Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Тайна Катынского расстрела: доказательства, разгадка

Тайна Катынского расстрела: доказательства, разгадка

Новое сообщение ZHAN » 30 апр 2022, 11:48

Многие читатели, возможно, с удивлением спросят: «Зачем понадобилась ещё одна тема о Катынском расстреле?». И кроме того: зачем называть произошедшее «тайной»? Ведь тайна, как можно подумать, – если таковая прежде существовала – раскрыта давным-давно, в начале 1990-х годов, когда советское, а затем российское правительства признали вину и предъявили «неопровержимые факты» из «Закрытого пакета № 1», т.е. документальные доказательства виновности СССР в этом злодеянии.
Изображение

Примерно так я раньше и думал. Прочитав, что президент СССР Горбачёв признал вину сталинского правительства за Катынь, я не нашёл повода для сомнений. Сообщение в газете пару лет спустя, что президент России Ельцин передал документы с «неопровержимыми доказательствами» президенту Польши Леху Валенсе, подтверждало моё уже сложившееся мнение.

Мне было всё равно. Катынский расстрел казался далёким и давним. Между тем, число массовых убийств, совершенных Германией и Японией, масштаб смертности в годы Второй мировой войне были настолько велики, что жертвы Катынского расстрела вряд ли добавляли к ним что-то существенное. Я не испытывал внутреннего расположения к судьбам польских военнопленных, которые, как утверждают, погибли в местах, которые в целом стали известны как «Катынский лес» или «Катынь». Почему нужно сочувствовать им, а не десяткам миллионов других жертв той войны? Просто невозможно искренно сочувствовать всем давно ушедшим из жизни.

Но с середины 1990-х годов вдруг начали появляться исследования, где утверждалось, что подобные представления ошибочны. Что «Катынь» – антисоветская, антироссийская и антикоммунистическая провокация. Я тогда не пришёл к какому-то мнению, но сегодня, оглядываясь назад, припоминаю своё безразличие к тому, удалось ли мне вынести какое-то устойчивое убеждение или нет.

Однако интрига была налицо. Теперь «Катынь» – термин, который в дальнейшем будет использован без кавычек как сокращённое обозначение «Катынского расстрела», – обрела ореол таинственности. А я люблю неразгаданные тайны! Особенно исторические.

В притягательности темы Катыни заключалось нечто большее, чем просто интерес к жгучей тайне. Со студенческих лет я увлёкся марксизмом. Борьба вьетнамцев за независимость вызывала сочувствие. Становилось всё яснее, что антикоммунизм не выдумка – правительство Соединённых Штатов действительно исповедует антикоммунизм, – и что антикоммунизм служит прикрытием для империализма и банальной капиталистической эксплуатации. Франция, потом Япония, а затем Соединённые Штаты жаждали господствовать во Вьетнаме. В случае Франции и Соединённых Штатов антикоммунизм служил оправданием войны ради сохранения империи. Во Вьетнаме и во всём мире именно коммунисты стали главной силой, организовавшей противодействие империалистической войне со стороны Соединённых Штатов.

На многолюдной антивоенной демонстрации пожилой человек – наблюдатель, а не участник – дружелюбно порекомендовал мне воздержаться от поддержки Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (Вьетконга). «Почему? – поинтересовался я. Потому что Вьетконг возглавляет Коммунистическая партия Вьетнама во главе с Хо Ши Мином. Хо – ученик Иосифа Сталина. А Сталин, по его словам, уничтожил 40 миллионов человек.

Я не принял сказанное «просто на веру». Но сомнения у меня тоже не зародились. Я решил, что серьёзно займусь этим вопросом, как только появится время, когда встану на ноги. Беспокоиться об обладании необходимым инструментарием для решения подобных проблем мне не приходилось. Я неплохо читал по-русски. Ещё мне было известно, что для полноценного исторического исследования необходимо сначала выявить, отыскать, получить, изучить первоисточники и затем, опираясь на них, построить логические выводы.

Необходимо всегда подвергать сомнению и фактически оспаривать господствующую в данной области ортодоксальность, сколь бы монолитной и несокрушимой она ни казалась – если того требуют доказательства, вытекающие из первоисточников.

Помимо всего, я приступил к изучению советской истории – чтобы сделать её понятной самому себе. Основные вопросы касались сталинского периода в истории Советского Союза, ибо они бросали тень сомнения на моё неприятие войны во Вьетнаме, неприятие американского империализма и общепринятой парадигмы «холодной войны» в понимании истории и политики. Зато я обладал инструментарием учёного и бесстрашием, приобретённым благодаря участию в антивоенном движении. Словом, я приступил к исследованию сталинского периода в истории СССР.

К 2006 году я прочитал о Катыни достаточно, чтобы осознать: сформировалась «критическая масса» исследований, которые ниспровергают то, что можно назвать «официальной» версией Катыни вместе со всеми её обвинениями в виновности советской стороны.

В вопросе о Катыни я держался поодаль от каждой из сторон. Как выяснилось, такая позиция была правильной. Но тогда до конца я это ещё не понимал.

В 2010 году мне стало известно о заявлении депутата Госдумы Виктора Илюхина, что он располагает доказательствами фальсификации документов, представленных Ельциным Валенсе и известных как «Закрытый пакет № 1».

В январе 2013 года стало известно о раскопках совместной польско-украинской археологической группы в местах массовых расстрелов во Владимире-Волынском на Украине. В Интернете мне удалось отыскать отчёт польского археолога и изучить его. Было невозможно не признать важность сделанных там открытий для любого объективного понимания вопроса о Катыни. Нарушив своё обещание никогда ничего не писать о Катыни, я приступил к интенсивному изучению материалов.

Оказалось, что есть журнал, готовый опубликовать мою статью, и в августе 2013 года она вышла из печати. Стало ясно: если не предать её широкой огласке, само открытие и его значение для нашего понимания Катыни, в сущности, канут в неизвестность. Поэтому я распечатал несколько сотен копий своей статьи и на протяжении полутора лет рассылал её по всему миру.

Называлась статья так: ««Официальная» версия Катынского расстрела опровергнута? Находки на месте германских массовых казней на Украине».

При подготовке статьи к публикации мой очень внимательный редактор поинтересовался: «Почему знак вопроса?» Как только статья вышла из печати, несколько человек задали тот же самый вопрос. Подобающего ответа у меня не было. По правде говоря, я и сам не знал его – кроме того, что «так полагается».

Но вопросительный знак не давал мне покоя! Зачем я поставил его? Наконец, мне стало ясно: до конца я всё ещё не убеждён, что «официальная» версия Катыни действительно опровергнута. Сколь бы много мне ни удалось узнать о Катыни – а узнать мне посчастливилось больше, чем основной массе специалистов по советской истории, – самому себе пришлось сознаться, что знаний мне всё-таки не хватает.

Столкнувшись с тайной, детектив берётся её разгадать. Если речь идёт о преступлении – а Катынь справедливо расценивают как массовое преступление, – всё равно, кто виновен. Детектив подходит к раскрытию преступления объективно, ради самого раскрытия, то есть чтобы удовлетворить собственный интерес. В «Алом кольце» Шерлок Холмс и д-р Ватсон тоже обменялись мнениями на сей счёт:
– Это искусство ради искусства. Ватсон, вы, полагаю, когда занимались врачебной практикой обнаруживали, что изучаете случаи, не думая о гонораре?

– Для своего образования, Холмс.

– Образование никогда не прерывается, Ватсон. Образование – это последовательность уроков, и самый серьёзный поджидает вас под конец. Случай самый поучительный. Он не принесёт ни денег, ни признания, и только хочется разложить всё по полочкам.
Слова Холмса – то есть Конан Дойля – точно выражают мои глубочайшие побудительные мотивы для проведения исследований. Что «не принесёт ни денег, ни признания». Напротив, можно с уверенностью сказать: нападать и клеветать на меня будут те, кто в ужасе посмотрит правде в лицо и обнаружит нечто отличное от того, что им хотелось бы увидеть. Желательно, однако, «разложить всё по полочкам» – и разгадать тайну.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Тайна Катынского расстрела: методика разгадывания

Новое сообщение ZHAN » 01 май 2022, 17:21

Чтобы приступить к разгадыванию тайны, необходимо разобраться, какие доказательства относятся к делу. А в случае с Катынью образовалась гора материалов, которые часто принимают за доказательства. Холмс и здесь приходит на помощь:
Это один из тех случаев, когда искусство логически мыслить требуется, скорее, для просеивания деталей, нежели для получения новых доказательств.

Трагедия так необычна, столь всеобъемлюща и связана с судьбами множества людей настолько, что приходится испытывать неудобства от обилия предположений, догадок и гипотез.
(«Серебряный»).

Иными словами, поначалу бывает слишком много информации, слишком много деталей чтобы, отделяя критически важное от второстепенного, можно было всё связать в какое-то понятное целое. Когда вместе нагромождается такое обилие фактов, задача осложняется ещё больше. У вас накапливается огромное число ваших собственных наблюдений и данных, но также ещё большее количество потенциально неверной информации от людей, которые, возможно, не наблюдали так вдумчиво, как вы сами.

Именно с такой ситуацией мы сталкиваемся в случае с Катынью.

Холмс приходит к выводу:
Трудность в том, как отделить фактическую подоснову – абсолютный неоспоримый факт – от рассуждений теоретиков и репортёров. Затем, утвердившись на такой прочной основе, наша задача – понять, какие следуют выводы и каковы узловые моменты, вокруг которых разворачивается вся тайна.
Выходит, здесь представлено хорошее, ёмкое описание метода, пригодного и для исторических изысканий. В случае с Катынью «слишком много информации, слишком много деталей».

Ещё большая проблема состоит в том, что очень немногие из изучающих Катынь лишены предвзятости. Для самих себя они определили, что «официальная» версия верна, что СССР повинен в расстрелах польских военнопленных, и никаких сомнений в том быть не может. Больше того, порочной им кажется сама постановка вопроса. Но отношение к проблеме Катыни как к тайне, подразумевает, что решение ещё не определено окончательно и на все времена, и, таким образом, было бы нечестно исключать возможность непричастности к ней советских властей. Такой подход препятствовал объективному изучению Катыни.

Поэтому я взялся разгадывать тайну Катыни скорее для самоутверждения, чем по какой-то иной причине – «для своего образования, Холмс». Смогу ли я в деле употребить свои принципы? Способен ли я объективно подойти к столь важной теме?

Буду ли я с особой подозрительностью смотреть на все факты, которые подтверждают мои предвзятые идеи, и в то же время – не жалеть места для истолкования доказательств, которые им противоречат? В моём случае, смогу ли я раскрыть правду, даже если состоять она будет в том, что Советы – те самые коммунисты, которым я симпатизировал ещё со времён войны во Вьетнаме, – окажутся виновными?

Во время дебатов в октябре 2012 года я признался, что в течение многих лет исследовал предполагаемые «преступления Сталина» и до сих пор не нашёл ни одного. В то время я был неопределившимся, всё ещё колеблющимся в своём отношении к Катыни. Но если того потребуют доказательства, смогу ли я прийти к выводу, что Сталин и советское руководство повинны в уничтожении польских военнопленных, как гласит «официальная» версия?

Да, смогу. Меня гораздо больше интересует сама тайна, нежели её разгадка. Кроме того, лучше добиться объективности от самого себя, чем струсить, после чего либо принять более сильную сторону (и своим нечестным поступком снискать одобрение), либо убеждать непопулярную сторону отказаться от предвзятости и предрассудков, осознавая, по крайней мере, внутренне, что правде страшно взглянуть в глаза.

Я согласен с историком Джеффри Робертсом:
За последние 15 лет или около того огромное количество новых материалов о Сталине … из российских архивов оказалось в [нашем] распоряжении. Должен внести ясность: как историк я твёрдо намерен говорить правду о прошлом, какими неудобными или неприятными были бы выводы. …Не думаю, что существует дилемма: просто говорите правду так, как вы её видите.
Вывод, вытекающий из моего исследования, сводится к тому, что в массовых убийствах, известных как Катынский расстрел, повинна Германия, а не Советский Союз. К такому же заключению пришли и некоторые российские исследователи, а среди них Сергей Стрыгин, Владислав Швед, Валентин Сахаров, Елена Прудникова и Иван Чигирин.

Однако я не стал следовать методу, каким пользовались все они. Вместо него я избрал путь, который избрал бы опытный детектив-ищейка. Сыщик, которому безразлично, кто виновен, и чья единственная цель – установить истину и поведать о ней окружающим, – а там будь, что будет!

Человеку малознакомому с историей изучения Катыни может показаться, что здесь «слишком много информации, слишком много деталей чтобы, отделяя критически важное от второстепенного, всё можно было связать в какое-то понятное целое». Попробуйте представить библиотеку, наполненную книгами и статьями только на катынскую тему!

Но к тому времени на изучение Катыни у меня ушли годы. Было известно: в этом деле лишь несколько документов образует круг первоисточников, обладающих доказательной силой. Когда я начал методично сортировать, классифицировать и изучать доказательства, выяснилось, что весьма малое их количество подтверждает либо «официальную» версию с обвинениями в преступлении советских властей, либо противоположную ей – возлагающую вину на нацистскую Германию. При ещё более тщательном рассмотрении мне вдруг стало понятно: подлинных доказательств ещё меньше – фактически, каких-то их крупиц – причём именно таких доказательств, которые невозможно сфальсифицировать, сфабриковать чтобы отдать предпочтение той или иной версии.

Следовательно, в будущем исследовании мне предстоит сосредоточиться на тех немногих частичках того, что обозначено мною как «неопровержимые свидетельства» – т.е. таких доказательствах, которые невозможно оспорить или развенчать (их интерпретация дело другое). А вам, уважаемый читатель, предстоит решать: столь уж ясны и однозначны выделенные мной крупинки свидетельств и насколько грамотно и точно их истолкование, каким кажется оно мне.

Эта тема для тех, кто изучает историю и кто хочет знать правду, даже если она приведёт к «крушению иллюзий» – заставит побороть собственные заблуждения, свои предвзятые идеи – и позволит думать иначе. Завершив исследование, мне тоже пришлось изменить своё мнение. В вопросе о Катыни я перестал быть неопределившимся.

Легко предугадать: те, кто построил свою профессиональную карьеру на «официальной» версии Катынского расстрела, конечно же, отвергнут выводы моего исследования. Они отвергнут их не потому, что представленный метод или анализ доказательств ошибочны, а по заранее известным причинам – они предвзяты, категорически пристрастны в пользу мнения, что виновна именно советская сторона. Никакое число доказательств не заставит их передумать. Ясно, что эта тема написана не для них.

В Соединённых Штатах присяжный – ещё до того как его привлекут к работе в судебной коллегии – получает инструкции, что решение о виновности или невиновности должно выноситься строго исходя из имеющихся доказательств, а не на основе какой-то предвзятой идеи, информации, полученной вне зала суда, или собственных предубеждений. Историкам должно действовать таким же образом. К сожалению, очень немногие из изучавших Катынь, могут честно признаться, что придерживались такого важного принципа.

Тема может не понравиться и тем из исследователей, которые убеждены, что СССР не причастен к расстрелам в Катыни, но думают, что доказать советскую невиновность можно средствами, которые, как мне кажется, не приведут к желаемому результату – к примеру, с помощью доказательств фальсификации «Закрытого пакета № 1» на основе внутреннего анализа документа. Полемика противников подлинности «Закрытого пакета №1» и их оппонентов длится многие годы. Полагаю, что такие диспуты бесплодны, и собираюсь высказать ряд соображений на сей счёт.

К разгадке катынской тайны необходимо подойти иначе. Уверен: нужно использовать метод, избранный мною. Что, возможно, покажется высокомерным по отношению к тем историкам и писателям, которые годами придерживались совершенно иного – и, на мой взгляд, ошибочного – подхода к проблеме Катыни.

Я не ждал похвалы ни с чьей стороны. Зато заранее мог предвидеть ещё более резкие нападки со стороны приверженцев «официальной» точки зрения. В конце концов, им не нужна правда. Им безразличны даже сами польские военнопленные, убитые в Катыни! В противном случае они были бы рады узнать, кто настоящие преступники, подлинные массовые убийцы.

Их интересует другое: разнюхать, как можно использовать теорию советской вины за Катынь для оправдания своих собственных политических, исторических и культурных проектов. Несмотря на сотни миллионов долларов, мемориалы, конференции, книги, статьи, учебные материалы и всевозможную идеологическую обработку ни польское, ни российское правительства, ни преданные им фаланги исследователей, учёных и политиков не заботят жертвы Катыни. Всё, что их действительно волнует, – это собственные политические устремления.

Можно было заявить, что мне, дескать, небезразличны судьбы погибших в Катыни, и в подтверждение своих слов продемонстрировать это единственным доступным мне законным способом: разгадав тайну и установив виновную сторону. Но таких заявлений я делать не собираюсь. Тайна Катыни заинтриговала меня, и на протяжении многих лет не поддавалась разгадке. Личный интерес, а не забота о жертвах как таковых, – вот что побудило меня к исследовательской работе.

Конечно, определить после многих лет виновную сторону и «закрыть дело» равнозначно тому, чтобы отдать дань уважения жертвам убийства. Однако со временем друзья и родственники тех, кто погиб в Катыни, уйдут со сцены, как и все мы. Останется само историческое событие. Теперь мы знаем, что произошло, а чего не было, кто виновен, а кто нет. Это останется потомкам. Именно последующим поколениям – а не политическим целям дня вчерашнего или даже сегодняшнего – послужит раскрытие правды о Катыни.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Официальная версия: «вина советских властей»

Новое сообщение ZHAN » 02 май 2022, 15:29

В статье Википедии о Катынском расстреле представлена одна-единственная – «официальная» версия событий. Притом сама Интернет-страница носит аксиоматически непреложный антикоммунистический и антисталинский характер. Не может быть речи даже о попытке объективности или беспристрастности, ибо нет здесь и серьёзного обсуждения научной полемики вокруг вопроса о Катыни. Статья полезна только как краткое и точное изложение «официальной» версии.

В апреле 1943 года власти нацистской Германии заявили об обнаружении останков тысяч польских офицеров, расстрелянных советским правительством в 1940 году. Как сообщалось, тела найдены недалеко от Катынского леса под Смоленском (на Западе России), и потому всё дело получило название «Катынский расстрел», включая истинные и мнимые казни польских военнопленных в других частях СССР.

Нацистская пропагандистская машина Йозефа Геббельса организовала вокруг своего заявления масштабную кампанию. После победы Советского Союза под Сталинградом в феврале 1943 года всем стало очевидно: Германия обречена на поражение, если только что-то не приведёт к расколу союзников. Очевидная цель нацистов – вбить между ними клин.

Советское правительство во главе с Иосифом Сталиным решительно отвергло обвинения Германии. Но когда на стороне нацистских пропагандистов выступило польское правительство в изгнании – и без того оголтело антикоммунистическое и антирусское, – тогда советское правительство порвало с ним дипломатические отношения и в итоге создало польские просоветские органы власти и польскую армию.

В сентябре 1943 года Красная Армия изгнала нацистских оккупантов из района Катыни. Советская Комиссия Бурденко на основе проделанных ею в 1944 году расследований опубликовала отчёт, и возложила вину за массовые казни на Германию.

В годы «холодной войны» капиталистические страны Запада выступили в поддержку нацистской версии, – той самой, которую продвигало антикоммунистическое правительство Польши в изгнании. Советский Союз и его союзники продолжали обвинять в массовых расстрелах Германию.

В 1990 и 1991 годах Михаил Горбачев, генеральный секретарь Коммунистической партии Советского Союза, а после 1988 года президент СССР, заявил, что вину за казни поляков на самом деле несёт Советский Союз сталинского времени. Согласно этой «официальной» версии, польские заключённые содержались в трёх лагерях – Козельском, Старобельском и Осташковском, затем их этапировали в Смоленск, Харьков и Калинин (ныне Тверь), после чего расстреляли и похоронили в Катыни, Пятихатках и Медном, соответственно.

В 1990, 1991 и 1992 годах были разысканы и допрошены трое престарелых ветеранов НКВД. В своих показаниях они поделились сведениями о том, что – по их собственным уверениям – им удалось узнать о расстрелах поляков в апреле и мае 1940 года. Ни одна из описанных ими казней не происходила в Катынском лесу – там, где нацисты проводили эксгумации.
Изображение
Стрелки от обозначенных звёздочками лагерей военнопленных (Осташков, Старобельск, Козельск) направлены в населённые пункты, указанные в документах НКВД как места этапирования заключённых в окрестности городов Калинин (Тверь), Харьков, Смоленск (Медное, Пятихатки, Катынь). На карте не обозначен город Новгород-Волынский,который расположен чуть восточнее города Ровно (Równe); Новгород-Волынский отстоит примерно на 1200 км от Калинина (Твери) и с. Медного.

В 1992 году российское правительство во главе с Борисом Ельциным передало польскому руководству документы, якобы подписанные Сталиным и другими членами Политбюро, которые в случае подлинности не оставляли бы ни грана сомнений в виновности советской стороны. Сами документы, как уверяют, хранились в «Закрытом пакете № 1», где под словом «закрытый» понимается наивысший уровень секретности. Такого рода источники названы мной «слишком убедительными документами», ибо таковые традиционно считаются «бесспорным подтверждением» советской вины. Между тем, никакое доказательство нельзя считать ни однозначным, ни окончательным; все они – и документальные, и материальные – могут быть интерпретированы самым различным образом.

Словом, к 1992 году советское, а затем российское правительства в официальном порядке возложили ответственность за расстрел от 14 800 до 22 000 польских военнопленных в апреле-мае 1940 года на руководство СССР сталинского времени.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Советская версия: «вина нацистской Германии»

Новое сообщение ZHAN » 03 май 2022, 21:10

13 апреля 1943 года германские власти выступили с обвинениями СССР в убийстве польских военнопленных в Катыни. В ответ советское правительство 16 апреля 1943 года опубликовало сообщение Совинформбюро с контробвинениями против Германии. Объяснялась в нём и судьба поляков:
Немецко-фашистские донесения на эту тему не оставляют сомнений в трагической судьбе бывших польских военнопленных, которые в 1941 году занимались строительными работами в районах к западу от Смоленска и которые вместе со многими советскими людьми, жителями Смоленской области, попали в руки немецко-фашистских палачей летом 1941 года, после вывода советских войск из Смоленской области.
[Правда. 1943. 16 апреля.]

В сентябре 1943 года Красная Армия освободила Смоленск. 2 ноября 1943 года была создана «Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников», членом которой стал видный нейрохирург Николай Нилович Бурденко. С 12 января 1944 года Бурденко возглавил «Специальную комиссию по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу (близ Смоленска) военнопленных польских офицеров».

Группа экспертов, известная как «Комиссия Бурденко», с 5 октября 1943-го по 10 января 1944 годов провела расследование массовых убийств в Катыни. В её докладе, опубликованном 26 января 1944 года в «Правде», сообщалось:
Специальной Комиссией установлено, что до захвата немецкими оккупантами Смоленска в западных районах области на строительстве и ремонте шоссейных дорог работали польские военнопленные офицеры и солдаты. Размещались эти военнопленные поляки в трёх лагерях особого назначения, именовавшихся: лагери № 1-ОН, № 2-ОН и № 3-ОН, на расстоянии от 25 до 45 км. на запад от Смоленска.

Показаниями свидетелей и документальными материалами установлено, что после начала военных действий, в силу сложившейся обстановки, лагери не могли быть своевременно эвакуированы, и все военнопленные поляки, а также часть охраны и сотрудников лагерей попали в плен к немцам.
В докладе Комиссии Бурденко вина безоговорочно возлагалась на Германию:
[Весной 1943 года] немцы решили пойти на провокацию, использовав для этой цели злодеяния, совершенные ими в Катынском лесу, и приписав их органам Советской власти. Этим они рассчитывали поссорить русских с поляками и замести следы своего преступления.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Две версии в сравнении

Новое сообщение ZHAN » 04 май 2022, 19:20

И «официальная», и советская версии сходятся в том, что в трёх лагерях для военнопленных содержалось более 10 тыс. польских военнопленных: в Козельске (город в составе тогдашней Западной области с центром в Смоленске), в Старобельске (город в Ворошиловоградской (Луганской) области тогдашней Украинской ССР) и в Осташкове (город в Калининской (ныне Тверской) области). В апреле-мае 1940 года польских военнопленных из всех трёх лагерей вывезли в распоряжение Смоленского, Харьковского и Калининского Управлений НКВД, соответственно.

По «официальной» версии, там же или где-то поблизости заключённых подвергли казни и предали земле в Козьих горах (близ Катыни под Смоленском), Пятихатках (под Харьковом) и Медном (под Калинином).

По советской версии, заключённых вывезли из трёх спецучреждений НКВД и разместили в лагерях 1-ОН, 2– ОН и 3-ОН под Смоленском, а остальных отправили на Западную Украину. Всех их привлекали к дорожным работам. И все они в июне 1941 года попали в плен к германским оккупантам и их пособникам – украинским националистам, а затем были уничтожены.

Обе версии сходятся в том, что очень немногие польские пленные переброшены были в другие лагеря и, таким образом, избежали расстрела.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Тайна Катынского расстрела. Ключевые аспекты

Новое сообщение ZHAN » 05 май 2022, 18:22

Сохранились и стали достоянием гласности советские списки польских военнопленных, вывезенных из трёх лагерей в распоряжение Управлений НКВД трёх городов. Подлинность списков никем не оспаривается.

[Списки опубликованы в книге Анджея Тухольского: Tucholski, Jędrzej. Mord w Katyniu: Kozielsk, Ostaszków, Starobielsk. Lista ofiar. Warszawa: Instztut Wydawniczy Pax, 1991. Это единственное официальное и в то же время единственное полное издание этапных списков НКВД с перечислением имён всех расстрелянных поляков. Списки воспроизведены по первоисточникам и напечатаны на русском языке.]

Обвиняющая СССР «официальная» версия исходит из предположения, что польские военнопленные казнены НКВД в трёх указанных выше городах и погребены в трёх местах захоронения. Сами перевозки заключённых шаблонно именуются «эшелонами смерти».

Книга «Катынь: преступление без наказания» Анны Ценцялы, Натальи Лебедевой и Войцеха Матерского (Yale University Press, 2007) – издание определённо академического характера – отстаивает «официальную» версию Катыни. И вот как там говорится о перевозках польских военнопленных:
Последний эшелон смерти покинул Козельск....

Последний эшелон смерти выехал из Осташкова в Калинин (Тверь) 19 мая…

…списки тех, кого следует выслать из лагерей для расстрела (док. 62)…

…и отчёт о числе тех, кто отправлен на смерть (док. 65).
Здесь все формулировки, касающиеся казней, принадлежат Ценцяле, как основному автору книги. Точно таким же образом при рассмотрении документов, где казни, расстрелы, убийства, смерть и т.д. не упоминаются вовсе, Ценцяла неизменно вставляет фразы, долженствующие напомнить читателям, что, в соответствии с её трактовкой событий, заключённых перевозили туда, где их ждала расправа. Вот ещё несколько примеров:
Их перевезли в тюрьмы НКВД… чтобы там расстрелять. (154)

…То же самое, что и порядок в эшелонах смерти. (156)

Первые списки жертв для отправки на смерть… (157)

Выдача списков для отправки заключённых на смерть… (159)

В директиве Берии от 4 апреля 1940 года указывается цель – истребление не только офицеров и полиции… (160)

Первый из многих рапортов начальника УНКВД Калининской области Дмитрия Токарева об “исполнении”, то есть убийстве... (162)

Указание Сопруненко Королёву от 6 апреля 1940 года, фактически, представляло собой список смертников… (163)

Отправка военнопленных на смерть… (175)

Рапорт от 11 апреля 1940 года из Козельска показывает, что за 9 дней убито 1643 офицера (175)

…Настроения заключённых, когда их насильно отправляли на смерть. (176-177)

Большинство отправленных в Юхновский лагерь заключённых… были исключены из списков смертников по разным причинам… (183)

К 3 мая Управление по делам военнопленных совместно с 1-м особым отделом НКВД и при личном содействии Меркулова обработало дела 14 908 заключённых и разослало списки – смертные приговоры – на 13 682 человека (187)

…Вполне вероятно, что они просто подписали или проштамповали “бланки Кобулова” (док. 51) с уже вписанным туда смертным приговором (187)

В рапорте приводится число списков, полученных в лагере, и число заключённых, ежедневно отправляемых из Козельского лагеря на смерть, начиная с 3 апреля по 11 мая…(190)

В рапорте Сопруненко указано число лиц, подлежащих расстрелу в соответствии с полученными списками… (193)

Одна из последних казней военнопленных из Осташковского лагеря состоялась 22 мая 1940 года. (200)

…В тот день осташковских заключённых продолжали расстреливать… (200)
Важно подчеркнуть: ни в одном из документов о переброске заключённых по этапу нет ни единого слова о казнях.

За очень редким исключением, все тела в Катыни (в Козьих горах), опознанные или предположительно опознанные и германскими, и советскими экспертами, были идентифицированы по документам, якобы найденным на трупах. Ни в Медном, ни в Пятихатках таких трупов как в Катыни не обнаружено.

«Официальная» версия исходит из предположения, что все эксгумированные в Катыни тела принадлежат военнопленным, прибывшим в окрестности Смоленска из Козельского лагеря. Если вдруг окажется, что какие-то из найденных в Катыни тел принадлежат тем, кого – в соответствии со списками на этапирование – перевезли в Калинин или Харьков, тогда «официальную» версию следует признать несостоятельной или опровергнутой. Точно так же: тела военнопленных из любого из трёх лагерей, обнаруженные в «несвойственных» им местах, будут указывать на несостоятельность «официальной» версии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Доказательства, которые невозможно оспорить

Новое сообщение ZHAN » 06 май 2022, 18:40

Число публикаций о Катынском расстреле поистине огромно. Книги на эту тему, несомненно, заполнили бы полки небольшой библиотеки. Издаётся, по меньшей мере, один журнал – «Zeszyty Katyńskie» («Катынские записки»), полностью посвящённый Катыни. Написаны тысячи статей в исторических журналах, газетах и других периодических изданиях. В 4-томном польском сборнике «Katyń. Dokumenty Zbrodni» («Катынь. Документы преступления») более 2000 страниц.

Как только я взялся изучать Катынь, довольно скоро выяснилось: сведения из первичных источников составляют очень небольшую часть всех материалов, но только они способны прояснить, кто именно повинен в уничтожении польских военнопленных. Огромное число документов, – опубликованных, к примеру, в 4-томнике «Катынь. Документы преступления» и в нескольких других сборниках, сколь бы полезными они не оказались для других целей, – лишь оттесняют на второй план действительно значимые первоисточники – те, что в деле об убийстве поляков обладают доказательной силой. Все остальные затрагивают малозначимые вопросы. Они носят отвлекающий характер и важны только для тех, кто думает, что знает виновных, и хотел бы просто «свернуть тему».

Таким образом, доказательств не так много. И больше того: из всего их множества какая-то часть, возможно, сфабрикована в пользу одной из версий – либо «официальной», согласно которой вина лежит на СССР, либо той, что обвиняет нацистскую Германию. Что-то просто должно быть сфальсифицировано.

И Германия, и Советский Союз подготовили отчёты с результатами эксгумаций, вскрытий, с заключениями экспертов и показаниями свидетелей. Из германского доклада явствует, что поляков уничтожили советские власти, тогда как появившееся чуть позже заключение советской стороны указывает на несомненную виновность Германии. Очевидно, что обе версии не могут быть истинными одновременно. Как, впрочем, и одновременно ложными – ведь кроме Германии и СССР никакой третьей стороны, причастной к расстрелам, просто нет.

В 1992 году российское правительство представило документы, которые, как утверждалось, хранились в сверхсекретном советском архиве и доказывали вину СССР в смерти поляков. Документы «Закрытого пакета № 1», названные мной «слишком убедительными», выглядели как подлинные. В течение нескольких лет казалось, что вопрос о том, кто убил польских военнопленных, решён раз и навсегда.

В 1995 году российский инженер-металлург Юрий Мухин опубликовал книгу «Катынский детектив». Там он утверждал, что документы из «Закрытого пакета № 1» сфабрикованы. Книга Мухина нашла сторонников, главным образом, в России и положила начало новому движению. В 2003 году Мухин существенно дополнил первое издание своей книги и под названием «Антироссийская подлость» опубликовал увесистый том объёмом свыше 750 страниц.

В октябре 2010 года появились веские основания считать, что «слишком убедительные» документы» – подделки. С момента публикации в 1995 году книги Мухина такой позиции придерживались многие русские коммунисты и люди лево-патриотических убеждений. Однако материалы, которые в октябре 2010 года представил депутат Госдумы Виктор Илюхин, оказались очень вескими доказательствами фабрикации документов из «Закрытого пакета № 1».

Наиболее полный отчёт о тех драматических событиях помещён на Интернет-странице покойного Сергея Стрыгина. На шведской странице “Katynmassacern” и на странице “Mythcracker” есть англоязычное резюме. В обзоре моих сообщений на форуме H-Russia в 2010 году представлен краткий обзор найденных артефактов вскоре после их обнаружения.

После обнародования Илюхиным разоблачительных улик ни один честный исследователь уже не имеет права считать подлинниками содержимое «Закрытого пакета № 1». Тот факт, что документы представлены тогдашним Генеральным секретарём ЦК КПСС Горбачёвым, и затем получили одобрение в антикоммунистических кругах – не доказательство, а логическая ошибка, известная как «апелляция к авторитету».

Сторонники «официальной» версии разместили в Интернете сайт для пропаганды своей точки зрения и критики взглядов оппонентов. Чуть позднее группа энтузиастов, убеждённых в виновности Германии и невиновности СССР, создала альтернативный Интернет-сайт. Исследователи, группирующиеся вокруг последнего, считают, что «слишком убедительные» документы из «Закрытого пакета № 1» – подделка.

Подытожим:

* Несмотря на огромные объёмы документации, фактически, лишь очень небольшая её часть представляет собой сведения из первичных источников.

* Доказательства противоречивы. Одни из них указывают на вину советских властей, другие подтверждают вину Германии.

* Некоторые из доказательств, безусловно, не подлинны – подделаны, сфабрикованы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Группы документов

Новое сообщение ZHAN » 07 май 2022, 11:35

Все доказательства, способные привести к установлению виновной стороны, содержатся в следующих четырёх группах документов:

A. Германский «Официальный материал о массовом убийстве в Катыни» 17 1943 года и связанные с ним документы.

Б. Сообщение Специальной Комиссии Бурденко, опубликованное в январе 1944 года, и связанные с ним документы.
[Сообщение Специальной Комиссии по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу военнопленных польских офицеров. // Правда. 1943. 16 апреля.]

В. «Закрытый пакет № 1», о существовании которого стало известно в 1992 году.

Г. Отчёт поисковой археологической экспедиции о раскопках на месте массовых казней во Владимире-Волынском на Украине (ноябрь 2011 года) и связанные с ним документы 2010-2013 годов.

Подавляющее большинство работ о Катыни исходят из предположения правдивости германского отчёта и подлинности «Закрытого пакета № 1», подразумевая тем самым, что СССР – виновная сторона в катынском деле. Такова «официальная» точка зрения. Кроме неё никакая другая не допустима в академических кругах, в научно-популярных изданиях и средствах массовой информации. По той же версии, сообщение Комиссии Бурденко сфабриковано, и потому всерьёз никогда не рассматривается. «Официальная» версия довлеет настолько, а оспаривающая её интерпретация носит такой обособленный характер, что даже хорошо информированные исследователи зачастую не знают о существовании альтернативного объяснения событий в Катыни или же считают, что все сомневающиеся в «официальной» версии просто умышленно игнорируют доказательства.

Некоторые российские исследователи придерживаются другой точки зрения, полагая, что сообщение Комиссии Бурденко соответствует истине, а сфабрикованы, наоборот, «Закрытый пакет № 1» и нацистский «Официальный материал». Однако такая позиция осталась в России почти без внимания. И фактически замалчивается за её пределами.

Находки во Владимире-Волынском либо не замечаются вовсе, либо – за исключением очень немногих российских исследователей – отвергаются.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Тайна Катынского расстрела. Потребность в объективности

Новое сообщение ZHAN » 08 май 2022, 13:38

Есть только один способ доискаться правды в любом расследовании – проводить его объективно. При поисках истины недопустимо подмешивать собственные предпочтения или предвзятые идеи.

Следовательно, необходимо с самого начала взять себе за правило относиться к Катыни как к неразгаданной тайне. Надлежит отбросить собственные предвзятые идеи, предпочтения и предрассудки. Более того, нужно распознать в себе эти предвзятые идеи и предубеждения, а затем предпринять особые усилия чтобы не допустить их влияния на наше исследование.

Надо выработать метод, позволяющий с особым скептицизмом смотреть на факты, которые подтверждают наши собственные предубеждения и предвзятые идеи. К любым свидетельствам, которые им противоречат, дóлжно относиться с особым вниманием.

Если мы этого не сделаем и поступим наоборот – особое внимание будем уделять доказательствам, которые говорят в пользу истинности наших предвзятых идей, и, скорее, станем отвергать любые факты, идущие вразрез с собственными предубеждениями – мы неизбежно станем жертвами предрасположенности к обоснованию своей точки зрения.

[«Склонность к подтверждению своей точки зрения, или предвзятость подтверждения, – тенденция человека искать и интерпретировать такую информацию или отдавать предпочтение такой информации, которая согласуется с его точкой зрения, убеждением или гипотезой». Википедия.]

В таком случае у нас не останется никаких шансов отыскать истину, ибо даже если мы наткнёмся на неё, всё равно не сможем её распознать. Этим грешат практически все исследования по Катыни, включая пухлые тома научных работ на всех языках мира. Их авторы и не пытаются быть объективными. Наоборот, они дают неверное толкование одним доказательствам и начисто пренебрегают другими – лишь бы утвердить собственные предвзятые представления, что вина лежит на советской стороне.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Метод

Новое сообщение ZHAN » 09 май 2022, 10:23

В каждой из групп документов от А до Г немало интересного. Чтобы осветить их наиважнейшие аспекты, потребуется ещё одна объёмистая работа. Но тогда на второй план отошёл бы самый важный вопрос: кто виноват? Только и исключительно ему посвящена эта тема. Поэтому история катынского вопроса за рамками. Перед нами более узкая, но гораздо более важная цель: раскрыть тайну Катыни и определить на основе имеющихся доказательств, кто виноват – Германия или Советский Союз.

Каким должен быть нужный объективный метод, способный приблизить нас и, надеюсь, найти ключ к разгадке катынской тайны – определить, кто именно повинен в уничтожении поляков?

Насколько можно судить, таким вопросом до сих пор никто не задавался.

Наша первая задача: решить, есть ли среди всех материалов, вошедших в группы документов от А до Г, такие сведения из первичных источников, которые невозможно сфабриковать, подделать или подтасовать. Доказательства, которые нельзя сфальсифицировать, имеют очевидную и уникальную ценность. Раз уж мы решили докопаться до истины и найти виновную сторону, тогда только такие доказательства и должны нас интересовать.

Остальная масса сведений по Катыни будет служить чем-то вроде шахты, из которой можно извлечь какое-то ограниченное число исторических свидетельств, правдивость которых невозможно поставить под сомнение, и которые представляют собой поистине веские доказательства. Если сосредоточиться только на них и не отвлекаться на многое множество публикаций о Катыни, тогда нам удастся раскрыть катынскую тайну и определить, кто повинен в смерти польских военнопленных.

Чтобы определить, есть ли такие свидетельства, надлежит тщательно изучить все документы из групп от А до Г. Для изучения результатов предыдущих исследователей потребуется ещё и проштудировать объёмистые научные труды по Катыни.

Свидетельства из первичных источников, которые невозможно подделать, действительно существуют. Они бывают двух разновидностей:

* Свидетельства, попавшие в источник в силу необходимости; авторы никогда не пошли бы на их фабрикацию, поскольку по смыслу или содержанию они противоречат их собственным предвзятым представлениям. Вкрапление таких свидетельств в источник происходит потому, что авторы просто не могли поступить иначе.

* Свидетельства, попавшие в источник ещё до того, как поместивший его смог осознать их значимость для своей собственной позиции по катынскому вопросу. Известен, по крайней мере, один случай, когда авторы одно из свидетельств посчитали маловажным, а потому не стали его использовать.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Исторические свидетельства

Новое сообщение ZHAN » 10 май 2022, 18:48

Далее следует список свидетельств, которые почти наверняка не могут быть сфальсифицированы и которые, следовательно, дают нам ключ раскрытию загадки Каты-ни. Перечислим их, сообразуясь с четырьмя группами документов от А до Г.

[Я не пишу здесь более категорично, что их «невозможно подделать», поскольку такие утверждения необоснованны и неоправданны. Со всех точек зрения представленные здесь свидетельства можно считать подлинными.]

A. Германский «Официальный материал о массовом убийстве в Катыни» 1943 года и связанные с ним документы.

* Стреляные гильзы, найденные в Катыни, германского происхождения.

Нацисты не могли сфальсифицировать или выдумать эту деталь. В своём дневнике Йозеф Геббельс выразил тревогу по поводу данного факта. Нацисты приложили немало усилий, чтобы доказать возможность использования в СССР пуль германского происхождения. Такие аргументы мы подробно рассмотрим далее.

* Жетон из Осташковского лагеря военнопленных, обнаруженный в Катыни.

Вопрос о жетоне подробно рассматривается в «Официальном материале». Там дано такое объяснение: жетон попал к бывшему польскому военнослужащему от других заключённых, прежде содержавшихся в Осташковском лагере. Но о том, что такие заключённые действительно существовали, в «Официальном материале» нет ни слова. Как увидим, приверженцы «официальной» версии не смогли объяснить факт обнаружения жетона и снять это несоответствие.

* Польские военнопленные, чьи тела найдены в катынских могилах, как считается, находились в заключении в Козельском лагере.

Но многие из тех, чьи останки, по заявлениям нацистов, были эксгумированы в Катыни, в действительности содержались в Старобельском или Осташковском лагерях. Их имена так и остались в «Официальном материале». Возможно, завершить и откорректировать отчёт не удалось из-за спешки. Или потому, что другие, в том числе польские наблюдатели видели их тела; или факту обнаружения в Катыни трупов военнопленных из Старобельска и Осташкова не придали должного значения; или просто никто не знал, что тела принадлежат заключённым из Осташкова и Старобельска; или по какой-то комбинации причин.

Главное здесь вот в чём: нацисты не могли «подделать» – т.е. выдумать – имена военнопленных из Старобельска и Осташкова. Их присутствие в Катыни, как признают сегодня обе стороны, свидетельствуют против «официальной» версии.

Б. Сообщение Специальной Комиссии Бурденко, опубликованное в январе 1944 года, и связанные с ним документы.

Вслед за германскими нацистами, советские эксперты тоже эксгумировали тела убитых поляков и обыскали трупы в поисках улик. В опубликованном сообщении приводятся сведения о документах, найденных на шести трупах. Список материалов Комиссии Бурденко в бывшем советском архиве содержит подробную информацию обо всех находках, а не только тех, сведения о которых отражены в окончательном тексте.

Один документ, найденный среди тел, принадлежит заключённому, перемещённому из Осташковского лагеря в Калинин. Из-за того, что первая часть фамилии оказалась неразборчивой, советские следователи не смогли идентифицировать его личность и потому не поняли, что это осташковский заключённый. Им не пришло в голову, что появление таких останков в Катыни заставляет сомневаться в истинности германского отчёта и подтверждает советскую трактовку событий. Следователи Комиссии Бурденко никак не воспользовались своей находкой. Поэтому и фальсифицировать её не было смысла.

В. «Закрытый пакет № 1», о существовании которого стало известно в 1992 году.

Один из документов «Закрытого пакета № 1» имеет отчётливые признаки фабрикации, и тем не менее не изъят оттуда. Какое вразумительное объяснение можно дать тому этому факту, за исключением того, что перед нами плоды более масштабной работы по изготовлению фальшивок. (О предъявленных Виктором Илюхиным доказательствах фальсификации всего «Закрытого пакета № 1» см. выше).

Г. Отчёт поисковой археологической экспедиции о раскопках на месте массовых казней во Владимире-Волынском на Украине (ноябрь 2011 года) и связанные с ним документы 2010-2013 годов.

* В массовых захоронениях на Западной Украине археологи обнаружили жетоны двух польских военнопленных. Оба содержались в Осташковском лагере. По «официальной» версии, их отправили по этапу в г. Калинин (ныне Тверь), где казнили и захоронили в с. Медное. Их имена можно найти на мемориальных табличках на польской части сельского кладбища.

Никто и в том числе участники польско-украинской археологической группы, обнаружившие жетоны среди останков многих других жертв массовых казней, не сомневается, что останки этих двух военнопленных находятся среди тел убитых и захороненных во Владимире-Волынском. (Анализов ДНК польско-украинская группа не проводила.)

* 96-98% гильз, найденных на месте массовых казней во Владимире-Волынском, германского производства и датированы 1941 годом.

* Метод казни во Владимире-Волынском, как показано польским археологом, характерен для «айнзацкоманд» обергруппенфюрера СС Фридриха Еккельна, цинично обозначенный им как «сардинная укладка».

* Независимое исследование другого учёного подтвердило: после нападения на СССР в июне 1941 года германские войска при содействии украинских националистов в той же местности расстреляли многих советских граждан, в том числе евреев.

* Вслед за публикацией отчёта польского археолога о находках во Владимире-Волынском польские и украинские историки признали: факт обнаружения двух жетонов ставит под сомнение «официальную» версию Катыни под сомнение – то есть снимает вину с советской стороны.

Отчёт о находках во Владимире-Волынском был в скором времени изъят. Раскопки прекратились, а вина за массовые убийства бездоказательно возложена на НКВД.

Вывод: вина за расстрел поляков лежит на Германии

Безусловно достоверные свидетельства, подделка которых невозможна, подтверждают: вина за массовые убийства польских военнопленных, известные как Катынский расстрел, должна быть возложена не на Советский Союз, а на Германию. Неопровержимые доказательства или прямо указывают на ответственность нацистов, или противоречат «официальной» версии – единственной, где говорится о виновности советской стороны. Ни одно из свидетельств не допускает возможность советской вины, не подтверждает «официальную» версию и не опровергает виновность гитлеровских оккупантов.

Следовательно, массовые убийства польских военнопленных – дело рук германских нацистов. Доказательства просто не допускают какой-то иной разгадки тайны Катыни.

Легко предвидеть: такой вывод будет отвергнут независимо от предъявленных доказательств. Ибо он прямо противоречит «официальной» версии, принятой польским и российским правительствами и одобренной авторами всех научно-исторических работ, вышедших после 1992 года (за исключением ряда публикаций группы российских исследователей, которые по большей части остались без внимания), а также множеством других влиятельных органов, включая Конгресс Соединённых Штатов и Международный суд в Гааге.

Читатель вправе полюбопытствовать: «Разве единодушие столь многих авторитетов не имеет значения?» :unknown:
Конечно, имеет! :Yahoo!:

Всеобщее молчаливое признание советской вины стало причиной того, что тема Катыни превратилась в некую «закрытую книгу». «Официальная» версия стала преобладать и в кругу экспертов, и в общественном мнении. Инакомыслие не допускается. Другие мнения и их авторы подвергаются остракизму, высмеиваются или, наоборот, замалчиваются – их не цитируют и не упоминают в других работах.

Но единодушие не имеет отношения к исследуемой нами исторической загадке. Наш вопрос: что есть истина? И его нельзя решить с помощью обращения к властям, сколь уважаемыми или многочисленными они бы ни были. Он решается исключительно на основе сведений из первичных источников.

Доказательства не терпят двусмысленности. Ни одно из доказательств, подделать которые невозможно, не подтверждает гипотезу о расстреле поляков советскими властями. Наоборот, все они подтверждают противоположное.

Далее будет исследована каждая из групп документов от А до Д. В заключение мы рассмотрим вопрос о том, почему подход, используемый в настоящей теме, до сих пор не применялся к Катыни.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Германский «Официальный материал...»

Новое сообщение ZHAN » 12 май 2022, 21:03

Германский «Официальный материал о массовом убийстве в Катыни» – документ весьма противоречивый. Несколько свидетелей из числа местных жителей, чьи показания включены в него, впоследствии от своих слов отступились. Результаты германского расследования отвергли, по меньшей мере, три члена международной научной комиссии, – той, что по просьбе Германии исследовала тела и подписала протокол с обвинениями СССР. Выводы комиссии отказались поддерживать две разные группы польских научных экспертов.

Каждый из затронутых вопросов легко разрешить, если исходить из предположения, что германский доклад сфальсифицирован. Но причины могут оказаться иными. Эксперты и свидетели из числа местных жителей отрешились от прежних показаний, опасаясь советских репрессий. Или их первоначальные заявления появились в результате угроз со стороны германских нацистов. А противоречия вызваны поспешностью и небрежностью, поскольку немцы стремились побыстрее опубликовать свой доклад.

В массовых захоронениях найдены различные документы – дневники, календари, блокноты, конверты, письма, газеты, свидетельства о прививках и некоторые другие письменные свидетельства. Если верить «Официальному материалу», никакие из них не датированы позднее апреля 1940 года. Как германская, так и польская группы экспертов пришли к ложному умозаключению, что казнь заключённых, таким образом, состоялась примерно в это время. Конечно, нацисты ни при каких обстоятельствах не стали бы сообщать полякам или показывать им документы, с датами позднее апреля или, на крайний случай, позже начала мая 1940 года. Весь процесс эксгумаций проходил под контролем германских нацистов, а не польских наблюдателей.

Но германо-польский вывод нельзя не признать ложным в любом случае. Самая поздняя из дат – лишь terminus post quem [«предел, после которого» выражение, которое определяет начальную точку в обозначении пределов датировки событий], т.е. свидетельство того, что жертва лишена жизни после указанного времени, возможно, много позже него. Хотя бы некоторым из германо-польских экспертов следовало бы знать сей элементарный факт. Таким образом, жульничество изначально присутствовало при составлении доклада.

Однако грубая тенденциозность, атмосфера лжи и спешка, в которой готовился «Официальный материал» – сами по себе не указывают на виновную сторону в деле о смерти поляков. Доклад не доказывает вину советских властей; следовательно, не доказывает и вину Германии. То, что многие его утверждения неправдивы, означает: доверять ему нельзя. В дальнейшем будут показаны некоторые из наиболее важных противоречий и лживых утверждений доклада.

Впрочем, наша цель не в том, чтобы раскрыть все пороки «Официального материала». Нас интересует иное – «разгадка тайны», поиск ответа на вопрос: кто же всё-таки убил поляков? Показав ошибочность и нечестность германского доклада, этого сделать нельзя.

Можно предположить: Германия не прибегла бы к фальсификации, если советские власти были бы непричастны к расстрелу польских военнопленных, и всё что нацистам потребовалось сделать – просто сказать правду. Но рассуждения такого сорта бездоказательны.

Свидетельства из германского «Официального материала», которые невозможно подделать

1. Найденные в Катыни стреляные гильзы – германского производства.

Вопрос о гильзах поднимается в «Официальном материале» несколько раз:

Рядом с захоронениями обнаружено несколько пистолетных гильз с клеймом “Geco DD 7.65”. Отдельные образцы гильз найдены также в могилах среди трупов. (S.35)

При извлечении трупов из могилы 2 был обнаружен оригинальный патрон – пистолетный патрон с клеймом на основании гильзы “Geco 7,65 D”. (S.73)

На гильзах проставлено то же клеймо “Geco 7,65 D”, которое соответствует тому, что обнаружено на неиспользованном патроне. (S.74)

Аналогичными находками вне могил стали ещё четыре гильзы “Geco”, которые были оставлены на южном краю могилы 1 возле коленного сгиба к нетронутой земле и немного правее челюстной кости. (S.74)

Использованные в Катыни пистолетные патроны калибра 7,65 мм “Geco” аналогичны патронам, которые в течение многих лет производились на заводе боеприпасов “Густав Геншов и Ко” в Дурлахе близ Карлсруэ (Баден). (S.75)

Из этого следует, в связи с предыдущими замечаниями по поводу клейма “Geco 7,65 D”, что пистолетные патроны, использовавшиеся для расстрелов в Катынском лесу, были изготовлены в 1930 или 1931 годах. (S.79)

В ходе того же расследования гильза от пули (“Geco 7,65 мм”) была обнаружена на дне могилы рядом с трупом самого нижнего слоя. (S.87)

Нацисты утверждали: в Катыни обнаружены гильзы только германского производства “Geco”. Других там не нашлось. Просто выдумать этот факт невозможно. Если среди трупов вдруг отыскались бы советские гильзы, нацисты, несомненно, сообщили бы о них. Поэтому можно не сомневаться: в Катыни найдены только германские гильзы, хотя и не обязательно только те, что поименованы в «Официальном материале».

По утверждениям нацистов, такие патроны в 1920-1930-х годах Германия экспортировала в СССР. Чего советская сторона не отрицала. В отсутствие других обоснованных сомнений германские гильзы свидетельствуют о виновности гитлеровских оккупантов.

Ни советские, ни просоветские исследователи не обратили внимания на два любопытных факта, связанных сообщениями о гильзах.

Во-первых, по заявлениям нацистов, на всех гильзах стояли клейма – “Geco 7.65 D” или “Geco 7.65 DD”. Независимо от того, кто стрелял, крайне странно, что расстрельная команда в составе, как минимум, полудюжины стрелков, пустив в расход несколько тысяч человек в течение почти 6 недель, использовала только патроны девятилетней давности и только с такой маркировкой гильз.

На месте нацистских массовых казней во Владимире-Волынском найдены три типа германских гильз. Причём из всех найденных два наиболее распространённых типа имеют клейма, датированные 1941 годом. Число жертв во Владимире-Волынском – примерно 1/10 от расстрелянных в Катыни.

Во-вторых, на фотографиях гильз, помещённых в «Официальном материале», нет изображения хотя бы одного клейма. Но лишь наличие клейма позволяет произвести идентификацию. Германский же доклад приводит фото гильз только с видом сбоку – бесполезного для их распознавания.

Работая в Катыни, германские эксперты, конечно, понимали, в чём дело. Когда они послали несколько гильз в фирму «Густав Геншов», производившую патроны ”Geco”, в ответ пришла записка с указанием различных типов клейм, позволяющих идентифицировать продукцию, изготовленную в разные годы.
Изображение
Рисунок фирмы «Густав Геншов»

Фотоизображения клейм на гильзах – свидетельство, способное надёжно подтвердить факт их обнаружения в катынских захоронениях. Составители доклада могли прислать фото вообще каких угодно гильз и объявить, что те найдены в Катыни. Но они так не поступили. Взамен помещены снимки гильз с видом сбоку. Ничего не стоило сфотографировать клейма на гильзах, но как раз такие снимки в докладе отсутствуют.

Авторы «Официального материала» хотели, чтобы читатели просто «поверили» им. Тогда зачем вообще утруждать себя фотографированием бокового вида патронов и гильз? Как представляется, объяснить это можно только стремлением ввести читателей в заблуждение.

И всё же нацисты оказались правы! С тех пор антикоммунисты опираются на германский доклад как на единственное доказательство вины советских властей. А у антикоммунистов никакого стремления к объективности не наблюдается. Поэтому они не задаются вопросом, почему нацисты не фотографировали клейма. Мы ещё увидим, что в «Официальном материале» есть множество других противоречий, которые по сей день остаются незамеченными.

Все работы о Катыни принимают за истину утверждение нацистов, что в Катыни найдены только недатированные гильзы “Geco”. Что означает: они принимают «Официальный материал» за чистую монету – верят в его правдивость. Перед нами ошибка, несовместимая с поиском истины и сопоставимая лишь с такой же «верой» в истинность советского доклада Комиссии Бурденко.

Но сам Йозеф Геббельс, гитлеровский министр пропаганды, отчётливо понимал, какие проблемы может повлечь за собой обнаружение германских гильз для нацистской кампании вокруг Катыни:
К несчастью, в могилах Катыни были найдены германские боеприпасы. Вопрос, как они туда попали, требует выяснения. Речь идёт либо о боеприпасах, проданных нами в период наших дружеских соглашений с Советской Россией, либо о подбрасывании этих боеприпасов в могилы самими советскими властями. В любом случае крайне важно, чтобы этот казус держался в строгой тайне. Если о нём станет известно врагу, всё катынское дело придётся бросить.
[В связи с рисунком возникает ещё один вопрос. По данным фирмы «Геншов» – что, как мы увидим далее, подтвердил сам Густав Геншов в Комиссии Мэддена (США), – патроны с клеймом “Geco 7,65 D” никогда не производились. Гильзы маркировались либо “Geco 7,65 DD”, либо “Geco DD 7,65”, либо “Geco D 7,65 D”. Не понятно, как германские следователи могли совершить такую грубую ошибку, если в могилах лежали тысячи таких гильз?]

Геббельс прав. Использование в Катыни германских боеприпасов и только их одних – явное и неоспоримое доказательство вины нацистов. Виновность советской стороны этот факт не доказывает.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Германский «Официальный материал...» (2)

Новое сообщение ZHAN » 13 май 2022, 19:52

2. Найденный в Катыни жетон из Осташковского лагеря.

Другой поляк из могилы №8 – Владислав Чернушевич, родился 21.10.1898 в г.Слоним, [ул.] Замкора 75, в гражданской жизни помощник писаря в канцелярии уездного старосты Слонимского повята…

Кроме бумажника с монограммой «WC», 190 злотых в банкнотах и кисета из льняной ткани найден овальный жетон из листового металла со следующей информацией:
T.K. УНКВД K.[алининской] O.[бласти].
9 4 2 4
г.Осташков.
Обнаруженный жетон внёс в германский доклад какую-то путаницу. Его авторы пришли к выводу, что советские органы зачем-то перевезли Чернушевича из Осташковского лагеря в Козельск и там расстреляли.

Но в «Официальном материале» среди более, чем 4 тыс. катынских имён нет никого с фамилией Чернушевич, Чарнушевич, Чернышевич и т.д.

* Чарнушевич Владислава Юльянович – в соответствии со этапным списком № 54/3 доставлен из Козельского лагеря 5 мая 1940 года (Tucholski, p. 716 #44).

* Чернышевич Владислав Леонардович – указан в списке Старобельского лагеря (Tucholski, p. 980 #3668).

В книге «Убиты в Катыни» – последней по времени попытке обоснования «официальной версии» – предпринята попытка разрешить противоречие: там сообщается, что поначалу Чарнушевич содержался в Осташковском лагере, а затем в квадратных скобках указано, что в ноябре 1939 года его перевезли в Козельск.

[Убиты в Катыни. Книга памяти польских военнопленных – узников Козельского лагеря НКВД, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. Сост.: Гурьянов А. и др. М.: Звенья.]

Скобки указывают на то, что доказательств у авторов нет. Причём они полагают, что русское написание фамилии «Чарнушевич» соответствует польскому «Чернушевич»:

Чарнушевич Владислав (сын Юлиана и Антонины)… Czernuszewicz Wladislaw…

В списке Тухольского (Tucholski, p.90 col.2) Чернышевич указан среди военнопленных Козельска:
Чернышевич Владислав. Родился 21.10.1898. Подхорунжий. Работник староства в Слониме.
Что ещё больше запутывает дело, поскольку заключённый с точно таким же написанием имени и фамилии находился не в Козельске и не в Осташкове, а в Старобельске.

Таков вкратце случай с польским военнопленным, который поименован в «Официальном материале», но отсутствует в опубликованном там же эксгумационном списке и при идентификации которого Тухольский и Гурьянов (автор-составитель книги «Убиты в Катыни») оказались в затруднительном положении. Каждый честный и объективный исследователь обязан просто признать выявившееся несоответствие. Но жульническую науку характеризует иное: вместо поисков правды – слепое следование «официальной» версии, стремление выставить её в «безупречном» непротиворечивом виде.

В действительности никакое историческое или уголовное расследование не может быть «безупречным», не содержать противоречий и необъяснимых деталей. Честные следователи понимают это. Наоборот, фальсификаторы стремятся вылизать свои подделки так, чтобы те казались «совершенными».

Такова одна из неувязок в «официальной» версии. Жетон из Осташкова в Катыни говорит о том, что польских военнопленных из Осташкова в Калинин перевозили не для казни, а для чего-то другого. Ибо если их собирались казнить, почему бы не расстрелять их в Калинине, где, по «официальной» версии, уничтожены осташковские военнопленные?

Вместо того, чтобы признать узкое место в «официальной версии», авторы-составители книги «Убиты в Катыни» замалчивает проблему, не разрешая её. Вообще, приходится очень внимательно следить, чтобы заметить ловкость рук такого сорта. Но само противоречие, кажется, очень неудобно; оно не разрешено, потому что его невозможно разрешить и, таким образом, избавиться от смущающего присутствия осташковского жетона.

Почему нацисты вообще упомянули о нём? :unknown:

Возможно, они убрали бы упоминание о жетоне, если б располагали большим временем для подготовки тщательно отредактированной версии «Официального материала».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Германский «Официальный материал...» (3)

Новое сообщение ZHAN » 14 май 2022, 16:57

3. Многие из тел, эксгумированных нацистами и указанных ими как жертвы Катыни, находились в других лагерях.

Благодаря тщательному изучению первоисточников удалось установить: среди тел польских военнопленных, эксгумированных нацистами в Катыни, обнаружены те, кого, как оказалось, вывезли из Осташковского лагеря в Калинин, а из Старобельского лагеря – в Харьков.

Важность обнаружения в Катыни тел таких заключённых блестяще растолковал твёрдый сторонник «официальной» версии Алексей Памятных:
“Посторонние” в Катыни очень важны для сторонников сталинской версии об ответственности немцев за катынское преступление. Их наличие означало бы, что в Катыни погребены узники не только Козельского лагеря, но и узники других лагерей, а значит, закрадываются сомнения в результатах немецкого следствия 1943 года и советско-российского следствия 1990-2004 годов – согласно этим результатам, в Катыни расстреляны и погребены узники Козельска, а узники Старобельска и Осташкова, по результатам советского-российского расследования, погребены в Харькове и Медном, соответственно. Вот что пишут поборники сталинской версии Владислав Швед и Сергей Стрыгин в своей главной статье по Катыни:

“Но в катынских могилах были также обнаружены трупы поляков, содержавшихся в Старобельском и Осташковском лагерях. Эти поляки могли попасть из Харькова и Калинина в Смоленскую область только в одном случае – если их в 1940 году перевезли в лагеря особого назначения под Смоленск. Расстрелять их в этом случае могли только немцы”.
Памятных повторяет ту же мысль далее в той же статье:
Случай ШКУТЫ (или, в соответствии с моей гипотезой, ШКУТЫ-СЕКУЛЫ) представляется очень важным для сторонников сталинской версии об ответственности немцев за катынское преступление. А именно, если бы это был Шкута, и Шкута именно из Старобельска, это бы означало, что в Катыни погребены узники не только Козельска, но и “посторонние”, а значит, закрадываются сомнения в результатах немецкого следствия 1943 года и советско-российского следствия 1990-2004 годов – согласно этим результатам, в Катыни расстреляны погребены узники Козельска, а узники Старобельска (по результатам советского следствия) расстреляны и погребены в Харькове.
[Памятных Алексей. Об идентификации фамилий польских офицеров, расстрелянных в Катыни.]

“Посторонние”

Мы начнём с рассмотрения попытки Памятных разрешить вопрос о личности одного из военнопленных в списке «Официального материала». За номером 2398 там значится:
2398 Шкута Станислав, лейтенант. Свидетельство о прививке, удостоверение офицера запаса.
Но ни в одном из советских списков на этапирование из Козельска (Смоленск – Катынь) заключённого с таким именем нет. Единственный польский военнопленный с такой фамилией обнаруживается среди узников Старобельска (Харьков – Пятихатки).

#3729 – 3729. ШКУТА Станислав Францевич, [г.р.] 1913.
(Tucholski, p.981)

«Официальная» версия Катыни исходит из предположения, что казни проводились в Калинине и Харькове, а трупы затем хоронили за пределами этих городов – в Медном и Пятихатках, соответственно. Но в случае идентификации старобельских (или осташковских) военнопленных в Катыни, такое предположение следует считать безосновательным, а истинность «официальной» версии – сомнительной.

Соответственно, Памятных попробовал показать, что под фамилией Шкута на самом деле фигурирует кто-то другой – Секула, имя которого записано нацистами с ошибкой. По предположению Памятных, советские органы твёрдую, перечёркнутую польскую букву “ ł “ перепутали с “ t “, а написанную латиницей “ e ” – с “ z “, и поэтому написали «Шкута» (Szkuta) вместо Секулы (Sekuła). Памятных обнаружил даже черновик германского списка, который якобы подтверждает его гипотезу:

В козельском списке Тухольского указан Секула Станислав:
* Секула Станислав.
Род. 02.01.1903, с.[ын] Степана и Антонины
Подпоручик запаса, 72-й пп.
Заведующий общеобразовательной школой в Свержице, Радомский пов.[ят]
инструктор Лиги противовоздушной и противохимической обороны.
(Tucholski, p. 210 col. 2)

Секула Станислав за № 4 фигурирует в советском этапном списке № 040/3 от 20 апреля 1940 года:
4. СЭКУЛА Станислав Степанович
(Tucholski, p. 700).

В козельском списке Тухольского Шкута Станислав присутствует тоже:
Шкута Станислав Мариан
Род. 07.05.1913. Подпоручик, арт.[иллерист], командир 9. бат. 65. пал, с 07.09.1939 в III дивизионе 21 полка лёгкой артиллерии.
PCK 28 (AM) № 01398.
(Tucholski, p. 226 col. 2) [PCK – польский Красный Крест (Polski Czerwony Krzyż). АМ – «Официальный материал» (Amtliches Material).]

Но здесь Тухольский идентифицирует его под № 01398 в списке «Официального материала». Но такого номера там просто нет! Вместо него – между №№ 1397 и 1399 стоит пропуск:
1397. В форме.
1399. Лейтенант.
Различные записки, свидетельство о прививке 2869
У Тухольского нет объяснений, почему Шкута, как он утверждает, указан в «Официальном материале» под № 01398, тогда как такой номер там отсутствует.

Станислав Шкута – ещё одна «проблемная» личность, ибо присутствие в Катыни узника Старобельского лагеря несовместимо с ключевым утверждением «официальной» версии, что заключённые, вывезенные из Старобельска в Харьков, там же расстреляны и похоронены в Пятихатках.

Памятных, который писал свою статью в 2011 году, не смог объяснить, почему в германском черновике списка значилось «Секула» (“Sekula”, без твёрдой, перечёркнутой буквы “ ł “), а в печатной версии написано «Шкута» (“Szkuta”). Возможно, нам это удастся.

В дальнейшем будет показано: нацисты завладели советскими списками на этапирование военнопленных из Козельска в Смоленск, т.е. в местность близ Катыни. Фамилию «Sekula» – по-русски «Сэкула» можно найти в одном из таких списков. Прочтение «Секулы» в германском черновике – скорее всего, результат сверки с советскими этапными списками на заключённых, вывозимых из Козельска. Факт захвата таких списков рассмотрим.

После корректуры написание фамилии в германском списке с «Секулы» изменилось на «Шкута». Редактору, возможно, показалось, что такая интерпретация фамилии точнее. Он и знать не знал, что единственный военнопленный-поляк Шкута из советских списков на этапирование – узник Старобельского лагеря. Нацисты захватили советские списки лиц, переправляемых по этапу из Козельска в Смоленск, но не могли знать, насколько те полны. А списков лиц, этапированных из Осташкова и Старобельска, у них не было вовсе.

«Шкута Станислав Мариан», из книги Тухольского, где ему присвоен несуществующий № 01398, – ещё одна неуклюжая попытка скрыть неудобное присутствие старобельского заключённого в Катыни – факт, который противоречит «официальной» версии. Но запись Тухольского с фамилией Шкуты – ошибочна. Советские власти не содержали «Шкуту» в Козельском лагере, а, следовательно, не могли этапировать его в Смоленск. «Шкуту» перевезли из Старобельска в Харьков. Но казнили не там. Взамен его отправили в Смоленск, где, в конце концов, расстреляли и похоронили.

«Официальная» версия Катыни гласит: военнопленных расстреливали, как только те прибывали в распоряжение УНКВД Смоленской, Калининской или Харьковской областей. Если следовать «официальной» версии, то старобельский заключённый, этапированный в Харьков – такой, как Шкута, – но убитый в Катыни, никак не мог быть расстрелян советскими «органами».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Германский «Официальный материал...» (4)

Новое сообщение ZHAN » 15 май 2022, 13:42

Другие «посторонние»

В своей статье Памятных выделяет два списка «посторонних» – лиц из эксгумационного списка в «Официальном материале», кого нельзя отождествить с теми, кто, в соответствии с советскими этапными списками, пребывал в Козельске. Один список «посторонних», составленный Ю.Н.Зорей, не опубликован. Второй список называется так:

Марек Тарчинский. Указатель к книге некрополя польского военного кладбища в Катыни, в: “Zbrodnia Katyńska po 60 latach. Polityka, nauka, moralność.” // Zeszyty Katyńskie 12 (2000). Pp. 191-198.

В статье приводятся фамилии 231 «посторонних» или неопознанных лиц из германского «Официального материала», которых нет в советских списках Козельска. Исключив тех, кого, по словам Памятных, он сам смог идентифицировать, я продолжил свой поиск по книге Тухольского. Таким образом удалось отыскать имена ещё 23 козельских военнопленных, кого Тарчинскому не удалось распознать в 2000 году. Но к настоящему исследованию они отношения не имеют.

Мне также удалось идентифицировать ещё четырёх человек из германского «Официального материала», которые числятся в советских списках военнопленных Старобельска, и одного – из советских списков Осташкова.

В Старобельске:

* У Торчинского 116 – ЛАПИНСКИЙ Станислав (AM #741)
=ЛАПИНСКИЙ Станислав Томашевич (Tucholski p. 949, #2008)
Капитан.
Визитная карточка на имя Лапинского Станислава, учителя пения, имеется фото.

* У Торчинского 120 – МАКОВСКИЙ Януш (WO – str. 3)
=МАКОВСКИЙ Ян Юзефович (Tucholski, p. 950,#2082)
Маковского нет в сборнике «Убиты в Катыни».

* У Торчинского 123 – МИХАЛЬСКИЙ Ян (AM #1536)
= МИХАЛЬСКИЙ Ян Янович, Старобельск (Tucholski, p. 951, #2114)

Михальского нет в сборнике «Убиты в Катыни»; на с.512 там написано «возможно» Михальский Ян.

*У Торчинского 218 – ВРУБЕЛЬ М. (AM #161)
ВРУБЕЛЬ Марьян Войцехович. Старобельск (Tucholski, p. 923, #483).

На с.242 сборника «Убиты в Катыни» о последнем говорится, что это «вероятно» Врубель Зыгмунт-Миколай, сын Эдварда и Анны. (Tucholski, p. 611, #38)

В советских этапных списках нет других лиц по фамилии Врубель. У Тухольского (p. 252 col.1) в записи о Козельске написано:
Врубель Сигизмунд
Подпоручик. Вероятно:
Врубель Сигизмунд Николай
Родился 19.11.1913. Подпоручик пех. резерва, батальон Корпуса охраны пограничья в г.Орань.

Однако в Козельске не было заключенного по имени Врубель.

В Осташкове:

*У Торчинского 211 – ВОЙНОВСКИЙ (AM #1948)
=ВОЙНОВСКИЙ Юзеф Францишек

Сборник «Убиты в Катыни» (с. 884, № 47) относит этого человека к идентифицированным лицам. Но в Козельске Войновского не было.

Осташковские и старобельские военнопленные в Катыни (по Гурьянову)

В 2015 году увидела свет книга с изложением самых современных взглядов на трагедию Катыни, и опирающаяся на «официальную» версию. Сей пухлый труд называется «Убиты в Катыни. Книга памяти польских военнопленных – узников Козельского лагеря НКВД, расстрелянных по решению Политбюро ВКП(б) 5 марта 1940 года» (Москва: Общество «Мемориал», издательство «Звенья», 2015).

Вступительная статья написана исследователем общества «Мемориал» Александром Гурьяновым. «Мемориал» – организация откровенно антикоммунистического толка, и, как нетрудно догадаться, поддерживает «официальную» – антисоветскую – версию событий в Катыни.

На с.882-884 Гурьянов приводит имена 41 узника из эксгумационного списка германского «Официального материала», которых, по его словам, ещё никто не опознал. После изучения их имён оказалось, что трое мне известны. Об одном из них – Войновском речь шла выше.

Вот второй из узников Осташкова, указанный нацистами среди жертв Катыни 30:

6. Dudek (Дудек, имя не указано).
Военнослужащий.

V-209-0778 Dudek, имя не указано; AM-186-778 Dudek, имя не указано (в части тиража: Budek Karol);

PCK Dudek, имя не указано: APL3-22-0778, APL3-50-0778, APL3-77-0778, APL5-19-0778, MUZ2-26-0778, MUZ6-17-0778. [Расшифровка этих аббревиатур приводится на с.129-131 книги «Убиты в Катыни».]


[м.б., это Дудек Мечислав Яковлевич (список-предписание № 025/1 от 09.04.1940)?]

Выделенный текст означает: в какой-то части тиража германского отчёта вместо Дудека был указан Будек Кароль. На с.186 «Официального материала» читаем:

778. Будек Кароль. Униформа, свидетельство о прививке, записка со списком вышеперечисленного.

Здесь должен быть другой человек:
38. Лабудек Кароль Янович, 1895 г.р. 2568 (Tucholski p. 896, #38 – Ostashkov)

Это единственный военнопленный, часть фамилии которого содержит «будек». Причём имя его – Кароль. У Тухольского в книге перечислено девять Дудеков. Но среди них нет ни одного с именем Кароль.

И, наконец, третий осташковский военнопленный, найденный нацистами в Катыни («Убиты», стр. 882):

12. Jakowicz (Якович, имя не указано).
Военнослужащий, при останках найден членский билет Профсоюза работников умственного труда, выданный Главным правлением в г. Катовице.

V-61-02857; AM-242-2857; PCK перед фамилией вопросительный знак в скобках: GARF-105-02857, APL7-18-02857, APL7-152-02857, MUZ8-17-02857.

На с.242 «Официального материала» указан:

2857. Якович, ?, Униформа. Членский билет.

У Тухольского (p.121 col. 1):

Якович (?) …
Из Катовице. PCK (AM) № 02857.

Здесь должен быть:

64. ДЯКОВИЧ Микалай Гжегож, 1892 г.р.3224 (Tucholski, p. 766, #64 – Ostashkov)

Ещё больше «посторонних»

Комиссия Бурденко обнаружила тела ещё нескольких польских военнопленных из Осташкова и Старобельска. О многих из них говорится в отчёте специальной комиссии. Но один остался неназванным в опубликованном тексте доклада, и имя его зафиксировано только в описи материалов, извлечённых у трупов следователями Комиссии Бурденко. Его случай мы еще рассмотрим.

В массовом захоронении жертв нацистских расстрелов во Владимире-Волынском на Украине обнаружены тела, как минимум, двух и, вероятно, ещё больше польских военнопленных, которых поначалу содержали в Осташковском лагере, а затем этапировали в Калинин. Но по прибытии в Калинин их не расстреляли, как того требует «официальная» версия, а казнили в 1200 километрах от того места и, по крайней мере, 15 месяцев спустя. Этот факт не согласуется с «официальной» версией, а, значит, они убиты нацистами и их украинскими пособниками.

Ещё одно неопровержимое свидетельство

Далее будут рассмотрены данные на ещё одного осташковского «постороннего»; его останки в Катыни Польский Красный Крест идентифицировал как труп Кшесинского.

Выводы

К свидетельствам из германского «Официального материала», которые невозможно подделать относятся:

* стреляные гильзы германского производства;

* жетон из Осташкова;

* найденные в Катыни трупы узников Осташковского и Старобельского лагерей.

Все до единого они указывают на виновность германской, а не советской стороны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Сообщение комиссии Бурденко

Новое сообщение ZHAN » 16 май 2022, 20:07

Сообщение Специальной Комиссии Бурденко, увидевшее свет в январе 1944 года – основной документ, где излагается советская версия событий в Катыни. Сторонники «официальной» версии, обвиняющей СССР, обычно отвергают её без серьёзной критики.

Сообщение (доклад) Комиссии Бурденко содержит одно свидетельство, которое невозможно подделать, и потому оно имеет первостепенное значение для определения виновной стороны. Здесь мы его и рассмотрим.

В 2007-2011 годах Алексей Памятных поместил в Интернете статью «Из неопубликованных материалов Комиссии Бурденко» [документ хранится в ГАРФ Ф.Р-7021, Оп.114, Д.8, Л. 278-306]. В ней Памятных, твёрдый приверженец «официальной» версии Катынского расстрела, без комментариев приводит фотокопию 29-страничной описи документов и предметов, обнаруженных экспертами Комиссии Бурденко при эксгумации тел в Катыни в январе 1944 года.

Среди найденного есть документы, которые советские следователи обнаружили на трупах. Некоторые из них датированы позднее того времени, когда, в соответствии с «официальной» версией, польские военнопленные приняли смерть от пуль НКВД. Такие улики следует считать «доказательством жизни» поляков позже срока, который в «официальной» версии настойчиво обозначается как время их расстрела – т.е. апрель–май 1940 года. В случае подлинности обнаруженных документов «официальную» версию Катыни необходимо признать ложной, ибо она гласит, что в апреле–мае 1940 года НКВД расстрелял всех заключённых.

Но действительно ли документы подлинные? Или мы имеем дело с подделками, состряпанными ради оправдания советских властей и подброшенными в могилы «органами» НКВД или кем-то из членов Комиссии Бурденко? :unknown:

Далее мы проделаем следующее:

А. Кратко опишем все документы, удостоверяющие, что некоторые из заключённых, чьи тела обнаружены в Катыни, предположительно оставались живы до конца 1940 года и в 1941 году.

Б. Укажем на трёх идентифицированных польских военнопленных, у которых нашли такие документы.

C. Выделим и обсудим одно из первичных свидетельств, подделать которое невозможно.

А. Документы с датой позднее мая 1940 года

Томаш Зигонь
Цифры слева – номера листов 29-страничного документа, фотокопия которого помещена в статье Памятных.
5. 4 апреля 1941 года: молитвенник с подписью Ядвиня (Jadwinia) и датой “4.IV.41”
5. сентябрь и ноябрь 1940 года: Томаш Зигонь – даты 12.IX.40, 28.IX.40, 15.XI.40.

Случай с Зигонем имеет особое значение. Вот что находим у Тухольского (p. 260, col 1, Kozel’sk):

Зигонь Томаш (Zygoń Tomasz)
Род. 07.03.1897, сын Томаша и Урсулы. Унтер-офицер резерва.
Сотрудник юридической секции социального страхования в Варшаве, прож. в пос. Голомбек.
Упомянут в отчёте Комиссии Бурденко. Козельск или Старобельск. Сравните Старобельский список.

На странице 519 в колонке 2 есть точно такая же запись, за исключением последнего предложения – «сравните Козельский список».

В советских этапных списках нет записей о Зигоне. Но его имя вдруг всплывает в «украинском списке»! :shock:

81. /1147/ ЗИГОНЬ Томаш, сын Томаша, р.1897.
ЗИГОНЬ Томаш, сын Томаша и Урсулы, р. 07.03.1897 в Соборжице, унтер-офицер резерва, мобилизованный во Владимир сотрудник юридической секции социального страхования в Варшаве, прож. в пос.Голомбек, упоминается в отчёте Комиссии Бурденко.
(Ukraiński Ślad Katynia, 130).

Из чего явствует: Зигоня арестовали на Украине – никакой другой информации из списка больше извлечь нельзя. Следовательно, логично предположить: Зигонь попал в Старобельский лагерь. Но в советских списках среди лиц, отбывших из Старобельска по этапу в апреле-мае 1940 года, он не значится.

Исследованный Комиссией Бурденко труп № 92, без сомнений, принадлежит Зигоню, ибо при нём найдено слишком много материалов личного характера, исключающих принадлежность кому-то другому. Вот полная запись из текста Комиссии Бурденко:
Письмо из Варшавы, адресованное Красному Кресту в центральное бюро по делам военнопленных – Москва, ул. Куйбышева, 12. Письмо написано на русском языке, в котором Софья ЗИГОНЬ просит сообщить местопребывание её мужа Томаша ЗИГОНЯ, вахмистра жандармерии. На конверте немецкий штемпель Варшава, IX-40 года и штамп – Москва – Почтамт 9 экспедиция 28.IX-40 года и резолюция красными чернилами на русском языке “Уч. установить лагерь и направить для вручения. 15.IX-40 г. (подпись неразборчива)”.
Поскольку письмо обнаружено на трупе Зигоня, оно, конечно, дошло до адресата. К тому времени сам он, скорее всего, попал в другой лагерь. В конце концов, Зигонь оказался, судя по всему, в одном из лагерей под Смоленском – 1-ОН, 2-ОН или 3-ОН 35. Как увидим далее, существование всех трёх лагерей задокументировано в материалах, найденных следователями Комиссии Бурденко на других трупах.

Таким образом, Зигонь оставался жив после 28 сентября 1940 года – даты, проставленной московским Почтамтом. Его труп эксгумирован в Катыни вместе со многими другими. Значит, в то время они тоже были живы, иначе тело Зигоня не оказалось бы в одной с ними могиле. Поэтому советские власти не могли расстрелять их в апреле-мае 1940 года.

Последнее означает: вина за расстрелы лежит на германских оккупантах и их украинских пособниках из националистических формирований. Этот факт опровергает «официальную» версию Катыни.

Документы, найденные на других трупах:

7. 29 июня 1940 года. Труп № 95: две почтовых открытки от 13.I.1940 и 29.VI 1940.

18. 6 апреля и 5 мая 1941 года. Труп № 46: три квитанции на имя Владимира Арашкевича (о нём см. ниже)

25. Ноябрь 1940 года. Труп № 95: заказная почтовая открытка с почтовым штемпелем «Тарнополь 12.Х1-40 года».

27. 14 марта и 18 мая 1941 года. Труп № 95: квитанции на имя Эдуарда Левандовского (о нём см. ниже).

B. Трое опознаваемых польских военнопленных с документами, подтверждающими их пребывание в других лагерях либо имеющими даты позднее мая 1940 года.

9. 26 ноября 1939 года. Труп № 77: квитанция из Старобельского лагеря от 26.XI.1999 года на имя Дзевоньского Мечислава Якубовича.

Тухольский (с. 896 №24: Осташковский список 054/2 от 5 мая 1940 года):

24. ДЗЕВОНЬСКИЙ Мечислав Якубович, 1895 г.р.

В своём Осташковском списке Тухольский указывает единственного человека с такой фамилией среди заключённых (p. 285 col.1):

Дзевоньский…
Действ. подпоручик, застава Зомбковице, Бендзинский повят.

Последнее означает: до отправки в Осташков Дзевоньский содержался в Старобельске. Тухольский не упоминает о том, что квитанция, принадлежащая Дзевоньскому, найдена в Катыни. Из примерно четырёх тысяч тел, эксгумированных немцами в Катыни, большинство идентифицировано по найденным у них документам. Лишь немногие имели именные бирки на одежде. Разумеется, никого нельзя было опознать по внешнему виду; тела настолько сильно разложились, что идентифицировать их по лицам не представлялось возможным.

18. Труп № 46. АРАШКЕВИЧ Владимир Рудольфович. Квитанция от 25.III.1941; квитанции лагеря 1-ОН от 06.IV.1941 и 05.V.1941.

Фамилия Арашкевича значится в осташковском этапном списке № 062/2 от 19 мая 1940 года (Тухольский, 908 №7):

7. АРАШКЕВИЧ Владимир Рудольфович, 1896 г.р.

Тухольский указывает Арашкевича среди узников Козельского лагеря:

Арашкевич Владимир Мариан Ян
Род. 13.09.1896, сын Рудольфа. Лейтенант связи запаса,
Учебный центр связи. Магистр права, адвокат, юрисконсульт в Ходакавских шелковых заводах, прож.в Лодзи.
(Tucholski, p. 68 col. 2)

Тухольский не сообщает своим читателям, что Арашкевич содержался в Осташковском лагере, а затем – в мае 1940 года – его доставили в г.Калинин, но, как очевидно, там не расстреляли. Тухольский, скорее всего, понимал: один этот факт ставит под сомнение всю «официальную» версию Катыни.

27. Труп № 101. ЛЕВАНДОВСКИЙ Эдуард Адамович.
Квитанция Козельского лагеря от 19.XII.1939. На обороте запись от 14.III.1941.
Квитанция лагеря 1-ОН от 18.V.1941.

На с. 891 за №35 Тухольский упоминает Левандовского в Осташковском списке № 051/2 от апреля 1940 года:
35. ЛЕВАНДОВСКИЙ Эдуард Адамович, 1893 г.р.

На с.317 во 2-й колонке Тухольский снова называет Левандовского, но теперь уже как узника Осташкова:
Левандовский Эдуард
Род. 21.02.1893, сын Адама и Валерии. Капитан. 1-я пех. Корпус охраны пограничья.

Тухольский умалчивает, что Комиссия Бурденко идентифицировала Левандовского среди тел, найденных в Катыни. Такая находка ставит под сомнение «официальную» версию.

Хотя из доклада Комиссии Бурденко следует, что тела Арашкевича и Левандовского опознаны в Катыни, оба они занесены в официальную книгу некрополя польского военного кладбища в Медном. Иначе говоря, официальная польская версия состоит в том, что и тот, и другой сначала отправились по этапу из Осташкова в Калинин – что, как мы видели, соответствует действительности, – после чего их там же расстреляли. Словом, Тухольский молчаливо подразумевает, что доклад Комиссии Бурденко сфабрикован.

Но мы располагаем вескими доказательствами, что добытые Комиссией Бурденко находки не фиктивны, а подлинны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Сообщение комиссии Бурденко (2)

Новое сообщение ZHAN » 17 май 2022, 19:17

C. Первичный источник, который невозможно было подделать

На с. 22 из 29-страничной описи материалов, найденных следователями Комиссии Бурденко в Катыни, читаем:
Эксперт тов. ПУШКАРЁВА.

1. Труп № 2.

а) Квитанция № 1 лагеря от 19 ноября 1939 года о принятии от ПРИБУЛЬСКОГО (ПРИДУЛЬСКОГО) Пшемыслава Болеславовича серебряного портсигара и вечного пера фирмы “Монблан”.

Обнаружено 30 января 1944 года.
Изображение
Фотофрагмент. Описи документов, обнаруженных экспертами Комиссии Бурденко

Эксперты Комиссии Бурденко не смогли правильно прочитать фамилию. Зато имя и отчество оказались понятны и разборчивы: по-польски – «Пшемыслав, сын Болеслава», по-русски – «Пшемыслав Болеславович».

Есть один-единственный катынский военнопленный с окончанием фамилии на «ульский», именем Пшемыслав, отца которого звали Болеслав. Находим его в Осташковском этапном списке № 050/3 за апрель 1940 года (Tucholski, p. 886 №36):

36. КОЗЕТУЛЬСКИЙ Пшемислав Болеславич

Вообще, никакой другой катынский военнопленный ни в одном из лагерей для военнопленных не носил имени Пшемыслав, и отца которого звали Болеславом. Найденный нами вариант – единственный. Значит, он и есть тот самый человек.

Интересно, что Тухольский идентифицирует одного Козетульского, правда, по имени Ян во всех трёх лагерях!

В Козельске (Tucholski, p. 143 col. 2 – 144 col. 1):
Козетульский Ян
Родился 22.1 0.1899. Поручик, офицерский состав OK l.

Сравните Осташковский и Старобельский списки.

В Осташкове (Tucholski, p. 310 col. 2):
Козетульский Ян
Родился 22.1 0.1899. Поручик, офицерский состав OK l.

Сравните Козельский и Старобельский списки.

В Старобельске (Tucholski, p. 435 col. 2):
Козетульский Ян
Родился 22.1 0.1899. Поручик, офицерский состав OK l.

Сравните Козельский и Осташковский списки.

Тем не менее, в первом томе книги «Медное. Некрополь польского военного кладбища» обнаруживаем запись (правда, без фотографии) с именем Пшемыслава Козетульского, сына Болеслава [Warszawa: Rada Ochrony Pamięci Walk i Męczeństwa, 2005. S.425]:

Поручик пех. Пшемыслав Пётр КОЗЕТУЛЬСКИЙ, сын Болеслава и Хелены. Род. 22.II.1911 в Жирардове. Подпоручик. Со старшинством 15.VIII 1933, поручик – с 01.I.1936. В 1939 году служил в батальоне Корпус охраны пограничья ”Столбцы”.
L. 050/3 (36), 123.

Запись в книге некрополя польского военного кладбища в Медном воссоздана на основе оригинала.
Саму запись редакторы книги некрополя, скопировали с осташковского этапного списка. На самом же деле Козетульский похоронен не в Медном, а в Катыни.

Хотя Тухольский трижды называет фамилию Козетульского, у Гурьянова в книге «Убиты в Катыни» её нет. Тухольский вовсе не упоминает Пшемыслава Козетульского, сына Болеслава, хотя тот числится в советском этапном списке и в книге некрополя Медного.

Козетульского перевезли в Калинин вместе с другими заключёнными Осташковского лагеря. Но ни он сам, ни многие – а, возможно, и все остальные – его осташковские солагерники не подверглись смертной казни в Калинине (и, соответственно, не захоронены в Медном), а отправились по этапу в Смоленск. Этот факт опровергает «официальную» версию.

Интерпретация

Принципиально важно, что вопрос о квитанции Козетульского Комиссия Бурденко обошла молчанием. Следователи не смогли установить его личность, ибо не располагали этапными списками всех трёх лагерей военнопленных.

Но даже если б им удалось выяснить, что труп № 2 – бывший осташковский военнопленный, они вряд ли бы упомянули о нём в сообщении Комиссии. Судя по тому, что включено в опись, следователи искали документы с датой позднее мая 1940 года. И, как мы видели, кое-что найти удалось. Но квитанция датирована 19 ноября 1939 года. И, судя по всему, интереса она не вызвала.

Как раз отсутствие интереса Комиссии Бурденко к случаю Козетульского и делает его таким ценным доказательством.

* Квитанция не могла быть сфабрикована. Поэтому факт её обнаружения «экспертом» (следователем) из состава группы Комиссии Бурденко не подлежит сомнению.

* То, что Козетульский сидел в Осташковском лагере для военнопленных и что Комиссия Бурденко не сумела в этом разобраться, свидетельствует: данные на других идентифицированных узников Осташкова – Дзевоньского, Арашкевича и Левандовского – вероятно, тоже подлинны. Комиссия Бурденко не воспользовалась сведениями о Дзевоньском. Опять же, либо эксперты не смогли выяснить, что он осташковский военнопленный, либо они целенаправленно искали документы, датированные позднее мая 1940 года. Что дополнительно подтверждает подлинность квитанции Дзевоньского.

Если бы квитанция Козетульского оставалась единственным доказательством расстрела и захоронения в Катыни осташковских военнопленных, тогда пришлось бы искать какое-то экзотическое объяснение её обнаружению. Но тут другой случай. Немало доказательств (по большей части независимых от доклада Комиссии Бурденко) подтверждает смерть и погребение в Катыни многих узников из Осташкова и Старобельска.

Квитанция Козетульского подтверждает гипотезу, согласно которой польские военнопленные из Осташкова и Старобельска расстреляны в Катыни. Их действительно перевезли в Калинин и Харьков, о чём свидетельствуют советские этапные списки. Но там их не расстреляли. Вместо этого военнопленных доставили в один или несколько лагерей – возможно, в те самые 1-ОН, 2-ОН и 3-ОН из советских документов – для проведения дорожных работ, после чего их пленили и казнили нацисты.

Таким образом:

* Немало веских доказательств говорит о том, что, по крайней мере, некоторые из польских военнопленных оставались в живых, terminus ante quem 37, позднее мая 1940 года, хотя по «официальной» версии они к тому времени должны быть мертвы.

* Выявлены неоспоримые свидетельства, подтверждающие, что в апреле-мае 1940 года из Осташковского и Старобельского лагерей заключённых действительно перевезли в Калинин и Харьков, но совсем не для казни и погребения в Медном и Пятихатках; затем всех их этапировали в Смоленск.

Нет никакой альтернативной «официальной» версии, способной объяснить казнь польских заключённых позднее мая 1940 года и вплоть до первых месяцев 1941-го. Соответственно, квитанция Козетульского – ещё одно доказательство лживости «официальной» версии Катынского расстрела.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

«Закрытый пакет № 1»

Новое сообщение ZHAN » 18 май 2022, 19:55

Документы из этой папки или «пакета», как утверждают, получил Президент СССР Михаил Горбачёв и вслед за тем в декабре 1991 года передал их Борису Ельцину. 14 октября 1992 года представитель Ельцина вручил их президенту Польши Леху Валенсе.

«Закрытый пакет № 1» состоит из следующих документов:

1. Докладная записка № 794/Б от 5 марта 1940 года за подписью Наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии с предложением расстрелять польских военнопленных.

2. Выписка из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года «Вопрос НКВД СССР».

3. Листы, изъятые из протокола заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года, пункт № 144

4. Написанная от руки записка № 632-Ш за подписью А.Н. Шелепина с предложением уничтожить все материалы по проведённой НКВД операции в связи с постановлением Политбюро от 5 марта 1940 года с приложением проекта постановления Президиума ЦК КПСС. С 25 декабря 1958 по 13 ноября 1961 года Шелепин занимал должность Председателя КГБ при СМ СССР.

В течение ряда лет после публикации вышеперечисленные документы считались абсолютно неопровержимым и настолько исчерпывающим доказательством советской вины, что лучшего можно не желать. Вместе с германским «Официальным материалом» документы «Закрытого пакета № 1» легли в основу «официальной» версии Катыни.

Начиная с 1995-го и особенно после 2010 года подлинность документов стала вызывать всё больше сомнений. Но сторонники «официальной» версии все критические суждения на сей счёт либо игнорируют, либо с насмешкой отвергают.

Позже мы более подробно рассмотрим полемику вокруг «Закрытого пакета № 1». Здесь же уделим внимание одному очевидно фальшивому документу, факт фабрикации коего обычно обходят молчанием.

Два варианта «выписки из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года “Вопрос НКВД СССР”».

Первый вариант документа – выписка на имя «тов. Берия», внизу которой напечатаны слова «СЕКРЕТАРЬ ЦК».

Нас же интересует второй вариант. Он выглядит как копия первого, но содержит ряд отличий, сработанных настолько грубо, что не заметить их просто невозможно:

* Слова «Тов. Б е р и я» из документа удалены и заменены на другого адресата – «Тов. Шелепина»;

* Дата в левом верхнем углу «5 м а р т а 1940 года» преобразовалась в «27 февраля 1959 года», причём в слове «февраля» исчез разреженный интервал между буквами;

* В самом низу заглавными буквами впечатано имя «И.СТАЛИН», которое сильно выделяется среди более тёмного и жирного текста второго (отпечатанного под копирку) машинописного экземпляра;

* Выписка заверена печатью Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза. Между тем, прежнее название партии – Всесоюзная Коммунистическая партия (большевиков) – официально изменено на XIX съезде в октябре 1952 года. Прежнее название партии указано на фирменном бланке. Такой бланк оставался в обращении в 1930– е годы, причём в том месте, где должна стоять дата, типографским способом отпечатаны цифры «193».

* На лицевой стороне «шелепинского» документа (но не в варианте «тов. Берия») в левом верхнем углу выше слова «Всесоюзная» стоит слабо различимый оттиск штампа «НЕ СЖИГАТЬ».

Никто не смог дать удовлетворительного объяснения ни тому, откуда взялся «шелепинский» вариант выписки, ни почему он так выглядит.

* Документ не упоминается ни Ценцялой, ни Сэнфордом. Книга Сэнфорда – важнейшая из монографий на английском языке, тогда как однотомник Ценцялы и Матерского – самое полное и авторитетное исследование по теме.

* В официальном издании польского правительства «Катынь. Документы о геноциде. Документы и материалы из советских архивов, переданные Польше 14 октября 1992 года», «шелепинский» вариант выписки хотя и опубликован, но без комментариев.

«Закрытый пакет № 1» – единственное доказательство существования советских планов расстрелять польских военнопленных, но некоторых из его документов приверженцы «официальной» версии стараются не касаться. Что можно истолковать как замешательство от смущения.

Выписки из протокола № 13 подрывают аргументы в пользу непогрешимости всего комплекта документов из «Закрытого пакета № 1».

Швед [Швед В.Н. Катынь. Современная история вопроса. М.: Алгоритм, 2012], Прудникова и Чигирин [Прудникова Е., Чигирин И. Катынь. Ложь, ставшая историей. М.: Олма, 2011] цитируют Валерия Харазова – друга Шелепина, который поведал, что о катынских документах тот узнал вскоре после назначения на должность Председателя КГБ. Документ № 4 из «Закрытого пакета № 1» – записка с предложением Шелепина уничтожить все материалы по Катыни. На что, если верить Харазову, Хрущёв ответил отказом.

Таким образом, либо Харазов ошибся, и дела уничтожили, либо их всё-таки оставили в целости и сохранности. Во всяком случае, похоже, что уничтожение – фактическое или только предполагаемое – как-то связано со штампом “Не сжигать” на «шелепинском» варианте документа № 2.

Трудно вообразить, чтобы архивисты согласись вносить в документы такие изменения как в «шелепинском» варианте выписки. Но если «бериевский» документ № 2 – фальшивка, и копия с него снята под копирку, тогда «шелепинскую» версию выписки следует рассматривать как попытку наметить опытным путём возможность дальнейших подделок. Но каким бы ни был мотив, «шелепинский» вариант безусловно сфальсифицирован.

Добавление имени Сталина внизу документа тоже указывает на подделку. Хрущёв на протяжении нескольких лет выступал как организатор против сталинского «культа». Для подлинного документа 1940 года с подписью “Секретарь ЦК” указывать имя Сталина не требовалось. Секретарей было несколько, и каждый из них мог поставить свою подпись. В 1940 году должности генерального секретаря не существовало. Её ввели в годы правления Хрущёва и специально для него.

Однако без имени Сталина попытка обвинить его в трагедии Катыни выглядела бы менее убедительной.

Подытожим:

* «шелепинский» вариант документа №2, несомненно, появился в хрущёвское время;

* манипуляции с «вариантом Берии» документа №2 означают возможность его создания в те же годы, поэтому он может оказаться тоже подделкой;

* штамп “Не сжигать” на «шелепинской» выписке указывает на намерение уничтожить, по крайней мере, некоторые из документов по Катыни;

* впечатывание в документ имени Сталина говорит о неудачной попытке выдвинуть против него ложные обвинения как виновника Катынского расстрела.

Что, в свою очередь, означает: на момент фабрикации «шелепинского» варианта выписки такие документы отсутствовали. Ибо, если «записка Берии» (документ № 1) с жирной и хорошо читаемой подписью Сталина существовала бы в 1959 году, незачем было думать о добавлении его имени к документу № 2.

Свидетельство Харазова и замечания самогó 70-летнего Шелепина в начале 1990-х годов доказывают, что какие-то катынские подделки замышлялись ещё в «те десять лет» правления Хрущёва. Неудивительно, что сам он не пошёл на это. В марте 1940 года Хрущёв состоял полноправным членом Политбюро. Работая на Украине, он регулярно посещал кремлёвский кабинет Сталина, например: 1 марта, 3, 4 и 5 апреля, а также 21 и 22 мая 1940 года. Если бы Хрущёв задумал обвинить Сталина в Катынском расстреле, ответственность легла бы и на него самого.

Не известно, что именно стало толчком к фабрикации «шелепинского» варианта документа № 2 и почему его не уничтожили. Но он сохранился, благодаря чему у нас появились веские основания признать вероятной фальсификацию других документов «Закрытого пакета № 1». «Шелепинская» выписка дополняет – вместе с фальшивыми документами, представленными Виктором Илюхиным в 2010 году, – другие доказательства подделки. Поэтому мы, по меньшей мере, не имеем права принять документы «Закрытого пакета № 1» просто на веру как свидетельства, опирающиеся на первичные источники.

Есть и другие основания подозревать фальсификацию документов из «Закрытого пакета № 1». К примеру, «письмо Шелепина» содержит такой текст:
Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21 857 человек из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4 421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3.820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6 311 человек…
Вплоть до 1989 года советским архивистам не удавалось выявить списки польских военнопленных, вывезенных из козельского, осташковского и старобельского лагерей. И до указанного времени режим антикоммунистической Польши обвинял СССР в расстреле военнопленных в лагерях или вблизи мест захоронения. После выявления и публикации списков на этапирование польские антикоммунисты подправили свою версию, объявив, что НКВД казнил военнопленных в городах – конечных пунктах перевозки.

Ясно, что к тому времени, как Хрущёв передумал взваливать на Сталина вину за расстрел польских военнопленных, органы госбезопасности тоже ещё не смогли заполучить этапные списки.

Другие фальсификации «Закрытого пакета № 1» мы рассмотрим позже. Но, как представляется, ни одна из внутренних несуразиц документов из «Закрытого пакета № 1» сама по себе не может служить доказательством их подделки.

И вот что важно понимать: обосновать подлинность документов «Закрытого пакета № 1» на основе только их внутренних особенностей невозможно. Справедливость таких доводов сомнительна. Как доказательства они, по сути, непригодны.

На основе изучения лишь этих документов нельзя сказать, что всё содержимое «Закрытого пакета № 1» поддельно. Зато мы можем вынести своё заключение касательно «шелепинского» варианта выписки. Это, несомненно, фальшивка. Наличие столь вопиющей подделки в «Закрытом пакете № 1» бросает тень подозрения на все другие хранящиеся там документы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Раскопки во Владимире-Волынском

Новое сообщение ZHAN » 19 май 2022, 20:51

В 2011 и 2012 годах совместная польско-украинская поисковая археологическая экспедиция произвела частичные раскопки на месте массовых казней в городе Владимир-Волынский на Украине. Найденные в могилах стреляные гильзы показали, что расстрелы проводились не ранее 1941 года. В ходе раскопок обнаружены жетоны двух польских полицейских, которые, как считалось ранее, ликвидированы советскими «органами» в апреле-мае 1940 года в Катыни за сотни километров от Владимир-Волынского.

Жетоны

1. Юзеф Кулиговский.

В мае 2011 года в польских СМИ появилось сообщение: в западноукраинском городе Владимир-Волынский обнаружен номерной металлический знак, идентифицированный как жетон польского полицейского Юзефа Кулиговского. По «официальной» версии Катыни, считалось, что Кулиговский вместе с тысячами польских военнопленных казнён НКВД в Калинине (ныне Твери) и похоронен с другими жертвами расстрелов за пределами города в с.Медном.

Были ли на Владимир-Волынском городище убиты лица из катынского списка?! На это указывает жетон Государственной полиции № 1441/ II, найденный украинскими археологами. Как сообщил нам г-н Пётр Завильский, директор Государственного архива в Лодзи, жетон с таким номером принадлежал констеблю Юзефу Кулиговскому из IV комиссариата Лодзи. Информация о его назначении и служебном номере датируются маем 1939 года. Фамилия констебля фигурирует в одном из этапных списков Осташковского лагеря. До сих пор считалось, что его убили в Калинине, и он покоится в Медном. Как объяснить тот факт, что значок Юзефа Кулиговского найден во Владимире-Волынском? В Калинине он погиб или под Владимиром-[Волынским]? 44

Сообщение завершается признанием, что Кулиговский – один из тех, кто, по «официальной» версии, стал жертвой массовых казней в Катыни.

В польской прессе находка вызвала оживлённую дискуссию о взаимосвязи между Катынью и местом массовых казней близ украинского Владимир-Волынского. 45 На тот момент никто не сомневался, что в обоих случаях расстрелы – дело рук НКВД. 46

Украинские СМИ сообщали о раскопках, исходя из предположения, что ответственность за убийства несут советские «органы». Вот, к примеру, что писала украинская Интернет-газета Tyzhden.ua 4 октября 2011 года 47:

И хотя до сих пор нет официальной версии о том, кем были эти люди и почему они расстреляны, учёные склонны думать, что убитые – жертвы НКВД 1941 года. Польские граждане, военные и гражданские, зажиточный класс. Об чём свидетельствуют найденные на месте казни артефакты.

Вот два жетона офицеров польской полиции, и поскольку на них есть номера, мы знаем, кому они принадлежали: Юзефу Кулиговскому и Людвику Маловейскому. Оба из Лодзи. По документам НКВД, один из них расстрелян в Калинине (Тверь), другой – в Осташкове под Харьковом.
Изображение
Изображение найденного во Владимире-Волынском жетона констебля полиции Юзефа Кулиговского

В ноябре 2012 года польские члены совместной польско-украинской археологической группы опубликовали отчёт о раскопках на месте массовых казней. В 2011 году в братской могиле № 1 ими эксгумированы и исследованы останки 367 тел, а в 2012 году – ещё 232. Кроме того, обнаружены места ещё нескольких массовых захоронений. Что касается жетона Кулиговского, то в отчёте говорится следующее:
Это был значок польской государственной полиции с № 1441, который принадлежал констеблю государственной полиции Юзефу Кулиговскому, сыну Стефана и Юзефы, урождённой Садурской, род. 12.III.1898 в д.Стрих. В польской армии с 20.VI.1919, 10 полк полевой артиллерии. Участник войны 1920 года, отличился в битве при Мариямполе 24 мая 1920 года. В полиции с 1921 года. Первоначально служил в Тарнопольской области. Затем с 1924 года в течение многих лет в Лодзи – в 1939 году в V Комис[сариате]. В августе 1939 года мобилизован в 10 пал. с № 679.L класс V VM. [Этапный список НКВД] 026 / 1 ([должность]15), 35 [.] 6, по данным: red. Z. Gajowniczek, B. Gronek ,,Księga cmentarna Miednoje,” t.l, Warszawa 2005, s.465. Значок передан в местный музей.
[Sprawozdanie z Nadzoru Nad Badaniami Archeologiczno-Ekshu-macyjnymi na Terenie Rezerwatu Historyczno-Kulturowego Miasta Włodzimierza Wołyńskiego (Ukraina). Opracowanie zespołowe pod kierunkiem dr Dominiki Siemińskiej. Rada Ochrony Pamięci Walk i Męczeństwa. (Отчёт о надзоре за проведением археологических и эксгумационных исследований на территории Историко-культурного заповедника города Владимира-Волынского (Украина). Отчёт составлен под руководством д-ра Доминики Семиньской. Совет по сохранению памяти борьбы и мученичества). Toruń, 2012, Note, pp. 1-2.]

Вот запись о Кулиговском из первого тома книги «Некрополь кладбища в с. Медном»:
Участковый П[ольской] п[олиции] Юзеф КУЛИГОВСКИЙ, сын Стефана и Юзефы, ур[ождённой] Садурской, род. 12.III.1898 в д.Стрих. В польской армии с 20.VI.1919. 10 полк полевой артиллерии. Участник войны 1920 года, особо отличился в битве при Мариямполе 24.V.1920. В полиции с 1921 года. Первоначально служил 2-м в Тернопольском воеводстве. Затем с 1924 на протяжении многих лет в Лодзи – в 1939 в V Комис[сариат]. В августе 1939 года мобилизован в 10 полк. Награждён: польский военный орден Virtuti Militari V кл. № 679.

L. 026/1 (15), 35[.]6.
Запись в книге некрополя воссоздана на основе оригинала.

Кулиговский попал в плен к Красной Армии вскоре после 17 сентября 1939 года, когда советские войска заняли Восточную Польшу, не позволив вермахту закрепиться на рубежах, отстоящих к востоку на сотни километров – ближе к старой (существовавшей до сентября 1939 года) границе СССР. Кулиговский содержался в Осташковском лагере для военнопленных в Калининской (Тверской) области. В апреле 1940 года вместе с другими заключенными из Осташкова его перевезли в г. Калинин. Сведения о нём более позднего времени отсутствуют.

Кулиговского признают жертвой Катынского расстрела. В запись о его пересылке по этапу на одном из официальных польских Интернет-сайтов о Катыни добавлено слово “mord” (убийство).

Как сообщали польские СМИ 25 мая 2011 года, имя Кулиговского фигурирует в этапных списках осташковских заключенных, опубликованных в 1991 году в официальном издании Анджеем Тухольским. Кроме того, Кулиговский значится в других польских списках жертв Катыни. Естественно, в оригинальной русскоязычной записи о перевозке заключенных, перепечатанной Тухольским в книге «Убийство в Катыни», никакого слова «убийство» нет.

Польский археолог г-жа Доменика Семинська, руководитель раскопок и автор доклада, определила, что останки тел в массовом захоронении, где найден жетон, принадлежат тем, кого казнили не раньше 1941 года 51:
Твёрдо установлено, что преступление совершено не ранее 1941 года.
Время казни определялось по найденным в могилах гильзам. За редким исключением все они германского производства и датированы 1941 годом.

Некоторые тела погребены методом «сардинной укладки» (Sardinenpackung) – излюбленным способом обергруппенфюрера [на один ранг ниже рейхсфюрера СС, который имел глава СС Генрих Гиммлер] СС Фридриха Еккельна, командира одной из «айнзатцкоманд», в задачу которых входило проведение массовых казней. На фото могилы № 1 показано именно такое расположение тел.
Изображение
Слева: Фридрих Еккельн во время войны; справа: Еккельн в советском плену. Еккельн был осуждён и казнён за военные преступления в Риге (Латвийская ССР)в 1946 году.

Кроме того, значительный процент тел в массовых захоронениях – дети. НКВД никогда не расстреливал детей. Зато немало свидетельств подтверждают факты проведения таких казней нацистами. Таким образом, есть веские доказательства того, что в данном случае вину за массовые казни следует возложить на Германию, а не Советский Союз.

Тот же вывод подтверждается в недавних исследованиях других украинских учёных касательно того же самого захоронения. Опираясь на документы германских судов по военным преступлениям, свидетельства выживших евреев и исследования польских историков о массовых убийствах поляков украинскими националистами, профессор Иван Качановский и Владимир Музыченко установили: захороненные здесь жертвы – в основном евреи, но также поляки и «советские активисты».

Качановский пришёл к выводу: украинские власти пытались свалить всю вину на НКВД и тем самым обелить украинских националистов, которых в сегодняшней Украине – и во Владимире-Волынском, в частности, – прославляют как «героев».

Действительно, Кулиговского перевезли из Осташковского лагеря военнопленных в Калинин в апреле 1940 года. Но расстреляли его не раньше 1941 года. Следовательно, совершенно иным оказывается назначение тех этапных списков, которые «официальная» версия Катыни отождествляет с предписаниями на перевозку военнопленных ради последующего их расстрела. Советские «органы» доставили Кулиговского в Калинин в апреле 1940 года не для казни, а для чего-то другого. Он остался жив, но схвачен и убит нацистами, скорее всего, во второй половине 1941 года. Кроме того, Владимир-Волынский находится примерно в 1200 километрах от Калинина.

Таков главный вывод, следующий из найденных материальных свидетельств, и очень важный для нашего понимания дела о Катынском расстреле: тот факт, что фамилия польского военнопленного указана в одном из этапных списков, больше нельзя считать ни доказательством отправки на казнь, ни подтверждением советской вины за его смерть.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Раскопки во Владимире-Волынском. Жетоны

Новое сообщение ZHAN » 20 май 2022, 19:09

2. Людвик Маловейский

По имеющимся данным, в тех же могилах похоронено много больше польских военнопленных, казнённых нацистами в 1941-1942 годах. В могиле № 2 найдены погоны от формы польского полицейского и польские военные пуговицы.

В сентябре 2011 года польские СМИ сообщили, что полицейский значок № 1099/II, найденный в одной из массовых захоронений во Владимире-Волынском, принадлежит старшему констеблю полиции Людвику Маловейскому.

[«Kolejny policjant z Listy Katyńskiej odnaleziony we Włodzimierzu Wołyńskim» («Ещё один полицейский из катынского списка найден во Владимире-Волынском»).]

Утверждалось: как и Кулиговский, Маловейский стал жертвой Катынских расстрелов, и его тело погребено в братской могиле в с. Медном под Калинином, где, если верить «официальной» версии, покоятся тела других польских военнопленных, расстрелянных НКВД в 1940 году.

Имя Маловейского фигурирует и в новейших списках польских жертв Катыни. Как и Кулиговский, он увековечен в «Некрополе польского кладбища в Медном»:
Ст. участковый П[ольской] п[олиции] Людовик МАЛОВЕЙСКИЙ, сын Якуба и Марины из Ягеллова. Род. 22.VIII.1890 в Жихлине. Солдат I польского корпуса, в полиции с 1919 года. С 14.I.1930 переведён в рез. конной м. Лодзи, и там продолжал службу в сентябре 1939 года. В Осташков переведен из больницы в Шепетовке. Награждён: Медаль Независимости, Памятная медаль за войну 1918-1921 годов, Медаль 10-летия Независимости.

L. 050/3 (76), 7783.
Запись в книге некрополя воссоздана на основе оригинала.

Запись о его пересылке по этапу с добавлением слова “mord” (убийство) находится на том же официальном польском сайте Катыни, как у Кулиговского.

Как и Кулиговский, Маловейский фигурирует в списках заключённых, вывезенных из Осташковского лагеря.

В 2011 году ещё по старинке считалось, что в массовых захоронениях Владимира-Волынского покоятся жертвы бесчинств НКВД. Поэтому явные расхождения данных о месте предания земле одного из расстрелянных не привлекли особого внимания. Но затем польская археологическая группа сумела датировать время казни – не ранее 1941 года, определив, что массовые убийства совершены «айнзатцкомандой» СС. Что, в свою очередь, означает: Кулиговский и Маловейский расстреляны в 1941 году нацистами, а не советскими «органами» в 1940 году. Других польских военнопленных, которые считались жертвами Катыни, – возможно, очень и очень многих – могли расстрелять вместе с Кулиговским и Маловейским и захоронить во Владимире-Волынском или где-то ещё на Украине.

В статье Сергея Стрыгина помещены фотографии мемориальных досок Кулиговского и Маловейского на польской части кладбища в Медном. Не только две, но все доски польского мемориала установлены в предположении, что т.н. «списки-предписания» тождественны «спискам смерти» – факт, который благодаря находкам во Владимире-Волынском следует признать доказанно ложным.

Сегодня стало ясно: ни один из этих двоих не похоронен в Медном.

Но возникает вопрос: действительно ли там покоятся хоть какие-то останки польских военнопленных, чьи имена вместе с Кулиговским и Маловейским увековечены в мемориальном комплексе в Медном? В настоящее время нет оснований так думать.
Изображение
Мемориальные доски Кулиговскому и Маловейскому на кладбище в Медном, но там не похоронен ни один из них. (Спасибо за фото Александру Зенину из Твери и его коллегам)
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Раскопки во Владимире-Волынском. Сокрытие

Новое сообщение ZHAN » 21 май 2022, 13:20

В отчёте польского археолога имя Кулиговского и факт обнаружения его жетона, и сведения, связывающее его с Катынью, указаны только в сноске. Информация о Катыни дана в таком оскоплённом виде, что только глубокие знатоки катынского вопроса способны распознать с нею связь.

Например, вот как в отчёте польских археологов выглядит ссылка на запись о Кулиговском в этапном списке (по книге Тухольского):
026/l (15), 35[.]6

А вот какие сведения о Кулиговском приводит сам Тухольский (p.810):
15. КУЛИГОВСКИЙ Юзеф Степанович, 1898 г.р. 35.

026/1 – это номер этапного списка; у Тухольского он указан вверху страницы (p.810). Фамилия Кулиговского стоит там под № 15. Запись «35[.]6» относится к «делу» в списке НКВД или материалам из него – информация, которая не имеет особого значения, поскольку само дело до сих пор не найдено и, скорее всего, уничтожено много лет назад.

Можно подумать, что наиважнейшее из открытий, сделанных в ходе раскопок во Владимире-Волынском, полагается выдвинуть на первый план. Однако его, наоборот, «похоронили» в малозаметной сноске и закамуфлировали туманной фразеологией. Можно не сомневаться: его запрятали из опасений, что найденные материальные свидетельства способны нанести непоправимый ущерб представлениям о безусловной вине Советского Союза за Катынь, – представлениям, которые польские власти хотели бы постоянно укреплять и поддерживать.

Именно поэтому фамилия Маловейского выкинута из отчёта польских археологов. Архиважнейшее из открытий оказалось нарочито незамеченным!

Сокрытие упоминания о Кулиговском и заговор молчания вокруг обнаружения жетона Маловейского – служат убедительными доказательствами того, что польские археологи стремятся всеми силами свести на нет связь Катыни с Владимиром-Волынским.

Ещё интереснее – в отчёте их украинских коллег никто из этих двоих бывших полицейских даже не упоминается!
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Раскопки во Владимире-Волынском. Гильзы

Новое сообщение ZHAN » 22 май 2022, 11:58

Подробная информация обо всех 150 гильзах, найденных в могиле № 1, приводится в примечании 3 на с.8 польского доклада и полностью отсутствует в украинском докладе:

1. «kam, 67, 19, 41» – 137 шт.; 2. «dnh *, 1, 41» —7 шт.; 3. Geco, 9 мм – 1 шт.; 4. Гильзы без маркировки калибра 7.62x25 производства СССР образца 1930-х годов – 5 шт.

Сто сорок четыре, или 96% из 150 найденных гильз германского производства и датированы 1941 годом. Маркировка на гильзах называется «заводским клеймом». Как выяснил Сергей Стрыгин, «kam, 67, 19, 41» – код завода-изготовителя HASAG Eisen und Metallwerke G.m.b.H. в г.Скаржиско-Каменна, где «67» означает процент содержания меди в материале гильзы, «19» – номер партии и «41» – год выпуска; «dnh *, 1, 41» – код завода-изготовителя Rheinisch Westfalische Spregstoff AG в Дурлахе, где символ «*» означает латунную оболочку гильзы, «1» – номер партии, а «41» – год выпуска.

В польском (но не в украинском) отчёте указаны гильзы, найденные в могиле № 2:

1. «kam, 67, 19, 41» – 205 шт.; 2. «dnh *, 1, 41» —17 шт.; 3. Гильзы без маркировки калибра 7.62x25 производства СССР образца 1930-х годов – 2 шт.; «B, 1906» – 1 шт.

Из 225 гильз, найденных в могиле № 1, 205 – германского производства 1941 года выпуска от завода-изготовителя Hasag, 17 – германского производства 1941 года от завода Spregstoff, 2 – немаркированные советские гильзы 1930-х годов; и одна гильза «B, 1906». Следовательно, 98,67% гильз германского производства, и все они изготовлены в 1941 году.
Изображение
Изображение гильз, найденных в могилах № 1 и 2

Для сравнения: ни в одном из двух украинских отчётов нет сведений ни о количестве гильз каждого типа, ни указания на тот немаловажный факт, что подавляющее большинство из них – германские гильзы 1941 года выпуска. Вот что на сей счёт можно прочитать в украинских отчётах:
В погребальных ямах обнаружены идентичные гильзы, главным образом, калибра 9 мм. Большинство из них имеют маркировку «dnh» (завод-изготовитель Werk Dürlach в Карлсруэ, Германия) и «kam» (производство фабрики Hasag в г.Скаржиско-Каменна, Польша) 1941 года. Однако обнаружены и несколько гильз советского образца. Всё это требует дополнительных исследований, поскольку будет необъективным утверждать, что при наличии в погребальных ямах гильз советского производства расстрелы проводились гитлеровцами. Известны факты (включая сведения о расстрелах польских военных в Катыни), что советские органы НКВД использовали при расстрелах немецкое оружие
[«Отчёт о результатах археологических и эксгумационных раскопок на городище “Валы” в г. Владимир-Волынский 2012 году». Luts’k, 2012. Есть два варианта этого отчёта. В более полной версии много фотографий, таблиц и рисунков, но чёткое описание германских гильз – такое, как в польском отчёте – там отсутствует.]

С выводом украинского отчёта связан ряд затруднений. Во-первых, здесь налицо логическая ошибка, известная как «порочный круг в доказательстве». Предполагается, что массовые убийства в Катыни, которые, по признанию самих нацистов, совершены с использованием германских боеприпасов, – советское преступление. Но благодаря раскопкам во Владимире-Волынском именно этот тезис и ставится под сомнение.

Во-вторых, авторы исходят из того, что даже количественный перевес германских гильз недостаточен, чтобы вину за расстрелы возложить на нацистов, поскольку в СССР, дескать, тоже использовались боеприпасы германского производства. Не подлежит сомнению, что именно поэтому в украинском отчёте не указано ни общее количество гильз, ни процентное преобладание гильз германского производства, ни 1941 год их изготовления. (К украинским отчётам следовало бы добавить и такое соображение: нацисты тоже могли использовать боеприпасы, изготовленные в СССР. В 1941 году они захватили огромное количество советского вооружения.)

Украинский отчёт информирует об обнаружении в захоронениях останков женщин, прижимающих к себе детей:

Отмечено также, что убитые часто прикрывали лицо руками или обнимали другую жертву (женщины прижимали к себе и прикрывали детей).

Случаи расстрела детей органами НКВД не встречались нигде и никогда.

Украинский археолог Алексей Златогорский указал на политический характер проблем, возникающих в связи с тем, что вину за совершение массовых убийств польский археолог возложил на нацистов:

Неосторожные высказывания польских археологов о принадлежности останков, найденных на территории замка Казимира Великого во Владимире-Волынском, могут поставить под сомнение уже известные преступления НКВД по отношению к польским офицерам, сообщил директор Г[осударственного] П[редприятия] «Волынские древности» Алексей Златогорский в комментарии Gazeta.ua [русскоязычная украинская газета].

Под «уже известными преступлениями НКВД по отношению к польским офицерам» подразумевается Катынский расстрел, или, точнее, его «официальная» версия. Но проф. Златогорский затрудняется объяснить, как именно польский доклад «может поставить под сомнение» «официальную» версию Катыни.

Процитированный выше украинский доклад, как представляется, – лишь сокращённый вариант более полного доклада (возможно, его Интернет-версия), подготовленного Златогорским и двумя другими украинскими археологами – С.Д.Панишко и М.П.Вашетой. О Кулиговском, Маловейском и их жетонах в отчёте нет ни слова. Фотографии в приложении дублируют те, что есть и в польском отчёте. Среди прочего там помещён снимок погона польского полицейского и фото с «сардинной укладкой» тел в раскопе № 2.

5 марта 2013 года появилось сообщение об открытии выставки во Владимир-Волынском историческом музее, посвящённой археологическим раскопкам. Сопроводительная статья извещает: ещё в 1997 году предполагалось, что похороненные там жертвы – поляки, расстрелянные НКВД в 1939-1940 годах, и того же мнения исследователи придерживаются до сих пор.

Качановский и Музыченко привели доказательства, которые подтверждают вину нацистов за массовые убийства во Владимире-Волынском. Более 96% гильз, найденных в могилах, германского производства и изготовлены в 1941 году. Списки на этапирование военнопленных из Козельска, Осташкова и Старобельска датированы апрелем-маем 1940 года. Кулиговский и Маловейский не могли быть расстреляны раньше 1941 года. Никому и в голову не пришла мысль, что казнь бывших полицейских состоялась в апреле-мае 1940 года в Калинине и Харькове, а затем их жетоны отправили за сотни километров чтобы бросить в одну из могильных ям во Владимире-Волынском.

Кулиговского и Маловейского действительно вывезли из лагерей для военнопленных в апреле 1940 года, как указано в советских этапных списках, опубликованных Тухольским в 1991 году. Но не казнили ни того, ни другого. Их расстреляли в 1941 году во Владимире-Волынском (Украинская ССР). По имеющимся данным, вина за расправу лежит на нацистах.

Жетоны и гильзы – вещественные доказательства, которые никак не нельзя подделать или сымитировать. Польская женщина-археолог ни в коем случае не стала бы фальсифицировать жетоны и выдумывать имена их владельцев. Спустя столько лет после катынских расстрелов ей не пришло бы в голову выдумывать тот выяснившийся в ходе раскопок факт, что гильзы, найденные в братских могилах, не просто германского производства, но и изготовлены в 1941 году.

Наоборот: доклад польского археолога власти Польши считают сегодня глубоко ошибочным. Финансирование прекращено, массовые захоронения засыпаны. Небольшое число неопознанных жертв перезахоронено, и теперь их официально именуют «жертвами НКВД».
Такая позиция польских властей – молчаливое признание того, что «официальная» версия Катыни опровергнута.

Материальные свидетельства из Владимира-Волынского – значки и германские гильзы 1941 года выпуска – самый важный вид доказательств из всех. Их нельзя ни «подбросить», ни тем или иным способом сфальсифицировать. Это и отличает их от письменных источников и личных показаний.

Если бы не существовало никаких других неопровержимых доказательств лживости «официальной» версии Катынского расстрела, то, чтобы опровергнуть её, хватило бы только этих материальных свидетельств. На основании жетонов и гильз из Владимира-Волынского и их одних можно прийти к выводу: поляки, вывезенные из советских лагерей для военнопленных в апреле-мае 1940 года, отправлялись оттуда не для расстрелов. Что уже само по себе опровергает «официальную» версию Катыни.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Что доказывают неопровержимые свидетельства

Новое сообщение ZHAN » 23 май 2022, 18:46

В предыдущих постах рассмотрены выявленные нами неопровержимые свидетельства:

Группа документов A: Германский «Официальный материал»:

* стреляные гильзы германского производства;
* жетон из Осташковского лагеря;
* значительное число найденных в Катыни тел идентифицированы как заключённые Осташковского и Старобельского лагерей.

Группа документов Б: сообщение Специальной Комиссии Бурденко:

* квитанция на имя Пшемыслава Козетульского, сына Болеслава.

Группа документов В: «Закрытый пакет № 1»:

* выписка из протокола № 13 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года со следами исправлений, внесённых, по всей видимости, в 1959 году.

Группа документов Г: отчёт археологической экспедиции во Владимире-Волынском:

* жетоны Юзефа Кулиговского и Людвика Маловейского;
* сотни гильз германского производства, изготовленных в 1941 году.

По «официальной» версии Катыни, из лагерей в Козельске, Осташкове и Старобельске польских военнопленных переправляли в Смоленск, Калинин и под Харьков, и там под командованием местных Управлений НКВД их расстреливали и предавали земле в Катыни (фактически, в местечке Козьи горы поблизости от Катыни), Медном и Пятихатках, соответственно. Казни начинались через короткое время после прибытия военнопленных в указанные города.

Но нет никаких доказательств, подтверждающих именно такой сценарий расправы над польскими военнопленными. С чем вынужден согласиться даже такой ярый защитник «официальной» версии как Гурьянов в нескольких местах своей пространной статьи в книге «Убиты в Катыни».

Он, в частности, признает: советские этапные списки – единственный официальный источник с почти полным перечнем козельских военнопленных, в котором однако в них нет ни слова о расстрелах или принятых на сей счёт решениях Политбюро:
Исключительное значение списков-предписаний как доказательств обусловлено тем, что это единственный официальный источник, содержащий практически полный поимённый список расстрелянных военнопленных Козельского лагеря. Однако списки-предписания не содержат каких-либо упоминаний о том, что перечисленные в них лица подлежат расстрелу на основании решения Политбюро ЦК ВКП(б).
Поэтому между (предполагаемым) решением Политбюро от 5 марта («запиской Берии») и расстрелом польских военнопленных нет вообще никакой связи:
…Если ограничиться только перечисленными советскими источниками, с формальной точки зрения связь между решением Политбюро от 5 марта 1940 года о расстреле польских военнопленных и списками-предписаниями НКВД установить невозможно.
Отсутствие доказательств умерщвления польских военнопленных весной 1940 года Гурьянов считает самым слабым местом «официальной» версии:
Необходимость сослаться на отсутствие признаков жизни после весны 1940 года и общность судьбы опознанных и неопознанных по результатам эксгумации для того, чтобы считать списки-предписания НКВД списками отправки на расстрел, – самое тонкое звено в нашей формально-юридической доказательной цепочке.
Утверждение, способное внушить неверное представление – на более простом языке, называется ложью. Как мы видели, существует множество «доказательств бытия» польских военнопленных после мая 1940 года. Гурьянов может говорить об отсутствии таковых, лишь сознательно игнорируя доклад Комиссии Бурденко, опубликованную Памятных опись материалов эксгумаций и владимир-волынские находки. Его ум занят чем-то таким, что препятствует «заметить слона в гостиной».

Если бы Гурьянов был честным историком, цель которого – открыть истину, тогда он не стал бы открещиваться от существования таких свидетельств и представил своим читателям их анализ. То, что и сделано в данной теме. Но Гурьянов – не честный историк. Всё, что он пишет, – не исторические труды, а «пропаганда со сносками».

Гурьянов считает – или, точнее, лишь делает вид, – что все, в том числе неопознанные останки, эксгумированные нацистами в 1943 году в Катыни, принадлежат военнопленным из Козельска:
Мы исходим из того, что все останки, эксгумированные в 1943 году в Катынском лесу, включая перечисленные в списке “посторонних” в Приложении, – это останки значащихся в документах НКВД военнопленных из Козельского лагеря.
Как указывает Гурьянов, к тому же самому заключению приходит и Алексей Памятных:
Алексей Памятных ещё в 2005 г. пришёл к выводу, что “в польских могилах в Катыни находятся останки офицеров ТОЛЬКО из Козельского лагеря” (Pamiatnych А. О ideпtyfikacji пazwisk … S. 142).
Гурьянов ссылается на статью, где А.Памятных в открытым текстом заявляет:
…Считаю, что в польских могилах в Катыни находятся останки ТОЛЬКО офицеров из Козельского лагеря. Эта гипотеза – главный результат моей работы.
Сия «гипотеза» – а, фактически, просто отговорка – лжива. Подозреваю, что и Гурьянов, и Памятных осознают её облыжность. Очевидно, они надеются, что читатели не распознают их мошенничества. Замалчивание фактов, которые ниспровергают «официальную» версию Катыни, требуется им лишь для того, чтобы только возложить вину на советскую сторону Гурьянов признает: никаких «расстрельных списков» не обнаружено, хотя и настаивает на их существовании:
Как показала Н.С.Лебедева, одновременно со списками-предписаниями, которые высылались в три лагеря начальником УПВ [Управление НКВД СССР по делам о военнопленных] или его заместителем, списки с теми же фамилиями военнопленных, но подписанные зам. наркома НКВД Меркуловым и содержащие распоряжение привести в исполнение ВМН в отношении перечисленных в них лиц, должны были высылаться начальникам соответствующих областных УНКВД. Ни один из таких списков (назовем их расстрельными) до сих пор не обнаружен…
На самом деле вот что Лебедева и Гурьянов имеют в виду: если «официальную» версию оставлять незыблемой, необходимо чтобы такие списки существовали. Для Гурьянова, «Мемориала» и в целом для всех исследователей и писателей антикоммунистического толка «официальная» версия должна считаться «истиной вне всяких разумных сомнений» – т.е. непогрешимой настолько, что сомневаться в ней могут только предвзятые, прокоммунистические и, следовательно, «аморальные» люди.

Это не история. Это антикоммунистическая идеология, подделывающаяся под историческую науку, скрывающаяся под маской истории чтобы обмануть большинство тех, кто полагаются на таких вот «экспертов».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Сговор ради защиты «официальной» версии Катыни

Новое сообщение ZHAN » 25 май 2022, 22:24

У читателей, наверное, давно созрел вопрос:
«Если разгадка тайны катынских убийств так очевидна, как явствует из этой темы, почему о ней нигде не слышно?
Чем объяснить, что единственная версия Катыни на слуху – та, что обвиняет Сталина и НКВД в уничтожении поляков?» :unknown:

Ответ кроется в существовании всемирного антикоммунистического сговора ради сокрытия правды о Катыни и о множестве предполагаемых «преступлений Сталина».

* Российских исследователей, критиковавших «официальную» версию на протяжении более двух десятилетий, игнорируют во всех отношениях. Ни одна из их работ не опубликована ни на каком другом языке, кроме русского. О них редко упоминают даже в российских СМИ и почти никогда за пределами России.

+ В недавней 470-страничной книге немецкой исследовательницы Клаудии Вебер не упоминается ни одна из таких работ.

+ Замалчивает их и такое авторитетное англоязычное исследование как книга Войцеха Матерского и Анны Ценцялы «Катынь: преступление без наказания».

+ На с.204 своей книги британский профессор Джордж Сэнфорд посвящает один абзац российским исследователям, которые не признают за истину версию советской вины. Но он отвергает их аргументы как «метод, связанный с именем отрицателя холокоста Дэвида Ирвинга», и утверждает, что после признания Горбачёва и публикации Ельциным доказательств причастности НКВД стремление взять под сомнение советскую вину – порочная и политически мотивированная попытка затуманить и смягчить проблему сталинской вины.

Сэнфорд имеет в виду документы из «Закрытого пакета № 1».

Позиция Сэнфорда бездоказательна и нечестна. В принципе не может быть ничего неправильного, а тем более «порочного» в том, чтобы подвергать критическому анализу любые доказательства. Но «официальная» версия Катыни не выдерживает такого пристального внимания. Поэтому ничего не остаётся, как защищать её с помощью лжи, оскорблений и угроз.

Против тех, кто своими исследованиями может заронить сомнения в истинности «официальной» версии Катыни, проводится политика подавления, репрессий и – если того окажется мало – в ход идут клевета и лишение работы. Словом, не доводы доказательного характера привели к положению, когда критика «официальной» версии изгнана прочь из общественных дискуссий и даже полемики в академических кругах.

С 1943 года теория виновности Советского Союза в катынских убийствах переросла в одну из главных доктрин антикоммунистического по своей сути польского национализма. Катынь для них настолько важна, что польские власти теперь фальсифицируют эксгумации во Владимире-Волынском, поскольку сделанные там археологические открытия опровергают «официальную» версию.

Ряд российских исследователей изучали события в Катыни, подвергли переоценке уже имеющиеся доказательства и обнаружили много новых. На некоторых из публикаций мы еще остановимся. В России их работы задвинуты на задний план, а в других странах – если не возводят напраслину как Сэнфорд – то просто не принимают во внимание. Такой подход следует расценить «политически мотивированным» (пользуясь выражением Сэнфорда) и интеллектуально безответственным.

Всем честным учёным известно: исторические доказательства (в отличие от ничем неподтверждённых мнений) недопустимо высмеивать, отвергать или игнорировать, – и особенно те из них, что ставят под сомнение собственные предвзятые идеи и предрассудки. В конце концов, почему бы не представить контраргументы и доказательства своей правоты, как поступили историки еврейского холокоста в спорах с его отрицателями? Язвительные нападки говорят о том, что защитники «официальной» версии в ответ на её критику просто не в состоянии дать обоснованное опровержение.

Мы рассмотрели все свидетельства, которые невозможно подделать. Следовательно, каждый честный исследователь обязан принять и учесть их в качестве доказательств. Как мы видели, все они приводят к единственному выводу: «официальная» версия Катыни несостоятельна. Поэтому каждый честный, объективный учёный обязан её отвергнуть.

Наш анализ доказал не только лживость «официальной» версии Катыни. Нами также предоставлены доказательства вины Германии в катынских убийствах:

* мы располагаем «доказательствами бытия» некоторых поляков много позже, чем май 1940 года;

* в Катыни и во Владимире-Волынском использовались пули только германского производства;

* Кулиговский, Маловейский и, возможно, многие другие польские военнопленные расстреляны нацистами в 1941 году.

* казни поляков могли совершить либо СССР, либо Германия – и никакая другая сторона; если доказательства исключают советскую вину, – значит, она лежит целиком на нацистах.

Далее мы рассмотрим другие доказательства в группах документов от А до Г, чтобы увидеть:

* Германский «Официальный материал» крайне проблематичен, содержит огромное число противоречий и несоответствий; вот почему всем объективным исследователям – независимо от их политических взглядов – необходимо исключить его из числа источников, обладающих доказательной силой.

* Возражения, выдвинутые против сообщения Комиссии Бурденко, беспочвенны, но помимо того – нечестны.

* Документы из «Закрытого пакета № 1» сфальсифицированы.

* Нынешние власти Польши отрицают находки во Владимире-Волынском, указанные в отчёте польского археолога. Фактически, изъят и сам отчёт! Теперь утверждается, что расстрелы во Владимире-Волынском совершены НКВД. Как будет показано, причина столь бессовестного отбрасывания результатов раскопок кроется в последствиях, которые владимир-волынский отчёт может повлечь для ниспровержения «официальной» версии Катыни.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Неоспоримые доказательства имеют решающее значение

Новое сообщение ZHAN » 26 май 2022, 23:20

Эта тема – самая первая попытка, предпринятая с целю выявить исторические свидетельства, которые невозможно подделать, чтобы затем использовать их для определения виновной стороны в деле об убийстве польских военнопленных. Как представляется, именно здесь вопрос о Катыни впервые изучен с соблюдением принципа объективности, иначе говоря, как если бы он вовсе не был решён до начала моей работы.

Большинство исследователей, сталкивающиеся с катынской проблемой, вообще не стремятся к объективности, полагая, что их предвзятые представления просто не могут быть неверными. Они никогда не обращались к Катыни на основе всех имеющихся доказательств. Что характерно для таких крупных и «авторитетных» исследований по теме как книги Ценцялы и Матерского, Сэнфорда и многих других.

На самом деле с исследованиями по Катыни дело обстоит ещё хуже, чем можно заключить из вышесказанного. Сторонники советской вины, не жалея сил, стремятся объявить Катынь темой, «решённой» раз и навсегда. Часто они просто только имеют ввиду, а иногда, как, например, Сэнфорд, заявляют в открытую: любые попытки объективного изучения Катыни, – что подразумевает необходимость ставить под сомнение все выводы по поводу Катыни, включая «официальную» версию, – порочны и политически мотивированны.

Поскольку Катынь редко – если вообще когда-либо – изучалась на основе доказательств и никогда используемым в этой теме методом, сторонники «официальной» версии могут поинтересоваться:
“Почему неоспоримые доказательства имеют решающее значение? Как-никак, у вас не выходит доказать ложность доказательств советской вины. Самое большее, что можно сказать: как и многие другие доказательства, они могут оказаться ложными.

А что, если, положим, хотя бы часть из отвергнутых здесь свидетельств не ложна? Что, если, к примеру, выяснится подлинность остальных документов из «Закрытого пакета № 1» – таких, как «Записка Берии»? Разве подлинность документов «Закрытого пакета № 1», как только её установят, не станет такой же весомой или будет даже перевешивать ваши т.н. «неоспоримые» доказательства? И не откроется ли таким образом, по крайней мере, возможность того, что вина за расстрел польских военнопленных лежит на СССР?”
Ответ на все вопросы короток: НЕТ. Неоспоримые доказательства в конечном счёте лишь подкрепляют доводы в пользу отсутствия доказательной силы у «Официального материала» и «Закрытого пакета № 1».

«Официальная» версия Катыни – лишь нарратив, т.е. изложение взаимосвязанных событий в их гипотетической последовательности:

* В апреле-мае 1940 года военнопленных вывезли из трёх лагерей. Никто этого факта не оспаривает, поэтому мы можем принять его за истину.

* Затем советские «органы» расстреляли польских узников в Смоленске или / и в Катыни (в Козьих горах), а также в Калинине (или / и в Медном) и в Харькове (или / и в Пятихатках). Но ни одно из этих событий не имело места, о чём убедительно свидетельствуют неоспоримые доказательства. Следовательно, «Официальный материал» и «Закрытый пакет № 1» неправдивы.

К выводу о фабрикации «Официального материала» нас принуждают доказательства. Их мы рассмотрим подробнее чтобы показать: представленные в германском отчёте доводы крайне подозрительны и при тщательном изучении разваливаются. Что касается комплекса документов из «Закрытого пакета № 1», подлинность их невозможна, ибо противоречит всем имеющимся у нас достоверным доказательствам. Кроме того, и другие свидетельства показывают: документы «Закрытого пакета № 1» – подделки.

Неопровержимые доказательства твёрдо подтверждают только один вывод: «официальная» версия Катыни несостоятельна. Но нет никакой другой версии Катыни с обвинениями СССР. Расстрел польских военнопленных лежит на совести либо советских властей, либо нацистов, ибо какой-то третьей силы, способной совершить эти массовые убийства, не существовало. Улики, указывающие на вину Германии, обнаруживаются и в «Официальном материале», и в сообщении Комиссии Бурденко, и в материалах археологических раскопок во Владимире-Волынском. Таким образом, учитывая все имеющиеся доказательства, мы вынуждены признать: польских военнопленных уничтожили гитлеровские оккупанты.

Если кто-то хотел узнать только разгадку тайны Катыни – кто на самом деле убил польских военнопленных? – могут прекратить чтение. Виновник определён без тени любого рода разумных сомнений: в катынских расстрелах повинна нацистская Германия.

Подозреваю и надеюсь, что большинству читателей интереснее подробнее познакомиться с доказательствами. Приведем их далее.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Неоспоримые доказательства имеют решающее значение

Новое сообщение ZHAN » 26 май 2022, 23:20

Эта тема – самая первая попытка, предпринятая с целю выявить исторические свидетельства, которые невозможно подделать, чтобы затем использовать их для определения виновной стороны в деле об убийстве польских военнопленных. Как представляется, именно здесь вопрос о Катыни впервые изучен с соблюдением принципа объективности, иначе говоря, как если бы он вовсе не был решён до начала моей работы.

Большинство исследователей, сталкивающиеся с катынской проблемой, вообще не стремятся к объективности, полагая, что их предвзятые представления просто не могут быть неверными. Они никогда не обращались к Катыни на основе всех имеющихся доказательств. Что характерно для таких крупных и «авторитетных» исследований по теме как книги Ценцялы и Матерского, Сэнфорда и многих других.

На самом деле с исследованиями по Катыни дело обстоит ещё хуже, чем можно заключить из вышесказанного. Сторонники советской вины, не жалея сил, стремятся объявить Катынь темой, «решённой» раз и навсегда. Часто они просто только имеют ввиду, а иногда, как, например, Сэнфорд, заявляют в открытую: любые попытки объективного изучения Катыни, – что подразумевает необходимость ставить под сомнение все выводы по поводу Катыни, включая «официальную» версию, – порочны и политически мотивированны.

Поскольку Катынь редко – если вообще когда-либо – изучалась на основе доказательств и никогда используемым в этой теме методом, сторонники «официальной» версии могут поинтересоваться:
“Почему неоспоримые доказательства имеют решающее значение? Как-никак, у вас не выходит доказать ложность доказательств советской вины. Самое большее, что можно сказать: как и многие другие доказательства, они могут оказаться ложными.

А что, если, положим, хотя бы часть из отвергнутых здесь свидетельств не ложна? Что, если, к примеру, выяснится подлинность остальных документов из «Закрытого пакета № 1» – таких, как «Записка Берии»? Разве подлинность документов «Закрытого пакета № 1», как только её установят, не станет такой же весомой или будет даже перевешивать ваши т.н. «неоспоримые» доказательства? И не откроется ли таким образом, по крайней мере, возможность того, что вина за расстрел польских военнопленных лежит на СССР?”
Ответ на все вопросы короток: НЕТ. Неоспоримые доказательства в конечном счёте лишь подкрепляют доводы в пользу отсутствия доказательной силы у «Официального материала» и «Закрытого пакета № 1».

«Официальная» версия Катыни – лишь нарратив, т.е. изложение взаимосвязанных событий в их гипотетической последовательности:

* В апреле-мае 1940 года военнопленных вывезли из трёх лагерей. Никто этого факта не оспаривает, поэтому мы можем принять его за истину.

* Затем советские «органы» расстреляли польских узников в Смоленске или / и в Катыни (в Козьих горах), а также в Калинине (или / и в Медном) и в Харькове (или / и в Пятихатках). Но ни одно из этих событий не имело места, о чём убедительно свидетельствуют неоспоримые доказательства. Следовательно, «Официальный материал» и «Закрытый пакет № 1» неправдивы.

К выводу о фабрикации «Официального материала» нас принуждают доказательства. Их мы рассмотрим подробнее чтобы показать: представленные в германском отчёте доводы крайне подозрительны и при тщательном изучении разваливаются. Что касается комплекса документов из «Закрытого пакета № 1», подлинность их невозможна, ибо противоречит всем имеющимся у нас достоверным доказательствам. Кроме того, и другие свидетельства показывают: документы «Закрытого пакета № 1» – подделки.

Неопровержимые доказательства твёрдо подтверждают только один вывод: «официальная» версия Катыни несостоятельна. Но нет никакой другой версии Катыни с обвинениями СССР. Расстрел польских военнопленных лежит на совести либо советских властей, либо нацистов, ибо какой-то третьей силы, способной совершить эти массовые убийства, не существовало. Улики, указывающие на вину Германии, обнаруживаются и в «Официальном материале», и в сообщении Комиссии Бурденко, и в материалах археологических раскопок во Владимире-Волынском. Таким образом, учитывая все имеющиеся доказательства, мы вынуждены признать: польских военнопленных уничтожили гитлеровские оккупанты.

Если кто-то хотел узнать только разгадку тайны Катыни – кто на самом деле убил польских военнопленных? – могут прекратить чтение. Виновник определён без тени любого рода разумных сомнений: в катынских расстрелах повинна нацистская Германия.

Подозреваю и надеюсь, что большинству читателей интереснее подробнее познакомиться с доказательствами. Приведем их далее.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Германский доклад (начало)

Новое сообщение ZHAN » 27 май 2022, 19:45

«Закрытому пакету № 1» и германскому «Официальному материалу» посвящено больше исследований, чем другим группам документов. Начнём с «Официального материала».

Ложь и противоречия германского доклада.
Среди других жертв, в частности, обнаруживается целый ряд священнослужителей.
[Amtliches Material zum Massenmord von Katyn (AM). См. URL:https://archive.org/details/amk_20200218_202002/mode/2up?q=udek]

На самом деле священнослужитель в германском списке значится только один:
Среди опознанных жертв – 2 бригадных генерала, 12 полковников, 50 подполковников… и 10 ветеринаров, а также один военный священник.
...
Кроме двух бригадных генералов среди жертв убийства на месте опознано: 2 250 офицеров различных рангов, 156 врачей и ветеринаров, 406 офицеров, чьё звание не удалось определить, прапорщики и личный состав, а также один военный священнослужитель.
Ряд свидетелей показал, что лесной массив вокруг массовых захоронений по распоряжению органов госбезопасности стал с 1931 года закрытой зоной:
До 1931 года в лесную зону в районе Козьих гор была мог прийти любой желающий, пока там не начались казни. Дети, которые ходили туда по грибы, всегда рассказывали о свежих могильных курганах. (Показания Кузьмы Годонова.)

До 1931 года мы, сельчане, могли ездить в тот район за грибами и ягодами, и я ещё мальчиком тоже собирал грибы в Козьих Горах… В 1931 году территорию Козьих Гор огородили, и въезд туда стал запрещён предупреждающим знаком, установленным ОГПУ. (Показания Ивана Кривозёрцева.)

Около 10 лет дом в лесу использовался как санаторий для высших должностных лиц НКВД. Вся лесная территория была огорожена колючей проволокой высотой в 2 метра. (Показания Парфёна Киселёва.)
Чему противоречат показания свидетеля Григория Сильвестрова:
Одни говорили о поляках, но многие – о финнах. Ещё ходили слухи, что пленные добрались до так называемого „дома отдыха коллективов”, расположенного примерно в 4 км отсюда, и там их расстреляли. То же предположил и я, так как во время этих перевозок обычный сбор грибов в окрестностях дома был запрещён.
Киселёв показал: по мнению местных жителей, в Козьих горах НКВД расстрелял около 10 тыс. поляков.

Местные жители говорили, что речь идёт примерно о 10 000 поляках.

Та же крайне неточная цифра приводится и в тексте «Официального материала».
Что касается общего числа, то мы должны дождаться окончательных результатов ужасного расследования и переписи. Тем не менее, по осторожным оценкам, насчитывается, по меньшей мере, 10-12 000 большевистских жертв.
Сведения о числе убитых местные жители могли получить только из одного источника – от самих гитлеровских оккупантов.
Бывший польский офицер Глезер поведал нацистам: вывоз заключённых из Козельска начался 20 марта и закончился 9 мая 1940 года.
Это неправда. В книге Тухольского, где приведены все советские этапные списки, ни один не датирован ранее 1 апреля.

В германском докладе говорится об этапировании некоторых старобельских военнопленных через Козельск в Катынь:
Известно, что небольшое число старобельских заключённых было доставлено в Катынь через Козельск.
Интересное замечание! Ни одного трупа из числа бывших заключённых, доставленных из Старобельска, германским экспертам идентифицировать не удалось. Как очевидно, до них дошли какие-то сведения про узников из Старобельского лагеря. Но о том, что «небольшое число» старобельских заключённых оказалось в Козельске раньше апреля-мая 1940 года, нет вообще никаких свидетельств. В этапных списках НКВД, воспроизведённых у Тухольского, не зафиксировано ничего подобного.

Как мы видели, ряд старобельских и осташковских военнопленных действительно расстреляны в Катыни. Но их отправили сначала в Харьков и Калинин, а уж затем в Козельск.
В одном случае, а именно 4 апреля 1940 года, было вывезено 2402 офицера.
Не на всех советских списках на этапирование, опубликованных у Тухольского, проставлены даты. Но и среди них нет ничего похожего на 2400 заключённых, вывезенных в один день.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вопрос о насекомых

Новое сообщение ZHAN » 28 май 2022, 12:37

Авторы «Официального материала», а вслед за ними сторонники «официальной» версии подчёркивали: германские эксперты не обнаружили в массовых захоронениях следов жизнедеятельности насекомых «со времени погребения» (aus der Zeit der Einscharrung) трупов. Данный факт использовался чтобы подчеркнуть: расстрелы происходили весной – в апреле и мае – и, следовательно, они совершены советскими властями. Утверждалось: если бы казни происходили осенью и были делом рук германских властей, тогда в могилах обязательно нашлись бы насекомые:
Нигде ни на трупах, ни на их одежде не было никаких следов жизнедеятельности насекомых или их отложений, которые могли бы появиться со времени захоронения. Жуки-кожееды (Lederlaufkäfer), которые довольно часто встречаются после извлечения трупов и которые живут на личинках, появились только после обнаружения трупов, то есть вторично.

Из чего следует, что расстрелы и захоронения производились в холодное время при отсутствии насекомых…

На трупах совершенно отсутствуют насекомые и остатки насекомых, которые могли бы быть датированы временем захоронения. Из чего следует, что расстрелы и захоронения должны были происходить в холодное время года, когда нет насекомых.
«Официальный материал» признает, что были найдены жуки (Lederlaufkäfer), питающиеся личинками (Insektenmaden). Личинки вылупляются из яиц, отложенных мухами. Д-р Оршош, откровенно прогерманский медицинский эксперт, написал, что не нашёл никаких признаков насекомых ни на одном из трупов, которые он исследовал.
Насекомых, частей насекомых и других низших животных нельзя было обнаружить ни на самих трупах, ни на одежде.
Но д-р Пальмиери, итальянский член медицинской бригады, доставленной нацистами в Катынь, следы насекомых всё-таки обнаружил:
В одежде большое количество мёртвых личинок.
...
Язык плоский. В горле большое количество мёртвых личинок.
Личинки развиваются из отложенных мухами яиц. Значит, мухи всё-таки были! На допросе в Нюрнбергском трибунале д-р Марков отметил это противоречие:

Что касается насекомых и их личинок, утверждение доклада, будто ни одна из них не была обнаружена, находится в вопиющем противоречии с выводами профессора Пальмиери, которые записаны в протоколе вскрытия трупа, произведённого им лично. В протоколе, опубликованном в той же немецкой Белой книге, говорится, что во ртах трупов обнаружены следы останков насекомых и их личинок.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Неспособность распознать terminus post quem

Новое сообщение ZHAN » 29 май 2022, 14:18

Д-р Милославич, член экспертной группы, вызванной нацистами в Катынь, отмечал:
Смерть вышеупомянутого лица наступила весной 1940 года, что видно из личных документов, найденных на трупе и на многих трупах, расположенных вокруг.
Ту же логическую ошибку совершила группа Польского Красного Креста в своей телеграмме в Международный Красный Крест от 21 апреля 1943 года:
4. Судя по бумагам и документам, найденным на трупах, убийство должно было случиться примерно в марте-апреле 1940 года.
На самом деле позднейшая из дат в бумагах и документах указывает лишь на то, что смерть их обладателя наступила не раньше, а позже, возможно, много позже этой даты. Перед нами очевидная и неоднократно повторяемая в германском докладе логическая ошибка – незнание элементарного понятия terminus post quem.

[Terminus post quem («предел, после которого») обозначает самое ранее время, когда может произойти событие.]

Трудно поверить, что все немцы, все иностранные эксперты и все поляки могли допустить такую оплошность. Следовательно, мы имеем дело с преднамеренной попыткой ввести в заблуждение – по крайней мере, тех, кто желал быть обманутым и очень хотел бы верить, что вина за расстрел поляков лежит на СССР.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Непризнание факта польского коллаборационизма

Новое сообщение ZHAN » 30 май 2022, 18:37

В германском докладе упомянуты обвинения, которые СССР выдвинул против некоторых из поляков, осуждая их тесное сотрудничество с нацистами в антисоветской пропагандистской кампании. Там же приводится ответ на советские обвинения польского правительства в изгнании в Лондоне:
Любое сотрудничество с немцами презрительно. В свете фактов, известных во всем мире, польское правительство и польская нация не считают необходимым защищать себя от каких-либо предположений относительно встречи или взаимопонимания с Гитлером.
[Помещённый в «Официальном материале» перевод заявления польского правительства в изгнании несколько отличается от канонического русскоязычного текста.]

Заявление появилось в то самое время, когда польская группа Красного Креста работала в Катыни – фактически, в максимально тесном контакте с нацистами! 8)

Хорошо известно: после Сталинграда, когда стало очевидно, что Германия обречена на поражение в войне, польская Армия Крайова наладила сотрудничество с гитлеровцами в борьбе против их общего врага – Советского Союза. Хорошо документированный пример польского коллаборационизма обсуждается в одном из недавно изданных немецких сборников. [Chiari Bernhard, Kriegslist oder Bündnis mit dem Feind? Deutsch-Polnische Kontakte 1943-44. // Die Polnische Heimatarmee. Geschichte und Mythos der Armia Krajowa seit dem Zweiten Weltkrieg. Munich: R. Oldenbourg Vlg, 2003.]
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67450
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

След.

Вернуться в Вторая мировая война

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron