княжества Кокан. В тех же районах действует и Армия национального освобождения та-анг (англ. Ta-ang National Liberation Army/TNLA) численностью около 3,500 чел. Среди боевиков последней находятся главным образом представители народности палаунг. Все указанные вооружённые группировки входят в состав т. н. Северного альянса.

На территории штата Шан находятся и шанские этнические группировки – Южная и Северная армии Шанского государства численностью по нескольку тысяч боевиков каждая.

Сепаратистские вооружённые формирования отнюдь не едины в своих стремлениях. Иногда они ожесточённо конфликтуют и между собой. Так, в 2017 г. и в 2019 г. в районе местечка Намту на северо-востоке штата Шан произошли вооружённые столкновения между Армией национального освобождения та-анг, с одной стороны, а также Южной и Северной Шанской армией – с другой. Боевые действия сопровождались применением миномётов и артиллерии, причём в ходе конфликта пострадали и мирные жители.

В центральной и южной частях штата Шан находятся две самоуправляющиеся зоны народности па-о. С 1994 г. вооружённые формирования па-о имеют статус «народной милиции» и не воюют с бирманскими войсками.

На крайнем востоке страны, на территории бывшего шанского княжества Ченгтунг находится т. н. Государство Ва, армия которого является наиболее серьёзной силой в регионе из числа неправительственных вооружённых формирований, однако с конца 1980-х гг. данное непризнанное государство не находится в состоянии войны с правительственными войсками. История данного образования идёт от вооружённых формирований Коммунистической партии Бирмы, распавшейся в 1989 г. Лидеры Государства Ва, по крайней мере официально, заявляют о приверженности идеи единой и неделимой Бирмы/Мьянмы.

Ситуация на юго-востоке страны в штатах Кайин и Тенассерим в целом спокойная, однако на бирманско-тайской границе в труднодоступных горных районах периодически вспыхивают вооружённые стычки между бирманской армией и вооружёнными формированиями Каренского национального союза (англ. Karen National Union – KNU).

На крайнем севере провинции Сагайн вдоль границы с Индией расположена т. н. Самоуправляющаяся территория племён нага, у которых также имеются свои вооружённые формирования, однако там всё относительно спокойно – племена нага гораздо больше занимает борьба с индийскими властями за признание штата Нагаленд в качестве самоуправляющейся территории, чем противостояние с бирманскими властями (племена охотников и горных земледельцев нага живут по обе стороны фактически никем не охраняющейся индийско-бирманской границы).

Вдоль бирманско-тайской границы некогда располагались военные базы и территории, подконтрольные вооружённым формированиям каренов, которые до конца нулевых годов XXI в. считались наиболее непримиримыми сепаратистами. Однако вот уже более десяти лет на этнических каренских территориях царит мир. Лидеры каренских сепаратистов подписали соглашение с правительственными войсками о прекращении огня с сохранением своих вооружённых формирований, численность которых на сегодняшний день невелика.

Противостояние с мусульманами рохинджа на севере штата Аракан описывалось в соответствующих постах, но вкратце можно сказать, что бирманскому правительству удалось решить данный вопрос, попросту вытеснив бо́льшую часть рохинджа на историческую родину в Бангладеш. Важным отличием от противостояния с другими вооружёнными группировками здесь является то, что бирманское правительство никогда не признавало и не признаёт рохинджа коренными жителями страны.

История вооружённого противостояния в Бирме/Мьянме имеет глубокие корни. До 1885 г., т. е. до превращения Бирмы в колонию Великобритании, Бирманское государство состояло из земель, находившихся в непосредственном подчинении у королевской власти, и вассальных территорий на окраинах страны. Важно заметить, что территории, непосредственно подчинявшиеся правительству, были населены в основном этническими бирманцами, тогда как на вассальных землях проживали инородцы.

За исключением араканцев, монов, шанов, палаунгов и кая, ни одна из малых народностей Бирмы не имела опыта создания собственной государственности. Статус вассальных территорий был различен – от настоящей вассальной зависимости до символической. В годы усиления Бирманского государства зависимость национальных окраин усиливалась, а в годы его ослабления происходил обратный процесс.

Экономические связи между Бирмой и вассальными территориями были слабы, а в некоторых случаях и вовсе отсутствовали. Фактически отношения между бирманским правительством и его вассалами развивались не в плоскости развития взаимных экономических связей, а в плоскости выполнения племенной элитой неких, зачастую условных обязательств перед бирманской короной. Эти самые условные обязательства могли включать в себя уплату дани, зачастую символической, участие или неучастие воинов племенных ополчений в военных действиях на стороне бирманского короля, посылку регулярных или от случая к случаю посольств к королевскому двору с символическим выражением признания его сюзеренитета.

Бирманское правительство не пыталось превратить окраинные земли в неотъемлемую часть территории страны – этому препятствовали сложные географические условия: все окраинные земли были расположены в горах, покрытых труднопроходимыми лесами. Некоторые территории, ныне находящиеся в составе Бирмы/Мьянмы, например, земли нынешнего штата Качин на севере страны, земли племён нага на северо-западе, а также пять княжеств кая на востоке страны – Боулей, Кантаравади, Намекан, Наунгпале и Чебоджи, – были фактически независимы от Бирмы. Более того, согласно англо-бирманскому договору от 1875 г. княжество Кантаравади вообще признавалось независимым как от Бирмы, так и от Великобритании (остальные княжества кая тогда были признаны британским протекторатом).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«На всех национальных окраинах Бирмы/Мьянмы идёт война» (2)

Новое сообщение ZHAN » 16 ноя 2022, 22:08

Таким образом, окраинные территории, будучи плохо связанными финансово, экономически и транспортно с метрополией, не чувствовали себя частью Бирмы. Именно этот фактор лёг в основу сепаратизма окраинных народов страны в ХХ в. Суть сепаратизма вкратце можно выразить так – «мы вам реально никогда не подчинялись и подчиняться не будем!»

После того как в 1885 г. Бирма стала частью Британской Индии, новые хозяева фактически продолжали линию прежних бирманских властей в отношениях с национальными окраинами. Понимая, что военное подчинение горных племён будет длительным и очень финансово затратным, британцы удовлетворились тем, что элита национальных меньшинств признавала сюзеренитет Британской империи при фактическом невмешательстве колонизаторов в их внутренние дела. В годы колониальной зависимости лишь территории, населённые этническими бирманцами, араканцами и монами, т. е. Верхняя и Нижняя Бирма, а также морское побережье страны находились в прямом подчинении колониальным властям. Остальные территории по-прежнему подчинялись местным авторитетам.

Более того, британцы грамотно использовали национальные меньшинства окраин в своих интересах. Так, колониальная полиция в основном формировалась из представителей каренских племён в пику бирманцам. Последнее обстоятельство жестоко аукнулось каренам в годы Второй мировой войны, когда этнические бирманцы под руководством Аун Сана поддержали японцев, те дали им оружие, и бирманцы сразу же начали этнические чистки в отношении тех, кто активно прислуживал британцам. В результате карены, а также представители других национальных меньшинств в годы Второй мировой войны воевали на стороне союзников, тогда как бирманцы поддерживали японцев и лишь в самом конце войны резко сменили приоритеты.

После окончания Второй мировой войны лидер бирманцев Аун Сан на конференции в шанском княжестве Панлонг пообещал национальным меньшинствам широкую автономию в составе будущей независимой Бирмы. Однако трагическая гибель Аун Сана и других членов переходного правительства спутала все карты. Более того, с провозглашением независимости Бирмы в стране практически сразу же началась гражданская война, которая первоначально проходила в плоскости «бирманское правительство против коммунистов и сепаратистов». Со временем во второй половине ХХ в. гражданская война стала затихать и перешла в плоскость «бирманцы против некоторых национальных меньшинств».

На первом этапе гражданской войны из числа национальных меньшинств основной тон задавали карены, среди которых возникло стремление к созданию национального государства. Этому способствовали «особые отношения» с британской колониальной администрацией, до 1948 г. противопоставлявшей каренов бирманцам, и союзнические отношения с британцами в годы Второй мировой войны, когда карены воевали против японцев, тогда как бирманцы поддерживали последних вплоть до 1945 г. Однако фактическое отсутствие единого каренского народа и, главное, отсутствие внешней помощи в итоге привели к тому, что ситуация быстро стала тупиковой. Бирманцы контролировали равнины и основные города в местах компактного проживания каренов, тогда как повстанцы удерживали горные районы.

В отличие от войн в соседних странах – во Вьетнаме, Лаосе, Камбодже, – главными особенностями бирманской гражданской войны стали практическое отсутствие вмешательства извне и вялотекущий характер военных действий. Внешнее вмешательство исключалось по той причине, что после провозглашения независимости Бирма очень быстро пошла по пути самоизоляции и не стала ориентироваться ни на СССР, ни на США. Правда, в 1949 г. на территорию Шанского нагорья отступили войска Китайской республики, которые на некоторое время обосновались на востоке страны и взяли под свой контроль производство опиума, однако в 1961–1962 гг. они перебазировались в Таиланд, и на этом «интервенция» закончилась.

Вялотекущий характер военных действий объяснялся несколькими причинами, а именно: военной слабостью бирманской армии, которая физически не могла оккупировать территории, контролируемые повстанцами, поддержкой повстанцев местным населением и военной слабостью самих повстанцев, которые не могли победить бирманские войска на поле боя. В результате постепенно сложилась патовая ситуация.

В конце ХХ – начале XXI в. бирманское правительство постепенно начало переламывать ситуацию в свою пользу. Долгие годы противостояния с властями в конечном итоге убедили многие вооружённые группировки в том, что завоевать независимость не удастся. Многие активные сторонники обретения независимости к тому времени либо погибли, либо умерли своей смертью. Те же, кто видел, что многолетняя борьба ни к чему не привела, пошли на переговоры с правительством, выговорив себе условия сохранения вооружённых формирований и предоставления национальной автономии. По этому пути пошли карены, некогда бывшие самыми непримиримыми сепаратистами.

Шаны, в отличие от каренов, никогда и не собирались окончательно отделяться от Бирмы/Мьянмы. Тут сказался долгий опыт сосуществования бирманцев и шанов. Кроме того, именно на территории Шанского нагорья на востоке страны расположены крупнейшие в регионе плантации опиума, так что шанам, в отличие от каренов, было на что опереться экономически. Шанские повстанческие группировки боролись скорее не за независимость, а за контроль над производством и сбытом опиума, хотя так никогда и не смогли победить в этой борьбе – производство и торговля опиумом всегда были главным образом под контролем местных китайцев и союзных им племён – палаунгов и ва.

Последним, в т. ч. и не без помощи самого Китая, удалось в 1989 г. создать своё непризнанное государство на территории бывшего шанского княжества Ченгтунг. Основа экономики Государства Ва – та же эксплуатация природных ресурсов края плюс азартные игры и контрабандная приграничная торговля, сосредоточенные в г. Монгла на границе с Китаем. На сегодняшний день у Государства Ва формально мир с властями Бирмы/Мьянмы, и именно ва обладают самыми серьёзными вооружёнными силами в стране, не считая бирманских правительственных войск.

Армия независимости Качина держится за счёт косвенной поддержки КНР, а также природных ресурсов своего региона, а именно – месторождений золота и нефрита/жадеита.

Армия Аракана, вопреки некоторым СМИ, является вовсе не мусульманской террористической организацией, а вооружёнными силами араканских буддистов, целью которых является предоставление штату Аракан большей автономии вплоть до статуса конфедерации в составе Бирмы/Мьянмы. Несмотря на то что бирманцы и араканцы, по сути, один народ, последние помнят о славной истории Араканского королевства, долгое время бывшего независимым от Бирмы, а также рассчитывают на контроль над газовыми месторождениями на шельфе Бенгальского залива. По мнению многих араканцев, бирманское правительство намеренно не финансирует развитие штата, из-за чего он является одним из самых бедных регионов страны. Интересно, что в годы противостояния с мусульманами рохинджа у араканских сепаратистов был мир с правительственными войсками. Но после ухода рохинджа в 2017 г. не прошло и года, как в штате снова вспыхнули военные действия, но уже между ВС Бирмы/Мьянмы и Армией Аракана.

Ещё одна территория, которая по сей день является неспокойной, это бывшее княжество Кокан – некогда осколок китайской империи Мин (XIV–XVII вв.), который избежал маньчжурского завоевания в XVII в. и в итоге стал частью сначала Британской Бирмы, а затем и независимой Бирмы/Мьянмы. Попытки местных китайцев добиться независимости были основаны на косвенной поддержке КНР, а также на производстве и сбыте наркотиков. В 2009 г. правительство Бирмы/Мьянмы, понимая важность этого отдалённого региона, силами армии нанесло поражение «прописанным» в Кокане силам Армии национально-демократического альянса и заняло эту территорию, включая «столицу» Кокана – местечко Лауккай вблизи границы с Китаем. Остатки боевиков отступили на китайскую территорию, откуда в 2015 г. предприняли попытку вторжения в Кокан с целью вернуть утраченное, но снова были разбиты бирманскими войсками. Дело дошло до того, что лидер коканцев Пэн Цзяшэн призвал всех китайцев помогать своим соотечественникам, живущим в Кокане, однако этот призыв остался без значимых последствий. Китай в середине 2010-х гг. предпочёл договариваться с бирманским правительством относительно стабилизации обстановки на бирманско-китайской границе, поскольку заинтересован не в «возвращении в лоно Родины» маленького Кокана, а в распространении своей сферы влияния на всю Бирму/Мьянму.

В ноябре 2015 г. восемь вооружённых группировок – Каренский национальный союз, Каренская национально-освободительная армия – Совет мира, Демократическая каренская армия добра, Всебирманский студенческий демократический фронт, Совет восстановления штата Шан – Армия штата Шан, Национальный фронт штата Чин, Национально-освободительная организация народности Па-О, Партия освобождения Аракана – подписали соглашение о прекращении огня с правительством страны. В феврале 2018 г. к ним присоединились ещё две организации – Демократический союз племени Лаху и Новая партия штата Мон». В ближайшее время правительство Бирмы/Мьянмы рассчитывает подписать аналогичное соглашение и с другими вооружёнными группировками.

После переворота 2021 г. боевики Каренского национального союза возобновили боевые действия с бирманской армией на отдельных участках бирманско-тайской границы, однако до крупных столкновений дело пока не дошло.

Таким образом, на сегодняшний день обстановка остаётся неспокойной в целом лишь на китайско-бирманской границе и в некоторых районах на западе Бирмы/Мьянмы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 17 ноя 2022, 20:13

«В правление Не Вина в Бирме/Мьянме не было сделано ничего положительного»

Период с 1962 г. по 1988 г. вошёл в историю Бирмы как эпоха правления генерала Не Вина, провозгласившего строительство «буддийского социализма» и фактически изолировавшего страну от остального мира. Этих двух факторов было достаточно, чтобы западные СМИ заклеймили Не Вина как «неправильного» правителя, при котором страна «отстала от цивилизованного мира».
Изображение

Будущий лидер страны родился в семье китайцев-хакка́ не то 10 июля 1910 г., не то 14 мая 1911 г. в деревне Паунгдале, неподалёку от г. Пром в Нижней Бирме.

[Хакка – народность, проживающая главным образом на юге Китая. Говорят на языке хакка, близком к кантонскому. Обычно считаются частью китайского народа.]

В 1930-е гг. он принял участие в национально-освободительном движении, а в начале Второй мировой войны проходил в числе 30 чел. военное обучение на оккупированном японскими войсками китайском острове Хайнань. Именно тогда он сменил своё настоящее имя Шу Маун на Не Вин, букв. «Лучезарное Солнце». В годы войны Не Вин сначала сражался на стороне японских войск, затем в 1945 г. уже на стороне британских. После обретения страной независимости он стал начальником штаба вооружённых сил в 1949 г., а в 1958–1960 гг. исполнял обязанности премьер-министра.

В 1950-е гг. Бирма пыталась играть активную роль в движении неприсоединения стран третьего мира к соперничающим блокам ведущих государств – СССР и США. Активная международная деятельность не приносила стране никакого проку: государство находилось в состоянии гражданской войны, которая тогда шла не только между правительственными войсками и вооружёнными формированиями национальных меньшинств, но и между самими бирманцами – сторонниками официальной власти и коммунистами. Экономическая ситуация становилась всё хуже и хуже – к началу 1960-х гг. страна была беднее, чем в колониальные годы до Второй мировой войны.

В этой обстановке 2 марта 1962 г. Не Вин совершил почти бескровный военный переворот и возглавил страну, объявив о строительстве социализма с бирманской спецификой, т. н. «буддийского социализма». Последнее обстоятельство привлекло внимание СССР, однако на протяжении своего 26-летнего правления Не Вин старался дружить со всеми, одновременно сводя отношения к минимуму. Как следствие этого, ни СССР, ни США не удалось привлечь Бирму на свою сторону.

Политика Не Вина была направлена на самоизоляцию страны от внешнего мира с одновременным строительством экономики, опирающейся на собственные силы. Нельзя сказать, что у Не Вина ничего не получилось.

В 1960-е гг. он провёл успешную аграрную реформу, ликвидировав помещичье землевладение в стране и выбив тем самым важнейший козырь у коммунистов, в результате чего последние потеряли поддержку среди собственно этнических бирманцев и отныне опирались лишь на вооружённые формирования племён ва на востоке страны, а также на китайскую помощь.

В 1974 г. была провозглашена Социалистическая Республика Бирманский Союз, хотя до мира на окраинах страны было ещё очень далеко. Успешной была и кампания Не Вина по ликвидации неграмотности. В области внешней политики Не Вин не втянул страну ни в один из противоборствующих блоков и не втянул Бирму в Войну во Вьетнаме (Вторая Индокитайская война), в чём также его несомненная заслуга.

Этническое происхождение Не Вина не помешало ему выгнать из страны более 100 тыс. китайцев. Это было ответом на территориальные претензии со стороны КНР. В то же время до открытых пограничных конфликтов с северо-восточным соседом дело не дошло.

Преследованиям подверглись и представители многочисленной индийской диаспоры, многие из которых покинули Бирму в 1960-е гг.

В то же время попытки самостоятельно построить социализм в отдельно взятой стране, не обладавшей новыми технологиями, оказались заведомо обречёнными. Полное огосударствление всей промышленности привело к развитию дефицита и «чёрного рынка», а изоляция страны полностью отсекла возможности привлечения инвестиций и технологий. К концу 1980-х гг. Бирма выглядела так, как будто она никогда и не была чьей-либо колонией. Иностранцы имели право находиться в стране не более одной недели (а в конце 1960-х – начале 1970-х гг. – всего 3 дня).

В 1988 г. после августовских демонстраций протеста, поводом к которым послужила неудачная финансовая реформа, Не Вину стало ясно, что он засиделся у власти, и он ушёл в отставку, однако обеспечил себе преемственность, позволив военным взять власть в свои руки, после чего во главе государства стала новая военная хунта с генералом Со Мауном. Не Вин, формально уйдя в отставку, продолжал оставаться советником правительства вплоть до своей кончины в 2002 г.

В личной жизни Не Вин, как и многие бирманцы, верил в астрологию и нумерологию. В 1970 г. дорожное движение в стране чисто из нумерологических соображений было изменено с левостороннего на правостороннее, хотя и сегодня почти все автомобили в Бирме/Мьянме являются праворульными. В 1987 г. по совету предсказателей были выпущены банкноты в 45 и 90 кьят и одновременно изъяты из обращения банкноты в 25, 35 и 75 кьят. На протяжении своей жизни он был женат шесть раз, из которых два раза на преподавательнице Ни Ни Мьин (четвёртый и шестой разы), а его пятой женой, правда, всего лишь на пять месяцев, стала Ядана Натмэй – правнучка принца Канаунг Минтха – сына короля Бирмы Таравади Мина (1837–1846).

В целом Не Вин был далеко не самым плохим правителем для своей страны, поскольку сумел остановить дезинтеграцию государства и не втянул его ни в одну внешнеполитическую авантюру, а также обеспечил преемственность передачи власти на исходе своего правления. Другое дело, что попытка построить полностью независимую экономику в отсталой стране была заведомо обречена на неудачу, но не вследствие того, что «социализм плох, а капитализм хорош», а из-за отсутствия технологий и полного огосударствления экономики.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.След.

Вернуться в Прочие регионы Азии

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron