Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Сталин и евреи

Правила форума
От образования до развала СССР

Немецкая антисемитская пропаганда

Новое сообщение ZHAN » 09 авг 2023, 11:24

Поразительно, как иногда очевидные и лежащие на поверхности факты не находят для себя должной оценки. К этому числу принадлежит и факт немецкой антисемитской пропаганды в годы Великой Отечественной войны, которая затронула многомиллионные массы советских граждан. Она велась не только на оккупированных территориях, но и против частей Красной Армии, с невиданным доселе размахом и настойчивостью.

В апреле 1941 года в составе отдела пропаганды Вермахта был создан специальный отдел для работы с советскими территориями, который в 1942 году разросся до 15 тысяч человек. Это не считая других пропагандистов и сотрудников из числа местного населения.
Изображение

Немецкая военная пропаганда имела колоссальные масштабы. Только к началу войны было заготовлено 50 млн листовок и брошюр, которые разбрасывались с самолетов над позициями советских войск и над городами. К примеру, немецкие самолеты сбрасывали пропагандистские листовки над Ленинградом во время первого налета 18 июля 1941 года. Среди них были листовки с самым известным гитлеровским антисемитским лозунгом: «Бей жида-политрука, морда просит кирпича», вызвавшие у многих ленинградцев ощущение брезгливости. Практически любая крупная операция на фронте сопровождалась потоком листовок. Скажем, только в мае 1943 года, в начале Курской битвы, немцы сбросили над позициями частей Красной Армии более 32 млн экземпляров листовок. К концу войны обший тираж пропагандистских листовок и брошюр превысил 6 млрд экземпляров.

Конечно, этой пропаганде пытались противостоять. Но немецкая пропагандистская машина определенно была сильнее и печатала свою продукцию в куда большем объеме. Общий тираж советской пропагандистской литературы составлял 2,7 млрд экземпляров, из которых 10 млн экземпляров составляли газеты и 10,2 млн экземпляров брошюры. Таким образом, немецкая пропаганда была более чем вдвое многочисленнее.

Партизаны в тылу врага также мало что могли противопоставить потоку листовок и оккупационных газет. Точных данных о суммарном тираже оккупационных газет, по всей видимости, не имеется, однако только на Украине издавалось 190 газет общим разовым тиражом 1 млн экземпляров, притом что газеты обычно выходили дважды в неделю. Всего на оккупированной территории издавалось более 400 газет и журналов, разовые тиражи которых доходили до 100–150 тысяч экземпляров.

Суммарный же тираж партизанских газет составил за войну 5 млн экземпляров, а листовок — 20 млн экземпляров. Дополнительно с Большой земли было доставлено и распространено 52 млн экземпляров советских газет. У партизан были большие сложности с изданием, они выпускали газеты подпольно, иногда на бересте и старых обоях. Лишь к концу оккупации издание советских газет на оккупированной территории было поставлено на хорошую основу, и в это время издавалось около 270 партизанских газет.

Оккупационные издания печатали единообразные материалы, утверждаемые Министерством пропаганды и его органами, и практически в каждой газете были или прямо антисемитские материалы, или же использовались антисемитские лозунги, призывы. Разжигание ненависти к евреям было общим местом в оккупационной печати.

В первые годы оккупации, когда альтернативной информации не было, население читало эту оккупационную прессу и, конечно, в определенной степени проникалось антисемитским духом, изливавшимся с их страниц. Собственно, пропагандистская война и началась с антисемитского лозунга «Жиды — это наше несчастье!», который расшифровывался следующим образом: война была начата по еврейской инициативе, евреи — это нация-паразит евреи создали в СССР тюрьму народов. И вывод: «Конец жидам — это будет конец войне» [Ковалев Б. Н. Повседневная жизнь населения России в период нацистской оккупации. М.: Молодая гвардия, 2011].

Такая пропаганда непосредственно подталкивала население оккупированных территорий к участию в уничтожении евреев.

Гитлеровская пропаганда строилась на обращении к массам, на воздействии на чувства, на использовании коротких, запоминающихся лозунгов, а также велась самым грубым и настойчивым образом. Главная идея, которую гитлеровские пропагандисты намеревались забить в умы красноармейцев и советских граждан, состояла в том, что якобы для них Советская власть чужая, защищать ее не нужно, а нужно при первой возможности переходить на сторону немцев. Среди немецких листовок было огромное количество т. н. «пропусков», призывавших переходить на сторону немцев.

Для того чтобы подчеркнуть враждебность Советской власти, гитлеровцы использовали антисемитскую тему. Еврей — чужак, Советская власть — еврейская власть, и так далее. Среди тезисов, на которых строилась немецкая пропаганда, главным был тезис об отождествлении еврейства и большевизма и о том, что евреи придумали марксизм. В немецкой пропаганде на русском языке очень активно использовалось противопоставление немногочисленной элиты, состоявшей из евреев, и многочисленного, обманутого и эксплуатируемого русского народа.

Гитлеровский антисемитизм не был направлен только и исключительно против евреев как нации. Это доказывает пример немецкой пропаганды в Крыму. Несмотря на то что всех евреев, оставшихся в Крыму, а их было около 18 тысяч человек, гитлеровцы уничтожили уже в октябре 1941 года, тем не менее интенсивная антисемитская пропаганда в крымской оккупационной печати проводилась вплоть до апреля 1944 года и прекратилась только в последние дни боев за Крым.

Это парадоксальное положение объясняется тем, что задачи антисемитской пропаганды, проводившейся гитлеровцами на оккупированной территории, выходили далеко за пределы организации истребления евреев. Это было средство для решения многих задач. Антисемитская пропаганда забивала в умы читателей оккупационных газет критерии «свой-чужой», а потом враги оккупантов, например, крымские партизаны, оснащались гротескно выделенными еврейскими признаками, чтобы представить их чужаками и отвратить от них местное население. Это была своего рода идеологическая дрессировка.

Далее, приравнение большевизма к еврейству и как следствие объявление СССР «оплотом жидовства» должно было вовлечь население оккупированных территорий в борьбу на стороне гитлеровцев, ну или, по крайней мере, отвлечь его от тяжелых условий, опасностей, террора и череды поражений немецкой армии. Таким образом, гитлеровцы пытались обесценить и опорочить советские ценности и идеологию, доказать, что у русских и немцев есть якобы общий враг. Немцы, таким образом, пытались втереться в доверие к русским, да и к другим национальностям, опираясь на метатезис своей пропаганды: «Еврей — чужак».

В достижении этой цели немецкие пропагандисты и их помощники из числа коллаборационистов проявили весьма гибкий подход и использовали все, что только могли. В ход шли даже исторические экскурсы, если они годились для этой цели. Например, в № 124 от 6 декабря 1942 года газеты «Голос Крыма», из статьи «Жиды в прошлом России» читатель узнавал, что
«жидовское влияние быстро разложило хазарское государство, которое уже в конце IX столетия потеряло свою мощь…».
Вообще, в оккупационной печати довольно часто обращались к истории и стремились всеми силами противопоставить русскую культуру, придавая ей выраженный шовинистический оттенок, советской культуре и особенно евреям.

Немецкая пропаганда, конечно, не могла пройти мимо такого факта, как существование еврейских колхозов в Крыму, и еврейская земледельческая колонизация была подана в вывернутом, предельно искаженном свете. Например, в газете «Голос Крыма», в № 31 от 16 апреля 1942 года, вышла статья под названием «Еврейская республика в Крыму» за подписью-псевдонимом Альфа, в которой утверждалось:
«…Евреев желали устроить как можно лучше… И вот в непроницаемой стене, ревниво оградившей народы Союза от зарубежного мира, специально для Евреев пробили брешь. Огромным потоком хлынула через нее помощь заграничного еврейства с Агро-Джойнтом во главе. Как бы наперебой друг с другом Евреи со всех стран стремились поддержать своих единоверцев…Уже в 1934 году, не в пример убогим колхозам остального населения Крыма, на широкую ногу были поставлены еврейские колонии…

Несмотря на огромные возможности, еврейские колонии далеко не достигли того цветущего состояния, какого от них ожидали. Сердце народа-хищника не лежало к земледелию. Евреев влек к себе город с его перспективой легкой обильной наживы… К началу войны вся правящая верхушка торговой сети, весь руководящий аппарат местной и легкой промышленности состояли почти сплошь из Евреев… Надменные и наглые в сознании своей привилегированности, неразборчивые в средствах достижения своих целей, используя свое служебное положение прежде всего в интересах личных и своих единоверцев, Евреи мало заботились о благосостоянии края, к борьбе за которое они с жаром призывали на собраниях и в печати.
Это еще не самый отъявленный образчик клеветы в немецкой антисемитской пропаганде. Например, широко распространялась листовка с карикатурным изображением еврея-кузнеца, с текстом:
«Разве такое бывает? Нет! Жид никогда сам не работает!»
И это при сотнях тысяч евреев-рабочих и колхозников в СССР. И вот так каждую неделю, систематически, все годы немецкой оккупации. Печати помогали радиопередачи и кинофильмы, транслируемые в кинотеатрах. Среди репертуара были также пропагандистские фильмы «Вечный жид» и «Жид Зюсс», которые восторженно воспевались в оккупационных газетах.

Конечно, пропагандистов ни в малейшей степени не интересовало реальное положение дел. Им нужно было опорочить Советскую власть, идеологически выдрессировать жителей оккупированных территорий, превратив их в сторонников нового порядка. Нельзя сказать, что эта задача была решена полностью, да и коренной перелом на фронте в пользу Красной Армии существенно изменил настроения на оккупированных территориях. В том же Крыму в последние месяцы оккупации коллаборационисты стали перебегать к партизанам поодиночке, группами и целыми отрядами. Страх перед ответственностью за измену был сильнее пропагандистских увещеваний.

Однако зерно антисемитизма все же этой пропагандой было вброшено. Одна из оценок, далеко не утешительная, содержится в стенограмме беседы с Е. Е. Гопштейном:
«Антисемитскую литературу дореволюционного периода я знал, но то, что представлял собой «Голос Крыма», не идет ни в какое сравнение… Гитлеризм наступал не только на хозяйственную жизнь, но и на психику населения… Этот яд не прошел бесследно. Этот антисемитизм отравил население, не то чтобы все принимали всю лживость, но вбирали в себя это печатное слово».
Правоту этого мнения иллюстрирует такой факт. На освобожденные советские территории в 1944 году командировали из Москвы группы сотрудников Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП (б). Они побывали в 37 областях и республиках, провели более 600 докладов и лекций. Местное население задавало вопросы, которые фиксировались и были позднее приведены в отчетах на имя секретаря ЦК ВКП (б) А. А. Жданова. Одним из многочисленных вопросов о внутреннем и международном положении, событиях на фронте, задававшихся на встречах лекторам, был такой:
«Правда ли, что у нас засилье евреев?»
12 мая 1944 года группа в составе пяти сотрудников Управления прибыла и в Крым, где работала полтора месяца с заведующими отделами пропаганды из всех горкомов и райкомов ВКП (б) Крыма.

«Некоторые местные партийные работники неправильно полагают, что оккупация не оставила следов в сознании и психологии людей», — говорилось в отчете, отправленном Жданову 19 июля 1944 года.

Среди этих следов оккупации в сознании людей нужно отметить вновь возникшие убеждения в «еврейском засилье» в органах власти, в том, что евреи не умеют и не хотят работать, а также т. н. «бытовой антисемитизм», то есть различные проявления вражды по отношению к евреям в повседневном быту, разного рода насмешки, оскорбления, издевательства и так далее. Кроме этого, появилось достаточно много людей, хорошо знакомых с антисемитизмом и впитавших его с теоретической стороны. Современный антисемитизм в России совершенно определенно берет свое начало именно с немецкой пропаганды времен войны, и если сравнить немецкие пропагандистские материалы и сочинения нынешних антисемитов, то будут видны очевидные сходства и заимствования, в первую очередь в ключевых тезисах.

Не будем также забывать, что на оккупированной территории проживало около 80 млн человек, или 42 % довоенного населения СССР. Большая часть этого населения, порядка 60–65 млн человек, подвергалась длительному воздействию немецкой антисемитской пропаганды. К этому стоит также добавить военнопленных, угнанных на работу в Германию, всевозможных добровольных помощников, которые также в определенной степени подвергались пропагандистской обработке. Практически никогда не отражается тот факт, что немецкая пропаганда воздействовала практически на треть населения Советского Союза и это воздействие превращалось в огромную идеологическую проблему.

После войны эти обработанные гитлеровцами в антисемитском духе люди разъехались по всей стране. Впоследствии из лагерей вышли многочисленные коллаборационисты и власовцы, которые в основной своей массе разделяли антисемитскую педологию гитлеровцев. Наконец, весьма многие активные пособники оккупантов после войны сумели скрыться, обзавестись подложными документами, и даже проникнуть в органы власти и в партию. Все это объективно создавало условия для ползучего распространения антисемитских настроений в послевоенном советском обществе.

Многие исследователи отмечают послевоенные проявления антисемитизма в тех районах, куда в достаточно большом числе попадали жители бывших оккупированных территорий. Таких примеров было много, в частности на Урале. Очень многие проявления антисемитизма в СССР после войны, особенно на бытовом уровне и в низовых органах власти, были как раз следствием немецкой пропаганды, а вовсе не какого-то «государственного антисемитизма».

Если об этом важнейшем обстоятельстве забыть, то получится крайне искаженная история.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Лживое обвинение в бездействии

Новое сообщение ZHAN » 10 авг 2023, 12:16

Кстати, об искажениях, которыми полна история советского еврейства. Не так давно стараниями Марка Солонина к ним добавилось обвинение Советской власти в том, что она ничего не сделала для спасения евреев во время войны.
«Если спасти хотя бы часть еврейского населения было трудно, а вывезти всех — практически невозможно, то оповестить людей о грозящей им смертельной опасности было достаточно просто. Проще и дешевле, чем уничтожить всех больных лошадей. Черная «тарелка» громкоговорителя висела на каждой деревенской улице, не говоря уже про города. Газеты и листовки издавались многомиллионными тиражами. Что-что, но наставлять население «на путь истинный» советская власть умела, и необходимая для этого инфраструктура была создана еще задолго до войны. Но ничего сделано не было. Абсолютно ничего».
[Солонин М. 22 июня, или Когда началась Великая Отечественная воанй. М.: Яуза, ЭКСМО, 2005.]

К этому им добавляется также обвинение Центрального штаба партизанского движения в том, что он не отдавал партизанам приказов, в которых содержались указания о спасении евреев.

Однако в действительности оказать какую-либо существенную помощь еврейскому населению, оказавшемуся на оккупированной территории, было крайне затруднительно, и не только по причине быстрого отступления Красной Армии в 1941 году. Были и другие, не менее веские объективные причины.

В 1939 году еврейское население СССР достигло 3 млн человек, из которых 1532 тысячи человек, или почти точно половина советского еврейства, проживали в УССР. Однако к началу войны еврейское население достигло 4855 тысяч человек, увеличившись за счет евреев, проживавших на территориях, присоединенных к СССР в 1939–1940 годах. Западная Белоруссия и Западная Украина, вошедшие в конце 1939 года в состав Советского Союза, добавили около 1,3 млн человек еврейского населения. Среди них было около 300 тысяч человек, бежавших с территории Польши, оккупированной немцами, и где уже начались выселения евреев и концентрация их в гетто. Большая часть этих беженцев не приняла советское гражданство, в 1940 году была депортирована в Архангельскую область, а с началом войны многие из них записались в польскую армию Андерса.

Иногда подчеркивается, что это были совсем другие евреи, но при этом редко указывается, насколько огромная пропасть разделяла советских евреев и этих новых советских граждан еврейской национальности. Но без этого трудно понять, что же в действительности произошло во время войны.

Во-первых, еврейское население вновь присоединенных территорий сохранило все черты старого еврейства, только-только вышедшего из черты оседлости. Никакой реконструкции социальной структуры еврейства в довоенной Польше, в странах Прибалтики или в Румынии не делалось, земли им не давали и в промышленность не приглашали. Они жили своим старым порядком, оставшимся еще со времен Российской империи, общинами, перебиваясь ремеслом, торговлей и случайными заработками.

Во-вторых, эта часть еврейского населения СССР в 1941 году в основном говорила на идише, владела также польским, литовским, латышским или румынским языками и почти совершенно не владела русским языком. В точности повторилась ситуация 1918 или 1919 годов, когда в Петроград нахлынули массы евреев, бежавших от белых и националистов из Прибалтики, Белоруссии и Украины, которые не владели русским языком, и для работы с ними пришлось создавать специальные организации.

К тому моменту советские евреи уже перешли на русский язык, и в 1938 году была даже закрыта газета «Дер Эмес». Но новые, говорящие на идише советские граждане заставили вернуться к еврейскому книгоизданию, чтобы как-то интегрировать их в советское общество. В 1939–1940 годах было издано более 700 книг на идише, включая работы Л. Л. Зингера о советском еврействе [Еврейский антифашистский комитет. 1941–1948 гг. М.: Международные отношения, 1996].

Когда началась война и потребовалась газета на идише, оказалось, что возобновить ее издание не столь просто. Первый номер новой газеты на идише «Эйнинкайт» вышел только 7 июня 1942 года.

В-третьих, на этих присоединенных территориях до 1939 года, конечно, не проводилось никакой целенаправленной работы по искоренению антисемитизма, и евреи там жили в очень враждебной атмосфере. Антисемитские настроения возникли и широко распространились на всей этой территории еще в начале 1920-х годов. Например, уже в 1922 году в Латвии прошла кампания по очищению университетов от нелатышей, в число которых попали и евреи. Причем латвийские националистические организации открыто разжигали антисемитские настроения через свою прессу.

В довоенной Польше тоже существовал «густой» антисемитизм. В Польше евреев не брали на государственную службу, а в ноябре 1931 года в Варшавском университете члены «Всепольской молодежи» организовали кампанию за очищение университетов от евреев. Кампания эта привела к многочисленным массовым дракам между польскими и еврейскими студентами, с многочисленными ранеными. Когда еврейские студенты штурмовали закрытые ворота Варшавского университета, блокированные членами «Всепольской молодежи», полиция разгоняла дерущихся при помощи броневика. Столкновения перекинулись в Вильно, где в ход пошли камни и револьверы. Там уже были убитые. Однако диктатор Польши Юзеф Пилсудский сдерживал эти устремления, и митинги «Всепольской молодежи» обычно заканчивались стычкой с полицией и арестами.

Но после смерти Пилсудского антиеврейские настроения в Польше пошли в рост. Кампанию за удаление евреев из университетов возглавил Болеслав Пясецкий, который до этого отсидел в польском политическом концлагере в Березе-Картузской и там начитался произведений самого Пилсудского, взяв у него уроки подпольной политической борьбы. По выходе из лагеря он создал ультраправую фалангу, которая везде нападала на евреев, еврейские магазины, синагоги, бросала бомбы в дома, в уличных драках применялись кастеты и лезвия. Под давлением этой фаланги в 1937 году в Польше были созданы т. н. «университетские гетто», где евреи обучались отдельно от поляков.

Эти проблемы на территориях, присоединенных к СССР в 1939–1940 годах, достались Советской власти. Положение евреев там было плачевным, местное население к евреям относилось враждебно, и для исправления положения дел требовалось время, которого, как оказалось, не было. Перестройка хозяйства и общества присоединенных территорий только началась и еще не дала ощутимого эффекта. Антисемитизм на этих территориях, конечно, никуда не исчез вместе с присоединением к Советскому Союзу. В этих районах местное население приняло активное участие в истреблении евреев, причем в Прибалтике расправы начались еще до того, как этим занялись немцы.

Хотя Марк Солонин пишет о «громкоговорителе на каждой деревенской» улице, ничего этого в западных районах СССР перед войной еще не было. Репродукторы появились везде на старой советской территории вместе с масштабной программой электрификации и улучшения быта городов и деревень. Осуществить подобную программу в только что присоединенных западных районах попросту не успели, так что громкоговорителей там не было. К тому же проводная связь была перерезана немецкими диверсантами. Если уж части Красной Армии сражались в первые недели войны без связи с вышестоящими штабами, то чего уж говорить об оповещении еврейского населения?

Для предупреждения еврейского населения в начале войны не было технических возможностей, газет на идише, и совершенно нельзя было рассчитывать на помощь местного населения.

Быстрое продвижение немецких войск летом 1941 года сорвало эвакуацию населения из приграничных районов. Из около 2 млн евреев, проживавших там, сумело уйти не более 100 тысяч человек. Из остальных районов эвакуация проходила более успешно. С 5 июля 1941 года стали действовать эвакопункты, и с временно оккупированной территории сумело эвакуироваться около половины еврейского населения, примерно 1 млн человек. Из некоторых городов ушло почти все еврейское население: 75 % из Киева, 85 % из Харькова и Днепропетровска, 90 % из Гомеля. Это была эвакуация крупных промышленных предприятий, имевших оборонное значение, вместе с работниками, среди которых было немало евреев. Они отправлялись в другие районы, где тут же включались в восстановление производства. Особенно много эвакуированных евреев было на Урале. Еврейское население Свердловска скакнуло с 12 тысяч человек в 1939 году до примерно 55 тысяч человек в 1943 году [Вольфсон А. Евреи Уралмаша в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Документальная повесть. Екатеринбург: Издание газеты «Штерн», 1998]. Урал в целом принял 30 % всего эвакуированного еврейского населения.

Обычно говорят, что евреи уехали в Ташкент, но сухая статистика показывает, что Ташкент был вовсе не единственным городом, куда прибывали эвакуированные евреи. Туда прибыло 5 % еврейского населения. Городом, принявшим больше всего евреев во время войны, оказался Челябинск — 7 %, что неудивительно, учитывая численность еврейских рабочих в тяжелом машиностроении, черной металлургии и производстве танков, затем шел Ярославль — 7,5 %, затем Куйбышев — 6 %, и далее по 5 % приняли Ташкент и Свердловск [Мининберг Л. Л. Советские евреи в науке и промышленности СССР в период Второй мировой войны (1941–1945 гг.). Очерки].

Основная масса эвакуированных евреев оказалась в крупных индустриальных городах.

Наконец, что касается обвинений партизан в бездействии в отношении спасения евреев, то нужно вспомнить и сопоставить между собой некоторые факты.

Первый факт состоит в том, что партизанское движение начиналось в 1941 году с заброски разведывательно-диверсионных групп, перед которыми ставились конкретные задачи. Да и помогать местному населению, еврейскому или нет, у них, как правило, не было возможности. Эти группы и созданные вокруг них партизанские отряды понесли огромные потери и к лету 1942 года были практически уничтожены. В конце 1941 и в начале 1942 года партизаны проявляли малую активность и не предпринимали значительных военных операций. Из-за острой нехватки оружия и боеприпасов, малочисленности отрядов и слабой поддержки местного населения задачи по захвату и освобождению гетто были им не по зубам. 30 мая 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения, которому удалось добиться коренного улучшения партизанской борьбы, первые ощутимые успехи которого пришли в конце 1942 года. Только после этого стали создаваться крупные отряды, способные захватывать целые города и контролировать обширные районы, где могло спрятаться гражданское население. Только после этого в партизанских районах возникали лесные лагеря мирного населения, укрывшегося от немцев. В 1944 году в Белоруссии, помимо 143 тысяч партизан, 80 тысяч человек стояли в охране этих лагерей.

Второй факт состоит в том, что основная масса евреев на оккупированной территории была уничтожена до осени 1942 года. В Латвии — до конца 1941 года, в Литве — к началу 1942 года, в Белоруссии и в Смоленской области РСФСР к весне 1942 года было уничтожено 18 из 23 гетто, а еврейское население крупных городов Белоруссии было истреблено еще до начала зимы 1941 года. На Украине основная масса еврейского населения погибла до середины 1942 года, в Крыму — в октябре 1941 года. В прифронтовой зоне евреев уничтожали очень быстро, через несколько дней или даже часов после захвата населенного пункта немцами, как было под Ленинградом, Новгородом и под Москвой, а также на Кавказе. Лишь немногие смогли вырваться из гетто, укрыться в лесах и присоединиться к партизанам. Иногда евреев от расправы спасало контрнаступление Красной Армии.

Таким образом, уничтожение основной массы еврейского населения оккупированных территорий произошло в момент наибольшей слабости партизанского движения и еще до создания Центрального штаба партизанского движения. Так что не нужно возводить клевету на партизан и на Центральный штаб, обвиняя их в бездействии. Когда у них появились силы, достаточные для нападения на крупные вражеские гарнизоны, задача спасения еврейского населения, по существу, уже отпала. Спасать было уже некого.

Итак, приведенные выше факты говорят о том, что в уничтожении евреев на оккупированной территории был малоизвестный и до сих пор крайне слабо учитываемый фактор. Советская власть попросту не успела решить «еврейский вопрос» на территориях, присоединенных к СССР в 1939–1940 годах. Не было времени ни для реконструкции социальной структуры еврейства и их интеграции в советское общество, ни для перевоспитания остального местного населения и избавления их от антисемитских предрассудков.

Мы видим, насколько сильно отличалась судьба тех евреев, которые прошли советскую «переделку» до войны, и тех евреев, которые остались в своем прежнем состоянии. Это можно выразить и статистически. Из числа советских евреев выжило 67,7 % (было на 1939 год 3,02 млн человек, осталось в 1946 году 2,04 млн человек), тогда как из числа еврейского населения территорий, присоединенных перед войной, выжило 13,9 % (было в 1941 году 1,9 млн человек, осталось в 1946 году 265 тысяч человек).

Эти цифры позволяют сказать, что советская политика в отношении евреев прошла жестокое испытание войной и геноцидом, развязанным гитлеровцами, и стала главным фактором, не позволившим им истребить всех евреев подчистую. Это зримое выражение триумфа и торжества сталинской политики в отношении евреев. Советский еврей, ставший трудящимся человеком и обретший достоинство, выиграл схватку за существование.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Трудная судьба еврейского антифашистского комитета

Новое сообщение ZHAN » 11 авг 2023, 12:22

Пожалуй, не было другого еврейского органа, чья история не подвергалась бы таким масштабным и систематическим искажениям, как Еврейский антифашистский комитет (ЕАК). Причина этого лежит на поверхности. Его история и деятельность почти во всех публикациях подаются в совершенном отрыве как от предыдущей истории советского еврейства, так и от истории самой войны. Хотя совершенно очевидно, что война и послевоенные трудности оказывали на комитет самое непосредственное воздействие.

Когда история какого-либо органа подается в полном отрыве от исторического контекста эпохи, это первый признак исторической фальсификации. Это делается тогда, когда нужно доказать недоказуемое. К этому приемчику прибегали фальсификаторы всех мастей и оттенков, и в еврейской теме таких примеров очень много. Один из таких примеров мы рассматривали выше, когда разбирали списки евреев, составленные антисемитами и которые на поверку оказались грубо сфальсифицированными, оторванными от истории партии и советских органов и, в общем, не имеющими ничего общего с реальностью.

К сожалению, многие другие исследователи еврейской истории пошли по тому же пути, рассуждая о евреях и еврейских организациях, о том же Еврейском антифашистском комитете, совершенно забывая обо всем, что творилось вокруг них. Только таким, сугубо фальсификаторским методом можно обосновать концепцию «государственного антисемитизма».

Зачем это делалось?

Насколько можно судить, Еврейский антифашистский комитет пал жертвой бурной пропагандистской войны, развернувшейся после окончания войны в связи с образованием Израиля и борьбой между сверхдержавами за Ближний Восток. Впрочем, не только в связи с Израилем. Еврейская тема использовалась самым активным образом в пропагандистской схватке между СССР и США во время Холодной войны, и концепция «государственного антисемитизма» должна была опорочить Советский Союз, выставить его чуть ли не идейным наследником Гитлера в «окончательном решении еврейского вопроса».

Во время Второй мировой войны американское еврейство, самое многочисленное в мире, конечно, сильно симпатизировало Советскому Союзу и помогало ему в борьбе с гитлеровцами. Агитация среди них была главной и основной задачей Еврейского антифашистского комитета, с которой он справился. Но после завершения войны и с началом глобального противостояния потребовалось мнение американского еврейства изменить и отвратить его от поддержки Советского Союза. Далее, образование Израиля, провозгласившего право любого еврея на алию, дало в руки западного блока, к которому Израиль быстро примкнул, возможность активного давления на СССР. Борьба за право евреев на имиграцию в Израиль стала важнейшим каналом для антисоветской агитации, осуществления деструктивной деятельности. Собственно, именно еврейская среда дала почву для возникновения диссидентского движения, сыгравшего столь видную роль в разрушении Советского Союза изнутри.

Вот исторические фальсификации и потребовались для обработки советского еврейства. Чтобы они стали смотреть на Израиль как на землю обетованную, требовалось совершить переворот в их мировосприятии, сделать так, чтобы они совершенно забыли все то, что для евреев сделала Советская власть, превратить Советский Союз в их представлении в страну «государственного антисемитизма», откуда надо поскорее выехать. Вот в этом контексте и осуществлялась фальсификация истории Еврейского антифашистского комитета.

Парадокс в том, что СССР проиграл эту пропагандистскую войну, хотя у него были все условия для победы в ней, поскольку, как мы видели, советский метод решения «еврейского вопроса» был очень эффективен и открыл, по сути дела, новую эпоху в истории еврейства. Но и у этого были свои веские причины, которые мы рассмотрим ниже.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Административные потуги

Новое сообщение ZHAN » 12 авг 2023, 11:47

В этой теме, конечно, сразу же найдутся люди, которые с сильным нажимом в голосе набросятся с вопросом:
«А разве роспуск Еврейского антифашистского комитета — это не государственный антисемитизм?»
Изображение

На этот вопрос можно спокойно ответить — нет, это не государственный антисемитизм.

Одна из веских причин роспуска Еврейского антифашистского комитета состоит в том, что будучи изначально чисто пропагандистским органом, созданным при Совинформбюро, он стал явочным порядком и совершенно незапланированно превращаться в некий государственный орган по делам евреев. Для этого у него не было ни полномочий, ни соответствующего аппарата, и к тому же появление такого органа противоречило всей советской национальной политике, в частности политике в отношении евреев.

В такой форме Еврейский антифашистский комитет был явно чужеродным элементом.

Если бы этой метаморфозы не произошло, то Еврейский антифашистский комитет мог бы существовать десятилетиями. И это вовсе не преувеличение. Всеславянский комитет, образованный 5 октября 1941 года, прекрасно пережил войну и в 1946 году был преобразован в Славянский комитет СССР, предназначенный для налаживания связей с общинами славянских народов по всему миру. Этот комитет не отклонялся от линии пропагандистской и культурной работы, не пытался сделаться неким органом по делам славян и потому прожил долгую жизнь и был упразднен 23 декабря 1991 года, вместе с Советским Союзом.

То же самое — Антифашистский комитет советских женщин, образованный в сентябре 1941 года. В 1945 году вошел в Международную демократическую федерацию женщин, в 1956 году переименован в Комитет советских женщин. И этот комитет работал до самого распада СССР.

Антифашистский комитет советской молодежи, созданный в конце 1946 года, в 1956 году переименован в Комитет молодежных организаций СССР.

Сравнение ЕАК с другими аналогичными антифашистскими комитетами показывает, что у него вполне были шансы на долгую жизнь и плодотворную работу. Весной 1945 года обсуждались планы преобразования ЕАК в Еврейский народный комитет.

Тем более что Еврейский антифашистский комитет неплохо поработал во время войны, распространяя информацию и подготовленные его членами публикации. К примеру, статьи Ильи Эренбурга рассылались через United Press в 1600 газет по всему миру. Комитет, активно работавший с еврейскими организациями, особенно в США, собрал крупные пожертвования, суммарно 32,5 млн долларов, главным образом в США, Великобритании и Канаде. При содействии ЕАК в СССР поступали санитарные машины, медицинское оборудование, одежда, различная другая помощь. Сотрудничество с еврейскими организациями уже не раз показало свою эффективность и нужность, как мы уже видели на примере колонизации Крыма и освоения Биробиджана, и вот во время войны. В послевоенном мире ЕАК также мог быть приспособлен к какой-то подобной работе на ниве проведения советской политики за рубежом.

В многочисленных публикациях по истории ЕАК это перерождение комитета из пропагандистской организации при Совинформбюро в некий орган по делам евреев почти никак не освещается. Лишь иногда говорится, в самых восторженных тонах, что евреи видели в комитете единственную еврейскую организацию, писали туда в попытках решить свои проблемы, которых было очень много в первые послевоенные годы. Но в детали этой незапланированной «государственной деятельности» не вдаются. Только в сборнике документов по истории Еврейского антифашистского комитета есть конкретные указания, чем они занимались и почему эта деятельность вызвала острое недовольство со стороны остальных государственных органов.

По большому счету, они мешали.

В конце войны и в послевоенные годы государственные органы были по макушку завалены сложной и трудной работой по восстановлению страны и решению множества самых неотложных вопросов. Но при этом они вынуждены были рассматривать письма и обращения, приходящие от ЕАК, тратить на это время и силы сотрудников.

Одна из первых историй такого рода была связана с еврейским гетто в Транснистрии, в которое румыны согнали евреев из Бессарабии, Молдавии и Одессы. Часть обитателей гетто была уничтожена, но после поражения под Сталинградом румыны прекратили расправы. Это гетто было освобождено Красной Армией в апреле 1944 года, и туда сразу же выехал представитель ЕАК, который в своем письме обрисовал положение в самых мрачных тонах, оценив численность евреев в этом гетто в 40–50 тысяч человек. Он крепко ошибся в своей оценке «на глазок», поскольку уже в конце 1943 года численность евреев там не превышала 16 тысяч человек. Мелочь, конечно, но дезинформация в условиях войны могла вызвать серьезные последствия.

Дальше, в мае 1944 года возник квартирный вопрос. В бывшие оккупированные районы стали возвращаться евреи, которые столкнулись с тем, что им не возвращают их прежние квартиры, заселенные другими жильцами во время оккупации. По этому вопросу ЕАК направил 18 мая 1944 года письмо Молотову, а 26 мая 1944 года — Берии.

Во всем этом деле поражает сама постановка вопроса. Бесспорно, требование вернуть квартиры прежним хозяевам — оно справедливое, но оно поставлено в тот момент, когда война еще идет, когда полстраны разрушено, тысячи деревень сожжены дотла, а сотни городов лежали в руинах, люди ютились в землянках и погребах на пепелище. Если возвращать квартиры в таких условиях, то что делать с прежними жильцами? Гнать их на улицу? С возвратом квартир можно было бы и повременить, учитывая исключительную тяжесть положения. И вообще, этот вопрос должен решаться с местными органами власти, сообразно имеющимся хозяйственным возможностям.

ЕАК надавил на чувствительную точку в своем письме в адрес Берии:
«Оставшиеся на местах пособники Гитлера, принимавшие участие в убийствах и грабежах советских людей, боясь живых свидетелей совершенных ими злодеяний, всячески способствуют упрочению сложившегося положения».
Он отреагировал незамедлительно, поскольку был большой интерес к выявлению и аресту бывших пособников оккупантов, пытавшихся скрыть свое прошлое. По обращению ЕАК была проведена проверка, и часть квартир евреям вернули. Берия охотнее и активнее других реагировал на обращения со стороны комитета, поскольку они открывали возможность выявить и схватить скрывшихся пособников гитлеровцев. Евреи могли их опознать.

Потом в ход пошла тема распределения иностранной материальной помощи. В ЕАК стали поступать жалобы на то, что евреям не достается вещей из иностранных посылок. На основе этих жалоб комитет отправил Молотову очередное письмо.

Интересно то, что оно не осталось без ответа. Более того, председатель правительства распорядился провести проверку распределения иностранной помощи. Наркоматы государственного контроля УССР, БССР и РСФСР поработали скрупулезно, проверив все документы, собрав статистику, которая и была представлена Молотову 21 ноября 1944 года. Вывод был однозначен:
«Проверки, произведенные по указанию НКГК СССР наркоматами Госконтроля УССР, БССР и РСФСР, показали, что, как правило, еврейское население удовлетворяется дарственным имуществом в больших масштабах, нежели остальное население».
В записке приводилось несколько примеров, в том числе и такой. В пяти наркоматах и подведомственных организациях РСФСР подарки получили 2098 человек, в том числе 301 еврей, или 14,3 %. «На долю этих 14,3 % приходится наибольшее количество розданных ценных вещей», — подчеркивалось в записке.

Итак, справедливость восторжествовала. Выяснено, что евреям подарки достаются, да еще в большем количестве, чем остальным. Однако потраченное на решение этого вопроса время и силы сотрудников наркоматов оказались отнятыми у решения других, жгучих и животрепещущих вопросов, которые вставали повсеместно в воюющей стране.

Казалось бы, к этому вопросу можно было и не возвращаться. Тем не менее вопрос о распределении иностранной помощи встал еще раз, теперь уже после войны. 28 августа 1945 года ЕАК направил в ЦК ВКП (б) на имя Г. М. Маленкова письмо, в котором требовал не обезличивать присылаемую из-за границы помощь. Под этим понималось, чтобы помощь не передавалась в общие государственные фонды, а направлялась по указанным адресам. В сборнике приводится ответ начальника Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) Г. Ф. Александрова, написанный явно в сильном раздражении, насколько это возможно было в официальном документе. Александров писал:
«Вопрос об отмене обезличивания присылаемых из-за рубежа дарственных материалов разрешен еще в марте с. г. 2 марта 1945 года Совнарком СССР издал распоряжение о том, что дарственные грузы, поступающие из-за границы с указанием конкретного объекта назначения, должны доставляться адресатам».
Дальше — интереснее.
«Т. Михоэлс и Фефер знают о данном постановлении СНК СССР и беседовали поэтому вопросу с тт. Крутиковым (Наркомвнешторг) и Власовым (зам. Председателя Госплана СССР и председатель Комиссии по распределению подарков из-за границы). Поскольку они вновь поднимают этот вопрос, то остается сделать вывод, что они хотят добиться того, чтобы еврейские благотворительные общества за рубежом могли оказывать материальную помощь непосредственно еврейскому населению нашей страны».
В завершение своего письма Александров указал, что с окончанием войны поток посылок из-за границы почти прекратился. Из этого следует, что и самого вопроса об обезличивании, по существу, не было. Посылок почти не поступало, было решение доставлять их по адресам, если таковые указывались, вопрос о распределении иностранной помощи решался на самом высоком уровне, и руководил этим делом заместитель председателя Госплана СССР. Но ЕАК пишет письма, ходит по высоким кабинетам и добивается… непонятно чего.

Остается сделать предположение, что это была форма политической деятельности, направленная на завоевание симпатии определенной части евреев, как в СССР, так и за его пределами. За счет своей близости к ЦК ВКП (б) и возможности отправлять письма в разные высокие инстанции ЕАК мог решить чьи-то конкретные проблемы, связанные с квартирой, работой или помощью, а уж дальше молва сделает все остальное.

Еврейский антифашистский комитет, таким образом, не стал сам собой, а делался еврейским политическим центром, причем руками его же руководства и вполне сознательно.

Побочным эффектом этой деятельности было то, что силы государственных органов в очень трудное для всей страны время отвлекались на рассмотрение писем ЕАК, часть из которых не стоила и бумаги, на которой они писались.

Вот эти попытки ЕАК заниматься административной работой, что-то требовать, выбивать и выколачивать были одной из веских причин ликвидации этого комитета. Это было «пятое колесо» в структуре государственных органов, которое только мешало остальным.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Еврейский антифашистский комитет: советский или несоветский?

Новое сообщение ZHAN » 13 авг 2023, 13:08

Если бы дело касалось только этого и ограничивалось только отвлечением тт. Молотова, Маленкова, Александрова, Крутикова и других высокопоставленных товарищей от исполнения их прямых обязанностей, то с ЕАК вряд ли произошло бы что-то серьезное. Скорее всего, там однажды устроили бы партийную проверку и чистку, заменили руководство, после чего комитет продолжал бы существовать и дальше.

Но комитет почти с самого начала своего существования пытался вмешиваться в большую политику, не имея на то соответствующих полномочий. Политическая подоплека, по всей видимости, была и у первой попытки создания Еврейского антифашистского комитета, связанной с двумя бывшими польскими гражданами, Герш-Вольфом Эрлихом и Виктором Альтером. Первоначально они были создателями первой антигитлеровской еврейской организации в Польше, из числа членов Бунда, который в Польше действовал и после 1917 года. Сам Эрлих был председателем президиума Бунда, а Апьтер — его заместителем. Хотя и их история также подается как проявление «государственного антисемитизма», тем не менее в ней много странного и недосказанного.

Достаточно сказать, что в июле 1941 года их обоих приговорили к расстрелу, затем 27 августа того же года заменили приговор с расстрела на 10 лет заключения, а 12 и 13 сентября 1941 года обоих освободили и дали им заниматься бурной политической деятельностью по созданию Еврейского антифашистского комитета. Будучи уже в эвакуации в Куйбышеве, 4 декабря 1941 года они были вновь арестованы и помещены в тюрьму, где содержались в особых условиях, в частности, их именовали по номерам камер. Эрлих повесился в своей камере 14 мая 1942 года, а Апьтера расстреляли 17 февраля 1943 года.

Судя по всему, их считали агентами польского правительства в эмиграции, возглавляемого Владиславом Сикорским, и они таковыми были на самом деле. В Куйбышеве Эрлих и Апьтер установили связь с эвакуированным польским посольством и занимались мобилизацией польских граждан в армию генерала Владислава Андерса.

Начало войны резко изменило отношение к Польше. 30 июля 1941 года в Москве было подписано соглашение о восстановлении дипломатических отношений и взаимной помощи в борьбе с Германией, одновременно была объявлена амнистия всем польским гражданам, содержавшимся в заключении. Советский Союз начал формирование и вооружение польской армии, в которой сразу же приняли участие и зарубежные организации. В соглашении от 30 июля 1941 года было предусмотрено, что «Джойнт» будет оказывать помощь солдатам армии Андреса, евреям по национальности. Первые посылки поступили через тегеранский офис «Джойнта» в феврале 1942 года, общая сумма помощи до конца войны составила 2,2 млн долларов, из них на территории СССР было получено помощи на сумму 580 тысяч долларов. Очевидно, в этой деятельности Эрлих и Апьтер занимали не последнее место.

Таким образом, Еврейский антифашистский комитет, создаваемый по предложению Эрлиха и Альтера, оказывался бы с самого начала под фактическим контролем польского эмигрантского правительства и зарубежных еврейских организаций. Получалось, что советские граждане, евреи по национальности, оказывались бы под воздействием этого явно несоветского органа. Вовлечение в деятельность такого комитета советских евреев означало бы фактически образование канала для утечки секретной информации, поскольку очень многие евреи, как выше не раз говорилось, служили в армии и работали в оборонной промышленности. Секретная информация могла попасть не только к союзникам, но и к немцам, и такой «шпионский центр», понятно, никого не устраивал.

Арест Эрлиха и Альтера, видимо, был связан с тем, что они уже начали фактически формировать комитет. Это было их предложение, выдвинуть художественного руководителя и главного режиссера Московского государственного еврейского театра Соломона Михоэлса (Вовси) на пост вице-президента Еврейского антифашистского комитета.

Интересный вопрос, почему два польских бундовца предложили именно Михоэлса на роль вице-президента комитета?

Михоэлс с 1919 года играл в театре в постановках на идише, до войны получил звание народного артиста СССР и ряд наград, в 1939 году стал членом Художественного совета Комитета по делам искусств при СНК СССР. В общем, он ничем особым не выделялся, и среди советских евреев можно было подобрать кандидатуру более весомую. На тот вопрос нигде не дается ясного ответа, такое ощущение, что исследователи истории ЕАК просто уходят от ответа на этот щекотливый вопрос.

Например, Альберт Плакс считает, что Михоэлса выдвинули потому, что он не разбирался в политике [Плакс А. Еврейский антифашистский комитет:… и конец.//Еврейская история, 10 августа 2002].

Думается, что причина выдвижения такой кандидатуры состояла в том, что Михоэлс был неплохо известен за рубежом, среди идишеговорящей еврейской общины в США и в европейских странах, имел там связи. На это указывает целый ряд косвенных признаков.

Сразу после ареста Эрлиха и Альтера стал обсуждаться вопрос о создании чисто советского Еврейского антифашистского комитета, главным инициатором чего, видимо, был заместитель наркома иностранных дел СССР и заместитель главы Совинформбюро Соломон Лозовский. Он руководил фактической работой агентства, и именно ему вполне могла прийти в голову идея использовать еврейские связи для советской военной пропаганды за рубежом. Глава Совинформбюро Александр Щербаков согласился с этим предложением. Михоэлс в новом ЕАКстал председателем, а секретарем стал Шахно Эпштейн, который был известным журналистом и в 1921–1929 годах по заданию Коминтерна работал в США в левой прессе. В руководство комитета также вошел Исаак Фефер — поэт и писатель на идише.

Подобный кадровый состав руководства ЕАК вполне обозначает главную линию работы комитета — обрабатывать зарубежную еврейскую общественность, главным образом американскую, в духе советской военной пропаганды, убеждать ее тратиться на танки и самолеты. В феврале 1942 года ЕАК начал свою деятельность.

Однако с первых же шагов комитет стал обсуждать довольно странные идеи.

Так, на первом пленуме ЕАК в мае 1942 года академик Лина Штерн предложила формировать за рубежом еврейские части и направить их в СССР. Это предложение только на первый взгляд кажется разумным, тогда как в действительности формирование подобных частей было сопряжено с огромными трудностями. Как этих добровольцев доставить в Советский Союз? В 1942 году немецкие подлодки бесчинствовали в Атлантике, Великобритания сидела в жесткой блокаде, проводка каждого конвоя превращалась в целое морское сражение. В июле 1942 года немцы разгромили в Баренцевом море печально знаменитый конвой PQ-17. Даже доставка военных грузов по ленд-лизу сталкивалась с огромными трудностями и оборачивалась большими потерями. Чего уж тут говорить о перевозке солдат? К тому же Советский Союз в пору тяжелых поражений в Крыму, на Украине и на Кавказе в гораздо большей степени нуждался в технике и вооружении, в горючем и продовольствии, чем в добровольцах.

Возникали также вопросы приема, снабжения, обучения военному делу этих добровольцев, назначения командиров, включения в структуру Красной Армии, проведения политработы и так далее. Иностранные формирования, такие как польская Армия Людова или Чехословацкий армейский корпус, создавались и воевали на фронте. Но предполагалось, что эти формирования будут освобождать свои страны от немецкой оккупации. А вот за что будут воевать американские евреи в Красной Армии? В общем, идея еврейского легиона была мертворожденной.

Другой член ЕАК, литературный критик и профессор Исаак Нусинов, поставил вопрос о борьбе с антисемитизмом втылу. Только в то время, как мы видели, основной проблемой было противодействие немецкой антисемитской агитации на фронте и в оккупированных районах. Борьба с этой пропагандой была сложной, и не только в силу многочисленности немецких агитматериалов, а еще в силу того, что они били на самые примитивные эмоции, действовали грубо и напористо. В итоге в качестве ответной меры в советской пропаганде старались по возможности убрать еврейский фактор вообще. Потом многие еврейские авторы возмущались, что во время войны о евреях мало писали в газетах, мало награждали. Но они пишут это, совершенно забывая о немецкой антисемитской пропаганде. Выше уже приводился пример листовки про «командарма Янкеля». Национальность командарма использовали для попытки разложения советских войск. В таких условиях любое упоминание евреев на страницах советской печати, в любом контексте, объективно работало на вражескую пропаганду. Если бы евреев-героев прославляли в газетах, как того сейчас хотят многие авторы, то немецким пропагандистам достаточно было прочитать эти самые советские газеты, да и проиллюстрировать свой тезис об СССР как «оплоте жидовства» свежими примерами. Со ссылками же на советскую прессу.

Не надо считать работников Главного политического управления РККА глупцами. С какой это стати они должны работать на укрепление и усиление вражеской пропаганды? Решение задвинуть евреев в тень было, конечно, далеко от справедливости, но это было оправдано условиями пропагандистской войны. ЕАК же фактически ничего не сделал для борьбы с немецкой антисемитской пропагандой, хотя это должно было быть одной из основных его задач, в особенности если комитет претендовал на роль главного органа по еврейским делам.

Вообще, надо отметить, судя по действиям, члены комитета не слишком понимали идеологическую обстановку. После войны они принимали решения, которые могли только подогреть и закрепить насажденный немцами антисемитизм среди населения бывших оккупированных территорий. В 1946 году Михоэлс предложил ставить памятники на месте уничтоженных местечек и гетто. Хорошая сама по себе идея совершенно не годилась для послевоенного времени. Местное население, только два или три года назад читавшее оккупационную прессу, от таких памятников только укрепилось бы в убеждении, что в СССР «правят евреи».

То же самое можно сказать и о книге о нацистских преступлениях против евреев, которая была подготовлена ЕАК и чье издание было остановлено в самый последний момент. Неужели они не подумали, что для антисемита это станет учебным пособием, как лучше расправляться с евреями?

В 1943 году члены комитета вошли во вкус и стали заниматься в США весьма странной политической деятельностью. С одной стороны, это оправдывалось сбором средств для помощи Красной Армии, но их деятельность выходила далеко за рамки этих задач. Они занялись устройством еврейского будущего после войны.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Крымская эпопея ЕАК

Новое сообщение ZHAN » 14 авг 2023, 13:05

С деятельностью Еврейского антифашистского комитета связана последняя часть еврейской крымской эпопеи. Как известно, ЕАК предложил создать в Крыму еврейскую автономию и даже сочинил по этому поводу обращение к советскому правительству.

Насколько можно судить по имеющимся материалам, эта идея была в значительной степени инспирирована из-за границы. В марте 1943 года в США отправилась делегация ЕАК во главе с Михоэлсом по приглашению Еврейского комитета ученых, писателей и артистов, подписанному лично Альбертом Эйнштейном. Во время этой длительной поездки Михоэлс встречался со многими известными деятелями, посещал сотни митингов, агитировал за поддержку Красной Армии.

Но были и встречи другого рода. Как пишет Альберт Плакс, Михоэлс в США встретился с председателем Всемирного еврейского конгресса Хаимом Вейцманом. Лидер ВЕК, в частности, пообещал, что если СССР окажет поддержку создания еврейского государства в Палестине, то он не допустит антисоветских выпадов. Обещание это, впрочем, впоследствии оказалось голословным.

Вскоре после отъезда делегации ЕАК из США там состоялось собрание крупных еврейских промышленников и финансистов, посвященное вопросу развития Крыма после войны.
«Речь шла о будущих возможных затратах на гидромелиорацию степного Крыма, землеустройство, дорожное строительство, реконструкцию морских портов, судоверфей. Рассматривались вопросы добычи йода и брома в Саки, развития химической промышленности на базе Сиваша, расширения добычи газа в районе Джанкоя, строительства международного курортного комплекса на Южном берегу и детского бальнеологического центра в Евпатории. Особое внимание уделялось строительству жилья и развитию инфраструктуры по приему переселенцев-евреев как из различных районов СССР, так и тех, кто захочет туда переселиться после окончания войны из различных стран Европы, а может быть, и Америки»,
— описывает это собрание Альберт Плакс.

На проект «Калифорния в Крыму» еврейские богачи собирались выделить 10 млрд долларов в виде долгосрочных кредитов СССР.

По всей видимости, в тот момент идея создания независимого еврейского государства в Палестине многим американским еврейским деятелям казалась несбыточной мечтой. Великобритания, несмотря на ряд тяжелых поражений, крепко вцепилась в Ближний Восток, который снабжал ее нефтью. Британцы воспользовались помощью еврейских отрядов самообороны в сражении за Ливан и Сирию летом 1941 года, а потом приказали им разоружиться. Усилились британские контакты с арабами. Все это, конечно, было вескими препятствиями для еврейского государства.

СССР же к этому моменту выиграл битву за Сталинград, нанес сокрушительное поражение Германии в Курской битве, советские войска наступали. Обо всем этом еврейские деятели узнавали из статей, пересылаемых в заграничную прессу через ЕАК. До войны в Крыму уже были еврейские колхозы, советское правительство к ним относилось благосклонно. Так что идея создать еврейскую автономию в Крыму тогда вовсе не выглядела чем-то невероятным.

Вернувшись из поездки, руководители ЕАК засели за составление планов создания еврейского Крыма. Михоэлс считал, что эта инициатива будет поддержана ведущими советскими лидерами, в первую очередь Молотовым. Это убеждение, очевидно, возникло из бесед с супругой Молотова Полиной Жемчужной, которая и раньше часто посещала его театр, а теперь стала неформальным посредником между ЕАК и главой советского правительства. Однако ряд других членов комитета, например Илья Эренбург, были решительно против этой затеи. Обсуждение проекта шло с большим пылом в течение трех дней, в него вносились разные правки, в том числе свою руку приложил и Лозовский.

15 февраля 1944 года Еврейский антифашистский комитет направил письмо на имя Молотова с предложением о создании еврейской автономии в Крыму в форме Еврейской Советской Социалистической Республики. Это письмо не содержало в себе каких-то конкретных предложений, а больше давило на эмоции. В нем был, в частности, такой пассаж:
«Речь идет не только о разрушенных очагах — это касается всех возвращающихся на родные места. Для огромной части еврейского населения, члены семей которого не успели эвакуироваться, речь идет о том, что родные места превращены фашистами в массовое кладбище этих семей, родных и близких, которых оживить невозможно».
Довольно странное заявление в условиях войны. Не только у евреев родные места были превращены в массовое кладбище, достаточно вспомнить разоренную оккупантами Белоруссию с десятками деревень, сожженных вместе с жителями. Однако же люди возвращались и восстанавливали жизнь на пепелище. Вообще, задачи обустройства евреев в Крыму надо было решать или после войны, или ближе к ее концу. На момент написания этого обращения, в Крыму только начались бои за освобождение, Красная Армия только форсировала Сиваш, и еще предстояло разгромить мощную немецко-румынскую группировку в Крыму, взять укрепленный Севастополь. 51-я армия под командованием генерал-майора Я. Г. Крейзера только готовилась к решающим боям за Крым. А в это время ЕАК уже суетился на ниве дележки шкуры не убитого пока медведя. Подобное поведение не могло вызывать ничего, кроме отвращения, и эмоциональный стиль документа это только усугублял.

В этой странной торопливости решения крымско-еврейского вопроса, который можно было отложить до конца войны, видимо, была своя внутренняя логика. Проект пытались лоббировать американцы. В июне 1944 года посол США Аверелл Гарриман побывал вместе с президентом Американской торговой палаты Эриком Джонсоном на приеме у Сталина, где они предложили план заселения Крыма евреями, не только советскими, но и теми, кто выживет после окончания войны в немецких лагерях. Они предлагали вселить в Крым 800 тысяч евреев, предлагали финансирование проекта и даже выдвигали Михоэлса в качестве возможного главы правительства Еврейской ССР в Крыму. Впоследствии эта же идея обсуждалась в рамках «плана Маршалла», в котором предлагали принять участие и Советскому Союзу.

Понятно, что американцами двигали не только благотворительные побуждения. Крымский проект представлял собой удобную базу для насаждения агентуры на советской территории, проникновения в секреты советского оборонно-промышленного комплекса.

Крым после войны неизбежно стал бы крупной военной базой, это тоже принималось во внимание, как и его исключительная роль в схватке за нефть во время войны. Хотя страны были союзниками по антигитлеровской коалиции, советская и американская разведки работали друг против друга, достаточно вспомнить проникновение советских агентов в тайны атомного Манхэттенского проекта. В силу этого обстоятельства предложение по Крыму вовсе не выглядело политически безобидным.

В годы войны советское правительство не дало определенного ответа по поводу идеи Еврейской ССР в Крыму. Было не до того, все силы и ресурсы направлялись на разгром Германии. Но сразу после войны любые предложения по поводу еврейской автономии в Крыму при поддержке американских денег сразу же стали восприниматься резко враждебно. И дело тут не только в прозрении Михоэлса, о чем выспренне пишет Альберт Плакс. Инициативами ЕАК по Крыму сильно подпортил условия спора за Берлин.

По условиям соглашения между союзниками Германия была разделена на оккупационные зоны. Хотя Берлин оказывался в советской оккупационной зоне, тем не менее американцы и британцы по Ялтинским соглашениям получили право образовать свои оккупационные зоны в самом Большом Берлине. Разногласия между союзниками возникли сразу же после окончания войны. Американские и британские войска вступили в Берлин в начале июля 1945 года и с большим неудовольствием обнаружили, что в Берлине советская военная администрация уже создала подконтрольную систему власти, образовала магистрат города, создала партии (в первую очередь возродила коммунистическую и социал-демократическую партии), профсоюзы, ввела систему снабжения населения города продовольствием и даже создала радио и собственную газету. Они-то рассчитывали, что придут и возьмут Берлин, а там и всю Германию под свой контроль, но их расчеты полностью провалились.

Чтобы хоть в какой-то степени установить контроль над своей частью Берлина, американцы и британцы пошли на раздел города и раскол Германии. Отношения внутри Межсоюзной комендатуры все время обострялись, большой конфликт вызвали выборы обер-бургомистра Берлина Эрнста Рейтера, которого советская военная администрация не признала, и Рейтер стал бургомистром Западного Берлина.

16 июля 1948 года произошел разрыв, советский представитель генерал-майор А. Г. Котиков покинул Межсоюзную комендатуру. Перед этим произошел развал Контрольного совета, созданного для четырехстороннего управления Германией, из-за проведенной западными союзниками денежной реформы в западных оккупационных зонах, которая состоялась 20 июня 1948 года. Рейхсмарка была заменена на марку Немецкого эмиссионного банка. 23 июня 1948 года аналогичная реформа прошла и в советской оккупационной зоне.

После денежной реформы в западных зонах советская военная администрация прервала автомобильное, железнодорожное и речное сообщение Западного Берлина с западными оккупационными зонами. Причина была в том, что покупатели из Западного Берлина буквально сметали с полок Восточного Берлина товары, которые еще можно было купить на старые рейхсмарки. Эти товары тут же пытались вывозить в западные зоны. Таким образом, это была экономическая война.

24 июня 1948 года блокада стала полной, осталось только авиационное сообщение. Западный Берлин встал перед угрозой голода и отсутствия топлива. Западные союзники организовали доставку грузов по воздуху, вплоть до известной «Изюмной бомбардировки», то есть сброса с самолетов груза сладостей на парашютах для детей Западного Берлина. Блокада кончилась 11 мая 1949 года, вместе с образованием ФРГ, в состав которой вошел Западный Берлин. В мае 1949 года был также образован НАТО. В октябре 1949 года на территории советской оккупационной зоны была образована ГДР. Раскол Германии оказался закреплен политически.

Берлинский кризис показал, что отношения между бывшими союзниками буквально за несколько лет после окончания войны дошли до предельного обострения. В последующие годы эта напряженность оставалась высокой. В Западном Берлине разместились американские войска, эта часть города стала центром западного шпионажа в Восточной Германии, шла упорная и ожесточенная экономическая борьба между новыми германскими государствами. Не говоря уже об объявлении Холодной войны в Фултонской речи Уинстона Черчилля, установлении «железного занавеса» и угроз ядерных ударов по СССР.

В таких условиях предлагать и обсуждать какой-либо проект на советской территории с участием американских денег, вроде Еврейской ССР в Крыму, было чистым самоубийством. А Еврейский антифашистский комитет никак не дезавуировал свое письмо по этому поводу, не провозгласил своего отказа от этого проекта.

Этим вот своим вмешательством в административное управление и в большую политику Еврейский антифашистский комитет, по существу, сам создал условия для своей последующей ликвидации. Он не был предназначен ни для того, ни для другого. Более того, по всем признакам на работу ЕАК стали во все возрастающей степени влиять зарубежные организации и представители иностранных держав. С учетом постоянных попыток ЕАК вмешиваться в государственные дела положение принимало очень острый оборот. Это по советским меркам было совершенно недопустимо.

Расплата за это была лишь вопросом времени и подходящих обстоятельств.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Израиль, который так и не стал советским

Новое сообщение ZHAN » 15 авг 2023, 12:39

Судя по ряду признаков, первоначально Еврейский антифашистский комитет собирались тихо реорганизовать, заменить руководство, ликвидировать последствия административного самоуправства и игр в большую политику, да и превратить его в общественный комитет для выполнения разных международных функций, как это сделали с другими антифашистскими комитетами, созданными в начале войны. Этот план мог бы и воплотиться в жизнь, если бы не обстоятельство огромной важности, в корне изменившее судьбу и ЕАК, да и всего советского еврейства. Это, конечно, образование Государства Израиль 14 мая 1948 года.

История Еврейского антифашистского комитета довольно слабо рассматривается в связи с событиями в Палестине. Например, гибель Соломона Михоэлса почти никогда не ставится в связь с этими событиями, несмотря на то что он погиб как раз между заявлением постоянного представителя СССР при ООН А. А. Громыко о поддержке образования еврейского государства и образованием самого Израиля. Причины гибели главы ЕАК, как и причины окончательного роспуска комитета, нужно искать, скорее, в событиях в Палестине, чем в некоем «государственном антисемитизме».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Нефть и Палестина

Новое сообщение ZHAN » 16 авг 2023, 11:42

Политика СССР в отношении Палестины, как еврейской, так и арабской ее части, не раз радикально изменялась. Это было вызвано тем, что в борьбе за доминирование в этом регионе принимали участие сразу несколько великих держав, да и сами местные политические силы: сионисты и арабские националисты, вели активную политику и искали поддержку извне для борьбы за контроль над Палестиной. В этой сложной борьбе обстоятельства менялись, что и приводило к коренным изменениям позиции и политического курса той или иной стороны палестинской политики.

Это обстоятельство далеко не всегда четко отражается в публикациях, часто вполне сознательно. Из истории выбрасываются важные детали, которые запутывают картину до полного непонимания. Например, во многих книгах по истории образования Израиля, написанных просионистскими авторами как по-русски, так и по-английски, не упоминается нефтепровод Мосул — Хайфа. Без этой детали совершенно невозможно понять, чего это ведущие державы так схватились в борьбе за этот клочок земли.

Первоначально СССР занимал последовательно антисионистскую позицию в своей политике. Это было связано с тем, что сионистов в 1920-х годах весьма активно поддерживала Великобритания, получившая от Лиги Наций мандат на управление Палестиной. Сионисты считались агентами британского империализма, мандатное управление считалось новой разновидностью колониализма. Да и в самом СССР сионисты считались буржуазной партией. Потому с начала 1920-х и до середины 1930-х годов СССР поддерживал арабские движения, выступал в поддержку арабского единства и проводимую ими антиколониальную борьбу.

Ставки в этой борьбе были весьма высоки. Если бы удалось объединить арабов Египта и Палестины, то открывалась бы возможность заблокировать Суэцкий канал — главную транспортную артерию, связывающую европейские метрополии: Великобританию, Францию, Голландию с их владениями в Индии и Юго-Восточной Азии [Агапов М. Г. СССР и палестинская проблема в 1920-е — 1943 гг. Тюмень, 2004].

Если до войны СССР активно поддерживал арабов, потом активно поддерживал их же после войны, в том числе специально против Израиля, то чем объясняется резкий поворот советской политики в конце 1940-х годов в сторону сионистов?

СССР оказал им очень существенную политическую и военную поддержку, без которой им Израиль создать бы не удалось.

В литературе этот момент очень редко комментируется, его словно бы стараются не замечать. Исследователи, стоящие на просионистских позициях, вообще ни слова не говорят о советской поддержке, уделяя все внимание британской дипломатии и участию США, хотя роль американцев в рождении нового еврейского государства была минимальной. Понятно, что тут в прошлое транслируются политические реалии, сложившиеся позднее, уже в ходе Холодной войны, в которой Израиль стал частью западного, антисоветского блока. Но для нашей темы важно разобраться в деталях этого процесса, чтобы оценить его воздействие на судьбу советского еврейства и ЕАК.

В этом решающую роль сыграла нефть и этот самый нефтепровод Мосул — Хайфа. Еще до первой мировой войны в северном Ираке начали разрабатываться богатые месторождения нефти. В начале 1920-х годов, после окончательного распада Османской империи и некоторой борьбы с возникшей Турецкой республикой под руководством Ататюрка, в разработке иракских месторождений прочно укрепились британские и американские нефтяные компании. Район был богат нефтью, имел хорошие геологические перспективы, и в 1927 году там было открыто месторождение вблизи иракского города Киркук. Начальные его запасы были огромны — 2,1 млрд тонн нефти. Нефть залегала неглубоко, на глубине 300– 1200 метров, что было доступно технологиям нефтедобычи того времени.

Для освоения этого крупнейшего нефтяного месторождения и начали в 1932 году строить нефтепровод Мосул — Хайфа, который начинался как раз на киркукских нефтепромыслах. Нефтепровод протяженностью в 942 км и мощностью до 2 млн тонн сырой нефти в год был построен в 1935 году. Хотя сейчас, по своему диаметру в 300 мм, он относится к IV классу нефтепроводов, тогда это был один из крупнейших нефтепроводов в мире. Для сравнения: в СССР в то время было 1440 км нефтепроводов.

В Хайфе, крупном порту мощностью в 1,5 млн тонн грузов в год, крупнейшем на всем восточном побережье Средиземного моря, были построены нефтеналивной терминал и нефтеперерабатывающие заводы. Эта инфраструктура сразу получила стратегическое значение. Нефтью в Хайфе бункеровался британский военно-морской флот на Средиземном море, а также суда, следующие в Индию и Сингапур.

Создание этой «нефтяной реки» сразу изменило политическую обстановку на всем Ближнем Востоке. СССР воспринял строительство нефтепровода как подготовку для британской агрессии против СССР, тем более что тогда же британцами планировалось строительство железной дороги до Тебриза. Это позволило бы им перебросить в северный Иран крупную армию и захватить бакинские нефтепромыслы — важнейший источник нефти для Советского Союза.

Большой интерес к иракской нефти проявили и немцы. Это стало поворотным пунктом во всей ближневосточной политике. Арабские националистические движения стремительно утрачивали панисламистские черты. Так, на Конгрессе арабских и исламских стран в защиту Палестины, который состоялся в Каире в октябре 1938 года, заправляли уже арабские националисты. В самой Палестине в 1936 году появился «Высший арабский комитет», который стал центром всего антибританского движения на Ближнем Востоке. Арабское движение цементировалось общей антисионистской и анти-еврейской позицией, арабы выступали категорически против еврейской имиграции в Палестину (пятая алия в 1933–1936 годах, когда в Палестину приехало 250 тысяч евреев из Германии, вызвала арабское восстание в 1936 году) и за создание там арабского государства. Сами они не могли сбросить британское господство и стали искать поддержки в Германии.

Это обстоятельство облегчило немцам вход на Ближний Восток. На почве антисемитизма немцы и арабские лидеры, в особенности знаменитый муфтий Палестины Хадж-Амин эль-Хусейни, быстро нашли общий язык. Вскоре из Германии в Палестину пошло немецкое оружие и деньги для поддержки антибританского и антиеврейского движения. Перед началом Второй мировой войны арабское движение на Ближнем Востоке приняло выраженно прогерманский и антисемитский характер. В Палестине постоянно шли стычки между арабами и евреями.

С началом войны итальянцы и немцы попытались захватить этот ближневосточный источник нефти. В июне 1940 года в Африке начались боевые действия между итальянскими и британскими войсками, итальянцы пытались захватить Суэцкий канал и перерубить морское сообщение с Индией, Ближним Востоком и Малайей. Однако война пошла неудачно, итальянской армии не удалось прорваться даже к дельте Нила. Англичане во время наступления в декабре 1940 года потеснили итальянские войска в Ливии и захватили итальянские колонии в восточной Африке. Немцы пришли на помощь союзникам в феврале 1941 года, перебросив в Ливию Африканский корпус Эриха Роммеля. В марте-апреле 1941 года немцы предприняли наступление на Тобрук на границе с Египтом, ранее утраченный итальянцами.

Немцы также попробовали атаковать с другой стороны. В мае 1941 года началась война в Ираке. 1 апреля 1941 года в Ираке произошел военный переворот, военные назначили на пост премьер-министра пронемецки настроенного Рашида Али аль-Гайлани, который выступил против британских войск. Немцы оказывали помощь иракцам через территорию Сирии, контролируемую французским правительством Виши, однако 30 мая 1941 года британцы взяли Багдад и свергли иракское правительство. Аль-Гайлани бежал в Германию. В середине июня 1941 года выдохлось и немецкое наступление в Ливии. В начале июня 1941 года британские и французские войска «Сражающейся Франции» предприняли наступление в Ливане и Сирии, к 14 июля французские вишистские войска были разгромлены, союзники полностью захватили Ливан и Сирию, лишив Германию последнего плацдарма для захвата иракской нефти и нарушения работы нефтепровода Мосул — Хайфа.

Это была борьба не только за Суэцкий канал, но и за иракскую нефть, в которой Германия в 1941 году потерпела поражение. Этот удар был очень чувствительным, поскольку в случае успеха Германии ход всей Второй мировой войны пошел бы совсем по-другому. Германия не только отрезала бы Британию от Индии и ликвидировала британский флот на Средиземном море, но и смогла бы захватить бакинскую нефть уже в 1941 или в начале 1942 года. Это было бы поражение и Британии, и Советского Союза в мировой войне.

В этой схватке за ближневосточную нефть Советский Союз почти не участвовал. Переориентация арабских лидеров на Германию разрушила все, что СССР через Коминтерн создавал на Ближнем Востоке. Палестинская коммунистическая партия в середине 1930-х годов раскололась, ее еврейская часть присоединилась к сионистам. Британская победа в схватке за иракскую нефть де-факто крупно помогла Советскому Союзу, поскольку Ирак стал одним из источников авиатоплива, поставляемого союзниками, а через Иран шла помощь по ленд-лизу. Во время войны советское руководство почти не занималось палестинской проблемой, и первый интерес к ней проявился только в январе 1944 года.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Советский Союз создает Израиль

Новое сообщение ZHAN » 17 авг 2023, 12:42

В первые послевоенные годы СССР придерживался сдержанной политики в отношении Палестины, считая, что вопрос с мандатом, выданным уже распущенной международной организацией — Лигой Наций, должен был быть разрешен, и выступал за коллективную опеку над Палестиной. В целом эта позиция была очень похожа на британскую позицию: осуществлять опеку, пока еврейское и арабское население территории не будет готово создать свое государство.
Изображение

Но начало Холодной войны все изменило. Фултонская речь Черчилля вбила клин между СССР и Великобританией, британцы сразу же после войны пошли на сближение с арабскими лидерами, чтобы защитить свои позиции в ближневосточной нефтедобыче.

У британцев нашелся союзник в регионе — эмир Трансиордании Абдалла ибн Хусейн. Это был правитель большей части территории британского мандата в Палестине. При его помощи британцы в 1943–1944 годах склонили лидеров Сирии, Ирака, Ливана и Египта к образованию Лиги арабских государств в марте 1945 года. В ней Ирак и Трансиордания занимали пробританские позиции.

25 мая 1946 года Трансиордания получила независимость и Абдалла ибн Хусейн стал королем Иордании и основателем правящей там ныне Хашимитской династии. Необычайное расположение британцев к нему объяснялось тем, что большой участок нефтепровода Мосул — Хайфа проходил как раз по северной части Иордании.

Сионисты почувствовали пахнущие керосином веяния еще во время войны и поняли, что британцы вовсе не собираются отдавать Палестину евреям, а собираются на подмандатной территории образовать арабское государство, полностью зависимое от Великобритании, нечто вроде второй Трансиордании. Это стало понятно уже летом 1941 года, после того как британцы выиграли схватку за нефть и лишили арабов какой-либо надежды на серьезную помощь со стороны Германии, и стало очевидным после британских попыток разоружения еврейской самообороны в Палестине.

Потому лидеры Сионистской организации стали уже в 1941 году искать контакты с советскими представителями. В июле 1941 года руководство Всемирной сионистской организации встретилось с послом СССР в США К. А. Уманским. Они надеялись, что Советский Союз, который был известен своей антибританской политикой и борьбой против колониализма, поддержит планы по созданию еврейского государства в Палестине, ну и просили разрешить беженцам из Западной Польши, не принявшим советское гражданство, переехать в Палестину. На этой же почве вырастали и активные контакты с Еврейским антифашистским комитетом во время войны. С 1943 года Всемирная сионистская организация и особенно Всемирный еврейский конгресс стали обрабатывать ЕАК, присылали приглашения на конференции и пытались сделать его своим инструментом влияния на советскую политику.

На фоне резкого охлаждения отношений с союзниками по окончании войны, СССР стал прислушиваться к доводам сионистов. Обрисовались интересные перспективы советизации Палестины, которая могла бы стать «костью в горле» всей британской, и не только британской, колониальной политики.

После рассмотрения вопроса в секретной справке Ближневосточного отдела МИДа СССР от 15 апреля 1947 года была очерчена советская позиция:
• отмена британского мандата,
• вывод британских войск,
• независимость Палестины по решению ООН на основе национального равноправия и демократии,
• принятие независимой и демократической Палестины в состав ООН.

В духе этой позиции постоянный полпред СССР при ООН Андрей Громыко произнес свою историческую речь на заседании Второй сессии Генеральной ассамблеи ООН по Палестине 14 мая 1947 года. Лишь по вопросу национального равноправия пришлось внести некоторые коррективы. Обсуждения на заседании Специального комитета ООН по Палестине показали, что исходный вариант создания еврейско-арабского государства отвергается обеими сторонами и реализовать его невозможно, в силу чего большинство склонилось в пользу второго варианта, предложенного советской делегацией: раздела Палестины на арабскую и еврейскую части.

В своей речи Громыко защищал второй вариант:
«Советская делегация считает, что решение о разделе Палестины полностью соответствует также высоким принципам и целям Организации Объединенных Наций. Оно соответствует принципу национального самоопределения народов. Политика СССР в области национального вопроса, проводимая с момента создания советского государства, есть политика содружества и самоопределения народов. Все народности, населяющие Советский Союз, именно поэтому и представляют собой единую и сплоченную семью, выдержавшую тяжелые испытания в годы войны в борьбе с наиболее сильным и опасным врагом, с которым приходилось когда-либо встречаться миролюбивым народам.

Решение вопроса о Палестине на основе разделения ее на два самостоятельных государства будет иметь большое историческое значение, так как такое решение будет идти навстречу законным требованиям еврейского народа, сотни тысяч представителей которого, как вы знаете, все еще являются бездомными, не имеющими своих очагов, нашедшими лишь временный приют в специальных лагерях на территориях некоторых западноевропейских государств. Я не буду говорить об условиях, в которых живут эти люди. Эти условия достаточно хорошо известны. О них достаточно было сказано делегатами, которые разделяют точку зрения делегации СССР по этому вопросу и поддерживают план раздела Палестины на два государства».
[Организация Объединенных Наций. Пленарные заседания Генеральной Ассамблеи: Стенографические отчеты 16 сентября — 24 ноября 1947 г. Том II. Нью-Йорк, 1947.]

Советский представитель в своей речи не только отводил упреки со стороны арабских представителей, пророчески заметив, что арабы еще не раз обратятся к Советскому Союзу за помощью, но и раскрыл политику Великобритании в палестинском вопросе.

Британский представитель сделал два противоречащих заявления.
Первое, что Великобритания будет сотрудничать с ООН в решении этого вопроса.
Второе, что Великобритания будет выполнять решение Генеральной Ассамблеи только в том случае, если евреи и арабы придут к согласию.

Громыко указал, что евреи и арабы не договорились и не договорятся. Из чего следует, что Великобритания собирается торпедировать решение ООН:
«Если на первой сессии, когда впервые возник вопрос о возможном решении проблемы о будущем Палестины, можно было, по крайней мере, понять оговорки, исходящие от делегации Великобритании, то сейчас, когда мнение подавляющего большинства членов Организации Объединенных Наций известно, делать такие оговорки — это значит заранее объявлять, что Великобритания не считает себя связанной возможным решением Генеральной Ассамблеи».
Собственно, так оно и оказалось. Британцы провели предварительную работу по объединению арабских стран Ближнего Востока, чтобы с их помощью решить вопрос в свою пользу. Если нужно, то и войной. Если нужно, то и резней еврейского населения арабскими руками. Уже в это время было очевидно, что в момент окончания британского мандата в Палестине вспыхнет война.

Речь Громыко произвела эффект разорвавшейся бомбы. Евреи радовались. Хаим Вейцман даже сказал, что речь тов. Громыко — это хорошее сионистское заявление, уточнив, правда, что не хочет его обидеть. Арабы были в ужасе и смятении. Лидер Лиги национального освобождения Э. Тума написал в ЦК ВКП (б), что речь Громыко только подстегнула антисоветские настроения среди арабов и вызвала смятение среди палестинских коммунистов. Он считал, что это был момент разрыва со всей проарабской политикой СССР.

Разумеется, такой поворот политики проводился не просто так. Пока тов. Громыко блистал красноречием на заседании Генеральной ассамблеи ООН, в Палестине уже разворачивалась тайная деятельность советских разведорганов против британцев.

В начале 1947 года был создан Комитет по информации при СНК СССР, подчинявшийся лично Сталину и возглавлявшийся Молотовым, объединивший внешнюю разведку МГБ и Главное разведывательное управление Генштаба ВС СССР по палестинскому направлению. В конце 1947 года было принято решение о переходе еврейского государства в лагерь союзников СССР. Евреям в Палестине стали оказывать очень даже существенную поддержку.

Вместе со сбором информации велась бурная деятельность по поставке трофейного немецкого оружия из Румынии, создавались еврейские армейские и разведывательные подразделения. В конце 1947 года эта работа резко ускорилась. Главным источником оружия для еврейских отрядов стала Чехословакия, которая во время войны была оружейной кузницей Третьего рейха и там осталось немалое количество всевозможного вооружения. Советскому Союзу оно было не нужно и теперь пошло в Палестину. К вооружению евреев подключились и заводы, в частности «Шкода» и «43».

Так, в Палестину попал новейший чешский пистолет-пуле мет Cz-447, разработанный Я. Холечеком. Он отличался тем, что у него была одна рукоять, в которую вставлялся магазин. По всей видимости, он и стал прототипом для знаменитого израильского пистолета-пулемета «Узи». После войны в Палестине, доработанный чешский пистолет-пулемет в августе 1948 года был принят на вооружение Чехословацкой армии.

Всего до мая 1948 года из Чехословакии поступило в Палестину на вооружение еврейских отрядов 25 тысяч винтовок, 5 тысяч ручных и 200 станковых пулеметов, 54 млн патронов.

Вывозилось не только стрелковое оружие, но и пушки, минометы и даже самолеты. В начале 1948 года в Палестину ушли новые, разобранные и упакованные в ящики истребители «Авиа» S-199, изготовленные в Чехословакии на базе узлов и деталей немецкого истребителя Bf-109G, только с другим двигателем. Аэродром в Ческе-Будевицах стал главным учебным центром по подготовке летчиков для еврейской армии, и отсюда же самолетами оружие вывозилось в Палестину. Специалистов для еврейских отрядов готовили в других учебных центрах по всей Чехословакии.

Перед самым окончанием британского мандата оружие пошло на морских судах. Первое из них, сухогруз «Бореа», ошвартовался в Хайфе вскоре после полуночи 14 мая 1948 года. Под гражданским грузом были спрятаны пушки, снаряды, винтовки и патроны. Вскоре суда с чехословацким оружием из Югославии пошли чередой.

Как и ожидалось, сразу после окончания британского мандата вспыхнула война. 15 мая 1948 года арабские государства объявили войну евреям, король Иордании Абдалла ибн Хусейн был назначен командующим объединенной арабской армией. Муфтий призвал убивать всех евреев. Они уже настроились на легкую победу и предвкушали резню евреев, но встретили ожесточенное сопротивление.

18 мая 1948 года СССР первым признал Израиль. Но дело не ограничилось только политической поддержкой. 20 мая из Чехословакии перелетели бомбардировщики с подготовленными экипажами, которые вскоре нанесли бомбовые удары по арабским войскам. Евреи захватили господство в воздухе, что сыграло важную роль в ходе войны.

По состоянию на лето 1949 года, когда были подписаны перемирия с арабскими государствами, евреи захватили на треть больше территории, чем им отводилось по решению Генеральной Ассамблеи ООН, было захвачено 1300 кв. км и 112 населенных пунктов, которые отводились арабам. Евреи потеряли 300 кв. км и 14 населенных пунктов, отводившихся еврейскому государству. Часть территории, отведенной арабскому государству, захватили также Египет и Иордания. В этой войне Израилю удалось отстоять свою независимость и даже расширить территорию.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Странности гибели Михоэлса

Новое сообщение ZHAN » 18 авг 2023, 12:49

Вот теперь в свете этих событий можно совершенно иначе оценить столь известный факт, как гибель Соломона Михоэлса в Минске 12 января 1948 года. Уже отмечалось, что он погиб между речью Громыко и образованием Израиля, и его гибель определенно была тесно связана с палестинской политикой.
Изображение

Судя по материалам проверок работы Еврейского антифашистского комитета, которые проводились в 1946 году, комитет и особенно его руководство были плотно вовлечены в палестинскую политику. Отдел внешней политики ЦК ВКП (б) 19 ноября 1946 года направил в Секретариат ЦК ВКП (б) записку о работе ЕАК, в которой отмечалось:
«Все еврейское, вплоть до талмуда и библии, выпячивается и пропагандируется. Такая общая линия пропаганды Еврейского антифашистского комитета за границей».
Основные усилия пропагандистской работы за рубежом были перенесены в Палестину. С 1 июня 1945 года по 27 июня 1946 года, по подсчетам отдела внешней политики, комитет отправил в Палестину более 900 статей, или в полтора раза больше, чем в Великобританию. Деятельность комитета была признана националистической и вредной.

Стоит отметить, что подобное положение сложилось еще в годы войны и было обусловлено вполне объективными обстоятельствами.

В 1943 году председателю Совинформбюро Щербакову была направлена записка, в которой разъяснялось, почему ЕАК посылает материалы преимущественно на еврейскую тематику:
«Характерно, что даже коммунистическая печать, не только еврейская, требует от нас исключительно материалы о жизни евреев в СССР, ибо гитлеровская агентура за рубежом во всех ее разновидностях распространяет гнусные небылицы о том, что, с одной стороны, евреи не воюют, а с другой стороны, что у нас свирепствует антисемитизм».
Впрочем, ЕАК занимался не только идеологически вредной деятельностью, подлаживаясь под вкусы зарубежной еврейской общественности. Он был еще занят сбором информации об израильских делах и с мая по ноябрь 1948 года посылал в ЦК ВКП (б) и МИД СССР записки о положении в Палестине, различные справки, сведения о вооруженных силах двух сторон и т. п. материалы. Вероятно, что и ранее, еще до образования Израиля, комитет собирал и пересылал в разные органы информацию по палестинской тематике.

В июле 1947 года руководитель Отдела агитации и пропаганды ЦК ВКП (б) Андрей Суслов, которому подчинялся ЕАК, составил проект постановления ЦК, который предусматривал замену руководства комитета. Ответственным секретарем должен был стать Я. Л. Лившиц, а редактором газеты «Эйнинкайт» Д. Д. Монин. Но это решение не было выполнено, по всей видимости, в связи с тем, что политика СССР в отношении Палестины и создания там еврейского государства резко изменилась и в кампании по поддержке еврейского государства в Палестине ЕАК мог очень даже пригодиться. Насколько можно догадываться, именно в этот момент перед ЕАК были поставлены какие-то новые задачи, тесно связанные с новыми планами в отношении политики на Ближнем Востоке. Эти задачи были весьма важны, раз ради них отложили уже намеченную реорганизацию комитета.

За Михоэлсом числилось много грехов, вроде тех, что были рассмотрены выше. Конечно, советскому руководству не могли нравиться его излишне тесные контакты с посольством США и поддержка планов создания еврейской республики в Крыму. Но все же в контексте палестинского вопроса и планов советизации Палестины Михоэлс определенно был нужен Сталину.

Михоэлс погиб в очень интересное время, когда подготовка к масштабной войне в Палестине шла уже полным ходом. Решение о разделе Палестины было уже принято. Генеральная Ассамблея ООН провозгласила образование еврейского и арабского государств в резолюции № 181 от 27 ноября 1947 года. Но в истории гибели Михоэлса об этих важнейших обстоятельствах нет ни единого слова. Все сводится к подозрениям в адрес Сталина и многословным, выспренним рассуждениям о «государственном антисемитизме».

Но тут надо сказать, что сама по себе концепция «государственного антисемитизма» представляет собой чистую фальсификацию.

Во-первых, мы видели, сколь много было в СССР сделано для евреев, в том числе с личным участием Сталина. Евреи стали частью советского общества, получили в нем высокое и важное положение, антисемитизм до войны был практически ликвидирован.

Во-вторых, «государственный антисемитизм» никак не вяжется с активной советской поддержкой образования Израиля. Объяснения, что, мол, таким образом Сталин маскировал свой антисемитизм, не могут быть приняты всерьез.

В-третьих, никто из адептов концепции «государственного антисемитизма» так и не смог внятно объяснить, чем же таким угрожал Михоэлс Сталину, что потребовалось его «устранять».

Пора уже отбросить всю эту бессвязную конспирологию, целиком основанную на домыслах, и рассмотреть гибель Михоэлса в контексте твердо установленных фактов.

Михоэлс гораздо больше угрожал британским интересам в Палестине, чем Сталину. СССР с конца 1947 года оказывал активную поддержку сионистам в Палестине, интенсивно вооружал их и помогал формировать армию и спецслужбы. Михоэлс же имел репутацию самого известного еврейского деятеля в СССР, тесно связанного с советскими лидерами с одной стороны, в частности с Молотоым, и имевшего контакты с руководством Всемирной сионистской организации с другой стороны. Его вполне могли воспринимать за рубежом как посредника между сионистами и советским правительством.

Кроме того, были хорошо известны мобилизационные способности ЕАК, проявившиеся во время войны. Потому можно было предположить, что комитет может организовать мощную кампанию по поддержке сионистов в Палестине как внутри Советского Союза, так и за его пределами: собрать денег, мобилизовать добровольцев, забросать редакции газет пропагандистскими материалами.

Здесь надо также отметить, что планы советизации еврейской Палестины простирались весьма далеко, и было даже подобрано правительство нового еврейского государства во главе с Соломоном Лозовским. В 1947–1948 годах в Палестину явочным порядком шла эмиграция евреев из СССР, в этом потоке, по более поздним подсчетам, было около 200 тысяч человек, из которых не меньше четверти было составлено людьми, способными носить оружие, и обладающими военным опытом.

Конечно, претензии ЕАК на некий центральный орган по еврейским делам мало кому были по нраву, но комитет мог организовать выезд в советский Израиль еще сотни-другой тысяч евреев: военных специалистов, инженеров, специалистов, квалифицированных рабочих, благо в его адрес приходили многочисленные просьбы помочь с выездом и вступлением в еврейскую армию. Политически это выглядело бы как инициатива еврейской общественности, а не политика Советского Союза.

Гибель Михоэлса — связующего звена между советским правительством, руководством сионистов и еврейской общественностью, эти планы разрушала целиком. Если задаться вопросом «кому выгодно?», то ответ, в контексте политики вокруг Палестины в это время, укажет на Великобританию. Только этой стране было выгоднее всего сорвать советский проект советизации Израиля и образование еврейского государства на Ближнем Востоке.

Выдумка про «государственный антисемитизм» и душещипательная история про устранение Михоэлса все эти обстоятельства прекрасно маскирует, иначе бы на этой версии не настаивали с таким упорством. Хотя явно выдуманная история про организацию убийства по указанию Сталина, видимо, не была придумана авторами этой концепции, а была продуктом борьбы за власть в советском руководстве сразу после смерти Сталина, но она прекрасно легла в общую канву предложенного сюжета, дав к тому же ей определенное документальное обоснование.

Вот как раз давайте глянем на документы. Их в широком доступе не так много:

• Оперативная информация министра внутренних дел СССР советскому руководству о смерти С. М. Михоэлса от 14 января 1948 года,

• Главное управление милиции — руководству МВД СССР о результатах официального расследования смерти С. М. Михоэлса от 11 февраля 1948 года,

• Записка С. И. Огольцова Л. П. Берии о подготовке и осуществлении «спецоперации» по устранению С. М. Михоэлса от 18 марта 1953 года,

• Дополнительные показания С. И. Огольцова от 19 марта 1953 года,

• Протокол допроса Л. Ф. Цанавы от 16 апреля 1953 года,

• Объяснительная записка Ф. Г. Шубнякова Л. П. Берии от 18 марта 1953 года,

• Записка Л. П. Берии в Президиум ЦК КПСС от 2 апреля 1953 года [Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации. 1938–1953 гг. М.: Материк, 2005].

Как видим, доступные документы распадаются на две группы. Первая группа — это документы, составленные по горячим следам расследования обстоятельств смерти в январе-феврале 1948 года. Вторая группа — документы, собранные Л. П. Берией в конце марта — начале апреля 1953 года.

Обычно, когда пишут о гибели Соломона Михоэлса, берут сведения из второй группы документов, нимало не обращая внимания на то, что версии событий, изложенные в двух группах документов, сильно различаются между собой.

В наиболее полном виде результаты официального расследования были изложены в записке заместителя начальника Главного управления милиции, комиссара милиции 3-го ранга Бодунова. В ней говорится кратко об осмотре места обнаружения тел погибших, о результатах вскрытия и заключении судмедэксперта, а также о результатах поиска автомобиля.

Из собранных материалов следует, что смерть С. М. Михоэлса и В. И. Голубова-Потапова наступила на том же месте, где были обнаружены их тела, вскоре после того как они покинули гостиницу, около 20 часов 12 января 1948 года. Ценные вещи, деньги, документы остались на трупах, причем Бодунов отметил, что золотые часы Михоэлса были на ходу, но у них отсутствовало стекло.
«Никаких данных о том, что Михоэлс и Голубов-Потапов погибли не от случайного на них наезда, а от каких-либо других причин, расследованием не добыто»,
— подчеркивалось в записке.

Также Бодунов сделал другой интересный вывод:
«Все собранные материалы дали основание полагать, что Михоэлс и Голубов-Потапов по каким-то причинам намеревались посетить какое-то другое лицо и эту встречу тщательно зашифровали от своих знакомых и окружающих, назвав при этом вымышленную фамилию инженера Сергеева».
На встречу они отправились пешком, категорически отказавшись от автомобиля. Дальнейшее следствие шло таким путем: МГБ разрабатывало круг знакомых Михоэлса в Минске, а МВД искало сбивший их автомобиль. О том, были ли добыты какие-то дополнительные сведения, ничего не известно.

Таким образом, ход событий представлялся так: Михоэлс и Голубов-Потапов отправились пешком вечером на окраину Минска на встречу с кем-то, по дороге их сбил грузовик, и оба умерли на месте.

В группе документов, связанных с вмешательством Берии в это дело, все излагается совершенно иначе. Первый заместитель министра МГБ СССР Огольцов в своей записке от 18 марта 1953 года описывает, что было решено подать к гостинице машину, вывести Михоэлса и Голубова-Потапова на дачу к Л. Ф. Цанаве, там ликвидировать, а трупы вывезти за город, положить на дорогу и произвести наезд грузовым автомобилем. Далее он пишет:
«Операция была проведена успешно, если не ошибаюсь, в ночь с 11 на 12 января 1948 года».
Отметим, что он не сообщает никаких деталей того, как в действительности это было сделано, хотя он вроде как был руководителем «спецоперации», и к тому же ошибся на сутки. Как будто он был посторонним наблюдателем. Человек, которому поручили очень важное дело, а тут речь шла о задании министра МГБ, и который его выполнил лично, не сделает такой ошибки.

В тот же день написал объяснительную записку и полковник Г. Ф. Шубняков. Он писал, что через агента (имеется в виду Голубов-Потапов) Михоэлса пригласили на встречу, примерно в 21 час забрали его на автомобиле из условленного места и привезли на дачу Цанавы. Там, по словам Шубнякова, их заставили выпить по стакану водки и раздавили грузовым автомобилем. После этого трупы вывезли и выбросили на одной из улиц.

Наконец, 16 апреля свои показания дал и бывший министр МГБ БССР Цанава. Только он никаких подробностей «устранения» не рассказал, сосредоточившись на разговорах с Огольцовым по поводу этого дела. Интересно, что в записке Берии в Президиум ЦК ВКП (б) от 2 апреля 1953 года приводятся выдержки из показаний Цанавы, где говорится, что примерно в 10 часов вечера оба погибших были привезены во двор дачи Цанавы и раздавлены грузовой автомашиной, а потом выброшены на одной из глухих улиц города.

При сопоставительном анализе этих весьма скудных показаний обращает на себя внимание то, что фигуранты дела рассказывают по-разному, путаются в датах и времени. Если бы они и впрямь были исполнителями этого «устранения», то рассказали бы обо всем подробно и в деталях, причем их рассказы совпали бы между собой. Например, они бы указали, какая именно грузовая машина ими использовалась, назвали бы ее номер, сообщили бы другие подробности. Отсутствие этих деталей очень и очень подозрительно.

Также их рассказы не сходятся с картиной, установленной судмедэкспертами. Например, не было обнаружено признаков опьянения. Не было также обнаружено таких характерных признаков переезда тела колесами автомобиля, как отпечатки протекторов. Протекторы часто оставляют легко узнаваемые отпечатки, в том числе и негативные, образованные приливом крови к несдавливаемым участкам кожи. Не было также обнаружено отслоения кожи, вызванного скатыванием колеса с тела.

Это настолько характерные признаки, что они были бы отмечены даже в кратких донесениях как существенный факт.

Фигуранты же дела настаивают, что Михоэлса и Голубова-Потапова именно раздавили, то есть переехали колесами грузового автомобиля.

Наконец, соскочившее с часов Михоэлса стекло весьма красноречиво говорит об очень сильном ударе. Если бы это было «устранение», то данные судмедэкспертизы также совпали бы с их показаниями. Эти противоречия отмечает также Жорес Медведев [Медведев Ж. А . Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. М.: Права человека, 2003].

Этого вполне достаточно, чтобы серьезно усомниться в той версии, что изложена в документах, собранных Л. П. Берией.

Следователи, основывавшиеся на расследовании по горячим следам, а не на воспоминаниях пятилетней давности, были уверены, что это был наезд грузовика. Случайный или нет — выяснить им, похоже, не удалось, поскольку машину так и не нашли.

К сожалению, так и не стали доступны более детальные сведения, собранные во время следствия. Нет ни одной фотографии положения тел погибших, нет детального описания места и найденных там вещдоках и следов, не опубликован полный отчет судмедэкспертов. Без этого невозможно судить о том, что в действительности произошло, и нельзя сделать более точных выводов. Если бы эти сведения были опубликованы, то можно было бы совершенно разоблачить выдумку об «устранении» председателя Еврейского антифашистского комитета руками МГБ.

Сейчас по поводу гибели Соломона Михоэлса, до тех пор пока компетентные товарищи не поделятся более подробными сведениями, можно высказать две версии.

Первая из них состоит в том, что наезд действительно был случайным. Автомобиль поздно ночью, в темноте, ехал под уклон по улице. Кроме темноты, водителю еще мешал падающий снег. Ночью и в условиях ограниченной видимости случайный наезд на двух человек, стоявших на обочине, более чем вероятен. Правда, и в этом случае возникает вопрос, чего именно Михоэлс и Голубов-Потапов дожидались на пустынной дороге.

Вторая версия состоит в том, что это был преднамеренный наезд, убийство, но организованное вовсе не МГБ, а иностранной разведкой, заинтересованной в скорейшей гибели Михоэлса. Для этого его вызвали на конспиративную встречу на этой самой пустынной дороге, пообещав, что к нему приедут на автомобиле. И когда они стояли на обочине и ждали, их сбил грузовик, внезапно появившийся из темноты и пелены снега.

Эти версии в определенной степени связаны между собой. Кто-то же добился, чтобы Михоэлс вечером, в темное время суток, пришел на пустынную дорогу и чего-то там ждал. Надо сказать, что послевоенный Минск был вовсе не безопасным местом. Это было время бандитизма и разгула уличной преступности, и они серьезно рисковали стать жертвами нападения и ограбления.

Версия об участии иностранной разведки в убийстве Михоэлса вовсе не столь невероятная, как может показаться. В послевоенном СССР, безусловно, действовали агенты разведок недавних союзников. Кроме того, известно, что американцы и британцы перевербовали многих сотрудников немецкого Абвера и Гестапо, а в Белоруссии в 1948 году были еще сотни и тысячи невыявленных и непойманных пособников оккупантов и бывших немецких агентов, в том числе и тех, кто сумел неплохо законспирироваться после войны. Любой из них мог быть исполнителем этого убийства.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Полный провал плана советизации Израиля

Новое сообщение ZHAN » 19 авг 2023, 11:50

Насколько можно судить, гибель Михоэлса сорвала весь план советизации еврейской части Палестины. Работа ЕАК оказалась парализованной, и в Палестине быстро взял верх Давид Бен-Гурион и его партия МАПАЙ, ориентировавшиеся на США. Левая и просоветская партия МАПАМ, созданная в январе 1948 года бывшими членами «Поалей Цион» лишилась предполагаемой пропагандистской поддержки и в 1949 году на выборах в Кнессет Израиля взяла только 19 мест из 120, и ее представители не вошли в состав правительства.

Бен-Гурион очень быстро сосредотачивал власть и командование еврейскими вооруженными силами в своих руках. В начале мая 1948 года он провел решение о ликвидации Центрального управления отрядами еврейской самообороны «Хагана» и создал Управление обороны, которое сам же и возглавил. Была даже попытка устранить начальника «Хаганы» Исраэля Галили, но после протестов решение о ликвидации Центрального управления и отставке его начальника было отменено. Впрочем, ненадолго.

26 мая 1948 года Временное правительство утвердило приказ о формировании Армии обороны Израиля и запрете деятельности и создания любых других вооруженных формирований. По приказу от 31 мая 1948 года все бойцы «Хаганы» переходили в новую армию.

После перемирия, заключенного 11 июня 1948 года, Бен-Гурион пошел в наступление на те вооруженные формирования, которые еще сохраняли автономию: «Эцель», «Лехи» и «Пальмах».

Из них «Пальмах» был создан сионистами-социалистами и был просоветской военной организацией, чьи бойцы воспитывались на примере Красной Армии. Бойцы «Пальмаха» участвовали в сражении за Ливан и Сирию летом 1941 года, которое сыграло большую роль в схватке за ближневосточную нефть, потом диверсионные группы забрасывались в оккупированные немцами страны в Европе. С 1943 года, после разрыва с британцами, «Пальмах» был в подполье. Он опирался на членов еврейских сельскохозяйственных кооперативов — киббуцев, обеспечивавших существование этого формирования. Сами киббуцники были основательно распропагандированы в пользу Советского Союза еще в годы, когда шла война с гитлеровской Германией, и Сталин был для них идеалом и надеждой. Вплоть до того, что 7 ноября ими праздновалось как большой праздник.

К началу Войны за независимость «Пальмах» насчитывал 3100 бойцов, сведенных в три бригады и еще 1000 резервистов. В его вооружении и обучении активно участвовали советские разведчики, работавшие в Палестине. Бригада «Харель» участвовала в боях за иерусалимский коридор и взятие самого Иерусалима. По всей видимости, это была главная ударная сила для советизации Израиля. Ури Мильштейн писал, что «Пальмах» должен был стать основой для классовой и партийной армии, ударной силой просоветской партии [Мильштейн У. Рабин: рождение мифа. Иерусалим: Сридут, 1997].

Однако Бен-Гуриону довольно скоро удалось сломить сопротивление партии МАПАМ, выступавшей против ликвидации организации, и 7 ноября 1948 года «Пальмах» самораспустился, а его командование и бойцы влились в Армию обороны Израиля. Это был конец всем планам советизации.

Хотя Бен-Гурион в момент Войны за независимость не получил веской официальной поддержки со стороны США, тем не менее он самым активным образом использовал возможности еврейской общины в США для вооружения только что созданной израильской армии.

В американском руководстве разразилась стычка по поводу Израиля. Госсекретарь США Дэвид Маршалл выступал против немедленного создания еврейского государства и вообще требовал, чтобы США поддержали арабов, считая, что «США должны быть на той стороне, где нефть», а у евреев никакой нефти не было. Президент США Гарри Трумэн, напротив, выступал в поддержку Израиля, главным образом потому, что ему были нужны голоса еврейских избирателей в США. В конечном итоге победила точка зрения Трумэна.

Сближению США и Израиля поначалу препятствовали опасения в просоветской ориентации еврейского государства, однако выборы в Кнессет в 1949 году и формирование правительства без просоветской партии сняли ограничения. Уже в январе 1949 года Израиль получил первый американский кредит в размере 100 млн долларов. К 1950 году Израиль определенно встал на проамериканскую линию своей политики.

Почему так получилось и почему ЕАК фактически не принял участия в борьбе за советскую Палестину, сказать трудно. Очень мало об этом сведений. Лишь по конечному итогу можно судить, что гибель Михоэлса крайне негативно отразилась на всем этом. Видимо, в силу того, что на него было завязано много контактов, которые нужно было задействовать, или в силу того, что у него были неплохие организаторские способности, а у его преемника Исаака Фефера их не оказалось. Возможно, что деятели за границей доверяли только Михоэлсу, а остальных не воспринимали.

ЕАК, который в предшествующие годы претендовал на роль главного органа по делам евреев, после гибели Михоэлса оказался удивительно беспомощным и, судя по некоторым событиями, утратил влияние даже в московском еврейском сообществе.

В Советском Союзе прошла широкая волна поддержки создания Израиля, в которой доминировали сторонники сионистов и им симпатизирующие. В ЕАК шли письма с просьбами помочь с иммиграцией в Израиль, и вообще, среди евреев было широко распространено мнение о том, что комитет должен всеми силами поддерживать новое еврейское государство.

Новый председатель ЕАК Исаак Фефер указывал:
«Нас просто атаковали. Ежедневно приходили десятки людей… Сионистские элементы распространяли слух о том, что в комитете в таком-то часу состоится митинг».
Это прямое признание, что комитет уже не контролировал еврейскую общественность, подогреваемую новостями, слухами, ожиданиями, ну и конечно, агитацией со стороны сочувствующих сионистам людей.

Прибытие израильской дипломатической делегации окончательно поставило все точки в нужных местах. Приезд Голды Меир вызвал восторженный прием среди московской еврейской общественности.

11 сентября 1948 года состоялось чествование израильской делегации в Московской хоральной синагоге, а 16 сентября — в Московском еврейском театре. 13 октября, на еврейский Новый год — Рошга-Шана, в Московской хоральной синагоге состоялась служба, после которой прошел стихийный митинг с шествием к гостинице «Метрополь». Толпа сопровождала Голду Меир. Это было, конечно, экстраординарное событие. Показательно, что ЕАК совершенно не участвовал в организации этого стихийного митинга, а органы власти этому совершенно не препятствовали. И это при том, что поток демонстрантов прошел прямо под окнами Лубянки.

В этом было зримое воплощение того, что Израиль и часть советского еврейства подпали под влияние несоветских сионистов.

В свете всего этого, полного политического и военного провала планов создания социалистического и просоветского Израиля, явного доминирования сионистов, ориентировавшихся на США, Еврейский антифашистский комитет стал совершенно не нужен, как организация, показавшая свою недееспособность.

20 ноября 1948 года было утверждено решение о его роспуске, а на следующий день офицеры МГБ опечатали помещения и конфисковали архив организации.

Единственным результатом всей палестинской эпопеи было то, что в апреле 1948 года была остановлена перекачка нефти по нефтепроводу Мосул — Хайфа и был остановлен нефтеперерабатывающий завод рядом с хайфским портом. Британское влияние на Ближнем Востоке заметно пошатнулось. Но радости от этого не было никакой. Израиль так и не стал советским.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Утратил ли Сталин доверие к евреям?

Новое сообщение ZHAN » 20 авг 2023, 13:49

Как утверждают многие авторы, после ликвидации Еврейского антифашистского комитета в СССР развернулась чуть ли не антисемитская кампания. В связи с этим вспоминают процесс членов ЕАК, а также «Дело врачей». Эти авторы всеми силами стараются сделать вид, что данные процессы определяли чуть ли не всю судьбу советского еврейства и что чуть ли не шла кампания по очищению государственных органов от евреев, якобы в связи с тем, что Сталин утратил к евреям доверие.

Так ли это было на самом деле?

Если вспомнить, какую роль евреи сыграли в оборонной промышленности, с этим выводом нельзя согласиться. И после войны основная масса еврейских ученых, инженеров и рабочих продолжала трудиться на оборонных предприятиях и в целом ряде научно-исследовательских организаций. Тем более что в конце 1940-х годов шло интенсивное перевооружение Советской армии, создание и запуск в производство новых видов вооружений и наконец, создание советской атомной бомбы.

Нет, Сталин вовсе не утратил доверия к евреям. Им продолжали доверять выполнение сверхсекретных оборонных работ.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Ядерная бомба

Новое сообщение ZHAN » 21 авг 2023, 10:45

Советские евреи сделали огромный, колоссальной значимости вклад в создание первой советской ядерной бомбы. Достаточно сказать, что Ленинградский физико-технологический институт (ЛФТИ), созданный в 1923 году А. Ф. Иоффе, собрал и воспитал целую когорту ученых, которые впоследствии выполнили основной объем научной работы по этому направлению.

Один из сотрудников ЛФТИ, Яков Ильич Френкель, в 1936 году создал независимо от Нильса Бора капельную модель ядра и разработал основы теории деления тяжелых ядер [Создание первой советской ядерной бомбы. М.: Энергоатомиздат, 1995].

В 1939 году ученые Института химической физики Юлий Борисович Харитон и Яков Борисович Зельдович высказали и развили предположение, что деление тяжелого ядра может вызываться свободными нейтронами, в результате чего может возникнуть цепная, нарастающая лавинообразно, ядерная реакция. Они же показали возможность осуществления цепной реакции деления ядер урана-235.

Ведущие ученые, евреи по национальности: А. Ф. Иоффе и А. Е. Ферсман входили в состав Комиссии по атомному ядру и Урановой комиссии при Президиуме АН СССР. В Урановую комиссию также вошел Ю. Б. Харитон. Ферсман, как большой специалист по геологии, занялся вопросами поиска месторождений урана на территории СССР, развития его добычи и переработки.

В состав Лаборатории № 2 (позднее — ЛИПАН), а также в состав Специального технического комитета при Первом Главном Управлении входил и Исаак Константинович Кикоин. Он также занимался разработкой и освоением газодиффузного способа получения высокообогащенного урана-235.

После того как в 1944 году в СССР началась добыча урановой руды, а в 1946 году был запущен первый реактор Ф-1, началась сложная и тяжелая работа по созданию компонентов ядерного оружия. В организации наработки, получения металлического плутония, а также изготовления плутониевых изделий огромную роль сыграл Ю. Б. Харитон, входивший в число научных руководителей секретных заводов «Б» и «В», на которых осуществлялись эти операции.

Однако этим роль Ю. Б. Харитона в создании ядерной бомбы далеко не исчерпывалась. Он стал главным конструктором самой ядерной бомбы, РДС-1. Это был ядерный заряд имплозивного типа с плутонием в качестве рабочего вещества. Харитон подписал техническое задание на разработку всех узлов этого главного изделия, которые выполнялись различными организациями, в первую очередь в КБ-11, расположенном в Сарове.

Под руководством Я. Б. Зельдовича велись теоретические разработки в области физики работы ядерного заряда, определения оптимальных размеров центральной части заряда и исследования формирования сферической ударной волны. Зельдович вскоре возглавил теоретический отдел КБ -11.

Создание первой советской ядерной бомбы прошло в очень короткие сроки. От пуска первого реактора Ф-1 и до взрыва ядерной бомбы в 7 часов утра 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне прошло 2 года и 8 месяцев. За это время был проделан огромный объем теоретических, научно-исследовательских и практических работ, построена, по сути дела, новая отрасль промышленности. Конечно, в этой работе принимали участие десятки ученых, сотни высококвалифицированных инженеров и десятки тысяч работников, среди них были представители разных национальностей. Однако же стоит подчеркнуть, что евреи сыграли в этом важнейшем для Советского Союза доле одну из ключевых ролей.

Без работ Зельдовича и Харитона вряд ли можно было создать и испытать советскую ядерную бомбу.

Над всей работой по созданию советской ядерной бомбы и необходимой промышленной инфраструктуры для ее изготовления был поставлен генерал-полковник инженерно-технической службы Борис Львович Ванников, выходец из семьи еврейского рабочего-нефтяника в Баку. Ванников принадлежал ко второй волне евреев, призванных на работу в промышленность. Окончил МВТУ им. Н. Э. Баумана, с 1927 по 1933 год работал в сельскохозяйственном машиностроении, дорос до заместителя начальника Главного управления сельскохозяйственного машиностроения ВСНХ СССР. Потом директор Тульского оружейного завода и с этого времени с оружием не расставался. Наркоматоборонной промышленности, наркомат вооружения, краткий арест в июне-июле 1941 года. С февраля 1942 года — нарком Наркомата боеприпасов СССР, ответственного за снабжение Красной Армии всеми видами боеприпасов. С этого поста 20 августа 1945 года он был назначен начальником Первого Главного Управления при ГКО СССР (ПГУ).

Ванников сыграл в создании бомбы огромную роль, поскольку одновременно был заместителем Л. П. Берии, отвечавшим за инженерно-технические работы, председателем технического совета, который занимался поиском способов и технологий изготовления бомбы, а также главой ПГУ, которое занималось строительством и управлением особо секретных предприятий, связанных с ураном, плутонием и бомбой. Он решал практически все вопросы, занимался подбором кадров для атомной отрасли. В 1953 году стал первым заместителем министра среднего машиностроения СССР и в третий раз получил звезду Героя Социалистического Труда в 1954 году за создание первой советской водородной бомбы.

История атомного проекта в СССР наглядно показывает, что ни антисемитизма, ни потери доверия к евреям в высших руководящих кругах в последние сталинские годы не было. При том что разработка ядерного оружия была делом высочайшей степени секретности, шла под постоянным контролем лично Сталина, тем не менее во всех известных материалах нигде не говорится о том, что в отношении сотрудников, евреев по национальности, были какие-то подозрения, связанные с их национальностью. В противном случае евреи просто не смогли бы занять ключевые научные и административные посты в атомном проекте.

Если бы и впрямь был «государственный антисемитизм», если бы Сталин не доверял евреям, то Ванникова не подпустили бы к созданию атомного оружия на пушечный выстрел.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Самолеты, ракеты и компьютеры

Новое сообщение ZHAN » 22 авг 2023, 11:13

Активное участие евреев в создани других видов новейшего оружия продолжалось и после войны.

Например, М. И. Гуревич участвовал в создании первого советского реактивного истребителя МиГ-9, совершившего первый полет в 1946 году.

В конце 1946 года было начато проектирование реактивного истребителя МиГ-15. Эта машина оказалась очень удачной и эксплуатировалась с 1949 по 2006 год (последние машины были в ВВС Албании). Всего в СССР был построен 13 131 самолет этого типа. Григорий Натанович Пивоваров был в предвоенные и военные годы главным инженером Саратовского авиазавода, а с 1946 года возглавил Тбилисский авиазавод, где потом разворачивалось производство этих самолетов. Вместе с производством по лицензии в других странах, численность выпуска достигла 15 560 штук. МиГ-15 стояли на вооружении в 40 странах.

Именно после войны Михаил Леонтьевич Миль, внук еврея-кантониста, после службы осевшего в Иркутске, создал первые советские вертолеты. В декабре 1947 года он стал главным конструктором опытного КБ вертолетостроения на базе завода № 383, а 20 сентября 1948 года первая машина ГМ-1 совершила свой первый полет. Под маркой Ми-1 этот вертолет был пущен в серию в 1951 году и выпускался до 1960 года. В 1951 году началась разработка вертолета Ми-4. Опыт Корейской войны показал большое значение вертолетов, активно применявшихся американцами. КБ Миля за несколько месяцев создало новую машину. В июне 1952 года вертолет совершил первый полет, а уже в декабре начался серийный выпуск на Саратовском авиационном заводе. В это же время КБ Миля приступило к исследованиям по созданию тяжелого транспортного вертолета. В 1957 году первый советский тяжелый транспортный вертолет Ми-6 выполнил свой первый полет.

Советское авиастроение базировалось на работах известного металловеда Иосифа Наумовича Фридляндера, который в войну был начальником отдела Центрального института авиационных материалов, а после войны разработал алюминиевые и бериллиевые сплавы, которые шли на производство самолетов Ту-4 и Ту-16, МиГ-15 и других машин. Сплавы Фридляндера использовались и продолжают использоваться со всех советских и российских самолетах, в баллистических ракетах и ракетных двигателях. Он также сделал большой вклад в освоение центрифужной технологии обогащения урана-235.

В начале 1950-х годов снова отличился И. С. Брук, создавший цифровые вычислительные машины. В апреле 1950 года началась работа над малой электронной вычислительной машиной М-1. В декабре 1951 года директор Энергетического института АН СССР, прославленный энергетик и разработчик плана ГОЭЛРО Г. М. Кржижановский утвердил отчет об этой разработке. Вычислительная машина сразу стала работать в интересах атомного проекта. Задачи ей ставил академик Л. Соболев, который был заместителем по научной работе у И. В. Курчатова. В тот момент шла интенсивная работа по усовершенствованию ядерного оружия и созданию термоядерной бомбы. Все эти задачи требовали выполнения сложных расчетов.

В апреле-ноябре 1952 года лаборатория И. С. Брука построила вторую вычислительную машину М-2. Эта машина стояла на одном уровне с другой советской вычислительной машиной, БЭСМ-1, и сразу же включилась в решение важнейших научных задач. На М-2 рассчитывали прочность плотин Куйбышевской и Волжской ГЭС. Основатель Института теоретической и экспериментальной физики, ученый секретарь технического совета Специального комитета по использованию атомной энергии при ГКО СССР А. И. Алиханов выполнял задачи, связанные с атомным проектом.

Вместе с этими выдающимися людьми, и в важнейших оборонных проектах, и вообще в промышленности, работали десятки тысяч инженеров и сотни тысяч рабочих евреев по национальности. Советское еврейство прочно укрепилось в науке и в промышленности. За послевоенные годы эта тенденция только укрепилась.

Впоследствии, уже в 1980-х и особенно во время т. н. «Большой алии» в 1990-х годах, Израиль очень сильно поднял свой научный и технологический уровень за счет эмигрантов из СССР, обладавших хорошим образованием, большим опытом работы, изобретениями и разработками. Этот эффект, конечно, не возник случайно, он был продуктом всей довоенной и частично послевоенной советской политики в отношении евреев.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Почему не справились с антисемитизмом?

Новое сообщение ZHAN » 23 авг 2023, 11:17

Но все же отношения между еврейской общественностью и Советской властью в последние годы сталинской эпохи заметно ухудшились. В них уже не было того единства, как в довоенное время, а постепенно развивалось взаимное подозрение и неприятие. В свете всего того, что в СССР было сделано для евреев, и в свете того, что именно Советский Союз сокрушил нацистскую Германию с ее кровожадной антисемитской политикой, возникает интересный вопрос — почему это произошло?

Обычно ссылаются на кампанию «борьбы с космополитизмом», на рост русского патриотизма, некоторые авторы даже пытаются строить весьма шаткие теории борьбы русских и евреев в советском руководстве. Теории эти явно вдохновляются чисто антисемитским взглядом, представляющим евреев как абсолютных чужаков.

На мой взгляд, на охлаждение отношений между советским еврейством и Советской же властью решающим образом повлияли три процесса.

Первый процесс — насаждение немецкой пропагандой антисемитизма, который так и не был выкорчеван. Тому также были свои причины, о которых будет сказано ниже.

Второй процесс — сильнейший шок, вызванный массовым и целенаправленным уничтожением евреев в годы войны. Мировоззрение тех евреев, кто чудом спасся от гибели, было потрясено до основания. Ни один погром ранее и близко не приближался к массовым расправам в годы войны. Свидетельства катастрофы, бесспорно, влияли и на евреев-красноармейцев. Хотя они были уже советскими евреями, резко отличающимися по культуре и мировоззрению от польских и литовских местечковых евреев, свои родные, некогда покинутые местечки они прекрасно помнили. И примеряли, конечно, то, что увидели, на себя.

Третий процесс — образование Израиля, которое резко изменило обстановку во всем мировом еврействе и особенно в советском еврействе.

В 1920-е и 1930-е годы у советских евреев не было особого выбора, кроме как поддерживать большевиков, а в 1948 году такой выбор появился. Это привело советское еврейство к расколу. В сталинские годы он еще не обозначался явно, но, несомненно, уже был. На одной стороне остались типично советские евреи, которые выбрали языковую ассимиляцию и неразрывную связь с Советским Союзом, в основном это были работники оборонных предприятий, научно-исследовательских институтов, учреждений — основная масса советского еврейства. На другой стороне остались те, кто стал смотреть в сторону Израиля и старался эмигрировать. Вот именно они восприняли ликвидацию Еврейского антифашистского комитета и процессы начала 1950-х годов как проявление «государственного антисемитизма», и выработали специфический взгляд на историю советского еврейства как на историю постоянных гонений и притеснений. Это мнение подпитывалось и поддерживалось послевоенным бытовым антисемитизмом.

Все эти три процесса взаимно влияли друг на друга.

Последствия немецкой антисемитской пропаганды тем самым превращались в ключевой момент всех отношений еврейства и Советской власти. Если бы он был устранен, то история советских евреев могла бы пойти по другому пути, могло и не появиться диссидентского движения, а Израиль не получил бы «Большую алию» 1990-х годов.

Бытовой антисемитизм послевоенного времени отмечают многие, но никто так и не дал ответа на вопрос, почему же он не исчез. Казалось бы, советская идеология воспитывала в духе интернационализма, антисемитизм считался безусловно враждебным явлением.

Факторов было несколько.

Во-первых, в послевоенном СССР оказалось невозможным использовать проверенную довоенную методику. Как мы уже видели на примере еврейской земледельческой колонизации и направления евреев в промышленность, советский метод состоял в демонстрации того, что евреи хотят и умеют работать как на земле, так и на заводе. Любой желающий мог посетить еврейский колхоз или завод, где были еврейские рабочие, и лично в этом убедиться. Но после войны еврейские земледельческие районы на Украине, в Крыму и в Белоруссии были разорены, их население по большей части уничтожено, и евреи-колхозники остались, пожалуй, только в далеком Биробиджане.

Промышленность же была почти тотально засекречена. В те годы любой завод, мало-мальски связанный с военным производством, представлял собой огороженную колючей проволокой зону, вокруг него прохаживались вооруженные охранники, а доступ на завод был строго ограничен. Любой, кто проявлял повышенный интерес к такому заводу или же рассказывал кому-то со стороны о том, что там делается и кто там работает, довольно быстро попадал в поле зрения МГБ.

Тогда, конечно, в советском обществе мало кто знал имен Харитона или Зельдовича, да и многих других еврейских ученых, инженеров и рабочих. Вся их жизнь и деятельность были закрыты плотной завесой секретности. Она была настолько плотной, что, к примеру, Сергей Королев при жизни был известен под именем «Главный Конструктор», публиковался в печати строго под псевдонимами, и страна узнала его настоящее имя только после смерти. Соответственно в послевоенном СССР общество было фактически лишено возможности убедиться в том, что евреи могут, хотят и умеют работать.

Далее, на виду у общественности была только та часть еврейства, которая по роду своих занятий не была связана со всякими секретными работами. Это были актеры, поэты, писатели, интеллигенция то есть, и к этой группе примыкали врачи. Создавалось полное впечатление, что советские евреи занимаются только непыльными делами.

Далеко не последнюю роль в невольной пропаганде такого взгляда сыграл и Еврейский антифашистский комитет, в котором актеры, писатели и поэты играли доминирующую роль. На фоне их блистания мало кто помнил, что в Президиум ЕАК входил Герой Советского Союза, капитан второго ранга Израиль Ильич Фисанович, погибший в июле 1944 года вместе со своей подводной лодкой. Фисанович командовал гвардейской Краснознаменной подводной лодкой М-172, которая под его командованием потопила 13 кораблей противника, в том числе два боевых корабля, не раз прорывалась в немецкие гавани и била врага прямо у пирса.

На этой почве примитивная немецкая антисемитская агитация в духе того, что «еврей никогда сам не работает», легко укоренялась и превращалась в убеждение. Ответить этой пропаганде по существу не могли, это было чревато утечкой государственной тайны, причем это касалось как военного, так и послевоенного времени. Советские газеты читали и изучали все разведки мира, какие только работали против СССР.

Во-вторых, за все послевоенные годы антисемитские настроения в советском обществе тщательно замалчивали, как и немецкую антисемитскую агитацию. Детальное исследование этого вопроса началось только в последние десятилетия.

Это было большой ошибкой, поскольку любого антисемита можно было легко свалить аргументом, что он черпает свои «убеждения» из вражеской агитации. Как уже говорилось, если сравнить современные антисемитские писания и немецкую пропаганду времен войны, не так трудно заметить множество совпадений, наглядно демонстрирующих, кто откуда чего взял. Ну а немецкую агитацию можно было разоблачить довоенным опытом, показывающим, что евреи вовсе не были теми паразитами, какими они часто представлялись антисемитами.

Правда, стоит отметить, что это странное положение замалчивания важной темы, объективно подрывающее советскую идеологию, возникло после знаменитого XX съезда КПСС с его «борьбой с культом личности». В 1961 году М. А. Суслов выпустил указание, чтобы практически вся литература, изданная в довоенном Советском Союзе, был изъята из библиотек и книготорговой сети и помещена в спецхран. Это указание было исполнено, и в итоге советское общество мало что знало о реальных достижениях сталинской эпохи и о том, что тогда было сделано для евреев и как сильно изменилось советское еврейство. Спецхраны были ликвидированы только после распада СССР, и только это дало нам возможность изучить сталинскую политику в отношении евреев и воздать ей должное.

В-третьих, в силу того, что советская политика в отношении Израиля быстро сделалась недружелюбной, а после войны 1967 года и прямо враждебной, антисемитские настроения в советском обществе нашли себе легальную нишу в борьбе с «израильским сионизмом». В этой настойчивой пропаганде, рисующей Израиль агрессивным и захватническим государством, иногда звучали слегка замаскированные антисемитские нотки. Если мы посмотрим на современных идейных лидеров антисемитизма в России, то мы увидим, что практически все они вышли из рядов борцов с этим самым «израильским сионизмом».

Вот эти факторы и привели к тому, что в послевоенном СССР так и не смогли справиться с новым изданием антисемитизма, насажденного немецкой пропагандой. Хотя эти антисемитские настроения не доходили до погромов, этого было вполне достаточно, чтобы создать для советских евреев недружелюбную атмосферу, которая их подталкивала к эмиграции, а также к антисоветской деятельности.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Сталин и евреи. Послесловие

Новое сообщение ZHAN » 24 авг 2023, 12:40

Вот повествование о судьбах советского еврейства в сталинские времена подошло к концу. Конечно, оно далеко не исчерпывает этой темы, как и вообще темы советской национальной политики. Было бы целесообразно развернуть исследование дальше, показать советскую национальную политику, основы которой заложил Сталин, во всей ее полноте и разнообразии, показать роль и вклад каждой национальности, их необычайный подъем и развитие.

Еврейский пример показывает, как национальности, до того стесненные и забитые, превращались в важную часть советского общества, полностью меняли свой облик. Евреи, к примеру, очень и очень многое получили от Советской власти и очень многое ей дали.

Вне всякого сомнения, у этой темы будет много критиков. Многим не понравится мой подход к еврейской истории. Многие будут пытаться меня уличать в чем-нибудь, что с их точки зрения является ошибочным или неприемлемым.

Однако напомню, что мой подход к еврейской теме состоит в отказе от языка вражды, в совершенно новом ракурсе. История советского еврейства вовсе не была историей чужеродного меньшинства или историей «исхода из плена», она не была одномерной и линейной. У каждого события были свои объективные причины, и анализ их позволяет взглянуть на историю отдельно взятого народа во всей ее целостности. Если кто-то захочет поспорить, я готов принять вызов.

Использован материал: Дмитрий Верхотуров. Сталин и евреи. 2021
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72893
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Союз Советских Социалистических республик

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1