Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

«Военный переворот 18 сентября 1988 г.»

Новое сообщение ZHAN » 18 ноя 2022, 18:06

События 18 сентября 1988 г. обычно принято считать военным переворотом, в результате которого к власти пришла «военная хунта», страна была переименована в Мьянму, а западные страны во главе с США наложили на неё экономические санкции за «подавление демократии и нарушения прав человека».

На самом же деле никакого военного переворота не было – гражданские власти, убедившись в невозможности навести порядок в стране своими силами, сами передали все полномочия в руки военных.
Изображение

Вот как развивались события: в сентябре 1987 г. правительство страны объявило об изъятии из обращения банкнот номиналом 25, 35 и 75 кьят. Изъятие денег не сопровождалось какой-либо компенсацией, что, естественно, привело к массовому недовольству населения и вылилось в демонстрации протеста. В сочетании с общей некомпетентной экономической политикой руководства в стране начался масштабный кризис. Поначалу властям удавалось подавлять акции протеста, однако антиправительственное движение только разрасталось.

8 августа 1988 г. в стране состоялась всеобщая стачка, в результате чего генерал Не Вин был вынужден уйти в отставку, а к власти пришло гражданское правительство во главе с доктором права Маун Мауном. Одновременно, как обычно и бывает в ходе подобных событий, страну захлестнула волна бытового насилия и грабежей. На улицах, особенно по вечерам, стало просто небезопасно появляться. К середине сентября стало очевидно, что пришедшие к власти «демократы» неспособны навести порядок в стране, которая неуклонно скатывалась в пучину анархии, помноженную на непрекращающуюся вялотекущую войну на национальных окраинах.

17 сентября 1988 г. главнокомандующий вооружёнными силами страны генерал-лейтенант Со Маун и глава военной разведки полковник Кхин Ньюн отправились к бывшему главе государства Не Вину, дабы объяснить ему сложившуюся ситуацию в стране. Не Вин, несмотря на уход в отставку сохранявший влияние на власти и военных, трезво оценил обстановку и на следующий же день вызвал к себе шесть высших руководителей страны, включая президента, прямо спросив, смогут ли они навести порядок. Получив от них отрицательный ответ, Не Вин сказал Со Мауну, что только военные смогут это сделать. Главком вооружённых сил признался, что не знает, с чего начать. Тогда Не Вин попросил президента страны прямо помочь генералу, и тот на месте продиктовал четыре указа о том, что власть в стране переходит к армии.

Итак, гражданские лица сами передали власть в руки военных, поняв, что навести порядок в стране они не в состоянии. Таким образом, никакого военного переворота не было, а имело место экстренное вмешательство военных в события, которые стремительно выходили из-под контроля гражданских и правоохранительных органов.

Так, власть в стране перешла в руки военных, которые правили Бирмой/Мьянмой до 2012 г.

Тем, кто сетует на расстрел антиправительственной демонстрации, в результате чего погибло несколько сот человек, и на домашний арест вечной студентки и великой правозащитницы Аун Сан Су Чжи, хотелось бы напомнить, что те, кто пришёл к власти в 1988 г., не имели опыта управления страной и не представляли себе последствий форсированного ввода демократических институтов в государстве. Без вмешательства военных Бирма/Мьянма рухнула бы в пропасть гражданской войны и анархии и, возможно, просто прекратила бы своё существование как государство.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Армия Аракана – это исламисты»

Новое сообщение ZHAN » 19 ноя 2022, 13:13

Данное заблуждение является примером «испорченного телефона», хотя это и немудрено, поскольку с незаконными вооружёнными формированиями в Бирме/Мьянме действительно можно запутаться. Журналисты перепутали Армию Аракана (англ. Arakan Army – AA) с исламистской Армией спасения рохинджа Аракана (англ. Arakan Rohingya Salvation Army – ARSA).

В отличие от ARSA, Армия Аракана, образованная 10 апреля 2009 г. в качестве боевого крыла Объединённой лиги Аракана, представляет этнических араканцев – буддийского по вероисповеданию субэтноса бирманского народа, населяющего одноимённый штат. Основателем Армии стал бывший гид Тун Мьят Найн (в араканском произношении – Тун Мрат Найн), присвоивший себе звание бригадного генерала.

В Бирме/Мьянме насчитывается около 4 млн араканцев. Разница между ними и бирманцами такая же, как между русскими (великороссами) и украинцами (малороссами). По сути, это один народ, но, как часто бывает между родственниками, отношения между ними далеко не всегда хорошие.

Араканцы помнят о том, что до 1785 г. у них было отдельное государство, да и после его завоевания Бирмой они недолго были в её составе, поскольку по итогам Первой англо-бирманской войны 1824–1826 гг. Аракан стал британской колонией. Все эти обстоятельства, конфликт с рохинджа и опасность их возвращения из Бангладеш обратно, наличие больших запасов газа, а потенциально и нефти у побережья, а также тот факт, что на сегодняшний день штат Аракан является самым бедным в Бирме/Мьянме – всё это приводит к обострению отношений с правительством страны. Целью Армии Аракана является достижение большей автономии штата по примеру т. н. Государства Ва на северо-востоке Бирмы/Мьянмы.

По некоторым данным, в настоящее время численность группировки составляет от 1,5 тыс. до 7 тыс. чел.

В 2012–2016 гг. полторы тысячи боевиков АА участвовали в вооружённом конфликте в штате Качин на севере страны. Боевиков в столь далёком от Аракана месте набрали из сезонных рабочих, трудившихся на местных месторождениях нефрита.

В ходе т. н. «кризиса рохинджа» в сентябре 2017 г. АА, напротив, поддержали ВС Бирмы/Мьянмы. Однако спустя год в штате Аракан уже начались вооружённые столкновения между силами АА и правительственными войсками, апогеем которых стали бои рядом с руинами древней столицы Аракана Мраук У и захват боевиками бирманского судна «Ядана Вин 7» на пограничной с Индией реке Каладан у местечка Палетва в марте 2019 г.

Последнее обстоятельство затрагивает интересы Индии, поскольку упомянутая река соединяет северо-восточные районы страны с морем через территорию Бирмы/Мьянмы (штаты Чин и Аракан), и обе страны договорились о создании транспортного коридора, призванного помочь развитию северо-востока Индии и крайнего запада Бирмы/Мьянмы.

Конфликт между бирманскими правительственными войсками и АА продолжается и сегодня, причём правительство объявило АА террористической организацией (остальные вооружённые формирования на территории страны таковыми официально не являются). После событий 1 февраля 2021 г. военное правительство, напротив, отменило решение прежних властей о террористическом характере АА, видимо, рассчитывая помириться с Армией Аракана.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«В Бирме/Мьянме нет рабства»

Новое сообщение ZHAN » 20 ноя 2022, 19:24

Сразу оговоримся – рабства в классическом понимании этого слова в Бирме/Мьянме нет. Однако это отнюдь не означает, что рабство как явление не существует. Нелегальная торговля людьми, особенно женщинами, существует в штатах Шан и Качин.

На сегодняшний день известно немало случаев, когда девушек и женщин продавали в рабство в Китай для насильственного заключения брака или суррогатного материнства. Основной причиной, побуждающей идти на такое, является бедность, а также социальная незащищённость лиц, живущих на территориях, которые либо слабо контролируются бирманским правительством, либо не контролируются вовсе.

В настоящее время стоимость невесты из штатов Шан и Качин составляет в среднем около 12–13 тыс. долларов США. Вначале посредники дают семье девушки небольшую сумму денег – около 150–200 долларов, обещая дать потом всё остальное, но в реальности родители или друзья невесты получают на руки не более 1500–2000 долларов.

Подобная торговля невестами с прицелом на Китай имеет место и в соседних странах – Вьетнаме, Лаосе, даже в Таиланде, – однако именно жительницы Бирмы/Мьянмы попадают в зону наибольшего риска, что связано с периодически вспыхивающими военными действиями между правительственными войсками и повстанцами на территориях, прилегающих к Китаю. За последние годы количество лиц, перемещённых в результате вооружённых конфликтов вдоль бирманско-китайской границы, составило около 107 тыс. чел. Именно среди этих людей вероятность попадания в домашнее или сексуальное рабство наиболее высока.

Обычно бизнес с суррогатным материнством или с насильственной выдачей замуж в Китай пытаются объяснить тем, что в КНР вследствие политики ограничения рождаемости процент мужчин значительно превышает таковой у женщин. Однако никаких доказательств того, что это так, кроме официальных китайских публикаций, нет! Китайские СМИ находятся под полным контролем партии и правительства и публикуют только то, что нужно властям. Возможно, что в Китае действительно за последние 40 лет после начала политики ограничения рождаемости и возник гендерный дисбаланс. Но вполне возможно и то, что китайское правительство хитрыми манипуляциями относительно численности собственного населения пытается таким образом просто ускорить ассимиляцию соседних народов с последующим включением их территорий в состав собственной страны.

Строго говоря, у нас вообще нет никаких доказательств того, что население Китая составляет не то что 1 млрд 300 млн чел., как утверждает китайская статистика, но даже и того, что население КНР вообще составляет 1 млрд чел. Все данные относительно численности населения Китая мы знаем исключительно из уст самих же китайцев. Несмотря на то что у нас нет данных, позволяющих утверждать, что реальная численность населения Китая гораздо ниже официально заявленной, простая здравая логика заставляет любого мыслящего человека думать именно так.

Если верить китайским историческим хроникам, регулярные переписи населения страны проводились якобы с III в. до н. э. Важно заметить, что китайские исторические хроники подозрительным образом дошли до нас исключительно в печатных изданиях не ранее XVII в., а в массе своей и гораздо позже указанного столетия. Так вот, если сравнить данные хроник относительно численности населения страны, в глаза бросается невероятная изменчивость численности этого самого населения.

Так, например, в начале III в. н. э. численность населения страны в конце правления династии Хань (якобы 221 г. до н. э. – 220 г. н. э.) составляла около 56 млн чел., причём почти не менялась на протяжении правления данной династии. Но в конце того же III в. н. э. численность населения сократилась до 7,5 млн чел. Какой катаклизм произошёл в Китае в указанный промежуток времени!?

Около 750 г. н. э. численность населения страны составляла порядка 60 млн чел., но уже спустя 20 лет она составила всего около 16,5 млн чел. Что опять произошло в стране!? Даже с учётом наводнений, эпидемий, неурожаев, иноземных вторжений и внутренних конфликтов невозможно физически истребить такую массу населения!

А где сами документы переписей!? Естественно, их нет.

В начале XVII в. в эпоху династии Мин население Китая составило якобы около 50 млн чел., но уже к концу того же столетия оно же упало в численности до… 20 млн чел. Как такое возможно!? Неужели маньчжуры, завоевавшие Китай в середине указанного столетия, саблями, стрелами и копьями порубали и перекололи 30 млн чел., при этом сами практически не понеся потерь!? Это просто нереально!

Но самое интересное то, что, если верить китайским хроникам, население страны с III в. до н. э. по начало XVII в. – т. е. на протяжении двух тысяч лет – практически не росло! Его численность не превышала 70 млн чел. А вот в XVIII–XIX вв. население по каким-то неизвестным причинам вдруг стало расти и к началу ХХ столетия составило якобы 350 млн чел., при том что средства производства продуктов питания и медицина не прогрессировали. Откуда такой рост!? Учёные-китаеведы не могут ответить на данный вопрос!

Все указанные цифры лишают данные хроник малейшего доверия.

К этому следует прибавить также хорошо известный учёным-китаеведам факт, что китайские исторические хроники составлялись обычно лет через 100–150 после низвержения предшествующей династии и воцарения последующей, т. е. ВСЯ китайская история написана задним числом. Всё это делает китайскую историю до появления независимых европейских свидетельств о ней – т. е. фактически до начала XVII в. – фантомной и мало заслуживающей доверия.

С 1911 г. по 1949 г., несмотря на непрекращающуюся гражданскую войну, помноженную на японскую оккупацию 1937–1945 гг., голод, наводнения и эпидемии, численность населения Китая не уменьшалась, что непременно должно было быть по здравой логике, а росла. Так, в 1940-е гг., т. е. в годы японской оккупации, она увеличилась на несколько десятков миллионов человек! В начале 1950-х гг. Мао Цзэдун стал проводить политику повышения рождаемости. Спрашивается, зачем, если численность населения и так росла!? К началу 1960-х гг. в Китае якобы уже жило свыше 600 млн, а к началу 1980-х гг. составило уже 1 млрд! И в то же время численность китайских мусульман вот уже лет сто как стабильна и не превышает 20 млн чел. Как это может быть!? Люди, в отличие от крыс и мышей, не способны к взрывному размножению!

Учёные пытаются объяснить невиданный рост населения изначально высокими показателями его численности.

Но где документы переписей населения Китая в XVII–XIX вв.!? Их нет. Не случайно в начале 1960-х гг. президент Китайской Республики Чан Кайши прямо обвинил лидера КНР Мао Цзэдуна в искусственном завышении численности населения Китая ВДВОЕ с целью запугивания мирового сообщества! Ведь данные о численности населения иностранные государства никоим образом не могли проверить!

С 1979 г. в Китае действовала политика ограничения рождаемости – не более 1 ребёнка на семью для этнических китайцев. Вследствие этого за тридцать с лишним лет численность населения страны должна была уменьшиться, поскольку для того, чтобы просто поддерживать численность на уровне воспроизводства, рождаемость должна быть не менее 2,2 детей на семью, однако численность населения Китая, напротив, выросла за эти годы, если верить китайским официальным данным. Всё это делает эти самые данные очень подозрительными и заставляет предполагать откровенные манипуляции относительно численности населения КНР.

Ещё одним фактором, косвенно указывающим на меньшую численность населения Китая, является количество пользователей китайской социальной сети We-chat. В настоящее время общее число пользователей составляет около 900 млн чел.! А где оставшиеся 400 млн!? Сегодня Китай – очень телефонизированная страна, телефоны с мобильными приложениями есть у всех, поэтому никакого «глубинного народа», якобы живущего где-то в отдалённых от цивилизации деревнях и не пользующихся ни интернетом, ни туалетами, уже давно не существует. Кроме того, нередко мобильные телефоны выпускаются уже со встроенным приложением we-chat и продаются за границей. Таким образом, если учесть китайских и одновременно вычесть десятки миллионов иностранных пользователей we-chat’a, мы и в этом случае не получаем даже одного миллиарда китайцев!

Скорее всего, истинная причина в искусном манипулировании данными относительно численности населения Китая проводится китайским правительством в целях запугивания всего мира.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Военная Хунта»

Новое сообщение ZHAN » 21 ноя 2022, 18:57

«При Сталине такого беспредела не было!»
(Расхожее народное выражение)

Данное заблуждение состоит в том, что, согласно западным СМИ, военные, правящие Бирмой/Мьянмой, только и занимаются тем, что подавляют свободу и демократию, нарушают права человека, прессуют национальные меньшинства и так далее. При этом в тех же западных СМИ редко пишут подобное про соседний Таиланд, где у власти фактически тоже находятся военные.

Не оправдывая отдельные перегибы в действиях бирманских военных, на сегодняшний день можно уверенно сказать, что, если бы не они, современной Бирмы/Мьянмы, скорее всего, просто бы не существовало.

После обретения независимости в 1948 г. Бирма вела очень активную внешнюю политику и была одним из лидеров движения неприсоединения. Лидер страны премьер-министр У Ну неоднократно посещал с визитами разные страны, призывая к борьбе за мир и к неприсоединению ни к одному из противостоящих блоков – СССР и США. Бирманец У Тан стал генеральным секретарём ООН и самым известным бирманцем ХХ в. за пределами родной страны.

Однако вся эта кипучая деятельность на практике не приносила Бирме никакой пользы. Страна фактически находилась в состоянии вялотекущей гражданской войны, причём не только в плоскости «бирманцы против национальных меньшинств», но и в плоскости противостояния правительственных сил и Коммунистической партии Бирмы, в те годы пользовавшейся поддержкой значительной части населения, в т. ч. и собственно этнических бирманцев. В экономике дела становились всё хуже и хуже. К началу 1960-х гг. уровень жизни был намного ниже, чем в колониальные годы до Второй мировой войны. Значительная часть страны вообще не находилась под контролем официальных властей.

В этих условиях военные во главе с генералом Не Вином осуществили практически бескровный переворот, установив диктатуру и взяв курс на построение «буддийского социализма». Несмотря на то что в итоге этот самый социализм построить не удалось – сказывались и самоизоляция, и техническая отсталость страны, военные всё же сумели обеспечить стабильность государственной власти. Успешная аграрная реформа, проведённая именно в годы правления Не Вина, окончательно перевела военные конфликты в стране в плоскость противостояния бирманской армии и вооружённых формирований враждебных к ней национальных меньшинств. Иными словами, гражданская война постепенно, но всё же пошла на спад. Те же военные во главе с Не Вином не втянули страну ни в один крупный международный конфликт, а их в те годы в регионе было предостаточно.

В 1988 г., после того как Не Вин был смещён и недовольство в стране могло привести к непредсказуемым последствиям, лидеры «протэстувальныкив» очень плохо себе представляли то, как будет выглядеть страна в случае перехода власти в руки «свободного демократического правительства», именно военные опять навели порядок в стране, снова взяв власть в свои руки. Да, при разгоне демонстраций в Янгоне было применено оружие и погибли люди – всего около 300 чел., однако жертв было бы намного больше, если бы у власти оказались популисты-идеалисты, никогда не имевшие опыта управления страной.

Взяв в очередной раз власть в свои руки, военные, однако, провозгласили своей задачей создание условий для постепенного перехода власти в стране в руки гражданского правительства. Понятно, что в условиях вялотекущих военных конфликтов на национальных окраинах быстро создать такие условия было невозможно, да и западные санкции очень сказывались на развитии страны. Тем не менее к началу 2010-х гг. экономическое развитие страны постепенно набирало обороты, а на окраинах удалось добиться прекращения военных действий со многими из вооружённых формирований. Всё это создало условия для прихода к власти вполне гражданского правительства в Бирме/Мьянме в 2015 г.

Интересно, что вначале приход к власти нового правительства, где доля военных составляла лишь 25 %, был воспринят населением с энтузиазмом – за долгие годы любая несменяемая элита успевает надоесть! Однако уже первые серьёзные проблемы и вызовы, с которыми столкнулось правительство, вроде «кризиса рохинджа» 2017 г., показали, что без участия военных не обойтись.

В настоящее время отношение к военным у простых бирманцев двоякое.

С одной стороны, служить в армии и быть военным престижно – армия воспринимается как элита общества! Последние десятилетия показали, что вооружённые силы действительно являются опорой и залогом единства государства.

С другой стороны, многие справедливо ругают военных за жёсткий полицейский режим и долгие годы изоляции страны.

Поскольку всё познаётся в сравнении, бирманцы любят сравнивать «как было раньше – и как теперь», и при малейшей оплошности гражданского правительства сразу начинают вспоминать, что «при военных было лучше», или наоборот, если это же самое правительство справляется со своими обязанностями.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 22 ноя 2022, 18:56

«Китайская инициатива “Один пояс, один путь” способна принести в экономику Бирмы/Мьянмы крупные инвестиции»

«No dam, no war». «Нет дамбы, нет войны»
надпись на скале у истока р. Иравади

Как показала мировая практика, любые китайские инвестиции за границей являются «игрой в одни ворота». Это касается и неоколониалистской инициативы «Один пояс, один путь», целью которой является превращение соседних государств, а также важных в стратегическом отношении регионов в тех или иных точках Земли в зависимые от Китая территории.

В Индокитае наиболее уязвимыми странами являются Бирма/Мьянма, Лаос и Камбоджа. Это связано с тем, что первая страна с середины ХХ в., и особенно в период нахождения у власти военных, развивалась изолированно, а также в условиях санкций со стороны Запада, вследствие чего была вынуждена развивать отношения с теми, кто санкции не поддерживал, т. е. с тем же Китаем. Вторая страна (Лаос) вследствие неудачного географического положения, малонаселённости и отсутствия значимых ресурсов оказалась инвестиционно малопривлекательной для других стран. Третья страна (Камбоджа) пустила в страну китайские инвестиции и фактически сдала Китаю на откуп главный порт страны г. Сиануквилль, дабы противостоять Вьетнаму, с которым у Камбоджи исторически не сложилось добрососедских отношений.

Вьетнам, по тем же историческим причинам, не хочет слишком активно участвовать в проекте «Один пояс, один путь».

Таиланду повезло с Китаем не граничить.

Ярким примером того, как работает стратегия «Один пояс, один путь», является история строительства порта Хамбантота на острове Цейлон (Шри-Ланка). Строительство порта началось в начале 2008 г. На тот момент отношения Шри-Ланки с потенциальными кредиторами из числа западных стран на тот момент были напряжёнными (власти страны обвинялись западными СМИ в совершении военных преступлений и в нарушении прав человека во время операций против сепаратистской группировки «Тигры освобождения Тамил-Илама»). В результате правительство страны решило обратиться за помощью к Китаю. Пекин предоставил необходимые средства, однако, вопреки ожиданиям властей Шри-Ланки, проект оказался убыточным: торговые суда предпочитали заходить в расположенный неподалеку порт Коломбо – столицу страны. Чтобы компенсировать понесенные убытки и хотя бы частично выплатить кредит (8 млрд долларов США), правительство предложило китайским фирмам с государственным участием выкупить 80 % акций порта и взять его в аренду. Это решение вызвало как недовольство Индии, так и волнения внутри страны. В итоге порт был сдан в аренду Китаю на 99 лет, хотя и на условиях безусловного признания шри-ланкийского суверенитета над территорией Хамбантоты и с запретом размещения там военной базы.

Приведённый пример является далеко не единственным, но одним их самых наиболее ярких.

В Бирме/Мьянме КНР пытается продвинуть несколько проектов. Один из них предполагает строительство скоростной железной дороги между г. Куньмин – административным центром провинции Юньнань на юго-западе Китая, и г. Мандалай в Верхней Бирме. С одной стороны, это увеличит товарооборот между двумя странами, с другой стороны, сделает территорию Бирмы/Мьянмы доступной со стороны КНР (бирманско-китайская граница вследствие сложных географических условий является одной из самых труднодоступных в мире) как в отношении логистики, так и в отношении миграции населения. Иными словами, в страну через данный транспортный коридор хлынет поток китайских товаров и китайских торговцев этими самыми товарами, а северо-восточные регионы Бирмы/Мьянмы, и так слабо зависящие от неё, окажутся ещё сильнее привязанными к Китаю.

Как и во всех китайских проектах, предполагается, что дорогу будут строить китайские рабочие, а подвижной состав будет также собираться в Китае и обслуживаться китайскими специалистами. Соответственно, существует высокий риск того, что китайцы создают очередной проект исключительно для обслуживания своих национальных интересов, а бирманцы не получат от него никаких выгод.

Интересно, что осенью 2019 г., сразу же после проведения очередных переговоров между китайским и бирманским руководством, именно на дороге, соединяющей г. Мандалай, Лашо и расположенный на китайско-бирманской границе городок Мусе, имели место нападения повстанцев на блокпосты бирманской армии, а также на грузовики, ездящие из Китая. Не исключено, что данные события произошли не без договорённостей между бирманским правительством и повстанцами с целью указать Китаю на сложности, стоящие на пути продвижения китайских интересов в Бирме/Мьянме.

Другим проектом, который Китай настойчиво предлагает Бирме/Мьянме, является строительство ГЭС в местечке Мьитсон, где берёт начало самая полноводная река страны – Иравади. С одной стороны, исполнение проекта выгодно Бирме/Мьянме, поскольку страна испытывает нехватку электроэнергии, а веерные отключения электричества и дизель-генераторы на улицах бирманских городов давно уже являются нормой. С другой стороны, строительство ГЭС руками китайцев с последующим же китайским управлением фактически даёт Китаю возможность распоряжаться водными ресурсами главной речной артерии страны. У местного населения проект вызывает активные протесты, тем более что исток р. Иравади также является священным местом для народности цзинпо – самого большого народа северо-бирманского штата Качин. На скале, торчащей из воды на месте слияния рек Нмайкха и Маликха, истоков р. Иравади, можно видеть надпись на английском языке – «No dam, no war», что значит «нет дамбы, нет войны». Так местные реагируют на китайский проект, в результате чего бирманское правительство, во избежание массовых волнений, было вынуждено заморозить его.

Ещё два проекта, отчасти реализованных, это магистральный газопровод от бирманских газовых месторождений на берегу Бенгальского залива в Юго-Западный Китай, призванный диверсифицировать поставки природного газа в КНР, а также строительство глубоководного порта у г. Чаукпью в штате Аракан. Существует обоснованная теория относительно того, что межэтнический конфликт в упомянутом штате между бирманцами, араканцами и мусульманами рохинджа, итогом которого на сегодняшний день стало изгнание бо́льшей части рохинджа на историческую родину в Бангладеш, является попыткой западных стран руками мусульманских террористов и араканских сепаратистов помешать реализации китайско-бирманского сотрудничества в данном регионе.

Продвигая свои проекты в рамках программы «Один пояс, один путь», Китай преследует далеко идущие цели. В Бирме/Мьянме Китай обладает мощными ресурсами для продвижения своих проектов. Это и безоговорочная поддержка Бирмы/Мьянмы в вышеупомянутом межэтническом конфликте в штате Аракан, и влияние на повстанческие группировки на северо-востоке страны, и военное сотрудничество, и умение договариваться с любой из сторон, не обращая внимания на пресловутые «нарушения прав человеков».

Однако стратегически Китай действует исключительно в своих интересах, которые далеко не всегда совпадают с бирманскими. Именно поэтому инициатива «Один пояс, один путь» в перспективе может иметь для Бирмы/Мьянмы чрезвычайно негативные последствия, что вынуждает руководство страны лавировать между необходимостью активного сотрудничества с Китаем и одновременно стараясь защитить собственные интересы, дабы не попасть в новую колониальную зависимость, на этот раз от северо-восточного соседа.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Аун Сан Су Чжи является президентом Бирмы/Мьянмы»

Новое сообщение ZHAN » 23 ноя 2022, 22:39

Такое доводилось слышать из уст некоторых представителей отечественных СМИ.
Изображение

На самом деле самая известная бирманка современности – дочь лидера национально-освободительного движения Бирмы Аун Сана, «икона бирманской демократии», почётная гражданка Канады и лауреатка Нобелевской и разных других премий «за борьбу с борьбой за мир во всём мире» не является президентом Бирмы/Мьянмы. С 2016 г. по 1 февраля 2021 г. она исполняла обязанности государственного советника (что соответствует нашему премьер-министру) и одновременно министра иностранных дел.

Согласно бирманским законам, лица, имеющие родственников за границей, не имеют права на должность главы государства. Это напрямую касается Аун Сан Су Чжи, поскольку она была замужем за англичанином Майклом Эйрисом (1946–1999 гг.).

Значительную часть своей жизни Аун Сан Су Чжи провела за пределами Бирмы/Мьянмы, поскольку принадлежала к элите – её мать в 1960-е гг. занимала должность посла в Индии. Это дало возможность отправить дочку на обучение в престижные вузы стран Запада, в элитную тусовку тамошней золотой молодёжи. Бо́льшую часть своей жизни, до 1988 г., Аун Сан Су Чжи занималась учёбой в различных британских учебных заведениях, в частности, получила степень доктора философии в Школе востоковедения и африканистики Лондонского университета в 1985 г. В общем, этакая вечная студентка.

В 1972 г., находясь в Англии, она вышла замуж за Майкла Эйриса – тибетолога и… преподавателя в семье короля Бутана (надеюсь, читателю понятно, что куда более известные тибетологи, такие как Мишель Пессель [выдающийся французский исследователь и популяризатор Тибета и Гималаев], о подобных должностях и мечтать не могли, а вот скромному малоизвестному профессору из Лондона непостижимым образом удалось!).

Небольшой штрих к портрету, характеризующий уровень жизни «семьи»: родной брат Су Чжи в возрасте 8 лет случайно утонул в домашнем бассейне – в то время дети простых бирманцев если и тонули, то в сточных канавах и прудах, ну в крайнем случае в реках. Весь рабочий стаж «иконы бирманской демократии» до прихода к власти в 2016 г. составлял всего лишь три года – в 1970-е гг. она работала по линии ООН, «служа в какой-то регистратуре», как те два генерала из известной сказки М.Е. Салтыкова-Щедрина [Имеется в виду сказка «Как один мужик двух генералов прокормил»].

В 1988 г., срочно вернувшись на историческую родину, якобы с целью помогать больной матери, но на самом деле решив прийти к власти, эксплуатируя имя своего отца, Аун Сан Су Чжи возглавила протестное движение «Национальная лига за демократию», костяк которого составляли студенты, мечтавшие о свободе, равенстве и разных прочих достойных вещах, которые на практике обычно мало совместимы с суровой реальностью.

Сыграть «Ленина в октябре» у Аун Сан Су Чжи не получилось. Военные, поняв, что студенческие беспорядки могут привести к сползанию страны в хаос, жёстко их подавили. В свою очередь Аун Сан Су Чжи поместили под домашний арест – показательная расправа с дочерью «отца нации» сделала бы из неё такую же икону, как в своё время сделали символ из незадачливого Аун Сана, застреленного вместе с другими членами правительства при непонятных обстоятельствах в 1947 г.

За участие в оппозиционном движении Запад немедленно наградил Аун Сан Су Чжи Нобелевской премией мира 1991 г. и ещё целой кучей разных премий, а бирманское правительство держало её под домашним арестом с 1988 г. по 2010 г. Правда, арест проходил в комфортных условиях, на вилле в самом фешенебельном центре Янгона у озера Инья – в районе т. н. Золотой долины, где проживает элита бирманского общества. Периодически Аун Сан Су Чжи выпускали из-под ареста по состоянию здоровья, а генералы встречались с ней, пытаясь её переубедить и заставить принять их сторону. Аун Сан Су Чжи призывала Запад к усилению экономических санкций и к бойкоту собственной страны иностранными туристами, но потихоньку свернула свои ненормальные требования, поскольку этого уж совсем не понимало бирманское общество.

В 2015 г., выиграв выборы, «Национальная лига за демократию» сумела прийти к власти. Выборы были выиграны «Национальной лигой» чисто по той причине, что местному населению надоели «одни и те же на манеже». По сути это было протестное голосование – ну примерно так же, как Украина выбрала актера-шоумена Владимира Зеленского в пику непопулярному Петру Порошенке в 2019 г.

За последние годы многие, особенно в сельской местности, разочаровались в «Национальной лиге», поскольку, как метко заметил один простой бирманец – собеседник автора этих строк,
«как могут нормально управлять экономикой и политикой люди, которые бо́льшую часть своей жизни провели в тюрьме!?».
Этого, однако, нельзя сказать о жителях городов, где за годы правления гражданского правительства «жить стало лучше, жить стало веселей».

Как показывает исторический опыт, чем хуже условия жизни в той или иной стране, тем меньше должно быть в ней политической свободы. Если последней много, к власти приходят вовсе не эффективные управленцы, а популисты-идеалисты, потакающие желаниям масс, что в итоге приводит к ещё большей коррупции, к решению текущих проблем посредством создания ещё бо́льших проблем в будущем и в конечном итоге к развалу силовых структур, к сепаратизму и к новым социальным взрывам с последующим распадом страны.

1 февраля 2021 г. военные отстранили Аун Сан Су Чжи и её правительство от власти, объявив о введении чрезвычайного положения в стране сроком на год. Поводом, по мнению военных, послужили массовые фальсификации по итогам общенациональных выборов. Несмотря на то что мировые СМИ поспешили объявить произошедшее переворотом, по факту военные поступили в соответствии с бирманской конституцией 2008 г., которая даёт военным право смещать гражданское правительство в случае нарушения последним основного закона страны.

Отстранение Аун Сан Су Чжи от власти вызвало протесты населения, главным образом в городах, поскольку, как уже говорилось выше, военные за долгие годы своего правления успели надоесть. Кроме того, за годы формально гражданского правления страной очень многое действительно изменилось в лучшую сторону – существенно вырос уровень жизни населения, особенно в городах, и, кроме того, благодаря инвестициям, а также эффекту низкой базы (дешёвая рабочая сила) стала бурно развиваться экономика. Все эти обстоятельства могут сыграть на руку отстранённому от власти правительству, вернув ему власть, и, наоборот, серьёзно помешать силовым структурам сохранить своё привилегированное положение.

Как будет страна развиваться дальше, останется ли Аун Сан Су Чжи лидером нации – покажет время.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Переворот 1 февраля 2021 года»

Новое сообщение ZHAN » 24 ноя 2022, 19:31

1 февраля 2021 г. мировые СМИ запестрели заголовками о том, что «бирманские военные осуществили государственный переворот, отстранив от власти гражданское правительство во главе с Аун Сан Су Чжи».
Изображение

Несмотря на то что события 1 февраля внешне выглядели как военный переворот, поскольку на улицах столицы страны г. Нэйпьидо и экономического центра Бирмы/Мьянмы г. Янгона действительно появились армейские грузовики и бронетранспортёры, формально никакого военного переворота в стране не было! Дело в том, что военные действовали в строгом соответствии с конституцией 2008 г., которая даёт им право, в случае если действия гражданского правительства противоречат основному закону страны, отстранять это самое правительство от власти. В 2021 г. поводом к этому, по мнению военных, послужили фальсификации выборов, на которых победу одержала Национальная лига за демократию (НЛД) во главе с Аун Сан Су Чжи.

Взяв власть в свои руки, военные объявили о введении чрезвычайного положения сроком на 1 год, после чего в стране должны быть проведены новые демократические выборы.

Отстранение от власти гражданского правительства привело к массовым протестам населения, особенно в городах. Население опасалось, что страна опять вернётся в режим самоизоляции. Кроме того, нельзя не признать, что за годы нахождения у власти гражданского правительства экономическая ситуация в стране действительно стала меняться к лучшему, что не могло не отразиться на росте благосостояния населения. Хотя все решения гражданского правительства осуществлялись не без одобрения военных, население ассоциировало успехи именно с Аун Сан Су Чжи.

К протестам добавился и бойкот на разных предприятиях и во многих учреждениях. Военные реагировали на протесты достаточно жёстко. Мировое сообщество отреагировало на третий в истории переворот в Бирме/Мьянме достаточно вяло. Соседние страны вообще заявили, что события в Бирме/Мьянме – это её внутреннее дело. Китай заявил примерно так же.

Что же касается западных стран, то их реакция тоже оказалась достаточно сдержанной, хотя СМИ были полны симпатией к отстранённому от власти гражданскому правительству. Дело в том, что, по большому счёту, эта страна не так интересна «мировому сообществу» (читай, США), поскольку значимых ресурсов нет, а портить отношения с Китаем не хочется. Кроме того, в 2017 г. Аун Сан Су Чжи в глазах западных политиков лишилась ореола «иконы бирманской демократии» из-за поддержки действий военных против рохинджа.

В результате отсутствия реакции за рубежом протесты, набравшие силу к началу марта 2021 г., постепенно пошли на спад, хотя временами и носили достаточно агрессивный характер, что выразилось, в частности, в погромах китайских швейных фабрик в пригородах г. Янгона.

Многие СМИ, в т. ч. и в России, сообщали, что сразу после переворота военные отключили в стране интернет, мобильную связь и телевидение. В действительности такое имело место лишь в отдельные дни и часы, а вовсе не продолжалось месяцами.

События 1 февраля 2021 г. продемонстрировали крайнюю уязвимость гражданского правительства в стране, где власть на протяжении десятков лет была в руках военных. Гражданское правительство страны фактически ассоциировалось с одним человеком – 75-летней Аун Сан Су Чжи, вокруг которой находились такие же соратники, в основном столь же преклонного возраста. Никакого преемника на посту лидера НЛД и близко не просматривалось. В случае если с лидером НЛД могло что-то произойти, вопрос о смене власти всё равно вставал ребром. Децентрализация руководства в НЛД полностью отсутствовала, так же, как и не предусматривались варианты действий, как быть в той или иной непредвиденной ситуации. Все эти факторы негативно сказались на гражданском правительстве в 2021 г.

Как будет дальше – покажет время!
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Все бирманцы – буддисты»

Новое сообщение ZHAN » 25 ноя 2022, 22:22

Порядка 90 % населения Бирмы/Мьянмы исповедует буддизм. Кроме этнических бирманцев, буддизм также исповедуют араканцы, шаны, палаунги, значительная часть каренов, часть народности цзинпо, а также небольшие, но этнически близкие к бирманцам народности лаши, мару, ачан, цзино и цзайва на севере страны.

Подавляющее большинство буддийского населения Бирмы/Мьянмы придерживается буддизма-тхеравады (хинаяны), но есть и последователи северной ветви буддизма – махаяны. Это часть проживающих в стране китайцев. Небольшая тибетская община, живущая на крайнем севере Бирмы/Мьянмы, придерживается учения церкви ньингма тибетского буддизма.

Из оставшихся 10 % населения страны порядка 6–7 % являются христианами различных толков, главным образом протестантских (Церковь Ассамблеи Бога, баптисты и пр.). Христианство, впрочем, сочетается у них с языческими культами. Около 2–4 % населения – мусульмане. Последние в массе своей являются потомками выходцев из Индии и проживают в некоторых городах и местечках страны – в Янгоне, Мейтхиле, Пьин У Львине, Ситуэ, Моламьяйне, Лашо, Тачилеке.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 26 ноя 2022, 13:56

«Буддизм в Бирме/Мьянме и Таиланде/Лаосе/Камбодже один и тот же»

Формально да! Во всех странах Индокитая, кроме Вьетнама, господствует т. н. буддизм-тхеравада, или хинáяна, иначе называющийся южной ветвью буддизма, в отличие от распространённой во Вьетнаме, Китае, Корее и Японии северной ветви – маха́яны. Кроме стран Индокитая буддизм-тхеравада распространён и на Цейлоне. Считается, что первоначально он попал именно туда и уже с Цейлона распространился по странам Юго-Восточной Азии.

Многие считают, что буддизм-тхеравада является более архаичным вариантом буддийского учения. Тхеравада, в отличие от махаяны, предполагает т. н. медленный путь к просветлению, иными словами, для того чтобы достичь его, сначала надо стать монахом. Женщинам просветление может быть уготовано лишь в следующей жизни, когда ей сподобится снова родиться, но уже в мужском облике. По этой причине женщины в странах, где распространена тхеравада, ведут очень активный образ жизни, что связано с обеспечением семьи, тогда как мужчины, по крайней мере формально, обременены скорее духовными заботами, нежели материальными. Проще говоря, женщины работают, а мужчины зачастую лежат на диване. Интересно, что в той же Бирме/Мьянме женщин охотно нанимают на дорожно-строительные работы, поскольку платить им надо меньше. Нередко можно увидеть женщин, разгружающих щебень с грузовиков или мостящих дорожное полотно.

Характерной особенностью буддизма-тхеравады является отсутствие церковной иерархии, какая имеет место, например, в ряде направлений тибетского буддизма.

В Бирме/Мьянме имеется девять направлений буддизма, которые все признаются равноправными. Каждый может следовать тому, которое ему больше нравится. Большой вес и авторитет имеют те или иные проповедники. В отличие от тибетского буддизма, в тхераваде отсутствует институт перерожденцев – т. н. «живых Будд», но существует институт временного монашества. Каждый человек может постричься в монахи на определённый срок, а потом вернутся к обычной мирской жизни. Фактически каждый бирманец, таец, лаосец или кхмер какое-то непродолжительное время в своей жизни проводит в монастыре.

Итак, с формальной точки зрения буддизм во всех странах Индокитая, кроме Вьетнама, где преобладает т. н. северный буддизм-махаяна, один и тот же.

С чисто визуальной точки зрения, однако, заметна разница между буддизмом в Бирме/Мьянме и в соседних странах. Дело в том, что буддизм в Таиланде, Камбодже и, в меньшей степени, в Лаосе наложился на первоначальную индуистскую основу местной культуры. На заре тайской государственности в большом авторитете для вчерашних варваров была Камбоджа, в которой в те годы господствовал индуизм, являвшийся официальной религией, а вовсе не буддизм. Впоследствии, когда буддизм окончательно возобладал, он не вытеснил до конца влияния индуизма.

Таким образом, в Таиланде и в Камбодже буддизм имеет индуизированный характер. На улицах нередко можно встретить алтари, посвящённые индуистским божествам – особенно популярен слоновоголовый Ганеша, а при дворе тайского и камбоджийского королей сохранился институт жрецов-браминов. Глава государства в Сиаме и в Камбодже считался воплощением Бога и носил титул «девараджи», т. е. божественного государя, чем-то напоминая римских императоров. Фактически светский глава государства одновременно был и главой религии.

В Бирме буддизм был воспринят в более чистом виде, почти без индуистского влияния, поэтому в стране не встретишь алтарей Ганеши, Вишну, Шивы и других индуистских божеств. Бирманские буддийские храмы зачастую лишены каких-либо изображений, кроме статуи Будды в алтаре. Нередко стены храмов изнутри украшены арабесками или надписями, чем очень напоминают мусульманские мечети. Это обстоятельство сильно отличает бирманские храмы от культовых сооружений их соседей. На входах в бирманские храмы обычно стоят мифологические львы-чинтэи, тогда как в Таиланде и в Лаосе на входах по обе стороны обычно помещают змей-нагов.

Ещё одно обстоятельство, которое нельзя не заметить, – это разный цвет мантий буддийских монахов. В Бирме/Мьянме он красный, тогда как в Таиланде – шафрановый.

Наконец, в отличие от монархов Сиама и Камбоджи, бирманский король никогда не был духовным главой государства и не считался божественным воплощением. Титулом бирманских королей был «махадхармараджа», или, в бирманском прочтении, «махатхаммаяза», что значит «великий государь (буддийского) Закона».

Таким образом, Бирма/Мьянма является страной более строгого буддизма, чем Таиланд, Лаос или Камбоджа. Так считают и сами бирманцы, которые гордятся тем, что их страну, по преданию, обратил в буддизм сам основатель этого учения – Будда Гаутама. Всё, что в религиозном плане идёт из соседнего Таиланда, воспринимается бирманцами весьма скептически и с недоверием. За многие века буддизм стал для бирманцев чем-то вроде национальной идеи, поэтому в религиозном плане страну можно сравнить с Польшей, где, как известно, ту же роль играет католическая церковь.

По причине более строгих, чем в соседнем Таиланде, религиозных устоев, в Бирме/Мьянме обязательно снятие обуви, а также носков при посещении храмов и пагод. Кроме того, по религиозным причинам в стране мало распространено употребление алкогольных напитков.

Всё вышесказанное не означает, что буддизм в Бирме/Мьянме самый что ни на есть «настоящий». На самом деле бирманский буддизм тесно переплетён с астрологией и древним языческим культом на́тов – местных божеств и духов, чьи алтари и изображения нередко можно встретить на улицах и перекрёстках бирманских городов и деревень. В стране существует и шаманство, связанное с данным культом. Во многих буддийских храмах можно встретить астрологов и гадателей, а также видеть изображения и ритуалы, имеющие чисто астрологический характер, что нечасто встретишь в тайских, лаосских или кхмерских храмах. Что же касается натов, то в прошлом им совершались кровавые жертвоприношения, в т. ч. и человеческие.

Бирманские короли, активно поддерживая буддизм, никогда не забывали древний культ натов и, за редким исключением, нисколько не пытались его искоренить, прямо говоря, что «народ не может сразу отвергнуть прежние верования и привыкнуть к новой религии». В результате культ натов вполне сосуществует с ортодоксальным буддизмом.

Кроме того, средний бирманец не только верующий буддист, но и человек, обременённый многочисленными суевериями, по числу которых он далеко превосходит своего вечного соперника – тайца. Например, бирманец свято верит в астрологию и гадания, никогда не заходит под лестницу, никогда не проходит под верёвкой, на которой висят женские юбки-лонджи, сразу же заменяет разбитое оконное стекло, опасается тигров и гекконов.

Несмотря на то что бирманский буддизм порицает употребление алкоголя, в праздники, посвящённые языческим духам-натам, как раз принято напиваться. И какое, спрашивается, всё это имеет отношение к буддизму в «самой буддийской стране мира»!

Таким образом, несмотря на то что формально буддизм во всех странах Индокитая, кроме Вьетнама, один и тот же, на практике заметна существенная разница между буддизмом в Бирме/Мьянме и в соседних странах.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 27 ноя 2022, 17:49

«Шведагон – самая высокая ступа́ в Бирме/Мьянме и вообще в Индокитае»

Ступа́ Шведагон, расположенная в г. Янгон, является главной святыней Бирмы/Мьянмы и, без сомнения, самой знаменитой пагодой всей Юго-Восточной Азии. Особую величественность сооружению придаёт то, что оно расположено на холме – самой высокой точке города. Собственно, сам город Янгон возник во многом благодаря этой самой ступе. Ещё в середине XVIII в. на берегу реки находилась деревня Дагон, от которой паломники со всей Бирмы направлялись к расположенной неподалёку святыне. Название «Шведагон» означает «Золотой Дагон», поскольку пагода сверху донизу покрыта золотом.
Изображение

История Шведагона, как и других пагод Бирмы, легендарна. Согласно преданию, около 588 г. до н. э. два местных купца – Тапусса и Бхаллика, посетили Будду Гаутаму и попросили от него в дар восемь волос. Во время возвращения в Бирму часть волос была утрачена, однако, вернувшись, купцы обнаружили, что все восемь волос снова оказались на месте. Данные реликвии, согласно решению короля Оккалапа, были помещены в специальную ступу, наряду с посохом Будды Какусанды, чашей Будды Конагаманы и мантией Будды Кассапы – трёх Будд, предшествовавших основателю буддизма Будде Гаутаме. Таким образом, в Шведагоне оказались реликвии сразу четырёх Будд.

Если верить бирманским и монским хроникам, то наиболее ранние и относительно достоверные сведения о ступе Шведагон относятся ко второй половине XIV в. Считается, что в течение многих сотен лет ступа́ находилась в заброшенном состоянии, пока около 1372 г. король монского государства Хансавади (Пегу) Бинья У (1353–1385) не реставрировал Шведагон, доведя её высоту до 20 м. Скорее всего, сама ступа́ была основана относительно незадолго до этого события.

Как бирманские, так и монские короли всячески оберегали и украшали Шведагон. В середине XV в. королева Шинсопо (1453–1472) – правительница монского государства Хансавади (Пегу) реконструировала Шведагон, доведя его высоту до 92,04 м, а в 1774 г. правитель объединённого Бирманского государства король Схинбьюшин (1763–1776) довёл высоту до 99,36 м.

Шведагон является классическим образцом бирманской ступы-пайя. По своей форме бирманская ступа напоминает пирамиду округлого сечения, выпуклый кверху круглый щит или восточный зонтик. Стены пирамиды покрыты золотом, количество которого всё время увеличивается за счёт приношений верующих. Последние покупают тончайшие листики сусального золота и наклеивают их на стены ступы. Так же делается и со статуями Будд. Венчает шпиль пагоды зонтик-тхи, по форме напоминающий папскую тиару. Шведагон увенчан зонтиком высотой 13 м, покрытым золотом весом полтонны и украшенным 83 тыс. 850 драгоценными камнями, а также 4 тыс. 016 золотыми колокольчиками, звенящими при малейшем дуновении ветра. На вершине тиары на шпиле находятся шар-держава и флюгер. Державу украшает 4351 бриллиант. Флюгер также обильно украшен драгоценными камнями, числом около 2 тыс. штук.

Вокруг Шведагона находятся 4 больших и 64 малых пагоды, по форме повторяющих самую большую.

У Шведагона, как и у каждой бирманской пагоды, имеются четыре входа, ориентированные по сторонам света. Входы охраняются фигурами мифологических львов-чинтэев и представляют собой крытые ступенчатые галереи, внутри которых располагаются лавки по продаже церковной утвари и сувениров. При входе в галерею всем категорически необходимо снять обувь и носки.

Интересно, что, если посмотреть на ступу с высоты птичьего полёта, она по форме напоминает крест, в середине которого находится пирамида.

Все вышеперечисленные особенности (пагода в форме зонтика, тиара-тхи, держава, колокольчики на вершине, флюгер, львы-чинтэи) отличают бирманские ступы от тайских, лаосских и кхмерских. Тайская и/или лаосская ступы по форме похожи на колокол с длинной ручкой сверху, у них нет зонтиков-тиар и держав. Вокруг главной ступы в Таиланде, Лаосе и Камбодже также обычно не строят многочисленных малых ступ, а входы в храмовый комплекс сторожат не фигуры львов-чинтэев, а змеев-нагов.

Несмотря на то что «классическая» бирманская ступа имеет форму зонтика, отнюдь не все бирманские ступы именно такие. Так, самая большая ступа на территории руин древнего города Тарекитары в окрестностях современного г. Пром в Нижней Бирме имеет форму штофа, т. е. представляет собой бутылкообразное цилиндрическое «тело» со шпилеобразным навершием. Такая же пагода есть и в местечке Бамо – важном торговом пункте верхнего течения р. Иравади в северобирманском штате Качин. Ступа Каунгмудо (букв. «Пагода королевских заслуг»), построенная в 1636–1648 гг. в духовном центре страны в г. Сагайн (Верхняя Бирма), имеет форму полукруглого купола, поставленного на землю, а ещё больше напоминает форму женской груди. Данный стиль привнесён с Цейлона (Шри-Ланки). По преданию, форма данной пагоды действительно скопирована с груди бирманской королевы, супруги одного из самых известных бирманских монархов – короля Талуна Справедливого (1629–1648).

[Талун (1629–1648) – шестой правитель Бирмы эпохи династии Таунгу (1546–1752). Издал свод законов и способствовал мирному развитию страны, за что получил прозвище «Справедливого». Время его правления считается эпохой расцвета данной династии.]

В восточной части Бирмы/Мьянмы, в штате Шан, можно увидеть шанские ступы. Они отличаются от бирманских по форме, напоминая не зонтик, а устремлённую вверх пирамиду с круглым основанием (вспомните детскую игрушку «пирамидка»!). Шанские ступы, так же, как и бирманские, как правило, покрываются золотом.

Многочисленные пагоды, покрытые золотом, создали репутацию Бирме/Мьянме «Страны золотых пагод».

Несмотря на статус святыни № 1 в Бирме/Мьянме, Шведагон отнюдь не самая высокая пагода, хотя именно так часто пишут в разных популярных статьях и даже в путеводителях.

Самой высокой ступой страны является Швемодо, главная святыня г. Пегу (Баго) в 91 км к северо-востоку от Янгона. Высота Швемодо достигает 114 м. По форме она мало отличима от Шведагона. В 1917 г. и в 1930 г. пагода пострадала от землетрясений. При последнем из них вершина ступы рухнула, однако сама ступа в остальном не пострадала. Верующие воздвигли сверху на рухнувшей вершине небольшую ступу и поклоняются ей не меньше, чем главной святыне.

Поскольку Шведагон стоит на холме высотой 20 м, а Швемодо – на ровной местности, надо признать, что первая выглядит величественнее и кажется выше последней. Считается, что внутри Швемодо хранятся два волоса Будды Гаутамы, пожертвованные им монским купцам Махасале и Кулласале. В общем, история напоминает шведагонскую. Как и Шведагон, пагода Швемодо покрыта золотом.

Второй по высоте ступой в Бирме/Мьянме является опять-таки не Шведагон, а Швезандо, или «Ступа золотого волоса» высотой 102 м, находящаяся в г. Пьи (Пром), одной из бывших столиц страны. Швезандо, наряду со Шведагоном, «Золотым валуном» в Чайтийо, статуей Будды-Махамуни в Мандалае и вышеописанной ступой Швемодо является одной из пяти главных святынь Мьянмы. Считается, что на том месте, где ныне возвышается пагода Швезандо, некогда побывал сам Будда-Гаутама и благословил окружающую страну. Венчает Швезандо двойная тиара-тхи, что опять-таки отличает эту ступу от всех остальных.

Самая же высокая пагода Индокитая находится не в Бирме/Мьянме, а в соседнем Таиланде, в г. Накхонпатхом, находящемся в 57 км к западу от Бангкока. Высота ступы Пхра Патхом достигает 120,45 м и, таким образом, она является второй по высоте ступой в мире, уступая только ступе Джетаванарамая (122 м) в г. Анурадхапура на о. Цейлон.

Время основания ступы Пхра Патхом неизвестно. Легенды отсылают начало истории ступы к легендарному индийскому царю Ашоке (якобы 269–232 гг. до н. э.), но доказательств этому нет. Согласно одной распространённой легенде, ступу Пхра Патхом построил правитель Пхая Пхан, дабы замолить собственный грех убийства своего отца и бабушки. По мнению многих историков и археологов, в районе г. Накхонпатхом находилась одна из столиц древнемонского государства Дваравати, якобы существовавшего в VII–IX вв. н. э. Считается, что в середине XI в. бирманский король Аноратха, основатель Первого Бирманского царства, завоевал Дваравати и разрушил древний город Накхонпатхом, после чего ступа заросла джунглями. В 1831 г. монах Монгкут – будущий король Сиама Рама IV (1851–1868) – обнаружил руины ступы в джунглях и, став королём, восстановил Пхра Патхом, начав строительство в 1853 г. Закончилось оно уже при новом короле – Раме V в 1870 г. Одновременно рядом со ступой возник новый город – Накхонпатхом.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«В бирманские ступы/пагоды нельзя войти внутрь…»

Новое сообщение ZHAN » 28 ноя 2022, 18:56

«…так как они представляют собой цельный массив», – скажет знающий человек, бывавший в Бирме/Мьянме.

В целом это верно, однако есть несколько исключений, так что попасть внутрь некоторых ступ/пагод всё же можно. Самой крупной пагодой, внутрь которой можно попасть, является Уппатасанти – точная копия знаменитой золотой ступы Шведагон, но высотой ровно на один фут ниже (325 футов – 99 м), построенная в 2006–2009 гг. в новой столице Бирмы/Мьянмы г. Нэйпьидо.

Также можно войти вовнутрь ступы Каунгмудо в г. Сагайне, расположенном в 22 км от второго по величине города страны Мандалая в Верхней Бирме. Ступа была построена в 1636–1648 гг. и выделяется среди других подобных ей сооружений своей куполообразной формой, нетипичной для Бирмы/Мьянмы. Другой ступой, в которую можно зайти, является «Пагода тысячи военачальников», или Ботатхаунг, на набережной р. Дагон в Янгоне, в районе порта. Издавна позолоченный шпиль пагоды служил своего рода маяком для входящих в реку кораблей. В 1943 г. во время налёта британской авиации в пагоду попала бомба. После войны бирманцы поступили очень оригинально – они не стали заделывать пагоду, а устроили вход в неё, разделив внутренность на восемь частей и всё позолотив. Таким образом, верующие и просто туристы могут зайти вовнутрь и совершить обход по часовой стрелке.

Ещё одна пагода, в которую можно зайти, находится в местечке Мьитсон в истоке р. Иравади, в 45 км от г. Мьичина – административного центра штата Качин. Она построена относительно недавно и также имеет вход внутрь, где находится статуя Будды.

Кроме вышеупомянутых сооружений в Бирме/Мьянме находится ещё несколько подобных пагод. Таким образом, в некоторые ступы/пагоды всё же можно войти, другое дело, что это скорее исключения из общего правила.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Re: Страны Белого Слона. Правда и вымыслы

Новое сообщение ZHAN » 29 ноя 2022, 19:09

«В Бирме/Мьянме нет буддийского аналога мусульманской Каабы»

Это не так. «Золотой валун» Чайтийо – одна из пяти самых знаменитых буддийских святынь Бирмы/Мьянмы – в чём-то схож с мусульманской Каабой.
Изображение

В списке бирманских буддийских святынь Чайтийо занимает почётное третье место – первое принадлежит ступе Шведагон в Янгоне, второе – образу Будды в храме Махамуни в г. Мандалай, четвёртое – ступе Швезандо, или т. н. «Ступе золотого волоса» в г. Пром, а пятое – ступе Швемодо в г. Пегу.

В англоязычной литературе Чайтийо называется «Золотой скалой» (англ. «The Golden Rock»), что не совсем корректно с точки зрения русского языка, поскольку Чайтийо представляет собой именно большой валун, висящий над пропастью на вершине скалы/утёса, поэтому в данной теме святыня именуется «Золотым валуном».

Чайтийо расположен в достаточно труднодоступной местности штата Мон [моны – народность, родственная кхмерам, коренное население Нижней Бирмы] в 16 км от селения Кинпун на 17°48ʹ с. ш. и 97°09ʹ в. д. в очень живописной горной местности на высоте 1100 м над уровнем моря, на расстоянии 210 км от Янгона и 140 км от другого относительно крупного города страны – Моламьяйна (Моулмейна).

Бирма/Мьянма в целом обделена вниманием иностранных туристов, поэтому подавляющее большинство людей, посещающих «Золотой валун», являются местными буддийскими паломниками. Последние приезжают в базовый лагерь у селения Кинпун, находящегося у подножия горного хребта Келаса [слово «Келаса» имеет санскритское происхождение и означает то же, что и название знаменитой горы Кайлас в Западном Тибете, букв. «Хрустальная гора»], или Восточного Йома, а потом в кузовах небольших грузовичков подъезжают непосредственно к воротам храмового комплекса. Поездка занимает около 20 минут. Предварительно сняв обувь, оставшееся расстояние (ок. 1 км) паломники преодолевают пешком либо на бамбуковых носилках, в случае если человек не может передвигаться. Пройдя многочисленные сувенирные лавки, паломники оказываются на вымощенной мраморными и гранитными плитами площадке на вершине горы, на краю которой, над пропастью, висит огромный округлый валун, весь покрытый золотом.

Размеры валуна составляют около 8,2 м в высоту без ступы, расположенной на его вершине, и 15 м в окружности. Масса валуна составляет около 611,5 т при объёме порядка 244,6 м3. Высота ступы на вершине камня составляет 8,2 м (без тиары и флюгера) при массе 19,5 т. Площадь контакта с основанием составляет всего лишь 0,72 м2, т. е. 1,3 % от площади горизонтальной проекции камня.

Утёс, на котором расположен валун, отделён от остальной части горы расщелиной, через которую перекинут мостик, и невысокой оградой. Охрана периодически открывает калитку в ней, впуская верующих мужчин – женщины к святыне не допускаются. Паломники, подходя к «Золотому валуну», совершают моление, прикасаются к святыне руками и прикрепляют к его поверхности тонкие листики сусального золота, которые можно купить неподалёку. Женщины коленопреклоненно молятся за пределами ограды, а также могут передать листики сусального золота для того, чтобы приклеить их к поверхности камня через посредство мужчин. Туристы мужчины, в т. ч. и не являющиеся буддистами, также могут зайти за ограду и потрогать валун.

При сильном ветре «Золотой валун» качается, но никуда не падает. Более того, несколько человек могут совместными усилиями раскачать валун, но с тем же результатом. Согласно бирманскому и монскому преданию, камень удерживается в таком положении волосом Будды.

В день полной Луны месяца Табаунг по бирманскому календарю, в марте, на вершине утёса вокруг «Золотого валуна» Чайтийо зажигаются 90 тыс. восковых свечей в честь Будды.

Вся окружающая местность, покрытая густыми тропическими лесами, является с давних пор заповедной – в этом ключе Чайтийо выделяется среди всех буддийских святынь в Бирме.

Бирманское название «Чайтийо» и монское – «Чайсоейё», оба в переводе означают «Ступа́ на голове отшельника».

Официальная версия бирманской истории относит появление святыни Чайтийо к 589 г. до н. э. Согласно легенде, сам Будда Шакьямуни на восьмом году после своего просветления побывал в монском городе-государстве Тхатон (Татхоун). Убедил Будду посетить Тхатон его ученик Гавампати, который в предыдущей жизни был уроженцем этих мест, а родителями его были царица змей-нагов и местный волшебник. В Тхатоне Будда отдал прядь своих волос трём отшельникам. Старшего из них звали Тисса, и был он приёмным сыном монского короля Сиримасоки. Незадолго до смерти Тисса попросил монского короля сохранить прядь волос, полученных от Будды, в скале, формой, напоминающей человеческую голову. Благодаря помощи верховного ната [божества народной, добуддийской религии бирманцев] Тинджамина (Индры) такой камень был найден на дне моря, а затем перенесён на вершину горы с помощью чудесного корабля, который окаменел, превратившись в «Ступу каменного корабля», находящуюся в 300 м по дороге к «Золотому валуну» и также почитаемую верующими. «Ступа каменного корабля» представляет собой позолоченный камень, по форме несколько напоминающий лодку, но меньшего размера, нежели «Золотой валун». Сверху также воздвигнута позолоченная ступа.

Первоначально камень с прядью волос Будды парил в воздухе, но со временем, вследствие упадка человеческой морали, он прикрепился к скале и с тех пор висит, покачиваясь над пропастью. Со временем верующие, как водится, в Бирме/Мьянме, покрыли всю святыню золотом. Этот процесс продолжается и по сей день. Ни ветры, ни ураганы, ни землетрясения не причинили «Золотому валуну» ни малейшего ущерба.

Скорее всего, море, о котором идёт речь в легенде, – это небесный океан, представления о котором существовали у многих народов. Только этим можно объяснить кажущееся противоречие легенды, согласно которой камень был найден на дне моря, но потом стал парить в воздухе, пока не прикрепился к краю утёса. Камень нашёл Тинджамин, т. е. Индра, – согласно буддийской космогонии, повелитель 33-го неба. По-видимому, речь идёт о падении крупного метеорита.

Гора Чайтийо также является местом поклонения нату Шве Нан Чин. Согласно преданию, Шве Нан Чин при земной жизни была родом из племени каренов и вместе со своей сестрой стала женой короля Тхатона. Однажды она попросила короля отпустить её домой навестить семью или, по другой версии, для того, чтобы поклониться божеству в родных горах. По дороге к Чайтийо на неё напал тигр, и она погибла, пытаясь спастись от хищника. Отец Шве Нан Чин посчитал, что в произошедшем виноват монский король, и, дабы отомстить ему, он вместе с односельчанами решил разрушить святыню Чайтийо, опутав «Золотой валун» верёвками и сбросив с горы. Предприятие закончилось печально – «Золотой валун» даже не шелохнулся, а все участники несостоявшегося святотатства во главе с отцом королевы обратились в обезьян.

Глядя на «Золотой валун» и связанные с ним ритуалы, нельзя не заметить сходства с главной мусульманской святыней – Чёрным камнем в храме Каабы в Мекке. Обе святыни расположены в достаточно труднодоступных местностях. Вся территория вокруг Чайтийо и Мекки является заповедной. Согласно мусульманскому преданию, первоначально Чёрный камень был белым, но впоследствии потемнел от грехов людей. В бирманской версии – первоначально камень Чайтийо парил в воздухе, но потом прикрепился к утёсу.

В книге «Где находилась первоначальная Кааба – чудо света на Руси под Казанью» отечественные учёные А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский справедливо связали Каабу с древнееврейской скинией Завета, где находились разбитые скрижали Моисея (данное предположение выдвигалось ещё академиком Н.А. Морозовым в первой половине ХХ в.), и выдвинули версию о том, что первоначальной причиной культа Каабы явилось падение крупного железного метеорита. С этим событием был связан переворот в металлургии: благодаря содержащимся в метеоритном железе присадкам (а они часто содержатся в метеоритах!) удалось выплавить высококачественную сталь. Первоначально кусочки метеоритного железа воспринимались как дар высших сил и были растащены паломниками в разные уголки мира. В честь этого события и было создано несколько Кааб, о чем прямо сообщает Коран, излагая историю мекканской Каабы.

В современном ритуале мусульманского хаджа нет никаких намёков на металлургию, тогда как в Бирме у ступы Чайтийо они как раз есть – и очень яркие. При посещении «Золотого валуна» нельзя не пройти мимо сувенирного рынка у входа в храмовый комплекс. Наряду с предметами культа, сувенирными футболками с изображением «Золотого валуна», снадобьями народной медицины и жареными крысами под соусом карри главным сувениром Чайтийо является игрушечное оружие, сделанное из бамбука или дерева, – копья, мечи, сабли, тесаки, арбалеты, ружья, автоматы, гранатомёты, ракеты, модели танков и бронемашин, иногда даже с надписью на английском «Made in USA». Конечно, бамбуковые реплики современного оружия есть дань нынешнему развитию военной техники, однако сама традиция изготовления сувенирного оружия в Чайтийо давняя. На сегодняшний день бирманцы не могут внятно объяснить её появление, ограничиваясь словами, что «так было и раньше, игрушечное оружие здесь продавали всегда…». Само́ игрушечное оружие, а именно оно является визитной карточкой сувенирного рынка в Чайтийо, никак не вяжется ни с буддизмом, ни с распространёнными представлениями об этой религии. Скорее всего, сувенирное оружие отражает давнюю, ныне уже позабытую суть поклонения «Золотому валуну» – образу метеорита, материал которого произвёл революцию в металлургии, а соответственно, и в военном деле.

Ещё одно место в Бирме/Мьянме, где также продаётся игрушечное оружие при месте паломничества, это гора Попа – центр культа духов-натов. Вплоть до относительно недавнего времени в районе Попы разрабатывались железорудные месторождения, да и по сей день существуют кузницы, где куётся традиционное холодное оружие и орудия труда.

Согласно мусульманским преданиям, Чёрный камень Каабы первоначально был белым и лишь затем потемнел. В этой связи интересно то, что валун Чайтийо покрыт толстым слоем сусального золота – не для того ли, чтобы сохранить первоначальный цвет упавшего с неба камня!?

Любопытно, что первые достоверные сведения о «Золотом валуне», содержащиеся в бирманских и монских хрониках, относятся к XVI в. Скорее всего, сам культ возник незадолго до указанного времени. Вплоть до конца XIX в., в связи с относительной труднодоступностью места, поклонение ступе носило сугубо местный характер, более того, Чайтийо считалась не бирманской, а монской святыней. В 1891 г. первый бирманский учёный-археолог То Сейн Ко посетил Чайтийо и составил её первое научное описание. В 1903 г. был основан Попечительский совет ступы «Золотого валуна». А с 1907 г., когда англичане проложили узкоколейную железную дорогу Пегу-Мартабан в 20 км от «Золотого валуна», паломничество стало общебирманским.

В 2001 г., во время проведения реставрации золотого покрытия валуна, так как оно периодически смывается муссонными дождями, бирманские учёные из Технологического университета г. Янгон обмерили «Золотой валун» и рассчитали предельные значения его устойчивости. Расчёты показали, что для выведения камня из равновесия необходимо приложить силу, равную 46,6 т, тогда как максимальное приложение силы при самом мощном урагане не превышает 14 тонн.

Интересно, что «Золотой валун» Чайтийо является не единственной святыней такого рода в Индокитае. В Верхнем Тенассериме (ныне территория штата Мон) в Бирме/Мьянме находится ступа Нуа Ла Бо, представляющая собой три валуна, стоящие один на другом, с пагодой сверху, и покрытых золотом. За пределами юго-восточной Бирмы/Мьянмы данная святыня мало известна, а доступ к ней в сезон дождей невозможен из-за плохой дороги.

Ещё один покрытый золотом валун, увенчанный ступой, находится в горах в окрестностях городка Пхрэ на севере Таиланда. А на юго-востоке Таиланда, в Кардамоновых горах, также существует подобный объект, огромный чёрный валун округлой формы, находящийся на вершине горы и также являющийся предметом поклонения. Территория вокруг него также является священной и входит в национальный парк Кхаокитчакут.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

"Самый большой в мире колокол находится в Москве"

Новое сообщение ZHAN » 30 ноя 2022, 21:16

Московский Царь-колокол (вес 216 т) является самым большим в мире колоколом, находящимся на суше. Кроме него есть ещё один подобный объект, который, судя по описаниям, был больше и тяжелее Царя-колокола и который ещё существует, но находится на дне реки, поэтому полностью утраченным его всё же считать нельзя. Это бирманский колокол Дхаммазеди.

Подобно России, Бирма/Мьянма всегда славилась своими колоколами. Вплоть до недавнего времени второй по величине после Царя-колокола и самый большой звучащий колокол в мире находился именно там. Это знаменитый Мингунский колокол (вес 90 т), отлитый в годы правления короля Бодопайи (1782–1819) и находящийся в местечке Мингун в 12 км к северо-западу от г. Мандалай в Верхней Бирме. Только в 2000 г. он уступил первое место среди звучащих колоколов китайскому Колоколу счастья (115,8 т). Наряду с Мингунским колоколом в Бирме/Мьянме существуют и другие известные колокола, но самым знаменитым в истории был колокол Дхаммазеди.

Согласно бирманским и монским историческим хроникам, данный колокол весом в 297,1 т был отлит для главной святыни страны – ступы Шведагон – в 1484 г. по указу короля-монаха Дхаммазеди (1471–1492), в честь которого и получил своё имя. В 1583 г. итальянский торговец драгоценными камнями Гаспаро Бальби побывал в Шведагоне и оставил описание колокола. Согласно Бальби, колокол Дхаммазеди был украшен драгоценными камнями и был весь покрыт письменами, которые никто из местных не мог прочесть. Последнее обстоятельство является очень интересным и заставляет предполагать участие неких зарубежных мастеров в создании колокола.

В 1608 г. португальский авантюрист Филипе ди Бриту, незадолго до этого захвативший власть над Нижней Бирмой, решил снять колокол Дхаммазеди и переправить его в свою резиденцию – г. Сириам, находящийся неподалёку от Шведагона, для того чтобы переплавить колокол на пушки. С помощью слонов колокол удалось снять и погрузить на специальный плот, однако в ходе транспортировки последний не выдержал веса и затонул вместе с колоколом на месте слияния реки Дагон с рекой Пегу.

Ещё в XIX в. колокол можно было заметить в мутных водах реки Дагон во время отлива. В настоящее время колокол погребён под слоем наносов толщиной около 8 м и лежит между останками двух голландских кораблей XVII в. – «Царь Давид» и «Комина», – некогда потерпевших крушение в водах реки.

Неоднократно предпринимались попытки достать колокол. Так, в 2000 г. правительство Бирмы/Мьянмы обратилось к британскому исследователю Майку Хэтчеру (Mike Hatcher) с предложением отыскать колокол с целью его подъёма. Проект был поддержан известным американским киноактёром Ричардом Гиром (Richard Gere) – буддистом по вероисповеданию. Дальше разговоров дело тогда не пошло, однако в 2010 г. австралиец Дамиан Лэй (Damien Lay) по приглашению бирманцев провёл исследование русла реки с помощью эхолота и, по его словам, обнаружил местоположение колокола, правда, не в том месте, где оно ранее предполагалось. Впрочем, до подъёма колокола дело пока так и не дошло, хотя технически сделать это возможно. Необходимо лишь построить на месте обнаружения колокола сооружение на манер нефтедобывающей платформы, подогнать плавкраны – и, как говорится, дело в шляпе.

В 1826 г. у бирманцев уже был опыт по подъёму колокола со дна реки. Тогда англичане после первой англо-бирманской войны решили вывезти колокол Маха Гандха из Шведагона в качестве репарации, но баржа опрокинулась, и он затонул. Попытки англичан поднять его оказались неудачными, и тогда за дело взялись местные жители, но с условием, что колокол останется в храме. В результате колокол удалось поднять и установить на прежнее место, где его можно видеть и сегодня. Правда, колокол относительно небольшой и вес его составляет 23 т. Поднять колокол Дхаммазеди гораздо сложнее, однако современные технические возможности позволяют сделать это.

Таким образом, колокол Дхаммазеди нельзя считать утраченным, и будем надеяться, что его поднимут и он наконец-то займёт своё законное место в ступе Шведагон.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Гора Попа – священное буддийское место»

Новое сообщение ZHAN » 01 дек 2022, 18:57

Гора Попа (правильнее – Поупа) высотой 1518 м, находящаяся в 60 км к юго-востоку от древнего культового центра Паган в Верхней Бирме, является местом поклонения духам-натам, а вовсе не буддийским священным местом. Культ натов, по сути, является прежней, добуддийской, религией бирманцев и некоторых близких к ним народов, например, качинских племён севера страны.
Изображение

Наты – это духи природы, а также души выдающихся людей, как правило, умерших неестественной смертью и впоследствии обожествлённых.

Изображения натов можно встретить на улицах и перекрёстках бирманских городов, а также на территории буддийских храмов. Как правило, это яркие статуи мужчин или женщин, перед которыми находятся алтари с приношениями верующих. Натов существует великое множество, но самых сильных из них ровно тридцать семь. Самый главный нат – Тинджамин, который с приходом индийской культуры стал ассоциироваться с богом Индрой.

Согласно преданию, король Первого Бирманского царства Аноратха, обративший страну в буддизм, разрешил сохранить прежний языческий культ натов, поскольку, по его словам, требовалось время, дабы новая вера укоренилась в народе. Не случайно культовый буддийский центр Паган был построен неподалёку от главного центра прежней религии – горы Попы.

Посредниками между миром людей и натов выступают шаманы. Последние являются, как правило, женщинами и при проведении ритуалов облачаются в мужскую одежду.

В прошлом в честь натов устраивались кровавые жертвоприношения животных, а иногда даже людей.

Так, последний бирманский король Тибо Мин (1878–1885) приказал принести в жертву 52 человека, закопав их в землю при строительстве королевского дворца, дабы задобрить натов. Затем было решено совершить ещё более крупное жертвоприношение во избежание грядущих бедствий – по 100 мужчин, 100 женщин, такого же числа мальчиков, девочек, солдат и иностранцев. Астрологи неоднократно указывали королю на неблагоприятные предзнаменования и предрекали конец правящей династии и государства (что и случилось впоследствии). После протестов со стороны властей Британской Индии жертвоприношение решили отменить, но 100 человек всё же тайно закопали в землю живьём. Это деяние, а также масштабные репрессии против конкурентов в борьбе за престол послужили предлогом для вторжения англо-индийских войск, аннексировавших страну после двухнедельной кампании в 1885 г.

В настоящее время кровавые жертвы натам уже не практикуются.

Гора Попа представляет собой потухший вулкан на северных отрогах горного хребта Пегу-йома. Последнее извержение произошло, как считается, в 442 г. до н. э. Название горы ничего общего с соответствующим русским словом не имеет, а в переводе с санскрита означает «цветок».

Благодаря плодородной вулканической почве и многочисленным источникам склоны горы и предгорья покрыты тропическими лесами, ныне входящими в состав национального парка площадью 129 км2. В лесах действительно очень много цветов, чем и объясняется название горы. На вершине вулканического купола Таунг Калат высотой 737 м на склоне горы Попа находится комплекс храмов, хорошо заметных издалека и посвящённых натам. На вершину ведёт лестница из 777 ступеней. Храмы были возведены в начале ХХ в. усилиями известного буддийского деятеля монаха У Кханди (1868–1949).

Многие путешественники, посещающие Попу, думают, что Таунг Калат и есть гора Попа, хотя это не так. Вершина горы Попа находится неподалёку. Сами бирманцы никогда их не путают, поскольку вершина Попы называется Таунг Ма-джи (букв. «гора-мать»), а вершина с храмами называется Таунг Калат (букв. «гора у подножия»).

В полнолуние месяца Найон (май – июнь) и месяца Надо (ноябрь – декабрь) проводятся храмовые праздники. Некогда здесь приносили кровавые жертвы, но в настоящее время этого обычая больше нет. Натов задабривают фруктами и деньгами.

Таким образом, гора Попа является чем-то вроде бирманского Олимпа. Считается, что непосредственно на горе Попа обитают могущественные наты Ме Вунна, брат и сестра Махагири, а также наты Бьятта и Бьятви. Два последних при жизни были… мусульманами, попавшими в Бирму в результате кораблекрушения, поэтому в районе горы Попа свинина воспрещена к еде, да и другие виды мяса есть не полагается. Также нельзя одеваться в красное, чёрное или зелёное, поскольку это может разгневать натов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«В Бирме/Мьянме существуют буддийские террористы»

Новое сообщение ZHAN » 02 дек 2022, 20:49

Этому заблуждению мир обязан «Аль Джазире» и другим СМИ мусульманских стран, а также отчасти благодаря западным медиа-ресурсам.

Никаких «буддийских террористов» ни в Бирме/Мьянме, ни в соседних буддийских странах не существует. В буддийском учении трудно найти призывы к священным войнам, к уничтожению всех «не своих», а также к той или иной форме дискриминации представителей других религий. Именно поэтому буддийский терроризм просто невозможен как явление. Тем не менее данная религия допускает возможность самозащиты, в т. ч. и с оружием в руках.

Как известно, любое насилие порождает насилие. Всё было спокойно до тех пор, пока в районе Персидского залива не были открыты огромные запасы нефти и газа, что сделало доселе бедные страны региона чрезвычайно богатыми. Правящие элиты, разбогатев, немедленно и не без согласия своих западных покровителей начали финансировать исламский экстремизм по всему миру, в т. ч. и в Бирме/Мьянме. Рост исламского фактора по всему миру спровоцировал ответную реакцию. Неудивительно, что с момента обострения обстановки на севере штата Аракан в 2012 г., где до недавнего времени значительную часть населения составляли мусульмане-рохинджа, в Бирме/Мьянме появились религиозные организации, ставящие своей целью защиту своей религии, которая в этой стране нередко ассоциируется с национальностью.

«Ползучая» экспансия бенгальцев-рохинджа в штате Аракан, имевшая место до осени 2017 г., а также факты финансирования террористов из стран Персидского залива привели к возникновению в Бирме/Мьянме в 2014 г. движения «969», харизматическим лидером которого является монах Ашин Виратху (род. 10.07.1968).

Нумерологическая форма названия данного движения символизирует количество атрибутов Будды (первая девятка), число атрибутов его Дхармы (шесть) и число атрибутов буддийских монахов (вторая девятка). Эту цифру буддисты противопоставляют «числу ислама»: по бирманской нумерологии – это 786. Последняя цифра является суммой значений букв арабского алфавита, из которых составлена фраза «Во имя Аллаха, милостивого и милосердного». Последователи буддийского движения уверены, что число 969 является космологической противоположностью числу 786. По мнению бирманских нумерологов, данное обстоятельство очень важно, поскольку 7+8+6 в сумме даёт 21, что может означать мусульманское завоевание Бирмы в XXI в., тогда как 9+6+9 в сумме даёт 24, соответственно, большее число побеждает меньшее.

Другой организацией, ставящей своей задачей защиту буддийской религии в стране, является «Ассоциация защиты расы и религии», или, сокращённо по-бирмански, «Ма Ба Тха». Данная организация официально была запрещена в 2017 г. (правительство Бирмы/Мьянмы не хочет ссориться с мусульманскими странами), но фактически дело свелось лишь к переименованию организации в «Фонд защиты чистоты буддийского учения».

«Буддийские террористы» стали широко известны после того, как в 20 июня 2013 г. на обложке влиятельного англоязычного журнала «Тайм» была помещена фотография монаха Ашина Виратху с надписью: «Лицо буддийского терроризма». Откровенно провокационный заголовок вызвал возмущение в широких слоях бирманского общества, а в Янгоне имели место демонстрации в поддержку буддийской сангхи. Ведь Ашина Виратху не осуществил и не организовал ни одного теракта! Сам монах, кстати, с 2003 г. по 2012 г. находившийся в тюрьме за проповеди, которые казались властям страны слишком радикальными, выступал лишь с идеей охранения и защиты господствующего в Бирме/Мьянме вероисповедания от атак со стороны других религий, прежде всего ислама.

Ни «969», ни «Ма Ба Тха» не организовали и не осуществили ни одного теракта, однако они ставят своей задачей защиту буддийского населения Бирмы/Мьянмы. Поводом к возникновению этих организаций стали беспорядки и межэтнические столкновения между буддистами-араканцами и мусульманами-рохинджа в штате Аракан, а также последовавшие за этим погромы мусульманского населения в городках Мейтхила и Старый Лашо в 2012 г. Тогда жертвами погромов стали около 200 чел., и ещё несколько десятков тысяч человек в штате Аракан были вынуждены покинуть место жительства.

В 2014 г. «Ма Ба Тха» удалось провести в правительство закон, усложняющий переход из одной религии в другую. Кроме того, «Ма Ба Тха», «969», а также лично Ашин Виратху призывали бойкотировать принадлежащие мусульманам предприятия и магазины в стране, заявляя, что будет лучше, если последователи ислама вообще покинут Бирму/Мьянму.

Несмотря на то что идеи Ашина Виратху и указанных организаций разделяют многие рядовые бирманцы, нельзя сказать, что правительство полностью их поддерживает. Так, «Ма Ба Тха» была официально запрещена в 2017 г., а монаху Ашину Виратху в том же году было запрещено проповедовать в г. Мандалай и прилегающей провинции.

Надо сказать, что отношения буддийского большинства с мусульманским меньшинством, проживающим в основном в крупных городах страны, не такие уж плохие, как об этом любят писать различные СМИ, прежде всего в мусульманских странах. Исключение составляют рохинджа – бенгальцы, поселившиеся на севере штата Аракан ещё в годы Британской империи и не без помощи со стороны богатых арабских стран стремящиеся к созданию независимого, этнически и расово чистого государства за счёт своих буддийских соседей. В результате военной операции большинство рохинджа были вынуждены переселиться на территорию Бангладеш в 2017 г. Однако бирманское правительство и не рассматривало рохинджа как граждан Бирмы/Мьянмы. Кроме того, данный конфликт имеет скорее этнический, нежели религиозный характер.

Таким образом, правильнее сказать, что «буддийских террористов» в Бирме/Мьянме не существует, однако в стране есть достаточно радикальные буддийские организации охранительного толка.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Человеческие жертвоприношения в бирманском буддизме»

Новое сообщение ZHAN » 03 дек 2022, 16:06

Тема человеческих жертвоприношений в буддизме регулярно всплывает в миссионерской литературе, по версии известного в недавнем прошлом дьякона Андрея Кураева, и на форумах «знатоков» в интернете. Сразу оговоримся, что речь идёт о якобы имеющих место человеческих жертвоприношениях в тибетском буддизме, а не об ортодоксальной версии этой религии, распространённой в странах Индокитая, в т. ч. и в Бирме/Мьянме. Однако, раз уж речь зашла о данной теме, поговорим о том, имеют ли место подобные ритуалы в описываемой нами стране, а также в соседних странах региона.

Ответить на этот вопрос правильнее всего так: убийство живого существа, тем более человека, согласно буддийскому учению в любой его версии, является очень тяжёлым грехом. Буддизм категорически запрещает убивать живые существа. В то же время нельзя не отметить тот факт, что, куда бы буддизм ни приходил, он никогда не вытеснял полностью местных верований. Буддизм либо приспосабливал их «под себя», либо сам приспосабливался под них. Так, в Бирме/Мьянме сохранился культ местных духов-покровителей – натов, которых активно почитает местное буддийское население. В Таиланде и Лаосе местное буддийское население и по сей день строит в деревнях т. н. «домики для духов».

Всё вышесказанное означает, что добуддийские верования продолжают своё существование во вполне буддийских странах и в ряде случаев могут проявлять себя в форме проведения тех или иных ритуалов, в том числе и в виде человеческих жертвоприношений. Это, кстати, свидетельствует о том, что, по-видимому, буддизм укрепился в этих странах относительно недавно, а вовсе не тысячи лет назад, как нас пытаются в этом уверить специалисты.

Человеческие жертвоприношения существовали в Бирме и в соседних странах до прихода туда буддизма. Согласно бирманским историческим хроникам и преданиям, на священной горе Попа в добуддийские времена массово приносили в жертву животных. Иногда случались и человеческие жертвоприношения духам-натам.

Последний бирманский король Тибо Мин (1878–1885) приказал принести в жертву 52 человека, закопав их в землю при строительстве королевского дворца для того, чтобы задобрить духов-покровителей страны. Затем было решено совершить ещё более крупное жертвоприношение во избежание грядущих бедствий – по 100 мужчин, 100 женщин, такого же числа мальчиков, девочек, солдат и иностранцев. После протестов со стороны властей Британской Индии жертвоприношение решили отменить, но 100 человек всё же тайно умертвили. Это деяние послужило предлогом для вторжения англо-индийских войск, аннексировавших страну после двухнедельной кампании в 1885 г.

Подобного рода жертвоприношение, известное как «жертва основания», практиковалось в Бирме, Сиаме, Камбодже и Лаосе в течение длительного времени. Жертву опускали в яму, специально выкопанную под сваю, после чего сверху вертикально опускали тиковое бревно, которое раздавливало жертву насмерть. Считалось, что жертва становилась после смерти духом-натом, обеспечивающим неприступность сооружения.

У шанов человеческие жертвоприношения были запрещены бирманским королём-завоевателем Байиннауном в середине XVI в., однако шаны княжества Ченгтунг практиковали человеческие жертвоприношения духу-покровителю одноимённого города вплоть до конца XIX в.

У горных племён окраинных районов страны – например, у народностей ва и рианг, живущих на северо-востоке Бирмы/Мьянмы, – до недавнего времени практиковались не только человеческие жертвы, но и ритуальное людоедство.

Здесь приведены лишь некоторые примеры случаев человеческих жертвоприношений в странах Юго-Восточной Азии. Список можно было бы и продолжить, но, ещё раз повторяю, к буддийской доктрине эти случаи отношения не имеют. Это проявления языческих добуддийских верований.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«В Бирме/Мьянме жестоко притесняют мусульман»

Новое сообщение ZHAN » 04 дек 2022, 13:53

Этому мифу мир обязан «Аль-Джазире» и другим СМИ мусульманских стран, которые пытаются представить этнический конфликт между бирманцами и бенгальцами-рохинджа на северо-западе штата Аракан как религиозный.

Согласно закону о гражданстве, принятому в Бирме в 1982 г., гражданами страны являются лишь те жители, чьи предки проживали на территории страны до 1823 г. – последнего года перед Первой англо-бирманской войной, по итогам которой в 1826 г. некоторые бирманские территории стали британской колонией, а сама Бирма начала постепенно утрачивать независимость. Соответственно, те люди, чьи предки появились в Бирме при британском правлении – а это в основном выходцы из Индии и нынешнего Пакистана, – не являются гражданами страны.

Самыми первыми бирманскими мусульманами следует считать каманов и мьей ду, общая численность которых составляет всего несколько тысяч человек. Каманы являются потомками индийских, главным образом бенгальских, наёмников при дворе араканских королей, а мьей ду – потомками захваченных в Бенгалии военнопленных, впоследствии принадлежавших буддийским монастырям, но со временем превратившихся в отдельный этнос. Каманы и мьей ду считаются полноправными гражданами Бирмы/Мьянмы и с остальными бирманцами не конфликтуют. За многие века каманы и мьей ду совершенно обирманились в культурном смысле, и лишь вероисповедание отличает их от собственно этнических бирманцев.

Мусульмане составляют от 2 % до 4 % населения современной Бирмы/Мьянмы. За вычетом каманов и мьей ду, они чётко делятся на две основные группы.

Первая – это т. н. «городские мусульмане», в массе своей живущие в таких городах и местечках, как Янгон, Моламьяйн, Ситуэ, Мейтхила, Мьичина, Мемьо, Лашо, Тачилек и некоторых других. Городские мусульмане – это в основном индо-пакистанцы. Исключение составляет мусульманская община г. Лашо, представленная китайскими мусульманами, т. н. пантэями, выходцами из китайской провинции Юньнань. Подавляющее большинство мусульман являются суннитами, хотя в Янгоне есть и шиитская община. Будучи этнически разнородными, городские мусульмане никогда не выдвигали никаких политических требований, автономистских лозунгов и т. п., благодаря чему у них сложились мирные отношения с буддийским большинством.

Вторая большая группа – это бенгальцы-рохинджа, также появившиеся в Бирме/Мьянме при британцах и с 1940-х гг. требующие своей независимости, точнее говоря, создания расово, этнически и религиозно чистого государства на севере штата Аракан, хотя претензии, понятное дело, распространяются на весь штат, в котором рохинджа, однако, большинства не составляют. С 1982 г. они лишены бирманского гражданства и свободы передвижения, в северных районах штата только на них распространяется закон об ограничении рождаемости (не более двух детей на семью). С осени 2017 г. большинство рохинджа было вынуждено покинуть Бирму/Мьянму, став беженцами. Дабы выправить национальный баланс в пользу государствообразующего народа, бирманское правительство с начала нынешнего столетия проводит политику заселения северо-запада штата Аракан бирманскими крестьянами из центральных районов страны и организует репатриацию этнических араканцев, вынужденных покидать юго-восток Бангладеш из-за притеснений по религиозному и национальному признаку.

Таким образом, именно с рохинджа бирманское правительство ведёт бескомпромиссную борьбу, сумев к концу 2017 г. выдавить бо́льшую часть рохинджа за пределы страны, однако данный конфликт носит не религиозный, а этнический характер.

Понять бирманское правительство можно – лозунги боевиков рохинджа становятся всё более радикальными. Так, в ноябре 2020 г. появилась крайне радикальная группировка «Бригада аль-Махди в штате Аракан», которая отмежевалась от Армии спасения рохинджа Аракана (ARSA) как от недостаточно радикальной и провозгласила своей целью массовое переселение джихадистов со всего мира в штат Аракан с целью превращения его в «Дар-аль-Ислам», т. е. в «Землю ислама».

Важно отметить, что правительство Бирмы/Мьянмы старается изолировать «городских мусульман» от контактов с рохинджа, опасаясь вовлечения в конфликт доселе мирной части мусульманского населения страны. Опасения правительства небеспочвенны. Так, в 2012 г. имели место антимусульманские погромы в г. Мейтхила в Верхней Бирме, в ходе которых погибло около 30 чел.

Ещё раз хочу подчеркнуть, что конфликт в Бирме/Мьянме носит скорее межэтнический, нежели межрелигиозный характер. Другое дело, что некоторые СМИ мусульманских стран пытаются представить дело как борьбу двух религий, чего на самом деле в стране нет.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Конфликт с рохинджа носит межрелигиозный характер»

Новое сообщение ZHAN » Вчера, 19:53

Этому мифу мир обязан как западным, так и мусульманским СМИ, которые с 2012 г. пытаются представить конфликт между этническими бирманцами и бенгальцами-рохинджа как межрелигиозный.

На самом деле данный конфликт является межнациональным. Наиболее подходящая параллель – это израильско-палестинский конфликт, который также не является межрелигиозным, но носит сугубо межнациональный характер.

Ярким доказательством отсутствия межрелигиозного характера конфликта в Бирме/Мьянме является показательное неучастие в нём любых других мусульман, кроме рохинджа. Как уже говорилось выше, на территории страны проживают общины мусульман – потомков выходцев из Индии, а также такие этнические группы, как каманы и мьей ду, компактно проживающие в том же штате Аракан. Между тем все они дистанцируются от конфликта между бирманцами и рохинджа. Более того, они нередко прямо говорят, что «бенгальцам-рохинджа не место в нашей стране».

Другое дело, что соответствующим СМИ и стоящим за ними политическим силам выгодно представить конфликт между бирманцами и рохинджа как межрелигиозный, чтобы стравливать народы между собой и извлекать из этого выгоду для третьих стран.

Основой мифа о якобы межрелигиозном характере конфликта являются радикальные исламистские лозунги, выдвигавшиеся лидерами рохинджа, с одной стороны, и призывы некоторых известных буддийских проповедников о необходимости «защиты нации и религии», с другой. Однако надо понимать, что любое средневековое общество ассоциировало национальную принадлежность с соответствующей религией. Как следствие этого, с целью решения тех или иных задач на щит поднимались именно религиозные, а вовсе не националистические лозунги. Ну а поскольку и бирманцы, и рохинджа во многом остаются средневековым обществом, религиозные лозунги имеют место с обеих сторон конфликта.

Для рохинджа выгодно выставить конфликт именно в религиозном ключе, поскольку тем самым они обретают поддержку со стороны других мусульманских стран. Для бирманских буддистов лозунги о «защите нации и религии» также способствуют большей сплочённости населения в решении «вопроса рохинджа», поскольку буддисты не без оснований опасаются экспансии радикального ислама на своей территории.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67432
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Прочие регионы Азии

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron