Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

Готы и славяне

Правила форума
О средневековой Европе и европейских народах (кроме Руси и Византии)

Королевство гревтунгов

Новое сообщение ZHAN » 19 янв 2022, 19:18

Поражение в Скифских войнах привело к изменениям политики не только среди тервингов, но и среди гревтунгов. Не имея возможности получать дань и военные трофеи от Рима в том же количестве, что и ранее, короли гревтунгов постепенно переходят к эксплуатации населения внутренних районов черняховской культуры. Примерно в это же время начинается экспансия готов против венетов киевской культуры.
Изображение

В Правобережном Поднепровье черняховские поселения сменяют киевские, а также начинается миграционная активность населения киевской культуры Подесенья в северном направлении [Обломский А.М. Днепровское лесостепное левобережье в позднеримское и гуннское время. Терпиловский Р.В. Некоторые дискуссионные проблемы археологии и истории ранних славян // «Славянские древности». Stratumplus. № 5. Кишинев, 2001–2002].

В первой половине IV в. памятники с деснинской традицией охватывают уже огромную территорию, включающую все Подесенье (крайняя северная точка – село Косилово в Брянской области на реке Ветьма), верховья Днепра (памятники типа Заозерья с деснинской и смешанной деснинско-верхнеднепровской традицией). В Беларуси (селища Гудок, верхний горизонт Тайманова) они сменяют памятники предшествующего времени – типа Абидни.

Впрочем, в этот период готы еще не оправились окончательно от войн с Империей, поэтому давление на народы Северного Причерноморья было не особенно сильным. Однако со временем происходит консолидация гревтунгов вокруг своих вождей. Усиливается влияние института единоличной власти. В связи с этим возрастает давление на коренные народы региона.

Об истории гревтунгов-остроготов известно еще меньше, чем об их западных родичах. Дело в том, что западная группа готов граничила непосредственно с Римской империей, имела с ней постоянные, тесные политические и экономические взаимоотношения и представляла собой потенциальную угрозу римской власти на Балканах. Поэтому римские авторы хоть скудно и вскользь, но освещали как события, происходящие в самой Готии, так и римско-готские контакты. Восточная же группа готов находилась на значительном удалении от римских границ и не представляла непосредственной угрозы для Империи. Отсутствовали и политические контакты между имперской администрацией и гревтунгскими королями. Существовали лишь торговые связи, которые подтверждаются археологическими находками изделий провинций Империи на территории черняховской культуры восточнее Днестра. Поэтому интерес римских авторов к событиям, происходящим на Востоке, был минимальным. Поэтому из источников мы немного знаем только о времени начала экспансии гуннов и связанных с этим событий.

Видимо, исходя из этого в современной литературе существование потестарного образования гревтунгов рассматривают и связывают только с годами правления в нем короля Германариха, что с исторической точки зрения неверно, так как и зарождение, и исчезновение этого образования никак не связаны с его именем. Поэтому в дальнейшем мы будем упоминать о нем как о королевстве гревтунгов.

Единственный, кто говорит о существовании гревтунгского потестарного образования между концом Скифских войн и появлением гуннов, – это Иордан, однако информации его «Гетики» явно недостаточно, тем более что часто она противоречива и сомнительна. Так, если верить Иордану, то до Германариха (сына Агиульфа) королями готов были Геберих, который не причислен к роду Амалов, Аорих и Ариарих, также не Амалы. Но Иордан прямо указывает, что Аорих и Ариарих являются предводителями готов, ставших римскими федератами, и традиционно они считаются современными исследователями предшественниками Атанариха на «посту» главы тервингов. В таком случае неясно, в какой же части готского этнического массива правили Геберих и Германарих. Тем более что тот же Иордан сообщает, что Геберих вел победоносную войну с вандалами, которые располагались где-то в бассейне Тисы или Дуная (рядом с территорией, занимаемой тервингами).

По-видимому, проникновение гревтунгов на запад спутало карты современным исследователям: либо перечисленные короли готов правили тервингами, а это не подтверждается источниками, либо в ту эпоху существовало несколько готских потестарных образований, появившихся на месте распавшегося «союза племен Остроготы» после Скифских войн и независимых друг от друга, либо образования гревтунгов и тервингов были лишь наиболее крупными, наиболее сильными и известными из всех, но далеко не единственными. Всего же готских образований, включая Готию и «королевство Германариха», могло быть около десяти – двенадцати. Некоторые исследователи считают, что «везеготы и остроготы не были прямыми потомками тервингов и гревтунгов, а состояли из разных групп».

П. Хизер выделяет 12 готских групп, вошедших в контакт с Римом после гуннского нашествия, из которых лишь часть легла в основу везеготов и остроготов:
Изображение

Тервинги IV в. составляли одно готское политическое образование. Гревтунги Германариха (к которым, возможно, относились и гревтунги Фарнобия) входили в другое. Остальные группы либо входили в королевство Германариха, либо в IV в. в Северном Причерноморье было больше чем два готских королевства.

Здесь надо отметить и тот факт, что, кроме королей племен, существовали в готских образованиях и независимые вожди, и служилая знать. Во всяком случае, в «Гетике» Иордана упоминаются «Респа, Ведук и Тарвар, предводители готов», которые в 262 г., переправившись на кораблях в провинцию Азия, разорили много городов, включая Эфес, где они сожгли храм Артемиды Эфесской и Трою. Затем они разорили Фракию, после чего «вернулись в свои места, а затем были отправлены императором Максимианом в помощь римлянам против парфян». Он же называет Аргайта и Гунтериха, которых король Острогота «поставил во главе» готов, певкинов и карпов. Аммиан Марцеллин упоминает «старейшин» тервингов Мундериха и Лагаримана, а также Фарнобия, одного из предводителей гревтунгов, наряду с Алатеем и Сафраком. Евнапий сообщает о двух «вождях» готов в Восточной Римской империи – Фравифе и Эриульфе. Им покровительствовал император, а Фравиф даже женился на римлянке, причем ее отец «считал за счастье иметь такого зятя».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Королевство гревтунгов (2)

Новое сообщение ZHAN » 20 янв 2022, 18:53

Что же касается короля Гебериха, то он вполне мог оказаться как предшественником Германариха в качестве короля гревтунгов, так и правителем независимого племени. Иордан сообщает:
«После того как король готов Геберих отошел от дел человеческих, через некоторое время наследовал королевство Германарих».
Из текста понятно только, что речь идет о передаче власти наследственным путем, но Геберих не являлся родней Германариха. Значит, власть ему в 350 или 351 г. (согласно традиционной точке зрения) передавалась либо от не названного в тексте короля гревтунгов, либо период безвластия и выборы правителя затянулись. Такие ситуации были в истории готов: в связи с большими заслугами усопшего – например, Торисмунда, после его гибели у готов 40 лет не было короля. Однако ясно, что королевство в это время уже существовало, и Германарих к его созданию отношения не имел.

Тогда возникает вопрос: почему мы называем его «королевством/державой Германариха»: по масштабам его деятельности, по сравнению с другими правителями (Винитарием, например) или просто потому, что это имя чаще встречается в источниках.

По нашему мнению, королевство остроготов – это не что иное, как часть некогда распавшегося «союза племен Остроготы», который возник после окончания Скифских войн. Поэтому временем его формирования можно считать конец III – начало IV в. Это можно проследить по тексту Иордана. Поэтому повторим: говорить о именно королевстве, «державе» Германариха неверно, правильнее говорить о королевстве гревтунгов и о времени правления в нем Германариха, историчность которого подтверждается двумя источниками.

В основном ссылаются на работы Иордана и Марцеллина, поскольку другие источники (Павел Орозий, Евнапий, Созомен, Сократ) ничего о нем не сообщают. Зосим смерть Атанариха описал, описал и нападение гуннов на готов, однако Германарих в его работе не упомянут. Исидор Севильский пишет:
«В 416 г. [нашей] эры, в четырнадцатый год правления Валента, готы, которые еще недавно изгоняли христиан из мест своего обитания, скоро сами были согнаны вместе с королем своим Атанарихом гуннами…»
Германарих снова не попадает в поле зрения историка. Даже Аммиан Марцеллин сообщает о нем вскользь, только в связи с начавшейся экспансией гуннов. Так где же еще мы можем встретить упоминание о могущественном короле гревтунгов?

Еще Иордан упоминает о древних готских песнях, «как бы наподобие истории». Значит, на момент написания его произведения какие-то устные свидетельства о древних деяниях готов уже существовали. Тем более что в VI в. при написании «Гетики» Иордан уже знал многое: Кассиодора, работу которого он переписывает, Аблавия и Павла Орозия и т. д., также и сведения о событиях IV в. из эпической поэзии.

Какие же сведения были известны Иордану? И какие сведения мы находим в эпической поэзии?

В современной историографии скандинавские эпические сказания считаются самым поздним видом источников по готской истории, хотя отмечают, что эти сказания восходят к песням древних германцев, в том числе и готов. При изучении вопроса бросается в глаза то обстоятельство, что сюжеты как источников, так и эпической литературы иногда полностью совпадают. Тогда возникает вопрос приоритета, на который зачастую невозможно ответить однозначно. Иногда же сюжеты не совпадают вообще.

Понятно, что эпические сказания создаются в эпоху, когда народ еще не имеет письменности, и повествуют о событиях, имеющих этапные значения, которые передаются в устной форме и появляются из слухов и народной интерпретации тех или иных событий. Поэтому часто версия событий, сохранившаяся в народной памяти, отличается от «официальной» версии. Но в основном это касается героизации образа. В данном случае картина противоположная: о героизации образа Германариха речь не идет, слишком отрицательный персонаж. Но очевидно, что свидетельство Иордана и эпической литературы в основном совпадают: в результате внутренних конфликтов гибнет могущественный тиран. Гунны если и присутствуют в описаниях, то являются скорее неким фоном.

У Иордана Германарих – жертва подлости «вероломного племени россомонов». Сообщение же Марцеллина, современника события, о самоубийстве Германариха явно выбивается из контекста источников. И по нашему мнению, является наиболее вероятной версией события благодаря своей беспристрастности. Версия же Иордана, как и его некоторые другие сведения о короле гревтунгов, – плод «совместного» творчества автора «Гетики» и неизвестных готских сказителей, которые, даже если и знали истинную причину гибели Германариха, изменили картину смерти короля до неузнаваемости, ведь в эпосе обычно фиксируются победы, а не поражения.

А если учесть, что археологических признаков существования Германариха и королевства гревтунгов на той территории, которую ему отвел Иордан, нет, то становится очевидным, что история располагает только теми эпическими сведениями, которые мы приводим ниже.

В скандинавских сагах «Подстрекательство Гудрун» и «Речи Хамдира» описана смерть Германариха (Ёрмунрекка) от рук братьев его жены Сванхильд, что согласуется с «Гетикой». Очевидно, что саги заимствовали этот сюжет либо напрямую у Иордана, либо из готских преданий, к которым обращался и историк готов.

В саге «Песнь о Хлёде» освещены борьба готов с гуннами, борьба за престол страны готов между братьями Ангантюром (Германарихом) и Хлёдом. В ней алчный Хлёд вместе с гуннами нападает на владения брата. В данном случае брат (Германарих) выходит победителем из столкновения. И вновь эпическая память искажает реальную картину, ведь готы Германариха потерпели поражение от гуннов.

Древнеанглийская эпическая поэзия показывает Германариха (Эорманрик) безжалостным, могущественным тираном, смерти которого желали даже его подданные. Об этом мы читаем и в «Деоре», и в «Беовульфе». Лишь в «Видсиде» Германарих – щедрый, покровительствующий поэту правитель – клятвохранитель.

В Кведлинбургских анналах сообщается о короле готов Германарихе, постыдно убитом братьями Хемилом, Серилой и Аддакаром, отца которых он предал смерти. Ему отрубили руки и ноги. Такая же смерть описана и в скандинавских сагах.

В Вюрцбургских хрониках читаем:
«Клавдий Готский (268–270 гг.) победил готов. Атанарих (365–381 гг.) преследовал в своем народе христиан. Аттила с великой силой взял Аквилею в 452 г. В это время над всеми готами царствовал Эрменрих, хитрее всех в коварстве и щедрее в дарении. После смерти своего сына Фридриха он… повесил своих двоюродных братьев Эмбрика и Фритлу, а Теодориха, изгнанного из Вероны по наущению Одоакра, вынудил бежать к Аттиле».
Здесь налицо смешение эпох, поскольку «Эрменрих» погиб за семьдесят лет до воцарения Аттилы (434 г.), а Теодорих стал королем остроготов (470 г.) почти через сто лет после гибели Германариха и через 17 лет после смерти Аттилы. Фридриха же, Эмбрика и Фритлу другие источники не упоминают.

Саксон Грамматик сообщает о Ярмерике как о наследнике короля данов, попавшем в рабство к славянам. Погибает он также в результате мести неких «геллеспонтцев» – братьев своей жены, которую он приказал казнить за измену.

Становится понятно, насколько трудно проследить начальную историю гревтунгского потестарного образования и одного из его королей. Значительно сложнее, чем историю Готии.

Согласно представлениям современных исследователей, началом времени существования потестарного образования грев-тунгов все же считается 350 или 351 г., когда к власти приходит Германарих. Временем падения этого образования считают 375 г. – начало нашествия гуннов и смерть короля.

Германариха Иордан называет «благороднейшим из Амалов» и сравнивает с Александром Македонским. Аммиан Марцеллин говорит об «Эрменрихе» как о воинственном царе, «которого страшились соседние народы, из-за его многочисленных и разнообразных военных подвигов». Иордан пишет, что Германарих владел всеми племенами Скифии и Германии «как своей собственностью». Аммиан фиксирует восточную границу его владений по Дону. Северную границу владений Германариха он не называет, и это обстоятельство дало свободу для творчества. Большинство современных исследователей в последние годы склонны считать эквивалентом королевства гревтунгов черняховскую культуру. Хотя, по мнению Г.С. Лебедева, границы его совпадают с областью распространения вещей с эмалями, но, по археологическим данным, вещи с эмалями встречаются и в Прибалтике (Литва, Мазурия), в Верхнем Поочье, Среднем Поднепровье и в Подесенье (урочище «Малинов остров», Глажево, Красные Дворики и др.).

В вопросе о границах королевства Германариха исследователи обычно опираются на пресловутый «список северных народов», который содержится в главах 116–120 «Гетики». Иордан сообщает:
«Покорил же он [Германарих] племена: гольтескифов, тиудов, инаунксов, васинабронков, меренс, морденс, имнискаров, рогов, тадзанс, атаул, навего, бубегенов, колдов… [Эрулы] также, наряду с остальными племенами, покорились королю гетов Германариху… [Венеты] подчинились власти Германариха… Умом своим и доблестью он подчинил себе также племя эстов, которые населяют отдаленнейшее побережье Германского океана».


Некоторые из этих названий, по мнению исследователей, поддаются расшифровке: в гольтескифах В.В. Седов видит голядь/галиндов (восточнобалтское племя), тиудов традиционно считают чудью, васинаброков – весью, имнискаров – черемисами, меренс и морденс – мерей и мордвой соответственно, под рогами многие понимают германское племя ругов, а под колдами – колхов (обитателей восточного побережья Черного моря). По поводу остальных ясности нет никакой, их отождествляют с различными народами, жившими в ту эпоху. Таким образом, по Иордану, выходит, что Германарих правил огромными территориями, от Балтийского (Германский океан) до Азовского (место обитания эрулов) морей и предгорий Кавказа (колды). Другой вопрос: насколько достоверной может являться эта информация. На этот счет существует три точки зрения:

1) Иордан зафиксировал реальное положение дел в IV в., Германарих действительно владел всей указанной гигантской территорией. Эта позиция сформировалась в основном в среде немецких ученых и была в какой-то степени связана с желанием немцев представить сначала кайзеровскую, а потом и нацистскую Германию в качестве преемницы королевства Германариха, обосновать ее претензии на «восточные территории», то есть Польшу, Украину, Крым, Кавказ. К наиболее известным представителям этой точки зрения можно отнести Г. Коссину, Ф. Альтхайма, Ф. Дана, Х. Вольфрама и других ученых, в основном – немецких. Х. Вольфрам даже рисует красивую, но абсолютно нереальную картину того, как готские конные отряды в тяжелых доспехах и с длинными копьями наперевес продирались сквозь дебри Средней России, завоевывая редкие, малонаселенные поселки славян и финно-угров;

2) приведенный список покоренных Германрихом народов – миф, эпическое предание готов, имеющее мало общего с реальностью. Представители данной позиции, например, Г. Брэдли, П. Хизер и др.;

3) эта точка зрения представляет собой своего рода компромисс между первыми двумя. Ее сторонники не отрицают подлинности списка «северных народов», однако считают, что он отражает перечень народов (итинерарий), населявших некий торговый путь (обычно фигурирует Волжско-Балтийский), контроль над которым стремился захватить Германарих. Данную точку зрения разделяют Б.А. Рыбаков, М.Б. Щукин, Д.А. Мачинский, С.В. Ярцев и др.

На наш взгляд, совершенно очевидно, что Германарих не мог контролировать и управлять той территорией, которую отводят ему Иордан и многие современные ученые. Абсолютно никаких предпосылок для появления подобной державы в этих пределах не было. Все эти земли были в ту эпоху преимущественно покрыты лесами, а разливы рек делали их непроходимыми. Поэтому поселения отстояли друг от друга на значительные расстояния. Местные племена были слаборазвиты как в экономическом, так и в политическом плане и вряд ли могли представлять какой-либо интерес для завоевателя. А если еще принять во внимание полное отсутствие каких-либо дорог и городов, то станет ясно, что удержание всей этой территории было бы делом весьма трудным и непродуктивным.

В свое время Тацит о Германии писал, что она интересна только тем народам, которые на ней проживают, и что только бедность их земель спасала их от завоевания Римской империей. То же самое можно сказать и о землях, приписываемых Германариху, ведь археологически не подтверждается присутствие готов в этих границах. Здесь уместно напомнить, что, по данным исторической демографии, во времена Великого переселения народов на всей территории от Балтийского до Черного моря и от Днестра до Волги проживало не более 1 млн человек, то есть плотность населения в среднем составляла 1–3 человека на 1 квадратный километр.

По нашему мнению, Германарих мог контролировать только существующие торговые пути и речные переправы: из Прибалтики на Волгу, в Северное Причерноморье, Каспий и Кавказ (речные пути), из Северного Причерноморья в Поволжье и Приуралье (сухопутный путь), а также собирать дань с различных немногочисленных племен, располагая свои поселения вдоль торговых маршрутов.

Характерным примером тому является городище, найденное в 2004 г. возле села Войтенки в Харьковской области. Это – не обычное поселение черняховской культуры. Оно занимает площадь свыше 20 га, к нему примыкает большой могильник (более 133 открытых погребений), на поселении открыты гончарные и металлургические горны, найдены инструменты, большое количество украшений и деталей одежды. По мнению руководителя раскопок М.В. Любичева, городище изначально принадлежало киевской культуре, но затем, во второй половине IV в., в результате походов Германариха против венетов (которые и являлись, как считается в настоящее время, носителями киевской культуры), было захвачено готами.

Городище располагалось на берегу ныне высохшего притока Днепра, на одном из путей в Северное Причерноморье (впоследствии – Муравский шлях, вдоль которого и сейчас археологи находят много черняховских поселений). Интересно, что готское население селилось только на одном берегу реки, а второй был заселен славянами, которые, возможно, занимали более низкие ступени общественной лестницы и потому жили отдельно (подобное разделение зафиксировано и на поселении Журавка). Возможно, это поселение было некоей «столицей» одного из племенных вождей.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Королевство гревтунгов (3)

Новое сообщение ZHAN » 21 янв 2022, 20:15

По общему мнению, целью написания «Гетики» Иордана было удревление племени готов и возвеличивание рода Амалов и их истории. Вот поэтому Иордану и понадобилось «королевство Германариха» в огромных границах, хотя некоторые исследователи и сегодня согласны с Иорданом. Нельзя здесь и умолчать о том почти сказочном факте, что такие масштабные завоевания на гигантской территории в течение всего лишь 25 лет проводит глубокий старик, ведь, если верить Иордану, Германариху на момент смерти было уже 110 лет, значит, королем он стал на девятом десятке. И это в то время, когда продолжительность жизни, по данным исторической демографии, в среднем была от 25 до 40 лет.

Повторимся: археологические данные никак не подтверждают присутствие готов на данных северных территориях. Нахождение же некоторых элементов якобы готского присутствия в рязано-окских могильниках и именьковской культуре можно объяснить бегством части готов на север после вторжения гуннов. Хотя здесь возможно и простое совпадение обрядов погребения. Ведь наиболее распространенными в мире являются лишь два вида погребений: захоронение в землю и кремация. Обустройство же могил настолько разнообразно, что вряд ли этот элемент обряда можно как-то классифицировать и закрепить за каким-либо народом. К примеру, могилы черняховских захоронений в основном прямоугольной формы, могилы же именьковских захоронений в основном округлой формы. Что это: ритуальная специфика, имеющая некое сакральное значение, или дело заключается в инструменте, которым роются эти могилы? Вряд ли существует однозначный ответ на этот вопрос.

Политическое устройство и форма организации королевства гревтунгов радикально не отличались от Готии. Несмотря на то что названия высшего должностного лица различались, общий порядок его прихода к власти, скорее всего, был одним и тем же – через выборы, хотя Иордан настаивает, что Германарих наследовал власть.

В пользу того, что гревтунгский король избирался, говорят следующие факты: предшествовавший, по Иордану, Германариху Геберих происходил не из рода Амалов, а правивший по смерти Германариха Винитарий не являлся его наследником по прямой линии, и это – при наличии у Германариха сына. Кроме того, у самого Германариха, если верить Иордану, были старшие братья. Все это подтверждает отсутствие королевской династии у гревтунгов в ту пору. Скорее всего, он был избран за свои военные заслуги и авторитет. Король в ту эпоху занимался преимущественно военными, а не мирными делами. Однако, как и прочие вожди, имел свою территорию, подчиненную только его племени, с которой он и кормился. Как и в Готии, в объединении гревтунгов существовали «готы Германариха», «готы Винитария» и других вождей. Власть короля была достаточно условной, ему подчинялись, пока он делал то, что отвечало интересам прочих вождей и дружинников и не нарушало традиции и законы готов.

Германариху, очевидно, сначала удавалось оставаться в границах отведенной ему роли, при этом усиливая свои позиции внутри гревтунгского королевства. Стремлением к усилению единоличной власти объясняется и его военная активность, которая не требовала помощи других вождей, поэтому Германарих силами только своей дружины мог решать насущные вопросы своего королевства, так как большинство окрестных племен уступали ему в военной мощи. Это и вело к усилению личной власти короля по сравнению с остальными вождями. Однако такое усиление не могло устраивать племенных вождей, что впоследствии привело к изолированности Германариха во время гуннского нашествия.

В социальном отношении объединение гревтунгов также мало чем отличалось от тервингской Готии. На вершине общественной пирамиды находились вожди, их опору составляли дружинники, которые были разделены на «старших» и «младших» по принципу близости к вождю. Возможно, роль гревтунгской дружины была несколько больше тервингской, так как военные походы происходили чаще.

Естественно, важным фактором ведения войны, особенно в степных регионах, являлась мобильность войск, поэтому мы склонны согласиться с Х. Вольфрамом и другими авторами, которые считают, что основу гревтунгской дружины составляла конница, и в этой ситуации войско было всегда наготове. И хотя некоторые исследователи (И.В. Зиньковская, например) оспаривают это мнение, говоря, что в черняховских погребениях практически не находят элементов снаряжения всадника, стоит напомнить, что для похоронной традиции готов вообще не свойственно было наличие оружия и элементов вооружения в погребальном инвентаре. А наличие у гревтунгов достаточно сильной конницы подтверждают источники: Аммиан Марцеллин пишет, что в войске Фритигерна именно смешанный гревтунго-аланский отряд полностью состоял из всадников.

Также в гревтунгском обществе существовала прослойка служилой знати. Примером тому служит упоминание Аммианом Алатея и Сафрака, которые с частью гревтунгов ушли со своим малолетним королем Видерихом, после нашествия гуннов, в Римскую империю, а также Фарнобия, а Иордан упоминает Аммия и Сара, которые покушались на жизнь Германариха и которые, скорее всего, входили в состав приближенных короля, так как являлись братьями его жены. Об этих предводителях готов мы подробно упоминали ранее. В состав знати входили, очевидно, и представители негерманских племен. Важную роль, судя по всему, в обществе гревтунгов играли сарматы. Об этом свидетельствует присутствие людей с сарматскими именами в рядах готских вождей (Сафрак, Сар), а также совместные захоронения сарматских женщин и готских мужчин, что и подтверждает социальное равенство этих этнических групп.

Здесь необходимо отметить, что гревтунги, в отличие от тервингов, в своей массе были язычниками, по-видимому, из-за удаленности контактов с Римом. Поэтому в отношениях между собой, между своими племенами, а также с окружающим миром гревтунги придерживались своих традиционных обычаев.

Следующую ступень королевства занимали свободные рядовые общинники, еще ниже – полусвободные. Наконец, в самом низу общественной пирамиды находились рабы. По Тациту:
«Рабов они используют, впрочем, не так, как мы: каждый из них самостоятельно распоряжается на своем участке и у себя в семье. Господин облагает его, как если б он был колоном, установленной мерой зерна, или овец и свиней, или одежды, и только в этом состоят отправляемые рабом повинности».
Жили гревтунги в основном в небольших неукрепленных поселках. Хотя археологами были найдены и укрепленные поселения: Городок (на Южном Буге), Александровка (р. Ингулец) и Башмачка (Надпорожье). Все они имеют каменные укрепления и здания. Известны также три пункта с каменными домами, построенными в типично римской строительной технике: у села Чимишены (Криулянский район Молдовы), у села Собарэ (Молдова), у села Комарово (Черновицкая обл.)

При этом следует отметить, что ни в одном историческом источнике (Дексипп, Марцеллин, Иордан и др.) нет даже намека на упоминание о каких-либо готских городах или их столице в Северном Причерноморье. Тацит о германцах и Прокопий Кесарийский о готах прямо пишут, что они не терпят жить в городах за стенами, и даже свои жилища предпочитают ставить на больших расстояниях друг от друга.

Упоминание же в сагах неких названий, таких как Данпастадир или Архейм в качестве готских столиц, относится к более поздней эпической скандиновской традиции и более относится к названию местности («Архейм» – «водная/речная область или селение», Данпастадир – «поселение Данпа» либо «Днепровское поселение»), как, к примеру, Ойум, чем к названию какого-либо конкретного городского поселения. И мы не встречаем эти названия в сообщениях готских, римских и византийских авторов, хотя из них же достоверно известно, что столицей готов в Галлии была Тулуза (Толоса), в Италии – Равенна, в Испании – Толедо (Толетум).

Кроме того, не существует даже единого мнения по вопросу локализации данных топонимов. Так, Архейм различные исследователи помещали и в устье Вислы, и в бассейне Днепра, и на Дунае. Данпастадир, судя по названию, располагался на Днепре (производное от «Данп» – Днепр), но конкретное место указать никто не может. Есть версия, что Данпастадир находился на территории Киева, однако никаких доказательств этому не существует.

Итак, в этническом отношении королевство гревтунгов было не менее разнородно, чем Готия. Помимо собственно готов, которые образовывали верхушку королевства и составляли меньшинство населения, в нее входили группы других германских племен (вандалы, герулы/эрулы), различные сарматские племена, венеды, славяне, а также пленники, захваченные во время Скифских войн, и их потомки, в основном ремесленники. Германцы и сарматы занимали верхние ступени социальной лестницы, в то время как остальные находились в подчиненном положении, хотя жестких границ между различными социальными и этническими группами, скорее всего, не существовало.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вторжение гуннов и распад готских потестарных образований

Новое сообщение ZHAN » 22 янв 2022, 11:55

Как уже указывалось выше, готские образования, несмотря на то что некоторые исследователи считают их стабильными, показали свою полную нежизнеспособность и рушатся перед лицом первой же серьезной угрозы, практически не оказывая никакого военного сопротивления. Такой угрозой стало нашествие гуннов. И готы, впервые со времени своего ухода из Скандзы, сами становятся объектом агрессии. До этого они всегда были инициаторами военных конфликтов и грабительских походов как на территорию Римской империи, так и на территории своих соседей.

По поводу народа гуннов, его происхождения и прародины до сих пор ведутся споры, в которые мы не станем углубляться, так как это не касается нашей темы. Отметим лишь, что авторы IV–VI вв. (Аммиан, Сократ Схоластик, Иордан и др.) почему-то говорят о том, что гунны не были известны в Северном Причерноморье до нападения на королевство гревтунгов, так как от других народов их отделяло «величайшее озеро» (Азовское море). Такие сообщения выглядят несколько странно.

Клавдий Птолемей еще во II в. помещает племена хунов между бастарнами и роксоланами в районе Азовского моря и междуречье Дона и Волги. А это значит, что готы должны были соседствовать с ними с первых же лет своего пребывания в Северном Причерноморье, а также сталкиваться с ними во время военных походов и торговли. В крайнем случае – слышать о них от соседей. Тем не менее вопрос о соотношении хунов и гуннов окончательно не решен, возможно, речь идет о двух частях одного племени, одна из которых появилась в Северном Причерноморье раньше другой.

Н.Н. Крадин в работе «Империя хунну» указывает на гуннов как часть империи хунну (располагалась на северной границе Китая), которая ранее ушла на запад. В общественно-политическом аспекте он определяет гуннов как ханство – сложное вождество. В сообщениях других авторов подошедшие во II в. к Нижней Волге и далее гунны восприняли, а затем изменили местную сарматскую культуру. Широкое распространение получает биритуальный обряд: трупоположения в глубоких ямах, иногда с подбоем с северной ориентацией умерших и трупосожжение с размещением праха почти на горизонте с искусственной деформацией черепов и т. д.

Как бы то ни было, появление гуннов полностью изменило расклад сил в регионе, причем явно не в пользу готов, которые не смогли защититься от нового врага, несмотря на могущество и воинственность своего короля Германариха. В результате возникает несколько вопросов, на которые, несмотря на большое количество исследований, до сих пор нет четкого ответа:

1. Что побудило гуннов вторгнуться в пределы королевства?

2. Чем объяснить ту стремительность, с которой погибло королевство Германариха?

3. Действовали ли гунны в одиночку или в союзе с другими племенами?

4. Кто такие росомоны и какова их роль в падении королевства?

5. Чем объяснить раскол гревтунгов на союзников и противников гуннов?

Выше мы уже указывали на причину перехода гуннов в районы Нижней Волги и Меотиды. Однако были и другие причины. Практически во всех источниках указывается, что гунны предприняли нападение на гревтунгов по причине богатства их земель. Иордан пишет:
«Как передает Орозий, взъярилось на готов племя гуннов, восхитившись богатством скифских земель».
Об этом факте сообщает большинство источников, по-видимому используя сведения друг друга. По тексту «Гетики» видно, что это событие было неожиданным для готов, и возникает вопрос, что такого могло произойти, что привело вдруг гуннов в ярость. Ведь они и до этого прекрасно знали, какие и чьи земли расположены за Меотидой. И ничего им не мешало спокойно переселиться туда ранее, а утверждение Иордана о якобы их неосведомленности – это попытка подчеркнуть «дикость» гуннов. По Иордану получалось, что готы знали о богатстве этих земель, находясь в тысячах километров от них, ради чего они в свое время и покинули родину, а гунны не подозревали об их существовании, находясь в ста километрах от них, что, конечно, мало похоже на правду.

Также необходимо отметить тот факт, что гунны не предпринимали военных действий против готов ни во время их прихода в Северное Причерноморье, ни после, когда гревтунги стали оседать там, в результате поражения в Скифских войнах и были ослаблены. Поэтому причину нападения гуннов можно объяснить попыткой готов захватить торговые пути восточного направления, находящиеся, скорее всего, под контролем гуннов, и это единственное, что не могло оставить их в роли бесстрастных наблюдателей.

Дело в том, что готы с момента своего прихода в Северное Причерноморье демонстрировали коренным племенам свои претензии на власть, что, естественно, нарушало баланс сил в регионе. Однако участие готов в столкновениях с Римской империей несколько отсрочило разрешение конфликта. С приходом же к власти Германариха военная активность гревтунгов в восточном направлении возрастает. Верные своей традиции выживания за счет эксплуатации других народов, они начинают войны против местных племен.

Здесь необходимо отметить, что любые объединения того периода – племенные союзы, государства – чаще всего сколачивались мечами, то есть складывались силовыми действиями и принуждением. Готы не были исключением. Войны, захватнические походы «цементировали» готские образования. И поэтому в своем стремлении колонизировать местное население, а также установить контроль над важнейшими торговыми путями они вошли в конфликт с гуннским ареалом и другими племенами Северного Причерноморья.

Сразу же образовался некий союз племен, на себе испытавших цену грабительской политики готов, целью которого было уничтожение готского политического влияния. В него входили соседи гуннов – аланы, которых, по сообщениям Аммиана и Иордана, гунны силой принудили выступить на своей стороне. Анты, которые постоянно подвергались притеснениям со стороны готов. Возможно, именно эта ветвь славянства и являлась носителем киевской культуры, из которой позднее развилась пеньковская культура. Нужно отметить, что именно славянские племена подвергались наиболее сильному притеснению со стороны готов за все время их движения и присутствия в регионе, и вряд ли они оставались в стороне от этих событий. Поэтому натиск на королевство Германариха был настолько мощным, что лишил его возможности отразить нападение.

Надо отметить, что во время Скифских войн под контролем готов находились только торговые пути по Днестру и Днепру, Дунаю, которые не входили в зону интересов степняков. Поэтому попытка готов Германариха захватить еще торговые пути восточного направления: на Каспий и Кавказ (речные пути), из Северного Причерноморья в Поволжье и Приуралье (сухопутный путь), северный отрог Великого шелкового пути – вызвала немедленную реакцию гуннов.

Что касается второго вопроса, то к ответу на него мы уже подошли несколько выше. Раскол готского единства после Скифских войн, междуплеменные конфликты у готов, а также высокомерная, захватническая политика Германариха в отношении коренного населения оставила его один на один с объединенными силами коренных племен. Это и есть основные причины, по которым Германарих так и не смог организовать хоть сколько-нибудь серьезный отпор гуннскому союзу – племенные вожди отвернулись от него по причине своей разобщенности, а также понимая бессмысленность сопротивления. Некоторые, как Гезимунд, вообще открыто выступили на стороне гуннов. Добровольная же смерть Германариха, по Аммиану, избавила готов от полного разгрома. Этот поступок мог означать либо ритуальное самоубийство правителя, не оправдавшего надежд, либо полное признание власти победителя и окончание войны.

По Иордану, смерть Германариха наступает в результате заговора против стодесятилетнего властителя: смертельную рану ему нанесли росомоны Сар и Аммий, за то, что он приказал убить их сестру и свою жену Сунильду. Сомнения в подлинности события вызывает явная легендарность изложения события в тексте «Гетике» и возраст Германариха, указанный Иорданом, – 110 лет.

Что же касается упоминания в тексте «Гетики» росомонов, то историки относят их то к племени гуннов, как Яков Рейтенфельс, то к придворному сословию в составе королевства, то к какому-то племени, на что прямо указывает Иордан, называя их «вероломным племенем», то к одному из королевских родов.

Кстати, позднейший скандинавский эпос – цикл о Нифлунгах/Нибелунгах воспроизводит версию Иордана о гибели короля очень подробно, однако росомоны при этом не упоминаются.

Ю.Ю. Шевченко вообще считает их носителями почепской культуры и отождествляет с роксоланами, которых он, вслед за Страбоном, считает бастарнами.

М.И. Артамонов в статье «Первые страницы русской истории в археологическом освещении» в журнале «Советская археология» (1990. № 3) так же пишет:
«Название этой земли [Росской, Русской] восходит к ираноязычным роксоланам (росаланам), какие по-готски назывались росомонами и при появлении гуннов первыми восстали против готов, а затем вошли в состав гунно-болгар».
Дополняя список версий или вариантов события, можно указать и на такой: росомоны были знатным родом гуннского происхождения на службе у Германариха (упоминание о практике найма гуннов готами встречается и в работе Аммиана Марцеллина), а Сунильда могла быть знатной гуннкой. В этом случае брак с Германарихом можно объяснить неким политическим расчетом, а нападение гуннов, которое, по Иордану, произошло сразу после гибели Сунильды, имело еще одну причину – месть за ее убийство. При этом не должно вводить заблуждение ее германское имя, ведь Иордан сообщает, что
«все знают и обращали внимание, насколько в обычае у племен перенимать по большей части имена: у римлян – македонские, у греков – римские, у сарматов – германские. Готы же преимущественно заимствуют имена гуннские».

По нашему мнению, при определении целостной картины происходящего совершенно не важно, кем были на самом деле росомоны – племенным или сословным образованием. Важно, что Германариху не на кого было опереться в сложившейся ситуации. Очевидно, он не мог положиться даже на свое ближайшее окружение, дружину. На этом, по мнению большинства историков, и заканчивается существование королевства гревтунгов.

Однако это не так.

Со смертью Германариха готы, попавшие под власть гуннов, сохраняют за собой и места своего прежнего расселения, и власть своих вождей, и говорить о гибели их королевства, по нашему мнению, преждевременно, так как основной целью гуннов было, видимо, не уничтожение готов, а только лишение их политического влияния в регионе. В результате гунны получили монопольный контроль над торговыми путями как восточного, так и черноморского направлений, а также союзников в лице некоторой части готских племен.

Однако истории известны имена двух королей гревтунгов, которые не могли мириться с создавшимся положением, – Витимир и Винитарий. Витимира упоминает только Аммиан, а Винитария – только Иордан. В настоящее время существует также версия, что Винитарий – это прозвище Витимира, дословно – «победитель венетов».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Распад готских потестарных образований

Новое сообщение ZHAN » 23 янв 2022, 14:54

По Аммиану, Витимир был избран общеготским правителем после смерти Германариха. Возможно, это так, однако его признали не все племенные вожди, а лишь незначительная их часть, находившаяся на территории степных районов современной Восточной Украины. Поэтому в начавшейся войне с аланами, союзниками гуннов, он опирался в основном не на готские формирования, а на некое племя гуннов, «которых он за деньги привлек в союз с собою». Однако справиться с аланами Витимир не смог. Он погиб в бою, после чего Алатей и Сафрак, регенты при его сыне – малолетнем Видерихе, отступили на Днестр, а затем вместе с тервингами переправились на территорию Римской империи. Это отступление прослеживается и по археологическим данным.

Согласно же Иордану, Амал Винитарий, племянник Германариха, взялся за восстановление королевства. Под его контролем находилась территория, примыкавшая к бывшему «центру» королевства, то есть районы Среднего и Нижнего Поднепровья. Возможно, в этом регионе концентрировались владения других племенных вождей – Амалов, которых и возглавил Винитарий, возможно, на правах старшего в роду. По Иордану, Винитарий, хотя формально и подчинялся гуннам, не собирался мириться со своим статусом.

Исходя из этих сообщений может возникнуть впечатление о существовании в готских потестарных образованиях устойчивой наследственной власти, однако это не так. Мы можем констатировать ее появление в среде гревтунгов только после смерти Винитария. В среде же тервингов этот процесс более сложен: не прослеживается четкая наследственная линия передачи власти в границах одного рода.

Итак, первый удар был нанесен Винитарием по антам. Несомненно, это являлось местью готов за участие их в войне против Германариха, хотя некоторые современные авторы видят в этом попытку прорыва готов на запад, но это не подтверждается ни письменными, ни археологическими источниками.

Вряд ли это соответствует действительности, так как анты были более легким противником, чем гунны, и проход готов был возможен.

Вначале Винитарий потерпел поражение, но вскоре взял реванш и распял антского «короля» Божа, его сыновей и семьдесят старейшин. Локализация этого события не установлена, так как неизвестен ареал расселения антов в конце IV – начале V в. Скорее всего, они были потомками венетов или споров и были носителями позднекиевской культуры. В начале IV в., а затем во время походов Германариха они были вытеснены гревтунгами с мест своего обитания в Правобережном Поднепровье на север – в район Подесенья. Эта точка зрения, за редкими исключениями, признается практически всеми исследователями.

Однако во время вторжения гуннов они воспользовались слабостью королевства и вернули себе прежние места обитания и даже продвинулись южнее. В этот период археологически фиксируется начало продвижения деснинского населения в ареал черняховской культуры. В это же время очередной приток южного (деснинского) населения фиксируется и в ареале памятников типа Заозерья в Подвинье. Здесь появляются поселения с характерным керамическим набором, имеющим полную аналогию с позднекиевскими памятниками Подесенья, такие как Демидовка, Узмень, Слобода-Глушица и др.

Поражение Божа вызвало ответную реакцию гуннов (на это указывает Иордан, что еще раз подтверждает участие славян в антиготском союзе). Король Баламбер, победитель Германариха, направил против Винитария свои войска и войско готов Гезимунда. Дважды верх брал Винитарий, однако в решающей битве на реке Эрак он погиб, а его армия была разгромлена.

В результате вновь произошел распад гревтунгов на несколько групп. Одна группа во главе с Алтеем и Сафраком вначале примкнула к тервингам, но затем оказалась в Паннонии, где римскими властями им были выделены земли для поселения.

Другая группа ушла в Крым и на Таманский полуостров, куда еще в начале IV в. ушла часть готов, не принимавшая участия в войнах. Но и на этот раз говорить, что с существованием королевства было покончено, преждевременно. Основная часть гревтунгов осталась на прежних местах обитания в Северном Причерноморье под управлением своего короля Гунимунда – сына Германариха, но теперь они находились под безоговорочной властью гуннов. Однако это не мешало ему успешно воевать против племени свавов, а затем его наследнику Торисмунду с гепидами. И как мы упоминали ранее, после ранней смерти последнего у гревтунгов, по Иордану, сорок лет не было королей. Затем их возглавил Валамер, сын двоюродного брата Торисмуда. Но из текста «Гетики» видно, что правил он вместе со своими братьями, но уже в Паннонии, куда гревтунги были вынуждены уйти с гуннами в первой четверти V в.

Это событие и положило конец государственному образованию гревтунгов в Северном Причерноморье, периодом существования которого можно считать конец III в. – 410–415 гг.

Впоследствии гревтунги были участниками походов Аттилы на Римскую империю и участниками битвы на Каталаунских полях. В этой битве они противостояли своим сородичам-везеготам. Только после смерти Аттилы и битвы на реке Недао в 454 г. они освободились от зависимости гуннов. Случилось то, на что указывал Иордан: гунны поступили с готами точно так же, как готы поступали с другими народами во время своего движения в Северное Причерноморье, принуждая следовать за собой, вопреки их воле.

А чтобы более отчетливо представить характер власти того времени, его дух, уместно привести две цитаты из «Гетики» Иордана:
«Им (остроготам) не было возможности отказаться от борьбы против своих же родичей, везеготов, потому что приказание владыки, даже если он повелевает отцеубийство, должно быть исполнено».
А также
«доказано, что род человеческий живет для королей, если по безумному порыву единого ума совершается побоище народов и по воле надменного короля в одно мгновение уничтожается то, что природа производила столько веков».
С такими утверждениями не поспоришь.

Становится понятным процесс формирования больших полиэтнических образований. А исходя из того, что в зону влияния гуннов попадают не только готы, но и другие народы Северного Причерноморья, черняховская культура, которая достигла, по мнению большинства исследователей, расцвета в эпоху Германариха, быстро приходит в упадок и прекращает свое существование.

На ее территории возникнет колочинская культура, но уже как преемница киевской, которая занимала регионы к северу черняховской культуры (районы Курска, Брянска, Гомеля), пеньковская, располагавшаяся на ее основной территории (Украина, Молдавия), и пастырская (культура кутригуров-гунно-болгар) в устье Днепра и в степи от Днестра до Днепра на территории пеньковской культуры. По этнической принадлежности это был ареал смешения славянских племен с балтами, тюрками, иранцами, гуннами и другими народами.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готы Крыма

Новое сообщение ZHAN » 24 янв 2022, 19:02

Говоря о готских потестарных образованиях, невозможно не упомянуть готов Крыма – страну Дори (Дорос) или княжество Феодоро (в XIV–XV вв. [Фадеева Т.М., Шапошников А.К. Княжество Феодоро и его князья. Симферополь: Бизнес-Информ, 2005]).

Готы появляются в Крыму уже во второй половине III в., в эпоху Скифских войн. Отсюда они совершали морские набеги на малоазийские провинции Римской империи. Следующая волна готских переселенцев появилась в Крыму после гуннского нашествия и разгрома королевства гревтунгов. Уходя от гуннов, ворвавшихся следом, готы были вынуждены переселиться в гористые районы на юге полуострова.

О ранней истории крымских готов из источников известно немного. Мы знаем, что в их среде, скорее всего, раньше, чем среди других готов, стало распространяться христианство, хотя языческие традиции сохранялись вплоть до VIII в. Так, известно, что на Никейском соборе (325 г.) присутствовал епископ крымской Готии Кадм.

Кроме того, о крымских готах в VI в. упоминает Прокопий Кесарийский:
«Здесь же, на этом побережье, есть страна по имени Дори, где с древних времен живут готы, которые не последовали за Теодорихом, направлявшимся в Италию. Они добровольно остались здесь и в мое еще время были в союзе с римлянами, отправлялись вместе с ними в поход, когда римляне шли на своих врагов, всякий раз, когда императору было это угодно. Они достигают численностью населения до трех тысяч бойцов, в военном деле они превосходны, и в земледелии, которым они занимаются собственными руками, они достаточно искусны; гостеприимны они больше всех людей. Сама область Дори лежит на возвышенности, но она не камениста и не суха, напротив, земля очень хороша и приносит самые лучшие плоды. В этой стране император не построил нигде ни города, ни крепости, так как эти люди не терпят быть заключенными в каких бы то ни было стенах, но больше всего любили они жить всегда в полях».
Как видно из этого отрывка, крымские готы в это время были либо федератами Византийской империи, либо ее союзниками. При этом они в полной мере сохраняют свою идентичность, лишь помогая византийцам в войнах.

Интересно отметить некоторые изменения, произошедшие в готской среде: так, в условиях, когда стало невозможно жить за счет грабежей и дани, собираемой с местного населения, готы переходят к самостоятельному возделыванию земли. Впрочем, существует мнение, что готы в Дори составляли исключительно слой воинской аристократии, а земледелием для них занималось местное население, а «готы» – просто собирательное название разноэтничного населения Крымского полуострова (каким ранее выступало название «скифы»). Это вполне согласуется с традиционной для готов политикой жизни за счет других. Тем не менее роль собственно готов Крыма была, судя по всему, довольно значительной, ведь и византийские и итальянские источники называют южную часть полуострова Готией.

Обращает на себя внимание замечание Прокопия о том, что готы не любят жить в крепостях и городах, а предпочитают жизнь «в полях», то есть, очевидно, в небольших сельских поселениях. Этим он повторяет утверждение Тацита, который пишет, что германцы не живут в городах и никогда не ставят свои жилища вплотную друг к другу. Эти сообщения полностью согласуются с отсутствием собственно готских городов в составе черняховской культуры, поселения же с каменными постройками можно скорее считать укреплениями, а не полноценными городами.

Княжество Дори (Феодоро) долгое время находилось под властью тех или иных государств. Изначально оно находилось в зависимости от Византийской империи, однако, очевидно, не управлялось напрямую из Константинополя, а имело собственного князя или топарха (полунезависимый правитель области в составе империи). По крайней мере, «владетель Готфии» упомянут в «Житии святого Иоанна Готского» в связи с восстанием против хазар. Церковь готов возглавляли епископы, а с VIII в. – митрополиты (список готских первоиерархов Крыма приводит П. Кеппен [Кеппен П. О древностях южного берега Крыма и гор Таврических. СПб., 1837]), подчинялась она константинопольскому патриарху, однако языком богослужения еще в IX в. оставался готский.

В конце VII – начале VIII в. княжество Дори попадает в зависимость от Хазарского каганата и платит ему дань. Но существует версия, что правитель Готии сам пригласил хазарские войска, опасаясь репрессий со стороны тогдашнего византийского императора Юстиниана II (685–695 и 705–711). Однако в 767 и 804 гг. произошли два восстания против хазар, которые были жестоко подавлены. Но вскоре Хазарский каганат стал слабеть и в результате походов киевского князя Святослава был окончательно разгромлен, после чего княжество Дори возобновило связи с Византией.

Дальнейшая история княжества освещена слабо. В 1204 г., после захвата Константинополя крестоносцами Четвертого крестового похода, оно вместе с Херсоном вошло в состав Трапезундской империи. В 1253 г. монах Гийом де Рубрук, посол французского короля Людовика IX, отмечал в Крыму сорок укрепленных мест, в которых живут готы, говорящие на немецком наречии. Также в XIII в. патриарх Никейский Герман II в письме кардиналам Римской курии называл готов в числе народов, исповедующих православие. В XIII в. княжество было разорено монголо-татарами, а в 1322 г. попало в зависимость к Золотой Орде, однако после ее ослабления в ходе «великой замятни» в середине – второй половине XIV в. княжество было передано под протекторат Генуи, хотя Теодор Спандужино в своей работе «О происхождении оттоманских императоров» отмечает дипломатическую активность князей Готии в этот период. В самом конце XIV в. княжество и его столица – город Мангуп – были разорены Тамерланом, о чем есть свидетельства у иеромонаха Матфея, который посвятил поэму городу Теодоро (Мангупу). Княжество сумело возродиться и на некоторое время обрело независимость. Окончательно оно прекратило свое существование в 1475 г., когда его захватили турки-османы.

В XVI в. посол императора Священной Римской империи Фердинанд фон Бусбек разговаривал в Стамбуле с двумя представителями Готии, один из которых был готом и говорил на готском языке, а второй, очевидно, греком. В это время готы все еще считались хорошими воинами: для крымских ханов они выставляли 800 человек легковооруженной пехоты. Сообщается, что в 1629 г. они сумели отбить нападение отряда запорожских казаков в 500–700 человек.

Итак, на протяжении всей своей более чем тысячелетней крымской истории готы находились в довольно ограниченном пространстве горной части полуострова. Не совсем понятно, как обеспечивало земледелие их потребности в продуктах питания, так как они были лишены возможности севооборота. Неясно, на чем основывались их ремесла, ведь возможности использования пастбищ для скота были ограничены. Непонятно, что являлось основой их существования и торговли.

По нашему мнению, две главные составляющие, присущие, по Тациту, германцам, в данном случае помогли готам преодолеть все жизненные трудности: это, во-первых, соблюдение этнической целостности и чистоты. Трудно представить количество готов, если бы они стали смешиваться с местным населением. Наверное, они могли бы стать основным населением всего полуострова. Но мы видим другую картину: численность готов за всю их историю в Крыму не выросла. Почему? Ответ, по нашему мнению, очевиден.

Во-вторых, их поселения не представляли интереса для завоевателей. Это становится понятным даже при беглом ознакомлении с их пещерными городами. Эти главные причины, а также их воинственность и свободолюбие позволили готам сохранить свою идентичность, свое присутствие в Крыму так долго.

Если рассматривать их общественно-политическое устройство, то вряд ли оно преодолело порог вождества.

В дальнейшем крымские готы полностью пропадают со страниц истории. Какова была их судьба – сказать сложно. Очевидно, последние потомки готов покинули Крым в ходе насильственных переселений, проведенных императрицей Екатериной II в конце XVIII в.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Религиозные трансформации готов

Новое сообщение ZHAN » 25 янв 2022, 19:09

Как мы указывали ранее, изменения природно-климатических условий вызвали перенаселение в некоторых районах Европы, что вынуждало людей уходить на новые земли. В основном эти процессы затронули островные народы и народы северного побережья Европы. В это время источники начинают фиксировать формирование некоего «северного» этнического потока, основной целью которого являлось расселение на более пригодных для жизни землях Восточной, Юго-Восточной Европы и Северного Причерноморья. Обозначилась и его явная тенденция движения в сторону цивилизованных провинций Римской империи. В этот полиэтнический поток вливаются и готы, а поскольку их история достаточно подробно отражена в источниках, то она становится своего рода индикатором происходящих событий.

В то же время, как известно, в евразийских степях палеоклиматологи фиксируют катастрофические засухи. В результате образуется такой же «восточный» поток кочевых народов, наиболее известными из которых являются гунны. Их движение также было направлено в районы Северного Причерноморья, которое в тот период было более пригодно для их существования, которое впоследствии явилось центром слияния и столкновения этих двух потоков.

Естественно, что начавшиеся миграции приводили к смешению народов, а также к военным столкновениям между пришельцами и коренными племенами. Поэтому начинают фиксироваться перемещения коренного населения на новые, более отдаленные земли. Все это ускорило процессы взаимопроникновения культур и традиций народов, их обычаев и религиозных представлений. И здесь необходимо отметить, что в тот период основная масса как перемещающихся, так и коренных племен исповедовала язычество в различных формах.

В это же время в цивилизованных областях Европы и Римской империи происходило усиление влияния христианских церквей на политическую жизнь государств и народов, поэтому столкновения религиозных взглядов становились неизбежными. Но для этого периода характерно состояние некоей межнациональной веротерпимости, поэтому межконфессиональных вооруженных конфликтов между Римской империей и варварскими племенами не происходит. В основном они вспыхивают внутри самих племен или в их племенных ареалах в связи с отказом некоторой их части от старых традиций, что, естественно, грозило распадом племени или всего ареала. Поэтому очень важен вопрос, как происходила трансформация религиозных взглядов, и происходила ли она вообще, в среде готов.

С момента переселения готов на материк из Скандзы их характеризуют как язычников. В дальнейшем, с середины IV в., многие христианские церковные историки (Филосторгий, Сократ Схоластик, Феодорит и др.) в своих работах уже начинают сообщать о них либо как об истинных христианах, либо как об арианах, в основном делая упор на критике готских языческих традиций и арианства в их среде. В то же время некоторые римские историки продолжают настаивать в своих работах на их языческих религиозных традициях. Поэтому очевидно, что история трансформации религиозных взглядов готов осталась за рамками этих сообщений. И даже в более поздних источниках (Иордан, Исидор Севильский и др.), а также в современной историографии не нашлось подобающего места этому вопросу, поэтому попытаемся вкратце обозначить его основные положения. Разделившись на группы племен с общим руководством и отдельные племена, они решали свои вопросы внешней и внутренней жизни самостоятельно, иногда, при необходимости, создавая временные союзы. В это время основой их религиозных взглядов являлось язычество. В дальнейшем эти образования, каждое по-своему, определяли и свои религиозные пристрастия.

Для начала, чтобы лучше понять языческие религиозные традиции этого народа, приведем краткий экскурс работ, посвященных этому вопросу. Тацит в работе «О происхождении германцев и местоположении Германии», давая довольно подробную характеристику многим сторонам жизни германских племен, в том числе и их языческим традициям, указывает:
«B древних песнопениях – а германцам известен только один этот вид повествования о былом и только такие анналы – они славят порожденного землей бога Туистона… Его сын Манн – прародитель и праотец их народа; Манну они приписывают трех сыновей, по именам которых обитающие близ Океана прозываются ингевонами, посередине – гермионами, все прочие – истевонами…»

«Из богов они больше всего чтят Меркурия и считают должным приносить ему по известным дням в жертву также людей. Геркулеса и Марса они умилостивляют закланиями обрекаемых им в жертву животных. Впрочем, они находят, что вследствие величия небожителей богов невозможно ни заключить внутри стен, ни придать им какие-либо черты сходства с человеческим обликом. И они посвящают им дубравы и рощи и нарекают их именами богов; и эти святилища отмечены только их благочестием».

«Нет никого, кто был бы проникнут такою же верою в приметы и гадания с помощью жребия, как они. Вынимают же они жребий безо всяких затей. Срубленную с плодового дерева ветку они нарезают плашками и, нанеся на них особые знаки, высыпают затем, как придется, на белоснежную ткань. После этого, если гадание производится в общественных целях, жрец племени, если частным образом, – глава семьи, вознеся молитвы богам и устремив взор в небо, трижды вынимает по одной плашке и толкует предрекаемое в соответствии с выскобленными на них заранее знаками. Если оно сулит неудачу, повторный запрос о том же предмете в течение этого дня возбраняется, если, напротив, благоприятно, необходимо, чтобы предреченное, сверх того, было подтверждено и птицегаданием. Ведь и здесь также принято отыскивать предвещания по голосам и полету птиц; но лишь у германцев в обыкновении обращаться за предсказаниями и знамениями также к коням. Принадлежа всему племени, они выращиваются в тех же священных дубравах и рощах, ослепительно-белые и не понуждаемые к каким-либо работам земного свойства; запряженных в священную колесницу, их сопровождают жрец с царем или вождем племени и наблюдают за их ржанием и фырканьем. И никакому предзнаменованию нет большей веры, чем этому, и не только у простого народа, но и между знатными и между жрецами, которые считают себя служителями, а коней – посредниками богов. Существует у них и другой способ изыскивать для себя знамения, к которому они прибегают, когда хотят предузнать исход тяжелой войны. В этом случае они сталкивают в единоборстве захваченного ими в любых обстоятельствах пленника из числа тех, с кем ведется война, с каким-нибудь избранным ради этого соплеменником, и те сражаются, каждый применяя отечественное оружие. Победа того или иного воспринимается ими как предуказание будущего».
Далее у Тацита говорится:
«У германцев считалось, что в женщинах есть нечто священное и что им присущ пророческий дар, и они не оставляют без внимания подаваемые ими советы и не пренебрегают их прорицаниями. В правление божественного Веспасиана мы видели среди них Веледу, долгое время почитавшуюся большинством как божество; да и в древности они поклонялись Альбруне и многим другим, и отнюдь не из лести и не для того, чтобы впоследствии сделать из них богинь».

«Недопустимо, чтобы подарки жениха состояли из женских украшений и уборов для новобрачной, но то должны быть быки, взнузданный конь и щит с фрамеей и мечом. За эти подарки он получает жену, да и она взамен отдаривает мужа каким-либо оружием; в их глазах это наиболее прочные узы, это – священные таинства, это – боги супружества. И чтобы женщина не считала себя непричастной к помыслам о доблестных подвигах, непричастной к превратностям войн, все, знаменующее собою ее вступление в брак, напоминает о том, что отныне она призвана разделять труды и опасности мужа и в мирное время и в битве, претерпевать то же и отваживаться на то же, что он; это возвещает ей запряжка быков, это конь наготове, это врученное ей оружие. Так подобает жить, так подобает погибнуть; она получает то, что в целости и сохранности отдаст сыновьям, что впоследствии получат ее невестки и что будет отдано, в свою очередь, ее внукам».

«Похороны у них лишены всякой пышности; единственное, что они соблюдают, – это чтобы при сожжении тел знаменитых мужей употреблялись определенные породы деревьев. В пламя костра они не бросают ни одежды, ни благовоний; вместе с умершим предается огню только его оружие, иногда также и его конь. Могилу они обкладывают дерном. У них не принято воздавать умершим почет сооружением тщательно отделанных и громоздких надгробий, так как, по их представлениям, они слишком тяжелы для покойников. Стенаний и слез они не затягивают, скорбь и грусть сохраняют надолго. Женщинам приличествует оплакивать, мужчинам – помнить».
Иордан в «Гетике» также сообщает о языческой традиции готов:
«Марса готы постоянно ублажали жесточайшим культом (жертвою ему было умерщвление пленных), полагая, что возглавителя войн пристойно умилостивлять пролитием человеческой крови. Ему посвящалась первая добыча, в его честь подвешивали на стволах деревьев трофеи. Готы более, чем другие, проникнуты были религиозным к нему горением, и казалось, что поклонение их воздается родителю».
При рассмотрении этих сообщений о языческих представлениях германцев может возникнуть вопрос, откуда в ареале их племен, кроме Туистона и Манна, боги из римского пантеона. Проводя некоторые параллели между богами, можно заметить, что именем Марса Тацит наделил германского бога войны, воинских традиций и обычаев Тиваза (скандинавский Тюр), именем Меркурия наделен бог магии, тайных знаний, поэзии, покровитель воров Вотан (скандинавский верховный бог Один), под именем Геркулеса скрывается бог грома и молнии, защитник мира людей от хтонических чудовищ (существа, изначально олицетворявшие дикую природную мощь земли, подземное царство и т. д.) Донар (скандинавский Тор).

В готском ареале также существовали боги, связанные с культом плодородия: Ингр, Нертус и Фрейя. Известно, что во время преследований христиан в Готии Атанарих приказал возить на повозке идола, которому должны были делать жертвоприношения. Этого идола и можно отождествить с этими несколькими богами. Согласно мифам, Фрейя ездит на повозке, запряженной кошками. Повозку Нертуса тянут коровы.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Религиозные трансформации готов (2)

Новое сообщение ZHAN » 26 янв 2022, 22:36

Предположительно, что «наиболее важным богом» у готов был Гаут или Гапт, по Иордану. От его имени готы и получили свое имя – народ Гаута. Также с именем этого бога связаны гуты, гауты и юты. «Гаут» или его женская ипостась «Гауден» в переводе означают просто «бог» и «богиня», которые породили человечество. Гаут – это верховный бог, бог-творец, бог небес, а также бог войны. Поэтому понятно, почему он почитался в основном вождями и воинами – основной, наиболее влиятельной частью готского общества, а короли готов претендовали на происхождение от Гаута.

Наиболее точным объяснением сущности этого бога является «осеменитель», «тот, кто изливает семя» – мужчина, человек. И здесь очевидна его прямая связь с германским богом Манном, о котором мы упоминали выше. Манн, в свою очередь, происходит от индоевропейского бога с таким же именем (Ман), которое означает просто «человек».

В то же время Гаут был еще и богом плодородия и солнечным богом, что нашло свое выражение в готской традиции нанесения знаков свастики и полумесяца на свое оружие, что, возможно, связано с еще более ранним культом лунной богини. Упоминание об этом культе находим у Тацита:
«О делах менее важных совещаются их старейшины, о более значительных – все; впрочем, старейшины заранее обсуждают и такие дела, решение которых принадлежит только народу. Если не происходит чего-либо случайного и внезапного, они собираются в определенные дни, или когда луна только что народилась, или в полнолуние, ибо считают эту пору наиболее благоприятствующей началу рассмотрения дел. Счет времени они ведут не на дни, как мы, а на ночи. Таким обозначением сроков они пользуются, принимая постановления и вступая в договоры друг с другом; им представляется, будто ночь приводит за собой день».
Есть сведения, что готский арианский епископ Вульфила боролся с этим культом, однако тот в несколько измененной форме – Мадонна на полумесяце – просуществовал вплоть до Средних веков, был воспринят франками от вестготов и сохранялся среди катаров.

Кстати, когда в северной традиции появился культ Одина (Один – бог-осеменитель и оплодотворитель, верховный бог), произошло соединение имен богов из-за большого сходства между ними (сотворение мира, война, верховенство над другими богами). Со временем они вообще соединились в двойное божество – Одина-Гаута.

В историографии по готскому вопросу, особенно у современных западных исследователей, можно встретить такой тезис:
«В готских потестарных образованиях присутствуют черты „священных царств“, то есть правитель является живым воплощением бога. Но, как известно из индоевропейской истории, для ранних „священных царств“ бронзового века традиционным было избрание короля-конунга на период 6–7 лет в качестве оплодотворителя гудьи-жрицы. После указанного срока его приносили в жертву для получения хорошего урожая».
Однако подобному факту нет подтверждения в источниках, относящихся к готам. Характерно, что зарубежные авторы не особенно утруждают себя поиском доказательств и указанием источников полученной информации в своих работах. Так, они утверждают, что племенные короли-риксы, которые напрямую командовали своими войсками, были персонификацией Гаута/Одина, объясняя это только тем, что смерть вождя в бою в традиции готов, становилась трагедией для племени и ложилась на него несмываемым позором.

По нашему мнению, готские короли, во всяком случае в период их подтвержденной источниками истории, никогда не имели черт «священного царя», они не были воплощением перерождающегося бога, а являлись лишь частью некой династии, которую они возводили к богу.

Иордан в «Гетике» подтверждает это, возводя род готов к легендарному Гапту:
«Первым из героев, как сами они передают в своих сказаниях, был Гапт, который родил Хулмула. Хулмул же родил Авгиса. Авгис родил того, которого называют Амал; от него-то и ведут происхождение Амалы…»
И у Тацита мы находим:
«Ни карать смертью, ни налагать оковы, ни даже подвергать бичеванию не дозволено никому, кроме жрецов, да и они делают это как бы не в наказание и не по распоряжению вождя, а якобы по повелению бога, который, как они верят, присутствует среди сражающихся».
Поэтому
«они берут с собой в битву некоторые извлеченные из священных рощ изображения и святыни; но больше всего побуждает их к храбрости то, что конные отряды и боевые клинья составляются у них не по прихоти обстоятельств и не представляют собою случайных скопищ, но состоят из связанных семейными узами и кровным родством; к тому же их близкие находятся рядом с ними, так что им слышны вопли женщин и плач младенцев, и для каждого эти свидетели – самое святое, что у него есть, и их похвала дороже всякой другой; к матерям, к женам несут они свои раны, и те не страшатся считать и осматривать их, и они же доставляют им, дерущимся с неприятелем, пищу и ободрение».
В современной западной исторической литературе (И. Нордгрен) встречается упоминание о существовании в готском ареале обряда инициации, которому подвергались юноши по достижении совершеннолетия. Суть его заключалась в следующем: проходивший этот обряд юноша подвергался ритуальному убийству через повешение, либо ему наносили легкий порез копьем, после чего он становился воином, и ему вручали щит и фрамею. Затем, если он погибал в сражении или умирал, то он все равно оставался в войске в качестве невидимого воина, то есть умирало только его тело, а дух по-прежнему оставался среди товарищей. Вожди при исполнении этого обряда якобы исполняли роль бога Гаута, что вело к укреплению их власти. Именно этим объясняет автор и безоружный воинский похоронный обряд у готов, а упоминание обряда кладет в доказательство об особой миссии вождей в готском ареале.

Действительно, источники сообщают о некоем обряде, после которого юноши вправе были требовать от вождя щита и фрамеи, однако сведений об обожествлении живых вождей в них нет. По-видимому, автор сделал свой вывод на основании того, что в готской среде существовала традиция обожествления умерших, выдающихся племенных лидеров. Иордан сообщает, что
«короля Танаузиса после его смерти они стали почитать в числе богов своего племени».
Вообще такая традиция характерна и для ранних образований других этносов. Выше был приведен пример этой традиции у Тацита (Веледа). Других сведений по этому вопросу в источниках нет.

Факту же безоружного похоронного обряда есть простое объяснение: оружие из железа слишком высоко ценилось, и не только в среде варваров, а у готов, если верить Тациту и Иордану, к нему было сакральное отношение.

Кстати, Кассиодор в «Вариях» и Иордан в «Гетике» сообщают о своеобразной традиции родства по оружию в готской среде, которая, по-видимому, была присуща и другим народам того времени.

Здесь уместно отметить, что когда умирала женщина, то она умирала «по-настоящему». Поэтому и похоронный обряд был другим, более богатым: в могилы клали украшения, небольшие изделия из железа, керамику и т. д.

Итак, все эти сообщения говорят о древней, многообразной и стойкой языческой традиции готов. Она пронизывала все стороны их жизни. Так, она давала большие полномочия вождям, но только до того момента, покуда их деятельность удовлетворяла потребности племени. В течение всей готской истории они были заложниками этих языческих традиций, в результате чего, по-видимому, в их ареале так и не был укоренен институт наследственной власти. По сути, они всегда были вынуждены идти на поводу у дружины или подчиняться большинству племени, даже вопреки собственной воле или логике событий. У Иордана мы часто находим подтверждение этому явлению:
«Ввиду того что со временем уменьшилась добыча от грабежа соседних племен, возник у готов недостаток в продовольствии и одежде. Людям, которым некогда война доставляла пропитание, стала противна мирная жизнь; и вот все они с громким криком приступают к королю Тиудимеру и просят его: куда ему ни вздумается, но только вести войско в поход. Он же, призвав брата своего и метнув жребий, убедил его идти в Италию, где тогда правил император Гликерий, а сам как более сильный [решил] двинуться на восточную империю, как на государство более могущественное. Так и случилось».
Интересно, что случилось бы с Тиудимером в случае его отказа. Ответ очевиден.

Со второй половины III в. источники сообщают о начавшейся христианизации готов, которая к середине IV в. привела к религиозному расколу и войне в среде тервингов. Какие же события привели к этому? Обратимся к сообщениям церковных историков.

Так, Феодорит (386–457) пишет:
«Я думаю, стоит труда показать незнающим, как варвары заразились болезнью арианства. Когда готы перешли Истр и заключили с Валентом мир, бывший в то время ненавистный Евдоксий внушал царю убедить их, чтобы они вступили с ним в общение; ибо этот народ давно уже озарился лучами богопознания и воспитывался в их апостольских догматах. Одинаковый образ мыслей, говорил он, сделает мир более прочным. Похвалив такое намерение, Валент предложил начальникам готов согласиться с ним в догматах, но они сказали, что не решатся оставить учение предков. В то время у них был епископ Ульфила, которому они чрезвычайно верили, и его слова считали за нерушимые законы. Смягчив его убеждениями и склонив деньгами, Евдоксий расположил его дать мыслям варваров такое направление, чтобы они вошли в общение с царем. Убеждая Ульфилу, он говорил, что вражда возгорелась из-за честолюбия, а в догматах нет никакого различия. Поэтому-то готы и до сих пор говорят, что Отец больше Сына, впрочем, не соглашаются называть Сына тварью, хотя и находятся в общении с теми, которые называют Его так. Вообще, они не во всем оставили учение предков, ибо и Ульфила, убеждая их войти в общение с Евдоксием и Валентом, говорил, что в догматах нет различия, но что разделение произведено пустой распрей».
Из отрывка понятно, что виновниками склонения готов к арианству историк считает Евдоксия, архиепископа Антиохийского и Константинопольского, Вульфилу и Валента, который еще ранее,
«когда готы перешли Истр и начали опустошать Фракию, собрал войско и вознамерился вести против них войну. При этом ему показалось, что лучше воевать, оградив себя всеоружием всесвятого крещения, чем оставаясь чуждым Божественной благодати. И эта мысль его была хорошая и весьма мудрая, но то, что случилось после сего, показывает крайнюю слабость его души и обличает в нем измену истине. Он, бедный, потерпел то же, что праотец Адам, ибо, подобно последнему, поработился от того, что был обольщен словами жены – был взят в плен не силою оружия, а обманчивыми женскими словами. Сделавшись сперва сама добычею арианского обмана, жена Валента увлекла за собою и мужа, и Валент вместе с нею впал в одну и ту же бездну богохульства. Вождем и тайносовершителем у него был Евдоксий, который тогда еще держал кормило Константинополя и не управлял кораблем, а потоплял его».
По Сократу (380–439), при Евдоксии арианское
«исповедание в первый раз принято и епископом готов Улфилою, а до того времени он принимал исповедание Никейское, следуя Феофилу, который, быв епископом Готским, присутствовал на Никейском соборе и подписался».
«Вот от чего и теперь много Готов, преданных арианской ереси: они приняли ее тогда (при Валенте) из благодарности к царю».
Созомен (400–450) вообще утверждает, что
«Готфы и сопредельные с ними поколения, обитавшие по берегам реки Истра, еще прежде [императора Константина Великого] исповедали Христову веру. К ним попадалось в плен и оставалось у них много и христианских священников, которые нередко исцеляли тамошних больных и очищали одержимых демонами. Избирая их в руководители своих действий, варвары были научаемы, удостаивались крещения и причислялись к Церкви».

Бывший сначала чистым последователем никейского учения, после «Ульфила и сам вступил в общение с арианами и все племя отторг от кафолической Церкви».
И Филосторгий (365–439) уверяет, что
«в царствование Валериана и Галлиена Скифы, в несметном количестве переправившись через Истр, вступили в пределы Римской империи, прошли большую часть Европы, проникли в Асию, Галатию и Каппадокию и, взяв многих пленников, в числе коих были и некоторые клирики, с богатою добычей возвратились домой. Это-то плененное благочестивое общество, обращаясь с варварами, немало их обратило к благочестию и вместо языческого образа мыслей научило принять».
Наиболее яркую картину процесса начала массовой христианизации готов дает Иордан в «Гетике»:
«Везеготы же… напуганные страхом своих родичей, колебались, на что им решиться в отношении племени гуннов; они долго размышляли и наконец, по общему согласию, направили послов в Романию к императору Валенту, брату императора Валентиниана-старшего, с тем чтобы подчиниться его законам и жить под его владычеством, если он передаст им для поселения область Фракии или Мёзии. Кроме того, чтобы больше было им веры, они обещают стать христианами, если только будут им даны наставники, учащие на их языке. Получив такое известие, Валент тотчас же с радостью согласился на это, так как и сам, помимо всего, собирался просить о том же. Приняв гетов в Мёзию, он поставил как бы стену государству своему против остальных [варварских] племен. А так как император Валент, увлеченный арианским лжеучением, закрыл все церкви нашего толка, то и послал к ним проповедниками сочувствующих своему направлению; они, придя туда, стали вливать [в души] этих грубых и невежественных людей яд своего лжеучения. Так вот, везеготы благодаря императору Валенту сделались арианами. В дальнейшем они, движимые доброжелательством, просвещали как остроготов, так и гепидов, своих родичей, уча их преклоняться перед этим лжеучением; таким образом, они склонили все племена своего языка к признанию этой секты».
Этому сообщению, скорее всего, можно доверять. Очевидно, что до переселения в Римскую империю ни о какой массовой христианизации готов говорить нельзя, несмотря на присутствие последователей Вульфилы и готов-христиан Фритигерна. Это подтверждают и «Страсти святого Саввы Готского»: христианство в готской среде не было щироко распространено, и христиане предпочитали скрывать свое вероисповедание, дабы не стать жертвами гонений.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Религиозные трансформации готов (3)

Новое сообщение ZHAN » 27 янв 2022, 21:35

Исходя из этих сообщений становится понятно, что принятие новой веры было для готов вынужденной мерой и являлось неким пропуском на территорию Империи. Страх перед гуннским нашествием заставил часть тервингов отречься от традиционных взглядов. Однако возникает вопрос: могла ли эта скоропалительная трансформация быть искренней? Конечно нет. И дальнейшие события – разорение и грабеж римских провинций – этому свидетельство. Чего не сделаешь ради спасения своей жизни! Но как быстро забывают готы свои обещания и своих спасителей! Не зря же большинство источников считают характерными чертами готов вероломство, непостоянство и лживость. Хотя Иордан сообщает:
«Были еще и другие готы, которые называются Малыми, хотя это – огромное племя; у них был свой епископ и примат Вульфила, который, как рассказывают, установил для них азбуку. По сей день они пребывают в Мёзии, населяя местность вокруг Никополя, у подножия Эмимонта; это – многочисленное племя, но бедное и невоинственное, ничем не богатое, кроме стад различного скота, пастбищ и лесов; земли [их] малоплодородны как пшеницей, так и другими видами [злаков]; некоторые люди там даже вовсе не знают виноградников, – существуют ли они вообще где-либо, – а вино они покупают себе в соседних областях, большинство же питается молоком».
Странно, но Иордан как бы отделяет последователей Вульфилы от остального готского ареала. По-видимому, это племя и есть единственный истинный носитель одного из направлений христианства, которое еще ранее первым переселилось в Римскую империю, и, по-видимому, только ему и был известен готский перевод Библии.

В сочинениях же противников арианства Афанасия Александрийского и Кирилла Иерусалимского готы также уже отмечены в числе народов, которых достигла проповедь Христа. Говоря о ее воздействии на дикую и грубую натуру варваров, Афанасий сообщает, что они приносят жертвы идолам, яростно враждуют друг с другом, но, приобщившись к христианству, тотчас же от войны обращаются к земледелию. Но на этот панегирик мы находим ответ у Клавдия Клавдиана – поздне-римского поэта. Из его поэмы «Против Евтропия» ясно, откуда исходит угроза Риму – от остроготов и грутунгов, «смешавшихся» после гуннского нашествия и поселенных во Фригии (провинция в Малой Азии). Автор пишет: сейчас они пашут «фригийскую ниву», но какие малые причины нужны, чтобы они вернулись к прежним своим злодеяниям! Дальнейшая история готов это подтверждает.

У Эпифания мы также находим сведения о пребывании проповедника Авдия и его последователей среди готов.

Константинопольский патриарх Иоанн Златоуст направлял в Готию епископов, а это свидетельство получения от греков традиции православной веры. Из жития святого известно, что в IV в. готы имели в Константинополе обширный торговый квартал, и византийцам приходилось с ними считаться.

Далее Исидор Севильский сообщает:
«Год эры 623-й, власти Маврикия 3-й [586 г.]. После смерти Леувигильда был коронован его сын Реккаред. Тот был в высшей степени предрасположен к нечестию и войне, а этот – к благочестию и миру. Тот искусством оружия расширял владения племени, этот возвышал славу племени торжеством веры. Ведь в его правление, когда он принял католическую веру, весь народ готов был отвращен от ошибочной пагубы и возвращен праведной вере [589 г.]»
Итак, происходит очередная, вторая «мгновенная» трансформация религиозных взглядов готов, но опять возникает вопрос об искренности описания события.

От кого и как были получены готами первые сведения о новой вере, мы указали выше. Однако мало внимания уделялось некоторым ремаркам в этих же источниках, очень важных, по нашему мнению, в которых выражались сомнения в истинности христианизации готов. По утверждению того же Феодорита,
«вообще, они не во всем оставили учение предков».
Особенно ярко этот вопрос освещен у Евнапия в описании перехода готов в Империю. А ведь это подтверждается почти всей письменной историей готов, что говорит о незыблемости в их обществах языческих религиозных традиций. Восторженные же сообщения церковных авторов о принятии готами христианства скорее можно отнести к христианской проповеди, чем к исторической правде.

Современные же исследователи, в большинстве своем не касаясь вопроса трансформации готских религиозных взглядов, признают становление в их потестарных образованиях христианства. В доказательство они обычно приводят так называемые «Страсти святого Саввы Готского», а также факт перевода Библии Вульфилой на готский язык. Однако, по нашему мнению, это произведение не является доказательством завершенной христианизации готов и не затрагивает вопроса трансформации их религиозных взглядов.

Так, «Страсти святого Саввы Готского» повествуют только о начале становления новых религиозных взглядов в среде тервингов, только на одной из частей готского ареала и реакцией на это их верховной власти. Там кратко описана только жизнь, мучения и смерть одного из первых готских христиан, а также показано поведение перепуганных людей, которые под страхом смерти могут признать или отречься от чего угодно. В этом коротком повествовании прямо указывается, что
«этот человек, ортодокс, гот по происхождению и житель Готии, сверкнул подобно молнии на небосводе, среди „строптивого и развращенного рода“ в своих деяниях…»
Постоянно изгоняемый своими же соплеменниками, ищущий смерти не только для себя, но и для своего ближнего, вряд ли его можно считать образцом христианской добродетели. И о какой христианизации готов можно говорить, если из текста понятно, что никто даже не выступил в защиту христианина Саввы. Следовательно, данное доказательство, по нашему мнению, приводить некорректно. Зато это сообщение характерно для христианской церкви, которой были нужны святые и мученики любых национальностей.

Также и деятельность Вульфилы в IV в. по созданию готской письменности и переводу Библии на готский язык является, на наш взгляд, запоздалой реакцией на уже свершившийся факт столкновения готов с христианским миром. Возможность же ее использования вообще сомнительна из-за поголовной их неграмотности, не считая, наверное, сторонников самого Вульфилы, которых он увел в Империю. Ведь в источниках нет упоминаний о его просветительской деятельности в масштабе всего готского ареала. Скорее всего, этот перевод, как некий символ, был необходим только небольшой части готской верхушки. В повседневной жизни простые готы были, скорее всего, двуязычными: тесные контакты с Империей обуславливали это, тем более латынь была языком военных, а это вопросы стратегии, тактики, продовольственные вопросы, вопросы обмундирования и т. д. Этому же способствовала и служба готов в качестве федератов и букеллариев.

Кстати, некоторые современные историки утверждают, что дунайские славяне, находившиеся якобы под властью готов-христиан, вполне могли уже в то время не только узнать о христианстве, но и быть крещеными готами, то есть утверждается, что первое представление о христианстве славяне получили от готов. Однако подтверждения подобным фактам в источниках нет, а то, как принималось христианство в Древней Руси, позволяет говорить, что никакого раннего влияния готов-христиан на славянский ареал не было. И здесь уместно было бы напомнить об этом эпизоде выдержкой из Повести временных лет:
«„Вот пришли посланные нами мужи, послушаем же все, что было с ними“, – и обратился к послам: „Говорите перед дружиною“. Они же сказали: „Ходили в Болгарию, смотрели, как они молятся в храме, то есть в мечети, стоят там без пояса; сделав поклон, сядет и глядит туда и сюда, как безумный, и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их. И пришли мы к немцам, и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в Греческую землю, и ввели нас туда, где служат они Богу своему, и не знали – на небе или на земле мы: ибо нет на земле такого зрелища и красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом, – знаем мы только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех других странах. Не можем мы забыть красоты той, ибо каждый человек, если вкусит сладкого, не возьмет потом горького; так и мы не можем уже здесь пребывать“. Сказали же бояре: „Если бы плох был закон греческий, то не приняла бы его бабка твоя Ольга, а была она мудрейшей из всех людей“. И спросил Владимир: „Где примем крещение?“ Они же сказали: „Где тебе любо“».
А после введения христианства
«посылал он [Владимир] собирать у лучших людей детей и отдавать их в обучение книжное. Матери же детей этих плакали о них; ибо не утвердились еще они в вере и плакали о них как о мертвых».
Как можно оценивать это свидетельство? Разве крещение Руси явилось результатом мучительных духовных поисков и долгих размышлений правителя, которого потом самого еще долго учили, что является символом веры? Нет, только два критерия выбора: красота и веселье. Поэтому естественна и реакция народа.

Важно отметить, что, согласно почти всем средневековым сообщениям, смена религиозных воззрений готов происходила бесконфликтно. Единственным исключением, заметным для историков, был религиозный раскол в среде тервингов – западной части готского ареала, которая непосредственно контактировала с цивилизованными провинциями Римской империи. Но после смерти их правителя – судьи Атанариха, апологета старых готских традиций и инициатора гонений на христиан, готы-тервинги упоминаются в источниках только как ариане. Но это означает следующее: либо готы разом забыли о своих богах, найдя им замену в христианстве, а это противоречит источникам, либо с безразличием относились к новой вере и ее носителям и умело скрывали истинные свои пристрастия, либо церковные историки видели только то, что хотели.

По нашему мнению, главное в этом вопросе состоит в том, что постоянные, непосредственные контакты готов с цивилизованными провинциями Римской империи привели к тому, что вызвали желание у некоторой части тервингов и их племенных вождей войти в ее состав, но язычество готов, по-видимому, являлось неким препятствием этому. Атанарих же, как верховный предводитель, понимал, что смена веры ведет к развалу ареала и потере его власти, поэтому в 369 г. начинаются гонения на христиан, прежде всего как на носителей сепаратизма. Но что делать с желанием отдельных племен быть частью Империи? Хотя вызывает удивление, почему другие вожди не последовали примеру Атанариха. Скорее всего, это указывает на то, что власть надлокального лидера уже была слаба. А по мнению племенных вождей, смена религиозных взглядов не влияла на потерю идентичности готов и не была угрозой для их личной власти, так как этот вопрос уже не был так актуален в силу уже сложившейся полиэтничности их потестарных образований.

Дальнейшие события подтверждают наше предположение, что суть вопроса не в религиозных воззрениях, не в начавшейся мнимой или действительной христианизации готов, а в простом желании варваров быть частью цивилизованного общества. А подобные процессы носят глобальный, вневременной характер. И в современном мире, как мы видим, они не ослабевают. А уход Вульфилы со своими сторонниками в Империю, открытое неповиновение и противостояние Фритигерна Атанариху – только подтверждение этому и результат отсутствия единства и стабильности готского ареала вообще. Тем более что, согласно источникам, ни готские вожди, ни Империя, ни в дальнейшем гунны, ни впоследствии арабы не препятствовали готам в выражении своей идентичности. Они никогда не были ущемлены в своих традиционных и религиозных пристрастиях. Этим и объясняется пассивность простых готов в вопросах отношения к новой вере, в отличие, скажем, от Древней Руси, где процесс христианизации растянулся на несколько веков и носил, практически повсеместно, насильственный характер.

Подобных процессов в удаленной от Рима восточной части ареала готов – у гревтунгов – мы не наблюдаем, в источниках нет сведений по данному вопросу. Поэтому можно с большой долей уверенности говорить о приверженности подавляющего их большинства к старым готским языческим традициям. Хотя, конечно, нельзя отрицать влияния христианских проповедников и в их среде, тем более что после гуннской экспансии их влияние на гревтунгов возросло в результате бегства большой их части в Империю. Оставшаяся же под гуннским влиянием другая часть готов, несомненно, сохраняла свои прежние, традиционные взгляды. И можно только предположить, в результате чего и когда и в их среде произошла и происходила ли вообще трансформация религиозных представлений в связи с их переселением в западные районы Европы.

Как мы уже указывали, стремление готской знати быть встроенной в структуры Римской империи и занимать в ней высшие государственные посты предполагало у нее наличие христианской веры. Некую выгоду от этого ощущали и простые люди, христианизация которых происходила ненасильственно, по мере увеличения их контактов с христианским миром и носила вынужденный, поверхностный характер, так как они сохраняли в неприкосновенности свои племенные традиции и обряды. Большинство римских историков вообще не верят в христианизацию готов, хотя, конечно, полностью исключить ее влияние нельзя, поэтому нельзя и исключить появление довольно большого числа готов, в равной степени принимавших обе эти традиции, что позволяет говорить о существования двоеверия в готском ареале в IV–VIII вв.

Действительно, разве можно сделать иной вывод из уже приводимого нами отрывка из Евнапия о переселении готов в Империю:
«Каждый род вывез с собой из родины отечественную святыню и служащих ей священников и священниц, но молчание их о сих предметах и хранение тайны было самое глубокое и ненарушимое. Наружный вид и притворство их служили к обольщению их неприятелей. Облекши некоторых из них в уважаемую одежду епископов, они скрыли их под ней, придали им много лисьего и пустили их вперед. Посредством клятв, ими презираемых и в точности хранимых царями, они пробирались далее по незащищенным местам. Был у них и род так называемых монахов, установленных наподобие тех, которые учреждены и у римлян. В этом подражании нет ничего трудного, стоило им только надеть черные верхние и нижние одежды, влачащиеся по земле, и лукавством приобрести их доверенность. Варвары скоро узнали, до какой степени уважается римлянами этот чин, и употребили его к их обольщению. Между тем хранили они твердо и неизменно тайны отечественной веры в глубокой непроницаемости».
По-видимому, это явление было характерно в периоды возникновения и укрепления новых религиозных течений. Так, на Руси еще долго после крещения были заметны явные признаки подобного явления. Очевидно, что некоторые элементы этого феномена можно разглядеть и в наши дни, в любой из ныне существующих конфессий.

Вообще, переселение готов в Северное Причерноморье изменило многие стороны их жизни, подверглись давлению и их религиозные взгляды. Однако, как уже сообщалось, без изменений остались племенные традиции и обычаи внутреннего устройства их потестарных образований.

Безусловно, готы как народ изначально имели общее происхождение, общую культуру и религию, однако после переселения на материк, в результате контактов с другими народами, они представляли идентичность только в сакральном плане. Но надо признать, что готы не утратили свою идентичность и не изменили свой образ жизни, даже находясь в Испании, последнем своем прибежище. Там вожди готов и испано-римлян, объединившись, создали так называемое аристократическое правительство, которое сразу же вызывало ненависть народа, так как готская традиция назначения правителя выборным путем приводила к раздорам и открытой вражде за власть между знатью, что отражалось на жизни простых людей. Эта вражда так ослабила готское государство, что обеспечила быструю и легкую победу мусульманам, нашествие которых началось в 711 г.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Религиозные трансформации готов (4)

Новое сообщение ZHAN » 28 янв 2022, 21:02

В «Пророческой хронике» мы читаем:
«Вся красота готов была порушена паникой и мечом, потому что они не раскаялись в должной мере за грехи свои. И от того, что они презрели заповеди Божии и законы священного предписания, Господь оставил их, так что они больше не могли сохранить возлюбленную землю свою. И те, кто до этого всегда отражали нападения врага, с помощью десницы Божией, низко пали под Господним приговором. Превзойденные малым числом врагов, они рассеялись почти до ничтожного количества, живущего в унижении. Город Толедо, победитель всех народов, пал жертвой ликующих (победоносных, торжествующих) измаильтян и заслужил быть покоренным ими. Таким образом, Испания превратилась в руины за ее отвратительные грехи на 380 год правления готов».
О нравах того периода сообщает и «Хроника Альфонсо III»:
«После кончины Эгики Витица возвратился в Толедо на трон своего отца. А был он мерзок и бесчестен обычаями и, „как конь, как лошак несмысленный“, осквернял себя с многими женами и сожительницами. И чтобы не возбудили против него разбирательство церковного суда, он распустил соборы, не слушал канонов, обирал духовенство. Епископам, пресвитерам и диаконам он предписал иметь жен. Это вот преступление было причиной гибели Испании; и так как короли и священство оставили закон Божий, все полки готов погибли от меча сарацин».

«Когда Витица умер, готы избрали на царство Рудерика. Последний явно следовал грехам Витицы, и не только не положил конец означенным преступлениям, вооружившись рвением к справедливости, но еще больше увеличил их. А сыновья Витицы, побуждаемые завистью, ибо Рудерик получил царство их отца, отправили по коварному своему замыслу гонцов в Африку, и попросили сарацин прийти на помощь, и, когда их корабли прибыли, они впустили их в Испанию. Но те самые, кто причинил разорение отечеству, погибли от меча вместе с племенем сарацин. Когда Рудерик узнал об вторжении, он поспешил им навстречу со всем войском готов, чтобы сразиться с врагами. Но „напрасно бежит тот, кому предшествует неправда“, как речет Писание, угнетенное грузом своих грехов или грехов священства, или, по причине коварства сыновей Витицы, но обнаруженное врагом, все войско готов обращено было в бегство и уничтожено мечом».
Становится ясно, что готы не изменили своих привычек и традиций жить за счет других, продолжая притеснения и грабежи. Ненависть к ним была так велика, что даже андалусский правитель Юлиан и христианский епископ Толедо не побоялись оказывать помощь арабам во время их экспансии. Это и объясняет отсутствие активного сопротивления завоевателю. Становится понятной и цена христианской веры в готском ареале Испании.

Пришедшие арабы не тронули ни имущества народа, ни христианских храмов, ни языческих традиций и обычаев готов. Они оставались такими же, как и прежде: в спорных вопросах они могли обращаться к своим судьям, не были лишены своих прав и готские вожди, хотя были отменены все готские повинности. Население обязали выплачивать только небольшой налог, а принявших ислам вообще освобождали от него. Поэтому доведенные до отчаяния от гнета местных правителей люди добровольно сдавались мусульманам. По сути, началась ненасильственная теперь уже вынужденная исламизация большой, скорее всего беднейшей, части народа Испании, в том числе и готского ареала.

Мало того, мусульмане стали интенсивно смешиваться с местным населением. Зафиксировано около 30 тысяч таких браков только в первый год их присутствия в Испании. А испанская знать, выказывая свою преданность арабам, ежегодно поставляла во дворец халифа по сто девушек из различных племен. Становится понятно, почему сообщения о готах пропадают со страниц хроник.

Итак, подводя некий итог, можно заключить, что столь быстрая смена религиозных взглядов в среде готов – «двойная» христианизация в Римской империи и последующая исламизация в Испании – носила ненасильственно-поверхностный, добровольно-вынужденный, а иногда и показной, корыстный характер.

Скорее всего, активная политика христианской церкви со своими еще не устоявшимися канонами и устремления готской верхушки вносили неразбериху и сумбур в духовную жизнь готов и приводили к двоеверию, поэтому утверждать, что готы принимали новую религиозную традицию, нельзя. Они в подавляющем большинстве своем сохраняли внутри своих семей и общин старый традиционный языческий религиозный уклад, а все их религиозные превращения хорошо укладываются в строки Публия Овидия Назона, который еще в I в. писал о вере в римском обществе:
Выгодны боги для нас?
Коль выгодны – будем в них верить!
Ведь иначе трудно представить, что огромная, в основном неграмотная масса язычников за короткий срок добровольно, ненасильственно осмыслила и приняла догматы чуждой ей традиции. Скорее всего, христианство и впоследствии ислам служили готам некоей ширмой, за которой скрывалась необузданная языческая сущность этого народа.

Кстати, Яков Рейтенфельс, курляндский путешественник и дипломат, в своей работе «Сказания герцогу Тосканскому о Московии», описывая взгляды ее жителей на некоторые вопросы своей истории в XVII в., в главе 18 указывает:
«О готах же и скифах держится слава, что они дольше, нежели прочие народы, хранили в совершенно целом виде и первобытную веру, и первобытный язык, так как не попадали под их владычество. Говорят, некто Отин прибыл в 3174 г. от сотворения мира из Азии в страну готов и принес с собою новые веру и законы; впоследствии же он был смеха достойным образом обоготворен готами и причтен к сонму богов-покровителей. Изображение его, снабженное золотым оружием, они поставили в знаменитом Упсальском капище вместе с главным идолом, Тором, и богинею Фрикой. Громадная золотая цепь опоясывала башню этого капища. Поклонение этим богам готы при знаменитых своих, за пределами отечества, царях далеко распространили вместе с своим владычеством».
Язычество как было, так и оставалось основой их религиозных представлений. Вообще язычество предполагает большую свободу для верующего (что было традиционно для готов), так как он использует ритуалы по своему усмотрению, когда ощущает в этом необходимость, а исполнение культов в основном носит всеобщий (общеплеменной) характер. Нарождающееся христианство предполагало и налагало некоторые ограничения свободы выбора в результате необходимости исполнения культовых ритуалов, количество и обязательность которых было незыблемо. Возрастало и количество запретов, влияющих на повседневную жизнь людей. Появлялся и посторонний контроль за исполнением культов со стороны церкви. И если язычник мог по своему усмотрению вступать в диалог со своими богами и даже спорить с ними, то теперь верующий в основном мог только просить или благодарить бога, а ведь ограничение свободы, согласно источникам, являлось наиболее неприемлемым для готов.

Вообще по письменным источникам влияние новых верований на менталитет готов определяется слабо, поэтому можно утверждать, что сакральная составляющая этого народа имела более глубокие корни.

Итак, нами была достаточно подробно рассмотрена история готов, начиная с их исхода из Прибалтики и заканчивая нашествием гуннов и распадом их первых, наиболее известных готских потестарных образований. Были рассмотрены также вопросы трансформации готских религиозных представлений. Теперь нам необходимо рассмотреть вопрос трансформации их правовых взглядов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

От традиций к правовым кодексам

Новое сообщение ZHAN » 29 янв 2022, 13:02

Общеизвестно, что большинство народов в период своей ранней истории проходило определенные этапы развития и трансформации своих культурных, религиозных и правовых традиций. Иногда эти процессы носили довольно мирный характер (например, франки). Иногда же подобные трансформации происходили насильственно, по воле завоевателя (крещение саксов Карлом Великим) или правителя (например, крещение Руси). Подобное насаждение чуждых взглядов иногда болезненно, иногда с безразличием воспринималось народами, самосознание которых не поспевало за быстротой нововведений, и они по инерции продолжали в своей повседневной жизни, внутри своих образований, руководствоваться старыми, традиционными для себя религиозными и правовыми нормами. Поэтому процессы признания и принятия этих норм населением часто растягивались на столетия, а иногда, в среде отдельных народов, они и вообще не приживались. Одним из таких народов являлись готы.

В постах «Религиозные трансформации готов» мы показали, что, несмотря на сообщения некоторых церковных источников и изменения, которым подверглась жизнь их ареала после переселения из Скандзы, они в своей основной массе, до последнего упоминания их в исторических хрониках, оставались язычниками. А поскольку в потестарных образованиях таких народов основу правовых взглядов составляют их обычаи и традиции, то мы также попытаемся показать, что даже в Тулузско-Толедском королевстве, последнем своем прибежище, готы оставались приверженцами своих традиционных правовых норм. И это несмотря на различные правовые кодификации, вводимые их предводителями в разное время.

Как уже отмечалось, обычно не подвергалась коренной ломке внутренняя система управления покоренных племен и народов (например, готы после завоевания гуннами). Не подвергались искоренению и их религиозные традиции, хотя бесспорно, что традиции и обычаи – это та часть культуры любого народа, которая в наименьшей степени подвержена какой-либо трансформации и составляет основу его идентичности и менталитета, а поэтому особо охраняема и только тогда подвергается ломке и изменениям, когда существует либо явная выгода, либо явная угроза жизни для части или целого народа. И история готов знает примеры как яростного отстаивания своих старых традиций и языческой веры (гонения Атанариха на христиан), так и примеры «использования» религиозного фактора (христианства) для достижения своих целей (переселение готов Фритигерна в Империю).

Вообще религиозно-правовое самосознание готов подверглось серьезным испытаниям с момента их переселения. Сначала они находились в привычном для себя языческом мире. Затем, с усилением связей и борьбы с Римской империей, их племена ощутили на себе влияние цивилизации и христианства, в результате чего в ареале происходит раскол. Многие же готские племена добровольно оказываются втянутыми в орбиту римских событий в качестве федератов или союзников Рима, но это не предполагало изменения их религиозного сознания. Наоборот, с согласия Рима в их общинах сохранялись все правовые и религиозные традиции народа. Некоторые же, ощутив влияние и преимущества цивилизации, устремились к встраиванию в структуры Империи и впоследствии воевали против своих же соплеменников.

Везеготы Испании так же, как и другие готские образования, испытали на себе подобные религиозно-правовые трансформации: одномоментный переход в католичество в 589 г., введение новых правовых норм королями. Однако это не меняло главного – образа их жизни за счет войн и грабежей даже своих более слабых соплеменников. Но вот завоевание Испании мусульманами вряд ли ставило этот народ перед выбором, ведь принявшие ислам освобождались от налогов, а отношение готов к собственным королям, которые грабили свой народ и довели его до обнищания, к тому времени было уже далеко не традиционным. Поэтому именно в этот период они перестают интересовать историков, а сообщения о них на пять столетий пропадают со страниц исторических хроник.

Тем не менее только в Тулузском королевстве везеготов в 476 г. появляется первый исторически известный «готский» (введенный королем-готом) правовой кодекс (эдикт) Эвриха, который трансформируется затем в другие более поздние «готские» правовые комплексы (Бревиарий Алариха и Книгу приговоров), основу которых составляли положения римского права. В настоящее время эдикт Эвриха в виде фрагментов латинской рукописи XIII в. хранится в Парижской Национальной библиотеке, в одном из которых мы читаем:
«По отношению же к старым границам приказываем поступать так, как установил доброй памяти отец наш в другом законе».
Значит, говорить о какой-либо законодательной деятельности в ранних известных политиях готов – Готии тервингов и королевстве гревтунгов некорректно.

По сути, эта цитата – свидетельство некой законодательной деятельности отца Эвриха Теодориха (Теодерида) I. Однако исследователи не считают ее доказательством существования уже в его правление некоего целостного законодательного комплекса, в силу отсутствия возможности проверить это сообщение.

Время же выхода эдикта подтверждается сообщением Исидора Севильского:
«При этом короле [Эврихе, 466–484 гг.] готы получили установления писаных законов, ибо раньше силу имели лишь традиция и обычай».
Значит, исходя из этого эдикт Эвриха должен отражать культурные и правовые особенности готского народа. Однако, если отбросить дискуссионные разногласия исследователей, следует признать единственно верной точку зрения испанского историка права Альваро д’Орса, который в своих работах доказал, что эдикт Эвриха, дошедший до нас, – это памятник не германского, а «вульгарного» римского права постклассической эпохи.

В итоге возникает некое противоречие, которое необходимо прояснить. Значит, либо за восемь веков эдикт подвергся таким изменениям, после которых он уже не представляет собой запись обычаев и традиций готов, либо изначально он был составлен по аналогии с правилами написания римских кодексов, но уже с учетом существующих на тот момент реалий, либо имело место и то и другое. И сразу мы находим подтверждение своему предположению у того же Исидора Севильского в «Истории готов, вандалов и свевов»:
«Этот [Леовигильд, 568–586 гг.] оказался также опасным и для некоторых своих, ибо кого бы ни нашел высокороднейшим и могущественнейшим, либо рубил ему голову, либо, объявив вне закона, отправлял в ссылку. Он был первым, кто обогатил фиск, и первым, кто пополнил казну путем грабежа своих граждан и разорения врагов. Он, кроме этого, основал город в Кельтиберии, который назвал в честь своего сына Рекополем. Он исправил те законы, которые, как казалось, были неумело сформулированы Эврихом, добавив ряд недостающих законов и устранив множество лишних».
Итак, кроме методов правления готских королей, мы располагаем еще и свидетельством радикального исправления первого готского правового кодекса Эвриха. У нас нет сведений о том, что заставило готского короля радикально исправлять и дополнять эдикт Эвриха, кроме неумелости его формулировок, но остается неоспоримым факт новой кодификации готских правовых норм. Мы уже никогда не узнаем первоначальный текст документа, и поэтому справедливо было бы называть ныне известный Парижский кодекс кодексом Леовигильда. Однако можно предположить, что нормы и положения его записывались по аналогии с римскими кодексами (другой формы записи готы не знали, так как жили в романизированном мире). И вряд ли Эврих создавал свой эдикт только на основании религиозно-правового опыта своего народа, без учета той обстановки, в которой он находился.

Несколько позже, в правление Теодориха Великого (493–526), в Итальянском королевстве остроготов появился эдикт Теодориха, который, как и эдикт Эвриха, являлся компиляцией римских кодексов Грегориана, Гермогениана и Феодосия II (408–450).

В связи с этим уместно напомнить сообщение Иордана:
«Ввиду того что со временем уменьшилась добыча от грабежа соседних племен, возник у готов недостаток в продовольствии и одежде. Людям, которым некогда война доставляла пропитание, стала противна мирная жизнь; и вот все они с громким криком приступают к королю Тиудимеру [отец Теодориха Великого] и просят его: куда ему ни вздумается, но только вести войско в поход. Он же, призвав брата своего и метнув жребий, убедил его идти в Италию, где тогда правил император Гликерий, а сам, как более сильный, [решил] двинуться на восточную империю, как на государство более могущественное. Так и случилось».
Наверное, этот фрагмент можно расценивать как начало трансформации готских традиций и обычаев отца в некую правовую систему сына.

В дальнейшем правовая система готов известна нам только по кодексам, действовавшим в ареале везеготов. В 506 г., через тридцать лет после выхода эдикта Эвриха, уже в Тулузском королевстве появился Бревиарий Алариха (Римский закон вестготов или Бревиарий Аниана), который был компиляцией и сокращением Кодекса Феодосия II, «Институций» Гая, «Сентенций» Павла, «Фрагментов» Ульпиана, кодексов Грегориана и Гермогениана, «Ответов» Папиниана. Единственной оригинальной его частью является комментарий к большинству из включенных в его состав конституций или фрагментов. Бревиарий был создан специальной комиссией под руководством комита дворца Гояриха, и он был не заменой эдикту Эвриха, а самостоятельным правовым сборником. В дальнейшем, в средневековой Европе, он использовался при обучении юристов вплоть до XII в. Именно в этом качестве он был широко востребован и применялся частично или в полном виде и за пределами Испании.

Затем ряд статей из Бревиария был использован при составлении более поздних везеготских кодексов VI–VII вв. Последним стала Вестготская правда, составленная в середине VII в. при королях Реккесвинте (649–672) и Эрвиге (Эрвигии, 680–687). Ее выход был обусловлен рядом причин: во-первых, удовлетворение потребностей судей на местах в полноценном сборнике королевских законов; во-вторых, стремление поддерживаемых церковью королей к поднятию престижа своей власти; в-третьих, стремление подчеркнуть независимость Толедского королевства от Византии. Отсюда стремление везеготских королей при поддержке епископата подчеркивать латинские основы своей культуры и идеологии, то есть стремление толедских правителей ощущать себя вровень с византийскими императорами.

Первая редакция кодекса оформилась к 654 г. и включала в себя 53 титула, которые, в свою очередь, вобрали в себя 526 законов – выдержки из эдиктов везеготских королей и Бревиария Алариха. Следующую редакцию кодекса около 681 г. предпринял король Эрвиг. Новая редакция отличалась включением новых законов. Был введен новый титул, их стало 54, а число законов увеличилось до 559. Впоследствии в текст вносились поправки, вероятно, Витицей в 698 г. В итоге число титулов увеличилось до 55, а законов до 593.

После падения Толедского королевства кодекс не утратил своего значения. Он оставался источником права для испанских христиан, а затем – Кастильского королевства вплоть до XVIII в.

Как уже отмечалось, первые «готские» правовые кодексы появились и действовали в среде народов, и до этого живших по нормам римского права. Правовые же нормы готов до того времени базировались на их языческих представлениях, на их обычаях и традициях. Возникает вопрос: как уживались эти две противоположные правовые концепции?

Возможность более детального рассмотрения этой проблемы появилась с выходом переведенной на русский язык Вестготской правды (Книги приговоров). На основании источников и историографии, в том числе испаноязычной, группа авторов провела анализ правовой системы Тулузско-Толедского королевства везеготов. Это позволило им сделать вывод о том, что оно было наиболее развитым в варварском мире VI-VIII вв. Хотя надо признать, что сравнительного анализа с другими политиями того времени авторами дано не было.

Судя же по сообщениям испанских источников, жизнь готов в Испании мало отличалась от их жизни в других частях Европы: грабежи, разбой, войны, междоусобицы были характерной чертой их бытия. Достаточно вспомнить сообщения испанских хроник. В связи с этим возникают вопросы: можно ли на основании анализа лишь правовых кодексов делать выводы об уровне развития народа и его политической системы, тем более что они целиком списаны с норм другого государства? Правомерно ли считать и называть готским свод законов в стране, где доля их населения составляет около одного процента? Что готского осталось в этих документах? Что вообще принесли готы в Испанию: высокую культуру, новизну в земледелии и производство товаров? Как сами готы воспринимали эти нововведения?

По мнению многих историков, неким мерилом уровня зрелости готских королевств может служить история завоевания Испании мусульманами – яркое подтверждение тому, что Толедское королевство не было таким уж высокоразвитым и монолитным, а значит, нельзя говорить и о какой-либо выдающейся роли готов в жизни страны.

Однако нам интересен вопрос: как происходила и происходила ли вообще трансформация правового сознания готов, их правовых традиций и обычаев с момента переселения из Скандзы? Какое значение и влияние имели на жизнь везеготов правовые кодексы, вводимые королями-готами в Тулузско-Толедском королевстве? И что готского мы можем найти в этих документах?

Мы рассмотрим обычаи и традиции готов, дающие представление об их языческих правовых воззрениях, которые мы находим в работах Тацита, Иордана, Дексиппа, Исидора Севильского. Они будут сопоставлены с имеющимися в нашем распоряжении нормами правовых кодексов, которые вводились в их королевствах в разное время. Основными же источниками для анализа будут эдикт Эвриха и Вестготская правда (Книга приговоров). Результатом этой работы должны стать ответы на поставленные выше вопросы.

Основным источником по ранним готским правовым представлениям для нас является Тацит, который в своей работе «О происхождении германцев и местоположении Германии» дает развернутые характеристики германских племен. А поскольку готы мало чем отличались от других германцев, его характеристики, с некоторыми допущениями, могут быть применены и к ним.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

От традиций к правовым кодексам (2)

Новое сообщение ZHAN » 30 янв 2022, 17:37

Однако здесь необходимо напомнить: никогда не существовало готских правовых кодексов в чистом виде, в основе которых лежали бы их обычаи и традиции. Мало того, нет ни одной правовой или какой-либо другой нормы, написанной на готском языке. Вообще, кроме перевода Готской Библии, примеров его письменного использования не существует. Все готские кодексы, их правовые нормы составлены на латыни. Такое положение можно объяснить только тем, что готы постоянно находились в ареале романизированного населения и, если еще учитывать их стремление быть встроенными в системы Римской империи, то понятно, почему они были вынуждены принимать не только ее правовые нормы, религиозные традиции, но и ее язык.

Однако авторы перевода и исследования Вестготской правды все же считают, что кодексы являлись универсальным правовым средством для всего населения Тулузско-Толедского королевства, поскольку в Бревиарии Алариха (506) ничего не сказано о разделении на везеготов и римлян. Но главное, на что указывают авторы: в «Коммонитории» сам Аларих прямо отмечает, что данное собрание законов составлено «ради пользы нашего народа», дабы на
«форуме никакой другой закон и никакая иная формула права не представлялась и не принималась».
Желание Алариха понятно, но можно ли выдавать желаемое за действительность?

Не вызывает сомнений то, что эти нормы были восприняты и являлись законом для романизированного населения. Однако вызывает сомнение, что нормы этого кодекса являлись законом и для готов. Выше мы уже показали пример исполнения готского права готами цитатами из испанских хроник. Вспомним и противоречия в сочинениях Афанасия Александрийского, Кирилла Иерусалимского и Клавдия Клавдиана, да и не только их. Вся история готов тому подтверждение.

Конечно, появление, а главное – содержание первых готских кодексов – эдикта Эвриха (Парижские фрагменты) и Бревиария Алариха – не было чем-то новым и необычным для подавляющего большинства населения Тулузско-Толедского королевства. Готам же, в силу их близости к Римской империи, также хорошо были известны эти правовые нормы. Но они никогда и никем не принуждались к их выполнению. Поэтому, скорее всего, пожелание Алариха осталось неисполнимым.

Теперь, с целью установления какой-либо связи готских обычаев и традиций с сохранившимися нормами эдикта Эвриха и нормами Книги приговоров, перейдем к их сравнительному анализу.

Итак, Тацит в своей работе выделяет целый ряд наиболее важных черт германских племен, характерных и для готов. Мы же выбираем только некоторые из них, и только те, следы которых мы можем обнаружить в работах других авторов и в нормах эдикта и Книге приговоров. Итак, это – несмешение с другими народами; выборность вождей и царей (королей); особая роль жрецов и старейшин; особая роль народного собрания; безусловная вера в гадания и приметы; сакральное отношение к войне, вооружению и женщинам; отношение к браку; отношение к человекоубийству; отношение к рабам; отношение к ростовщичеству и собственности.

1. По сообщению Тацита:
«Что касается германцев, то я склонен считать их исконными жителями этой страны, лишь в самой ничтожной мере смешавшимися с прибывшими к ним другими народами и теми переселенцами, которым они оказали гостеприимство».
Об этой же традиции в среде готов-юфунгов сообщает Дексипп в III в. Это положение подтверждают и данные современной археологии при раскопках поселений черняховской культуры.

Теперь посмотрим, нашла ли эта готская традиция свое отражение в Вестготской правде или каком-либо другом кодексе.

В книге III Вестготской правды – «О супружеских отношениях» – сказано:
«1. Antiqua – О том, что как римлянка с готом, так и готка с римлянином может сочетаться узами брака».
Эту норму исследователи относят ко времени короля Леовигильда (568/569—586). Значит, уже во времена действия Бревиария Алариха действовала подобная норма. Из сообщений античных авторов мы знаем о редких браках готов с римлянками в среде высшей знати и в более ранний период (Фравитта и неназванная римлянка, Атаульф и Галла Плацидия), но массового характера это явление не носило. Также мы не можем сказать ничего конкретного о характере этих отношений в более поздний период.

Тем не менее у везеготов Испании существовали определенные ограничения на браки. Так, женщины старшего возраста не могли обручаться с мужчинами младше себя. Также и рабы не могли брать в жены свободных женщин, а рабыни – выходить замуж за свободных мужчин. Точных же данных об исполнении этой нормы готами в нашем распоряжении нет. Поэтому узаконенного несмешения не выявлено.

В сохранившихся фрагментах эдикта Эвриха подобной нормы нет.

2. Характерной особенностью готского ареала была традиция выборности вождей и царей. Тацит пишет:
«Царей они выбирают из наиболее знатных, вождей – из наиболее доблестных. Но и цари не обладают у них безграничным и безраздельным могуществом, и вожди начальствуют над ними, скорее увлекая примером и вызывая их восхищение, если они решительны, если выдаются достоинствами, если сражаются всегда впереди, чем наделенные подлинной властью».
Это положение подтверждает также Иордан:
«После того как Феодосий… ушел от дел человеческих, сыновья его… принялись губить оба государства… вскоре у готов появилось к ним презрение, и они… избрали себе королем Алариха».
Отражения данной традиции в Парижских фрагментах и Книге приговоров мы не находим. Однако очень похожее положение с 633 г. было закреплено в Испании в 75-м положении IV Толедского собора:
«…После того как король почил в мире, первые лица народа (primatus totius gentis) вместе со священниками по общему соглашению назначают ему преемника…»
Строго следуя букве данного постановления, можно констатировать, что наследственной власти в Толедском королевстве в это время не существовало.

Кстати, данное положение было принято во время правления короля Сисенанда (631–636), который захватил трон насильственным путем, свергнув при помощи франков короля Свинтилу.

Исходя из этого можно считать, что готская традиция избрания правителя в своих образованиях все же перекочевала и на землю Испании. И именно ее можно считать причиной начавшейся вакханалии верховной власти в Толедском королевстве.

3. По сообщениям Тацита, особая роль в готских образованиях принадлежала жрецам, которые, по сути, кроме религиозного лидерства, выполняли и роль судей:
«Впрочем, ни карать смертью, ни налагать оковы, ни даже подвергать бичеванию не дозволено никому, кроме жрецов, да и они делают это как бы не в наказание и не по распоряжению вождя, а якобы по повелению бога».
Та же высокая роль была отведена в готских политиях и старейшинам:
«На тех же собраниях также избирают старейшин, отправляющих правосудие в округах и селениях».
В Парижских фрагментах нет упоминания об этих фактах готской жизни. Но в Книге приговоров отражено большое влияние церкви в Испании. Так, в книге VI «О преступлениях и пытках» и в книге IX «О беглых рабах и дезертирах» есть положения, в которых дается право на получение убежища от судебного преследования в церкви. В книге V «О сделках» указано, что имущество, переданное церкви, закрепляется за ней навечно. В книге II «О ведении дел» епископам дано право увещевания неправедных судей. Конечно, можно найти некие общие моменты в деятельности и полномочиях религиозных лидеров язычников-готов и христиан, однако права судить христианские епископы не имели, время инквизиции еще не наступило. Следовательно, влияние этой готской традиции на испано-римскую среду не определяется.

Что же касается традиции выборов старейшин, то надо отметить, что в Толедском королевстве мы не находим структуры, подобной институту старейшин в готских потестарных образованиях. Поэтому и в Книге приговоров нет отражения данной традиции готов.

4. Согласно сообщению Тацита, можно сделать вывод и о значительной роли народного собрания:
«О делах менее важных совещаются их старейшины, о более значительных – все; впрочем, старейшины заранее обсуждают и такие дела, решение которых принадлежит только народу. Когда толпа сочтет, что пора начинать, они рассаживаются вооруженными. Затем выслушиваются царь и старейшины в зависимости от их возраста, в зависимости от знатности, в зависимости от боевой славы, в зависимости от красноречия, больше воздействуя убеждением, чем располагая властью приказывать. Если их предложения не встречают сочувствия, участники собрания шумно их отвергают; если, напротив, нравятся – раскачивают поднятые вверх фрамеи: ведь воздать похвалу оружием, на их взгляд, – самый почетный вид одобрения».

«На таком народном собрании можно также предъявить обвинение и потребовать осуждения на смертную казнь».
В имеющихся в нашем распоряжении документах нет положений ни о государственном устройстве, ни о каких-либо политических органах, которые могли бы влиять на принятие решений в масштабе всей страны. В Испании еще до прихода готов существовала римская система права и институтов управления, поэтому готские языческие традиции управления не могли быть привнесены в более цивилизованную романизированную среду.

5. По утверждению Тацита:
«Нет никого, кто был бы проникнут такою же верою в приметы и гадания с помощью жребия, как они. Вынимают же они жребий безо всяких затей…»
Пример этому мы находим и у Иордана. У Дексиппа также:
«Мы предпочитаем мир войне не потому, что мы побеждены, хотя и не совершенно, но потому, что будущее неизвестно».
Эти сообщения – яркое подтверждение того, какую роль играли в готской среде гадания и прорицания при решении вопросов, затрагивавших судьбу всего народа.

В Книге приговоров в книге VI есть титул 2 «О колдунах и их советчиках, а также об отравителях». Вполне естественно, что с принятием христианства колдовство, гадания и соблюдение языческих традиций были объявлены ересью и грехом, за которые были предусмотрены серьезные наказания. И вполне естественно, что данные языческие традиции не могли перекочевать в нормативно-правовую систему Толедского королевства. Однако на бытовом уровне готы вряд ли отказались от подобных предсказаний. Этим, скорее всего, и объясняется появление целого титула на данную тему. В Парижских фрагментах также нет подобных норм.

6. О сакральном отношении готов к войне и оружию мы находим сообщения во многих источниках. Тацит сообщает:
«И гораздо труднее убедить их распахать поле и ждать целый год урожая, чем склонить сразиться с врагом и претерпеть раны; больше того, по их представлениям, потом добывать то, что может быть приобретено кровью, – леность и малодушие».
У Иордана мы находим подтверждение этому:
«Лучше трудом (то есть войной) снискивать пропитание, чем самому в бездействии пользоваться благами от Римской империи, а людям – прозябать в жалком состоянии».
Тацит пишет:
«Бросить щит – величайший позор, и подвергшемуся такому бесчестию возбраняется присутствовать на священнодействиях и появляться в народном собрании, и многие, сохранив жизнь в войнах, покончили со своим бесславием, накинув на себя петлю».

«…Ведь воздать похвалу оружием, на их взгляд, – самый почетный вид одобрения».

«Любые дела – и частные, и общественные – они рассматривают не иначе как вооруженные».
Эти фрагменты наиболее ярко характеризует сакральное отношение к войне и оружию всего готского общества.

В Парижских фрагментах эдикта мы не усматриваем ни буквы, ни духа этой готской традиции. В Книге приговоров есть лишь некоторые отголоски этой языческой традиции в книге IX, титуле 2. Так, за уклонение от воинской службы, дезертирство, неоказание помощи королю во время мятежа предусмотрены различные наказания, от штрафов до обращения в рабство и смертной казни.

7. Об отношении готов к браку Тацит сообщает:
«Тем не менее браки у них соблюдаются в строгости, и ни одна сторона их нравов не заслуживает такой похвалы, как эта».

«Так ограждается их целомудрие, и они живут, не зная порождаемых зрелищами соблазнов, не развращаемые обольщениями пиров… Ибо пороки там ни для кого не смешны, и развращать и быть развращаемым не называется у них – идти в ногу с веком».
Двоякое чувство возникает иногда при совмещении описаний некоторых сторон жизни готов. Так и в этом случае: как совместить вышеприведенное с описанием их дикости? Однако уже в CCCXXIII Парижских фрагментов читаем:
«Если муж, имея при себе рабов жены либо своих собственных, получит какую-либо добычу, будучи в военном походе, пусть жена не смеет требовать себе из нее ни при жизни, ни после его смерти. Но муж, который имеет жену свою во власти согласно Священному Писанию, равным образом обладает властью и над ее рабами… и все остается в его власти».
В этом фрагменте эдикта упомянуто Священное Писание, значит, наши выводы, приведенные выше об этом документе, верны.

Далее в CCCXXXIV:
«Муж и жена наследуют друг другу лишь тогда, когда нет никого из ближних или родственников вплоть до седьмого колена…»
Это более соответствует их менталитету? Может быть, это и есть нечто характерное для готов? Но эти фрагменты эдикта никак не коррелируются с сообщениями Тацита. Ведь институт семьи и брака в христианских государствах изначально приветствовался церковью, в Книге приговоров супружеским отношениям посвящена целиком книга III. В ней мы находим титулы следующего содержания: титул 1 – «О распоряжении относительно бракосочетания», титул 2 – «О незаконных бракосочетаниях», титул 3 – «О похищении девушек и вдов», титул 4 – «О прелюбодеяниях», титул 5 – «О кровосмесителях, вероотступниках, а также о мужеложцах», титул 6 – «О разводах и расторжении помолвок». Таким образом, очевидно, что забота о сохранении и чистоте супружеских отношений была важной составляющей жизни Толедского королевства. В данном случае налицо преемственность языческих (по Тациту) и христианских традиций вообще, и здесь сложно отделить чисто готские традиции от глубоких традиций народов.

Однако как быть с положениями Парижских фрагментов? Неужели к XIII в. нравы настолько упали? Или перед нами некий «переходный» вариант? :unknown:
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

От традиций к правовым кодексам (3)

Новое сообщение ZHAN » 31 янв 2022, 19:41

8. Об отношении готов к убийству человека красноречиво сообщает Тацит:
«…Ведь даже человекоубийство у них искупается определенным количеством быков и овец, и возмещение за него получает весь род, что идет на пользу и всей общине, так как при безграничной свободе междоусобия особенно пагубны»,
а вот убить раба – дело обычное.

Во фрагментах эдикта об этом нет сведений, а в Книге приговоров в книге VI, титуле 5 «Об убийстве людей» подробно описана система наказаний за те или иные виды убийства. Например, за неумышленное убийство не предусмотрено никакого наказания, а за умышленное убийство близкого родственника – смертная казнь. Однако в некоторых случаях, как и в языческой традиции, предусматривались штрафы или обращение убийцы в рабство, а это свидетельство того, что ни готы, ни романизированное население Испании не были сторонниками жестокости в решении своих внутренних конфликтов. Но это не вяжется со сложившимся образом готов, основой жизни которых были война и грабежи.

9. Об отношении готов к рабам Тацит сообщает:
«Рабов они используют, впрочем, не так, как мы: они не держат их при себе и не распределяют между ними обязанностей: каждый из них самостоятельно распоряжается на своем участке и у себя в семье. Господин облагает его, как если б он был колоном, установленной мерой зерна, или овец и свиней, или одежды, и только в этом состоят отправляемые рабом повинности. Остальные работы в хозяйстве господина выполняются его женой и детьми. Высечь раба или наказать его наложением оков и принудительною работой – такое у них случается редко; а вот убить его – дело обычное, но расправляются они с ним не ради поддержания дисциплины и не из жестокости, а сгоряча, в пылу гнева, как с врагом, с той только разницей, что это сходит им безнаказанно».
Это положение соответствует сообщениям многих источников. Рабы составляли значительную часть готских образований, поэтому положения о них есть как в Парижских фрагментах, так и в более поздних правовых кодексах готов.

В Книге приговоров отдельного положения о рабах нет. Однако нормы об их жизни мы находим в каждой из 12 книг Вестготской правды. Эти положения регламентируют их имущественное состояние, их социальный статус, наказание за различные виды преступлений, определен перечень их возможностей – вступление в брак, право наследования, порядок освобождения и т. д. Исходя из этого можно заключить, что отношение к рабам в Толедском королевстве было более строгим, но вряд ли это следует считать доказательством отсутствия связи с традициями готов.

10. Об отношении готов к собственности Тацит сообщает:
«Германцы столь же мало заботятся об обладании золотом и серебром, как и об употреблении их в своем обиходе. У них можно увидеть полученные в дар их послами и вождями серебряные сосуды, но дорожат они ими не больше, чем вылепленными из глины; впрочем, ближайшие к нам знают цену золоту и серебру из-за применения их в торговле и разбираются в некоторых наших монетах, отдавая иным из них предпочтение; что касается обитателей внутренних областей, то, живя в простоте и на старый лад, они ограничиваются меновою торговлей. Германцы принимают в уплату лишь известные с давних пор деньги старинной чеканки, те, что с зазубренными краями, и такие, на которых изображена колесница с парной упряжкой. Серебро они берут гораздо охотнее, нежели золото, но не из-за того, что питают к нему пристрастие, а потому, что покупающим простой и дешевый товар легче и удобнее рассчитываться серебряными монетами».

«Ростовщичество и извлечение из него выгоды им неизвестно. Земли для обработки они поочередно занимают всею общиной по числу земледельцев, а затем делят их между собою смотря по достоинству каждого; раздел полей облегчается обилием свободных пространств. И хотя они ежегодно сменяют пашню, у них всегда остается излишек полей. И они не прилагают усилий, чтобы умножить трудом плодородие почвы и возместить, таким образом, недостаток в земле, не сажают плодовых деревьев, не огораживают лугов, не поливают огороды. От земли они ждут только урожая хлебов».
С вопросами собственности готы столкнулись с началом своих взаимоотношений с Римской империей. Однако только в Толедском королевстве, в связи со своим оседанием и длительным пребыванием в Испании, они ощутили необходимость неких правовых норм, касающихся вопросов владения землей, имуществом и т. д. Поэтому, естественно, «безразличного», варварского отношения к собственности у оседлых готов в Испании мы уже не наблюдаем. В их среде уже начал появляться интерес к земле со стороны наиболее образованных и богатых готов, и обострение межклановой борьбы это подверждает. И это нашло отражение во всех ранних готских правовых документах.

Итак, мы сопоставили наиболее характерные для готов традиции и обычаи их жизни с нормами из фрагментов эдикта Эвриха и Книги приговоров готской Испании. Теперь мы можем ответить на вопрос о соответствии и степени влияния готских традиций и обычаев на формирование законодательства Толедского королевства. Или же получим подтверждение, что готы получили его уже в готовом виде в наследство от Римской империи. Для наглядности результаты анализа сведем в таблицу.
Изображение

Из приведенной таблицы следует, что какого-либо заметного влияния готских традиций и обычаев на кодексы Толедского королевства не наблюдается, о чем мы и указывали выше. А это значит, что сообщение Исидора Севильского о начале записи готами своих законов нельзя понимать буквально. Это событие происходило не в чисто готском обществе, поэтому исключить влияние реалий времени и среды на написание свода законов Эврихом было невозможно. Значит, его эдикт уже изначально содержал в себе элементы права другого народа, другого государства, а дальнейшее его исправление, по сути, окончательно уничтожило его идентичность, кроме редких, возможно случайных совпадений, однако, как уже говорилось, внутри своих общин готы, несмотря ни на что, сохраняли свой традиционный языческий уклад.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ

Новое сообщение ZHAN » 01 фев 2022, 18:35

Мы сосредоточимся только на рассмотрении одной весьма важной проблемы классификации политий тервингов и гревтунгов времени Атанариха и Германариха III–IV вв. с точки зрения политической антропологии. Затем, используя полученные результаты как некий индикатор, попытаемся смоделировать уровень потестарных образований славянских политий того же периода, сведений о которых в источниках значительно меньше.

В связи с этим необходимо отметить, что в современной историографии сложилось стойкое представление о том, что первые славянские племенные союзы возникают на исторической сцене Восточной Европы в VI в., и это появление часто связывают с влиянием готов. Некоторые даже считают, что они оказали значительное влияние и на формирование Древней Руси. Так с территорией и наследием как готского, так и антского племенных союзов связывают две версии происхождения Руси. Одна из самых новых – «герульская» норвежского исследователя Хокуна Станга. И ушедшая в историографическое прошлое «поляно-русская» версия Грушевского – Рыбакова.

Также существует предположение, что толчок трансформации юго-западной части славян к началу образования протогосударственных объединений был дан не приходом готов и не гуннским вторжением в Восточную Европу в 375 г., а их возвратным движением из Паннонии обратно на Днепр и Дон, что подтверждается археологическим материалом конца V – начала VI в. Впервые на этот факт на конференции в Липецке в 1999 г. обратили внимание российский исследователь И. Ахмедов и французский – М. Казанский.

Но еще ранее К. Тиандер указывал, что «остатки готского народа несомненно играли большую роль в истории Древней Руси, чем это до сих пор принималось», а «история Тмутаракани теснейшим образом связана с судьбой готов тетракситов». Однако автор не раскрывает, в чем состояла эта роль и связь.

Если же рассматривать историю развития государственности на территориях современной Украины и юга России, то надо отметить следующее. Так называемая «варварская держава» во главе с готами, кратко существовавшая в Северном Причерноморье, территориально, в позднеримскую эпоху, действительно частично совпадала с современной Украиной, но она являлась вторым по времени возникновения после Скифского царства этнопотестарным объединением данного этапа государствогенеза, возникшим в Восточной Европе. Государственность же еще ранее существовавших здесь эллинских городов-государств и Боспорского царства была импортирована в уже сложившемся виде из их метрополии – Греции. В дальнейшем попыткой образования на этих и близким к ним территориях суверенного предгосударственного объединения было создание ханом Кубратом к середине VII в. полукочевой «Великой Болгарии», в состав которой вошли аланы, славяне и даже некоторые балтские и финно-угорские племена Восточной Европы. Примерно в это же время стали формироваться к северу от степей новые (после антов) восточнославянские «вождества», уже известные по летописи племенные объединения. Древнейшее из которых принадлежало дулебам – волынянам, данникам Аварского каганата, создавших известную по мусульманским источникам державу под названием Валинана. Однако ни в одном случае ни о каком готском влиянии речи не шло. Тем более что античные и раннесредневековые источники, описывая события и более ранних периодов, упоминали некие славянские потестарные образования, которые уже играли в политической жизни народов значительную роль.

Поэтому возникает вопрос, действительно ли так велико было политическое и культурное влияние пришедших готов на формирование славянских политий, как на это указывают некоторые авторитетные историки, которые к тому же считают их общества ранними государствами, или же процесс формирования славянских образований – это результат самостоятельного развития этноса.

Для этого определим, что представляли собой готы до прихода в Северное Причерноморье. Известно только об их исходе с острова Скандза и об их завоеваниях на севере и востоке Европы. Приходится верить Иордану, его аллегории о трех кораблях, на которых со Скандзы прибыли остроготы, везеготы и гепиды. Что представляли они собой в политическом плане, Иордан умолчал, только дал понять, что гепиды занимали невысокое положение в готском ареале. В источниках нет сведений и об организационной структуре этих прибывших племен. Известно только, что «управляются они своими царями» и то, что они «более организованы» по сравнению с другими варварами. Их традиции и обычаи, их семейные и родственные связи были чрезвычайно сильны и выполняли роль законов в их политиях. Каждое племя было автономно как экономически, так и политически и имело своих вождей и знать.

Надлокальный институт власти в их ареале уже был выработан, если принять за данность упоминание в источниках общеготских королей, но вряд ли он играл определяющую роль. Влияние его сказывалось лишь во время совместных действий готов, а также во время исполнения каких-либо представительских функций. Вряд ли это влияние касалось экономических вопросов ареала: совместных сельскохозяйственных работ, быта или охоты. В мирной жизни надлокальные вожди – короли – вряд ли могли вмешиваться в жизнь и дела племен и их вождей, авторитет которых был безоговорочно высок. Скорее всего, они имели собственные «домены», которые удовлетворяли их потребности. Исходя из этого можно предположить в готском ареале существование распределительной системы как на племенном, так и на надлокальном уровне.

К этому времени можно отнести и начало формирования слоя племенной общеготской знати. Здесь, по Иордану, уже формируются и обретают силу по крайней мере два влиятельных рода Амалы и Балты. Им завидуют, с них берут пример, им подражают, стараются им угодить, и вокруг них образуются группы почитателей, соратников – все это свойственно людям, и, по-видимому, этот принцип формирования знати и лидерства носит всеобщий характер: народу нужен успех, удачи в войнах, удачи в мирной жизни. И люди должны видеть и чувствовать удачу вождя. И для них уже не важна форма правления страной. Более сложно и мучительно формируется институт наследственной власти в таких объединениях: слишком много претендентов.

Возникновение знати вообще является серьезным испытанием для власти, так как необходимо постоянно контролировать и направлять ее деятельность, ведь влияние ее растет, а это часто приводит к бунтам и развалам в обществах. Поэтому обычно в начальный период знать формируется из родственников и приближенных вождей, хотя, как известно, это не всегда спасает от конфликтов. Управленческий аппарат формируется по такому же принципу, и понятно, что он должен содержаться в строгости законов и традиций и не должен выходить за рамки своих функций. В противном случае, особенно в потестарных образованиях, когда формы наследственной власти еще не укоренились, появление знати, по силе и влиянию почти равной лидеру, а то и превосходящей его, приводит к конфликтам и войнам, что и происходит у готов.

Ситуация меняется, когда к власти приходят самовластные, харизматические лидеры, которым удается на время консолидировать весь народ или его отдельные группы. Однако обычно после их смерти ситуация повторяется, так как сложно сохранить единство при наличии многих желающих занять опустевшее место. И подобные ситуации мы наблюдаем в истории рассматриваемых нами потестарных образованиях.

Не меньшую смуту в готском ареале вызвало их переселение на материк. Огромные просторы, легкость, с которой готам покорились несформировавшиеся коренные народы севера и востока Европы, а также их национальные особенности (воинственность, харизматичность, вероломство, алчность) заставили их избрать путь разделенного народа. Поэтому условно можно считать, что общественно-политический уровень готов в Скандзе был несколько выше, чем их потестарных образований на материке, так как он был выработан длительным совместным проживанием нескольких племен и сохранял единство народа. Там уже существовал общеготский институт верховной, по-видимому, наследственной королевской власти. К этому вынуждало, как мы указывали выше, их фактически островное проживание во враждебном окружении. Кстати, этим же можно объяснить и их этническое обособление. Дальнейшее переселение готов разрушило их межплеменное согласие и остановило формирование общеготских структур.

На новом месте возобладали племенные готские традиции. И в силу открывшихся возможностей их единство стало распадаться.

Определяющей становилась роль старейшин и племенных вождей. Однако в Ойум они направляются еще под общим руководством короля Филимера – последнего обще-готского короля. И сразу же возникают внутренние противоречия: разделение готского ареала на две части. Одна остается на Волыни, посчитав для себя приемлемыми условия жизни в данном месте, другая, во главе с Филимером, уходит дальше.

Становится понятным, что перед нами нестабильное объединение племен с пока еще общим руководством, однако уже не имеющим твердого всеобщего влияния на все объединение, связанное только общей целью: поиск благоприятных условий для проживания, что и подтверждают источники. С этого момента говорить о готах как о едином народе невозможно. По-видимому, определенную негативную роль в распаде готского единства сыграло и то обстоятельство, что готский ареал постепенно становился полиэтничным из-за наличия определенного количества рабов, а также за счет примкнувших к переселению племен севера Европы, где фактическая власть принадлежала низовым структурам – племенным вождям и старейшинам. Источники указывают, что власть готов над покоренными народами не была обременительной, поэтому переселение становилось все более масштабным.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ (2)

Новое сообщение ZHAN » 02 фев 2022, 19:54

Во время движения начинают складываться новые, уже более многолюдные полиэтнические потестарные образования, где власть их лидеров еще не приобрела статус всеобщей и не была монопольной.

Здесь надо оговориться, что к процессам переселения большого количества людей, которые явились результатом глобальных потрясений и изменений: политических (войны, изменения политических предпочтений руководства стран и т. д.) и природно-климатических (особенно в ранние периоды) из-за неспособности народов противостоять угрозе, мы в полной мере можем применить термин «миграции» и констатировать, что во все времена они всегда были направлены в сторону более развитой цивилизации. А также что любое переселение людских масс является ударом по их этнокультурному коду, который не проходит бесследно как для переселенцев, так и для коренных народов, которые на себе начинают испытывать влияние новых чуждых культур, традиций, обычаев, поэтому зачастую народы становились заложниками этих переселений.

И как известно, некоторые исчезли со страниц истории. Особенно болезненно это переживали моноэтничные народы. В полиэтничных зонах эти процессы протекли несколько по-иному, однако и там возникали очаги напряженности и нестабильности. И это хорошо прослеживается по источникам: сильному воздействию и изменению подвергалась не только материальная часть жизни людей (посуда, украшения, оружие), но и сакральная ее составляющая (похоронный обряд). В итоге становилось сложно выделить основную этническую принадлежность народа. И эти отражения мы находим в источниках, и часто подтверждается археологически. Подобные процессы мы наблюдали в историческом плане в течение столетий. Те же процессы мы наблюдаем и в сегодняшнем мире с одной лишь разницей: этими процессами научились управлять и искусственно создавать предпосылки этих переселений.

По прибытии в конечную точку маршрута – в Северное Причерноморье – готы вновь разделяются надвое: по Иордану – по месту расселения, по нашей версии – по целям их дальнейшего существования. Сразу выделяются два центра власти: гревтунги и тервинги, а это говорит о том, что они уже существовали внутри готского объединения во время движения. По Иордану, выделяются два королевских рода: Балты и Амалы, однако утверждать, что это начало формирования наследственной королевской власти в этих объединениях, нельзя, так как дальнейшая история готов говорит об обратном.

Исходя из этого можно утверждать, что в политическом плане какого-либо общеготского потестарного образования, по сути, уже не существовало, а мнимое его единство достигалось общностью задач, этнической близостью и родственными связями. Такой же аморфной структурой обладали и эти два возникших образования, в которых было заметно начало формирования некоей надобщинной власти. Поэтому готы, пришедшие в Северное Причерноморье, – это объединение полиэтнических племен, по сути превратившихся в орду, которая стала рассеиваться между Дунаем и Доном.

Но именно здесь у готов появляются условия для создания государствоподобного образования, так как появляется возможность расселиться на незанятых или захваченных территориях. Однако сразу же у этих двух полиэтнических образований под руководством готских вождей появляются общие цели – грабеж рубежей Римской империи и соседних племен, и это становится главным промыслом, главным занятием их на долгие годы. Однако и это не подвигло готов к объединению или совместным действиям, наоборот, каждое племя выбрало свои маршруты, на которые мы указывали ранее. Нет достоверных сведений и о какой-либо хозяйственной деятельности готов в этот период. Народ жил грабежом и вымогательством. В результате складываются военизированные союзы, а готские племена начинают пополняться группами коренных племен, добровольно или под принуждением.

Итак, учитывая вышесказанное, пребывание и жизнь готов в Северном Причерноморье можно охарактеризовать несколькими причинами.

1. Оторванные от основного ареала своего прежнего расселения в районах Северной Европы, они в своем движении, по сути, превратились в народ-войско, по меткому выражению Х. Вольфрама. По Иордану, готы двинулись в Ойум, некую обетованную землю, в поисках новых мест для поселения. И надо сказать, что этнополитическая ситуация в районах Прикарпатья, на Волыни и Северного Причерноморья благоприятствовала этому: свободных мест было предостаточно. И некоторые готские племена этим воспользовались. Археологически определяются районы частичного расселения готов в районах Побужья и на Волыни. И Иордан упоминает о разделении войска Филимера надвое в этом районе. Можно предположить, что оставшиеся – это менее воинственные, более склонные к оседлости племена. Но эта местность находилась вне зоны основных военных и политических интересов верхушки готов, поэтому другая их часть уходит далее в южном направлении. В дальнейшем их завоевания позволяли им расселиться и по Днепру, и по Дунаю, и в Крыму. Возможность расселения на своих территориях им предоставляла Империя. Однако стремления к оседлости у основной массы готов, согласно источникам, не наблюдается, а этот факт имеет значение при оценке уровня развития их потестарных образований, так как оседлость населения вообще является как основой, так и условием хозяйственной деятельности. Ведь даже кочевые «империи» имели довольно четкие границы, совпадающие с границами кочевий, и в них всегда существовал слой людей, занятых сельскохозяйственной и ремесленной деятельностью.

Например, Приск Панийский описывает постоянную столицу Аттилы как «огромное селение», в котором жили в том числе ремесленники и торговцы. В отношении готов таких данных нет, а ведь наличие «столицы» как некоего центра – это один из признаков вождества и политий более высокого уровня. Ответом же на этот вопрос служат сообщения Тацита и Прокопия, на которые мы ссылались выше, – готы не живут в городах.

Но нельзя обойти вниманием и сообщение Секста Аврелия Виктора в работе «О цезарях»:
«Когда он [Клавдий] стремился изгнать готов, приобретших за долгое время мира большую силу и ставших почти оседлыми жителями…»
Из отрывка видно, что усиление и «почти» оседлость готов не входили в планы и интересы Империи. И это объяснимо: на границах находятся враждебные силы. Но ведь готы в разные моменты своих контактов с Империей служили ей в качестве федератов и были участниками ее военных походов. Так почему же Империя не хотела иметь на границах таких союзников? С одной стороны, Империи приходилось содержать войска федератов даже во время относительного мира, что было накладно, так как готы не были расположены заниматься хозяйственной деятельностью, а грабили окрестное население. В ответ Империя начинала снижать поставки, а это вызывало раздражение готов и приводило к конфликтам и открытым столкновением. С другой стороны, готы вообще не особенно утруждали себя выполнением договоров, постоянно нарушая их, совершая грабительские набеги без всякого повода как внутри Империи, так и за ее пределами. Поэтому не желали усиления готов и коренные народы, которые на себе ощущали их соседство. Об этом неоднократно упоминают источники.

Интересны данные раскопок многих готских поселений, находящихся в районах их потестарных образований. Количество остатков глиняной посуды, остатков продуктов питания: зерна злаков, кости домашних животных, остатки промысловой охоты – позволяют заключить, что готы вряд ли хотели оставаться в них надолго. Особенно это касается поселений гревтунгов-остроготов, у которых, как известно, крупные раскопанные объекты более похожи на некие военные базы или ставки командиров или вождей, чем на оседлые поселения. Не потому ли у археологов вызывают трудности с идентификацией поселений черняховской культуры, так как военные поселения сходны независимо от национальной принадлежности.

Действительно, вряд ли готы горели желанием осваивать «нецивилизованные» просторы востока Европы. Магнитом для них были освоенные, богатые земли Римской империи. Но, даже заполучив эти земли в результате договоров с Империей или в результате завоеваний, готы не проявляли желания к их дальнейшему обустройству. Добыча от грабежей и войн заменяла им производство. Иордан в «Гетике» подтверждает это предположение:
«Ввиду того что со временем уменьшилась добыча от грабежа соседних племен, возник у готов недостаток в продовольствии и одежде. Людям, которым некогда война доставляла пропитание, стала противна мирная жизнь; и вот все они с громким криком приступают к королю Тиудимеру и просят его: куда ему ни вздумается, но только вести войско в поход. Он же, призвав брата своего и метнув жребий, убедил его идти в Италию, где тогда правил император Гликерий, а сам как более сильный [решил] двинуться на восточную империю, как на государство более могущественное. Так и случилось».
И это пишется о готах, которые уже находились в Паннонии в V в., имея и землю, и содержание от Империи.

Приведем еще два свидетельства:
«После того как установился прочный мир готов с римлянами, готы увидели, что им не хватает того, что они получали от императора; в то же время стремились они проявить присущую им отвагу и потому начали грабить соседние племена, [жившие] кругом».
Далее:
«Немного спустя король Валамир и братья его Тиудемир и Видимир, – ввиду того что запоздала обычная выплата от императора Маркиана, которую они получали наподобие стрены и за это соблюдали мирный договор, – послали посольство к императору и узнали, что Теодорих, сын Триария, также готского происхождения, но из другого рода, не из Амалов, процветает вместе со своими, связан дружбою с римлянами и получает ежегодную выплату; на них же смотрят с презрением. Охваченные гневом, они взялись за оружие и, пройдя почти по всему Иллирику, разграбили и разорили его».
Здесь приведена только часть подобных свидетельств Иордана. Цитирование других источников нецелесообразно, так как это заняло бы слишком много места.

2. Исходя из вышесказанного можно отметить, что основной продукт (пропитание, одежду, вооружение и т. д.) готы получали не за счет собственной хозяйственной деятельности, а за счет дани, грабежей, военной добычи и эксплуатации коренного населения занятых ими регионов. Поэтому можно утверждать, что готы в Восточной Европе очутились внутри замкнутого круга. Для получения собственного продукта им было необходимо его производство. Для производства же были необходимы по меньшей мере место, время и средства, а это означало бы отказ от войн и грабежей. Значит, нужно было трудиться и ждать урожая. Но тогда где и откуда взять средства к удовлетворению ежедневных потребностей? И выходило, что единственным средством добыть себе пропитание, одежду и т. д. – это грабеж и война или вынужденные союзнические отношения с Римской империей.

Масла в огонь подливала и Империя, подпитывая их иждивенческие настроения. Поэтому отсутствие постоянно занимаемой территории и собственного развитого производства пагубно отразилось на их жизни и не способствовало «вызреванию» государственности готов.

Действительно, собственное производство готов никогда не покрывало их потребностей ни в продуктах питания, ни в одежде и обуви (на что прямо указывает Иордан и другие источники) за все время их истории. Да и сложно сопоставить масштабность их военных действий и грабительских налетов на огромной территории с какой-либо хозяйственной деятельностью, которая требует времени, наличия грамотных работников, исходного материала: ведь поля необходимо чем-то засевать, кто-то должен был их обработать и собрать урожай. Кто-то где-то должен ухаживать за скотом. Кто-то и из чего-то должен был делать одежду и обувь, ковать оружие и т. д., и это притом, что находились они, по сути, в походных условиях, передвигаясь семьями и родами.

Повторим, ни один источник не указывает на какую-либо хозяйственную деятельность готов. Однако многие повторяют в разных вариантах утверждение Тацита:
«Гораздо труднее убедить их распахать поле и ждать целый год урожая, чем склонить сразиться с врагом и претерпеть раны; больше того, по их представлениям, потом добывать то, что может быть приобретено кровью, – леность и малодушие».
Становится очевидным, что пребывание готов в Северном Причерноморье было оплачено трудом и жизнями коренного населения.

Нужно отметить, что война и грабежи вообще являлись образом и смыслом жизни готов, их основной характеристикой. К этому их подталкивало и ослабление Империи.

Силой, угрозами или посулами они втягивали коренные народы в сферы своих интересов, увеличивая, таким образом, свои военные возможности, но если не удавалось совместно грабить провинции Римской империи, то насилию подвергались сами бывшие «союзники».

Различные источники неоднократно указывают на высокомерие и вероломство готов. Об изменах и предательстве даже в их собственной среде мы читаем у Иордана:
«Он [Баламбер, король гуннов] призвал к себе Гезимунда, сына великого Гуннимунда, который, помня о своей клятве и верности, подчинялся гуннам со значительной частью готов и, возобновив с ним союз, повел войско на Винитария».
Однако Иордан не воспринимает это как предательство.

У Дексиппа мы находим упоминание о таком явлении в среде готов, как соблюдение ими этнической чистоты:
«мы не хотим смешением с чужими помрачить храбрость нашего войска», «мы не сброд разноплеменной и бессильный».
Об этой особенности всех германских племен упоминал еще Тацит. Археологические данные подтверждают это положение.

Не здесь ли черпали свои идеи идеологи превосходства «арийской расы»? :unknown:

На многих поселениях черняховской культуры установлены факты совместного расселения готов и славян, однако фактов смешения населения не обнаружено. В качестве примера можно указать на расселение готов и славян в селах Войтенки и Журавка, а это наиболее крупные поселения. В них действительно население не смешивается, а расселяется автономно друг от друга. На это указывает и значительное имущественное расслоение между общинами. Археологический материал «готской» части поселения намного богаче «славянской». Поэтому становится очевидным господствующее положение готов среди племен Северного Причерноморья, которые выполняли, по сути, роль их обслуживающего персонала. При необходимости они становились и воинами, и пахарями, и товаром, и т. д. Таковой была суть власти того времени: победитель становился хозяином и земли, и народа, и всего того, чем этот народ владеет. Так было до готов, так же поступили и гунны с готами, и это было совершенно естественно для того времени. Поэтому говорить о каких-либо союзнических отношениях готов с местным коренным населением нужно с большой осторожностью, хотя определенного количества добровольцев в их среде нельзя отрицать.

Некоторые исследователи все же указывают на некое смешение населения на территориях, находившихся под контролем готов. Однако, по нашему мнению, масштабного смешения не происходит, так как это совершенно не в традициях германских народов. Совместное проживание на одних поселениях, если коренное население не покидает его во время нашествия (а кто будет кормить пришельцев?), – не факт смешения населения. Подтверждение этому мы можем найти даже в современной истории. Важным свидетелем в этом вопросе выступают готы Крыма, которые сохраняли свою идентичность по крайней мере до XVI в., а возможно, и до конца XVIII в., вплоть до переселения народов Крыма Екатериной II.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ (3)

Новое сообщение ZHAN » 03 фев 2022, 19:13

Наиболее катастрофической особенностью ареала расселения готов было хроническое отсутствие единства между их племенами и племенными вождями, о чем мы неоднократно упоминали. Попытки Остроготы к объединению готского ареала, по Иордану, были разрушены внутренними конфликтами. Попытка Атанариха объединить тервингов натолкнулась на противодействие Фритигерна и христианской общины. Германарих и гревтунги стали жертвами своей же грабительской политики, вторгшись в зону влияния других народов.

Одним из главных вопросов, который вызывал разногласия среди готов, был вопрос о войне и мире: одни вожди желали союзнических или дружественных отношений как с Римом, так и с коренными народами, другие выступали непримиримыми противниками мирных отношений. Приведем в связи с этим несколько сокращенное свидетельство Евнапия:
«В первые годы царствования Феодосия скифский народ был изгнан уннами из страны своей и переправился через реку к римлянам, где они начали между собой немаловажную распрю. Одни хотели оставаться в настоящем счастливом положении, другие – хранить данную ими у себя клятву. Она состояла в том, чтобы всеми средствами строить римлянам козни и всякими хитростями и обманами вредить тем, которые приняли их к себе, хотя бы те оказывали им величайшие благодеяния, покуда не завладеют всей их страной. Это и была причина их распри. Они разделились на две партии: одна обратилась к худшему плану, другая – к лучшему, но каждая партия скрывала причину неудовольствия своего к другой. Вождем боголюбезной и святой стороны был Фравиф, человек молодой, но по добродетели и любви к правде лучший из людей. Он тотчас женился на римлянке, для того чтобы потребность физическая не доводила его до поступков насильственных. Весьма немногие из единоплеменников молодого Фравифа пристали к его образу мыслей. Но большая часть других скифов и сильнейшие из них твердо держались принятого прежде намерения и горели неистовой страстью исполнить замысел. Предводителем этой партии был Эриульф, человек бешеный, превосходивший других яростью».
Упомянутый в тексте факт женитьбы Фравифа на римлянке указывает на наличие в готской среде хотя и «немногих», но сил, желавших мира и объединения как с Империей, так и с коренными народами.

Наверное, этим можно объяснить те немногие совместные захоронения готских мужчин и сарматских женщин, которые встречаются в ареале черняховской культуры. А если вспомнить возможное гуннское происхождение жены Германариха, то становится понятным, что все-таки в ряде случаев, в силу некоей политической необходимости или обстоятельств, в среде готов все же допускались межэтнические браки, однако ясно, что массового характера это явление не носило.

Межплеменные конфликты в готской среде мешали установлению надлокальной, устойчивой централизованной власти. Хотя понятно, что со времени их вступления в южные районы Восточной Европы роль надплеменной власти как таковой возрастала: объединение сил для выполнения масштабных военных походов требовало наличия твердого единоличного управления, переговоры и другие контакты с Римом или представителями других народов требовали участия в них единого представителя. И стремление вождей готов к централизации власти подтверждают источники.

Но здесь же, в этих же источниках, приводятся факты неповиновения или открытого противостояния центральной власти со стороны племенных вождей. Деление на гревтунгов и тервингов по месту их расселения и по родовому влиянию, согласно Иордану, вовсе не означало единства внутри каждого из них. Наоборот, почти во всех источниках мы находим сведения об их политической нестабильности, а то и открытой войне. Не было единства и согласия и между самими этими крупнейшими образованиями. Достаточно вспомнить, по сути, бегство тервингов во время гуннского нашествия на гревтунгов Германариха. А ведь были еще готы, которые расселялись по всему маршруту их движения из районов Балтики. Их поселения, как мы указывали выше, существовали на Волыни со II по VI в. По-видимому, только этот ареал готов и был занят производительным трудом. Были готы, которые сразу ушли в области Крыма и оставались там вплоть до XVI в., не подвергаясь ассимиляции. Кроме того, были и так называемые «малые готы», которые под предводительством епископа Вульфилы переселились в Римскую империю. Такой разброс по территориям и по образу жизни возможен только при отсутствии укоренившейся централизованной надплеменной власти и, наоборот, решающей роли власти традиционной. Определенную роль в разобщении готов сыграл и религиозный фактор. Гонения на христиан не принесли результата Атанариху, но ослабили и фактически подорвали его власть.

Напомним: вожди объединений становились заложниками традиционной системы власти готов, когда войско (состоявшее из всех свободных мужчин племени), по сути, принуждало их к действиям, идущим вразрез с логикой событий или их желаниями. Однако сознание, что то же войско в случае отказа может просто сменить лидера, заставляло вождей выполнять волю большинства (каковой она являлась, мы знаем из источников), тем более что занять высший пост стремились многие.

Мирные же отношения с Римом готы рассматривали с позиции собственного усиления по отношению к другим народам. Яркое тому подтверждение – речь готских посланников у Дексиппа. Воинственность, высокомерие в отношениях с другими народами обнажают истоки некой «исключительности» готов, хотя Иордан постоянно убеждает читателей, что именно они являлись наиболее образованными среди всех германских племен.

За время своего пребывания в районах Северного Причерноморья готы ни разу не становились объектом нападения со стороны как коренных народов, так и со стороны Римской империи, которая ограничивалась отдельными карательными экспедициями. Именно готы внесли своим появлением напряжение в относительно мирный регион Восточной Европы, чему мы находим подтверждение у Иордана и Лаврентия Блюменау. Поэтому нападение «взъярившихся» гуннов на готов Германариха оказалось таким катастрофическим. Впервые готский ареал был потрясен и расколот внешней силой (включая и «союзников», и сателлитов). Однако это нападение не было концом готской эпопеи. Источники указывают на сохранение остроготами и везеготами мест своего расселения. Не подверглась изменению или уничтожению власть внутри их образований. Была уничтожена или сведена к минимуму только власть и влияние готов в регионе в целом. Новыми правителями Восточной Европы стали гунны.

Еще до появления готов в Северном Причерноморье здесь уже существовали некие племенные объединения, главную роль в которых играли: в Поднестровье – карпы; в Поднепровье – роксоланы; в Приазовье – герулы. Для них война также была основной составляющей их повседневной жизни, которых так же прельщали богатства соседей и Рима. И именно их многие исследователи считают основными силами в борьбе с Римом и основными силами в регионе. Появление же готов, несомненно, усилило нажим варваров на Римскую империю. Но этот нажим стал более организованным и масштабным за счет образования временных межплеменных союзов, в том числе и с участием готов. Однако определяющую их роль в этих союзах и войнах видит только Иордан.

Остальные источники не выделяют готов из общей массы варваров и не видят их особой роли в развале Империи, а ведь многие авторы являлись, в отличие от Иордана, современниками и участниками событий. Особенно что касалось жизни западного ареала готов – тервингов.

В современной историографии в последние годы сложилось мнение, что в Северном Причерноморье с приходом готов образовался некий союз племен под руководством их вождей, куда входили славяне, сарматы, фракийцы и т. д. Другими словами, они видят в борьбе Рима с варварами хорошо организованную кампанию. С таким мнением нельзя согласиться, так как это противоречит всей источниковой базе готской истории.

Можно только гадать, сколь долго сопротивлялась бы Империя объединенным силам варваров, будь у них общие цели и общее руководство. Наверняка процесс ее распада ускорился бы. Напомним, Флавий Вописк Сиракузянин сообщает:
«Аврелиан вел много разного рода больших войн. Так, он победил варваров, встретившихся с ним во Фракиях и в Иллирике, а за Дунаем уничтожил вождя готов Каннаба, или Каннабауда, с пятью тысячами человек».
В числе же пленников Империи были:
«блеммии, аксомиты, арабы из Счастливой Аравии, индийцы, бактрийцы, иберы, сарацины, персы, – все с произведениями своих стран; готы, аланы, роксоланы, сарматы, франки, свевы, вандалы, германцы со связанными руками как пленники».
Из сообщений источников ясен только этнический состав противников Империи, но там нигде не упоминается единое войско. Нет в этих сообщениях упоминаний и о какой-либо руководящей или координирующей роли готов. Поэтому нет оснований утверждать об общности целей и интересов противников Империи. Наоборот, разобщенность варварского мира, которое можно объяснить приблизительным равенством их сил относительно друг друга, позволила ей еще долго сопротивляться его нажиму, используя при этом и подкуп, и шантаж, и угрозы, и союзничество. Иордан в «Гетике» ясно дает понять, какими методами создавались в то время те или иные объединения:
«Сами [в свою очередь] (остроготы) подчинялись власти Аттилы, гуннского короля; им не было возможности отказаться от борьбы против своих же родичей, везеготов, потому что приказание владыки, даже если он повелевает отцеубийство, должно быть исполнено. И не иначе смогло любое скифское племя вырваться из-под владычества гуннов, как только с приходом желанной для всех вообще племен, а также для римлян смерти Аттилы».
Не приходится сомневаться, что это был всеобщий принцип.

По нашему мнению, целью вождей готов был вовсе не развал Империи и ее уничтожение, хотя исключать наличие некоторых сил в их среде, желающих этого, нельзя (источники подтверждают это). Целью готов было либо вхождение в состав Империи на правах граждан в границах собственной автономии, либо в качестве федератов. И надо признать, что своих целей, во всяком случае, готская верхушка добилась: готы стали частью Империи, а их вожди занимали в ней высшие посты. Иордан цитирует обращение Валентиниана к королю везеготов Теодориху перед битвой на Каталаунских полях:
«Окажите помощь Империи, членом которой вы являетесь».
В истории есть масса примеров, когда наиболее образованные готы занимали высокие военные и административные должности в Империи. Что же касается основной массы готов, то они так и не смогли избавиться от сдерживающего влияния традиционализма и, имея перед собой пример Рима, не восприняли для своих потестарных образований ни системы управления обществом, ни организации жизни народа. Даже будучи встроенными в жизнь Империи (федераты или королевства в Италии, Галлии и Испании), они продолжали внутри своих общин руководствоваться своими родовыми правилами.

Следовательно, рассматриваемые нами готские образования представляют собой небольшие, краткие фрагменты готской истории, существовавшие почти одновременно в разных регионах Европы. По мнению некоторых историков – ранние государства.

Здесь надо оговориться: обычно при определении уровня развития того или иного потестарного образования мы видим не последовательное исследование, которое приводит к неизвестному в начале результату, а, наоборот, сначала указывается некий результат, а затем под него подтаскивают доказательства. Такой подход мы считаем некорректным.

Поэтому, предварительно оценивая эти готские потестарные образования тервингов и гревтунгов III–IV вв., мы должны отметить очевидное: внутренней эксплуатации, налоговой системы у них не существовало. Основную массу необходимых продуктов и товаров готы добывали грабежом и войной и считали это естественным. Даже царства они добывали подобным образом. Иордан сообщает:
«Вскоре, когда вышеназванный Аларих поставлен был королем и, держа совет со своими, убедил их, что лучше собственным трудом (читай: войной) добыть себе царство, чем сидя в бездействии подчиняться [царствам] чужим. И, подняв войско, через Паннонию – в консульство Стилихона и Аврелиана – и через Сирмий, правой стороной вошел он в Италию, которая казалась опустошенной от мужей».
Но даже в этом случае, завоевав царство, готы в силу своей безграмотности и разобщенности так и не сумели организовать и обустроить хозяйственную и политическую жизнь народа.

Поэтому закономерен вопрос: можно ли вообще применять к известным готским объединениям мерки цивилизационного подхода, можно ли считать членами готских образований племена других народов, как-либо втянутые (случайно, силой или угрозой применения силы) в орбиту их действий, а территории, которые занимали эти племена, объявлять готскими? Ведь многие исследователи считают готские образования полиэтническими, хотя кто считался с волей народов, попавших в сферу готских интересов? Да и знало ли большинство из них, что они входят в эти образования?

По Иордану, скорее всего, происходило так: та земля, где ступала нога гота или его сателлита, объявлялась готской. Здесь уместно упомянуть его пресловутый «перечень северных народов», откуда вытекает «гигантизм» «державы» Германариха.

Можно ли классифицировать готские потестарные образования как надплеменные, если период их стабильности составлял десятки лет, а распад их в основном был обусловлен внутренними причинами?

Из вышеприведенного анализа ясно, что готские образования к моменту возникновения представляли собой нестабильные полиэтнические общества во главе с вождями, характерной особенностью которых было отсутствие внутреннего межплеменного единства. Возникающие их союзы были кратковременны, так как создавались для достижения определенных целей и сразу же после этого распадались.

Сплачивающей силой обычно было стремление к грабежам и войнам. Надлокальный институт сильной единоличной власти не был сформирован, и большую роль в принятии определяющих решений играл совет старейшин. Поэтому каждое племя внутри образования имело свои политические, экономические, военные цели, а возглавляющие их вожди не считались ни с мнением друг друга, ни с властью верховного правителя. В этот период письменность у готов отсутствует, а функции законов выполняют старые германские традиции и обычаи. Кстати, даже после «обретения азбуки» Вульфилы готы никогда не использовали ее в деловой переписке, предпочитая латынь.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ (4)

Новое сообщение ZHAN » 04 фев 2022, 21:03

Проживая в соседстве с Римской империей, готы, возможно, стремились копировать функции их административных и военных органов, однако перенесенная на чуждую почву подобная практика не давала результатов, так как, по Тациту, им вообще «тягостен и неприятен мир». Об этом же упоминает Аммиан Марцеллин. Их история показывает, что даже в отсутствие внешнего врага объектами нападений становились родственные племена.

Нашествие гуннов, по мнению большинства авторов, явилось катастрофой для готов. По нашему же мнению, катастрофических последствий не последовало: одни ушли от прямых столкновений, другие вообще стали союзниками гуннов, а большинство сохранило за собой свои земли, своих вождей, свои структуры. Произошло замещение одного правителя другим, более могущественным. Показательно, насколько близки они по образу жизни. Приведем некоторые фрагменты о гуннах из «Римской истории» Марцеллина:
«Они [гунны] так закалены, что не нуждаются ни в огне, ни в приспособленной ко вкусу человека пище… Никогда они не укрываются в какие бы то ни было здания, напротив, они избегают их, как гробниц. У них нельзя встретить даже покрытого камышом шалаша. Они кочуют по горам и лесам, с колыбели приучены переносить холод, голод и жажду… День и ночь проводят они на коне. Когда приходится им совещаться о серьезных делах, то и совещание они ведут, сидя на конях. Не знают они над собой строгой царской власти, но, довольствуясь случайным предводительством кого-нибудь из своих старейшин, сокрушают все, что попадает на пути… Никто у них не пашет и никогда не коснулся сохи. Без определенного места жительства, без дома, без закона или устойчивого образа жизни кочуют они, словно вечные беглецы, с кибитками, в которых проводят жизнь; там жены ткут им их жалкие одежды, соединяются с мужьями, рожают, кормят детей до возмужалости… Подобно лишенным разума животным, они пребывают в совершенном неведении, что честно, что нечестно, ненадежны в слове и темны, не связаны уважением ни к какой религии или суеверию, пламенеют дикой страстью к золоту, до того переменчивы и гневливы, что иной раз в один и тот же день отступаются от своих союзников».
Поэтому в результате гуннского нашествия мы видим слияние интересов подобных военизированных полиэтнических образований, и дальнейшие события это подтверждают.

Определяя главные предпосылки возникновения готских потестарных образований – везеготов Готии и королевства остроготов, надо отметить следующее: несмотря на объективно объединяющие их причины – общая территория, язык, общие культы, – главным их «объединителем» являлись грабеж и война.

Итак, приступая к главной теме и в связи с тем, что на сегодняшний день не существует методик определения уровней развития общественно-политических систем того или иного общества, мы будем использовать в своем анализе все заслуживающие внимания определения и характерные признаки политий, зафиксированные на сегодняшний день в научной литературе, объединив их в окончательном варианте в одно комплексное построение.

Мы уже упоминали о неоднозначности проблемы обозначения уровня «вождества» и «раннего государства».

В связи с этим в данной главе мы кратко рассмотрим подходы некоторых наиболее значимых отечественных и зарубежных ученых к решению вопроса определения уровня раннего государства и выскажем свое мнение по данной проблеме.

Итак, Х. Классен и П. Скальник в работе The Early State дали следующие характеристики раннего государства:

1) достаточное для социальной стратификации и специализации население;

2) гражданство, которое определяется рождением или проживанием на территории государства;

3) правительство централизовано и имеет достаточную власть, чтобы поддерживать закон и порядок силой или угрозой силы;

4) государство независимо, по крайней мере де-факто. Правительство достаточно сильно, чтобы препятствовать сепаратизму, а также успешно отражать внешнюю агрессию;

5) достаточное количество населения для начала процесса классообразования (правители и управляемые);

6) уровень развития производственных сил достаточен для постоянного получения излишков продукции, которые используются для поддержания государственного аппарата;

7) общая идеология, легитимизирующая власть правящего класса.

То есть, иными словами, они установили, что «если для политии… характерны указанные выше характеристики, то мы можем говорить, что она достигла ступени раннего государства».

Значит ли это, что можно говорить о появлении некоей грани, границы появления ранних государств. Так ли это?

Даже беглого взгляда достаточно для того, чтобы понять: характеристики являются субъективным представлением авторов о том, каким должно быть гипотетическое раннее государство. Поясним:

1) «Достаточное для социальной стратификации и специализации население».

«Достаточное население». Значит ли это, что авторы установили взаимосвязь начала стратификации и специализации от роста населения? Значит ли это, что рост населения провоцирует начало «социальной стратификации и специализации населения»? Нет. В работе нет указаний на этот счет. К тому же социальное разделение и специализация населения начинаются на более ранних уровнях развития обществ. Более того, в источниках почти нет достоверных сведений о количественном составе того или иного сообщества. Значит, количественный состав общества не может служить значимым критерием уровня его развития.

2) «Гражданство, которое определяется рождением или проживанием на территории государства».

Как и кем оно определяется? Такого понятия не существовало в ранних обществах, оно устанавливается и фиксируется законодательно, а в предложенном авторами перечне характеристик данных о развитии законодательной деятельности общества нет. Границы обществ еще не были оформлены. Если в качестве примера брать готские образования, то как быть с завоеванными племенами или соседями? Но если гражданство все же фиксируется в обществе, то это уже не раннее государство, а полития более высокого уровня.

3) «Правительство централизовано и имеет достаточную власть, чтобы поддерживать закон и порядок силой или угрозой силы».

Данная характеристика также соответствует уровню более развитого государства, нежели раннему, только что выросшему из догосударственных отношений.

4) «Государство независимо, по крайней мере де-факто. Правительство достаточно сильно, чтобы препятствовать сепаратизму, а также успешно отражать внешнюю агрессию».

Неужели это характеристика раннего государства? И что значит «государство независимо, по крайней мере де-факто»?

Что этим хотели сказать авторы? Ведь с таким правительством, скорее всего, трудно быть зависимым.

5) «Уровень развития производственных сил достаточен для постоянного получения излишков продукции, которые используются для поддержания государственного аппарата».

Излишки продукции объективно начинают появляться в результате повышения уровня производства, но используются не только в интересах госаппарата. В племенах также излишки шли на содержание вождей, жрецов, воинов. В чем разница? Но речь идет о постоянном получении излишков продукции, то есть об уже сформировавшейся производственной базе общества. И это в раннем государстве?

6) «Достаточное количество населения для начала процесса классообразования (правители и управляемые)».

Почему эта характеристика вынесена отдельно от первой? Ведь процессы социальной стратификации, специализации и классообразования идут одновременно и затрагивают все население общества. «Правители и управляемые» – не слишком ли примитивное обозначение процесса, который в таком виде начинается на этапах рода и племени и не заканчивается даже на фазе развития современных государств? Не количество населения, а уровень развития производства прямо влияет на процесс классообразования в обществе.

7) «Общая идеология, легетимизирующая власть правящего класса».

Скорее здесь уместно говорить о традициях, обычаях и мировоззрении в раннем обществе, так как такого понятия, как «общая идеология», еще не существовало. Язычество в этих обществах играло роль цементирующей силы. Раннее христианство также следовало этим традициям. Но если она исторически фиксируется, то речь идет о более высокоразвитом государстве.

Проведенный краткий анализ данных признаков позволяет констатировать, что вряд ли их можно считать корректными для определения уровня раннего государства. По нашему мнению, эти характеристики обтекаемы и неопределенны, но главное, они, по нашему убеждению, не являются критерием оценки уровня раннего государства, так как завышены и соответствуют, скорее, более высокому уровню развития общества.

Далее, для большей объективности, проведем и краткий анализ построений тех же авторов, которые разработали типологию ранних государств по степени зрелости, выделив соответственно «зачаточное», «типичное» и «переходное». В связи с этим возникает вопрос, как соотнести вышеприведенный уровень и те, о которых речь пойдет ниже.

Для наглядности сведем все эти данные в таблицу:
Изображение

Начнем с перехода: «слабо развиты торговля и рынки – переход торговли на надлокальный уровень – торговля играет важную роль».

По сути, здесь показан путь трансформации одной из важнейших составляющих деятельности любой политии. Рассмотрим этап «слабо развиты торговля и рынки». Но возникает вопрос: как «слабо» или насколько «слабы»? То есть ничего не говорящее определение, без какого-либо качественного или количественного наполнения, которое можно в полной мере употребить как для политий низкого уровня, так и для более высокоразвитых, поэтому использование его вряд ли можно считать корректным.

Далее – «переход торговли на надлокальный уровень».

Если авторы имеют в виду расширение торговых отношений за пределы политии, то непонятно, за счет чего или в связи с чем произошло это изменение. Это установление новых связей, избыток продукции или расширение торговли внутри политии? То есть эмпирически задана некая планка развития торговых отношений, однако авторами снова не дается каких-либо параметров для определения этого трудноуловимого перехода.

Далее: «торговля играет важную роль».

А разве авторы могут назвать времена, когда торговля этой роли не играла? Но если следовать логике авторов, то только с уровня «переходного раннего государства» торговля начинает играть важную роль. Снова умозрительное утверждение. Вообще-то обмен, торговля в любой политии – это одна из основ ее существования и функционирования. Если же авторы имеют в виду, что основной прибавочный продукт государство начинает получать за счет торговли, то почему оно «переходное», в их интерпретации? Скорее это уже государство более высокого уровня.

Далее, основной принцип комплектования аппарата управления: наследование должности – наследование и назначение на должность присутствуют в равной степени – преобладание назначения на должность в административном аппарате.

Итак, основной принцип комплектования аппарата управления – наследование должности. Хотелось бы знать, где и когда аппарат управления полностью комплектовался по этому принципу. Эти редкие случаи чьей-то воли за какие-либо заслуги известны и в наши дни, но по схеме авторов они присущи только «зачаточному» государству.

Далее: «наследование и назначение на должность присутствуют в равной степени» авторы определяют на стадию «типичного» государства. Вообще эти два принципа никогда не уравновешивали друг друга. Преобладание назначения очевидно по источникам.

Далее: по логике авторов, «преобладание назначения на должность в административном аппарате» происходит на стадии «переходного» государства. Снова авторами задана планка, не имеющая логического значения. Что означает «преобладание» и «в равной степени»? Как это можно определить? В источниках, относящихся ко времени складывания ранних государств, вряд ли можно найти подобные сведения.

Итак, не проводя дальнейший анализ всей типологии, а оценивая ее в комплексе, можно сделать следующее заключение: авторы хотели показать постепенный процесс развития основных составляющих раннего государства. Но этот процесс общеизвестен и никем не оспаривается. Однако авторы не дают ответа на главный вопрос: за счет чего и в связи с чем происходят указанные ими переходы, что является базой, основой этих переходов? Поэтому выходит, что совокупность признаков, которые, по мнению авторов, характеризуют уровень «зачаточного» государства, по нашему мнению, можно с большим основанием применять к характеристике политий более низкого уровня и т. д., а значит, использование их для оценки уровня, указанного авторами, вряд ли будет корректным. Если же авторы просто хотели показать, что в ранних государствах еще сохраняются рудименты более низких этапов развития, что также никто не оспаривает, то тогда где хотя бы элементы нового устройства общества? Их нет. И далее: набор признаков, которыми авторы характеризуют уровень «типичное раннее государство», более уместно определить как уровень «переходное раннее государство», так как в них хотя бы ясно виден и указан смысл перехода политии на более высокий уровень.

Признаки же, характеризующие «переходное раннее государство», согласно типологии авторов, скорее относятся к политиям более высокого уровня с давно устоявшейся политической системой. Критериев же некоего перехода от одного государственного уровня в другой не обозначено, и это лишний раз подтверждает искусственный характер подобных построений.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ (5)

Новое сообщение ZHAN » 05 фев 2022, 13:17

Кроме того, Х. Классен выделил необходимые условия для возникновения раннего государства. К ним относятся:

1) достаточная численность населения для формирования сложного стратифицированного общества, не менее 5 тысяч человек;

2) определенная территория;

3) производство прибавочного продукта для поддержания элиты и специалистов;

4) идеология, оправдывающая существующее неравенство;

5) некое событие или действие, произошедшее до этого и не планировавшееся специально (вторжение, развитие ирригации и т. д.).

Если кратко анализировать вышеперечисленные условия, то можно отметить следующее. Итак, численность не менее 5 тысяч человек. Для чего была дана эта точная цифра? Как можно проверить ее соответствие по источникам? Цифра явно взята «с потолка» или заимствована у Платона и вряд ли будет уместна. Однако автор считает ее большой и, следовательно, достаточной. Но ведь, согласно данным палеоантропологии, ареал в 5 тысяч человек неминуемо подвергнется вырождению, учитывая низкую продолжительность жизни в ранних обществах, тем более в условиях островного государства, на которое ссылается автор в своей работе.

Далее. В ранних обществах все видимые, незанятые территории считались своими. Границы не обозначались. Точнее, можно было бы обозначить этот пункт как контролируемая обществом территория. Но какая? Любая территория имеет свои особенности: либо это горы и заливные луга, либо леса и болота и т. д., что, естественно, будет накладывать отпечаток на условия и темпы развития любого общества. Значит, вряд ли стоит говорить об «определенной территории», уместнее использовать понятие территории с благоприятными условиями существования, которые используются обществом для удовлетворения своих потребностей.

Далее. Автор пишет, что «должна существовать система производства избыточного продукта для содержания специалистов и привилегированных категорий населения». Но прибавочный продукт – излишек в ранних обществах не создавался только для поддержания элиты и «специалистов». Он появлялся, создавался объективно в результате развития производства и осознания выгоды от его производства и расходовался согласно обычаям и традициям общества или законодательным установкам правителя. Он же становился основой для развития торговли. Но автор ничего об этом не пишет.

Далее. «Должна существовать идеология для объяснения и оправдания существования иерархической административной организации и социально-политического неравенства». Если же идеологии нет, то формирование государства затруднительно или вообще невозможно, тогда складываются другие типы социальной организации.

Вообще-то автор в своей работе ведет речь о ранних обществах. В связи с этим о какой идеологии здесь уместно говорить? Как мы указывали в своих предыдущих работах, идеология возникла, в нынешнем ее понимании, в эпоху Ренессанса в результате ослабления диктата церкви. В ранних государствах ее роль выполняло язычество. В нем был заложен некий дуализм: сакральное начало этноса, племени, народа и некая его правовая база в виде табу или запретов и ритуалов. Кстати, раннее христианство также полностью стояло на старой языческой традиции: десять заповедей и семь смертных грехов и компромисс – миропомазание. И надо помнить, что почти все государства Европы зарождались именно в языческом мире. Кстати, и те, о которых упоминает автор в работе. Поэтому их «попытки надстроить религиозную и социально-политическую структуры не увенчались успехом».

Далее. Итак, автор, указывая на четыре перечисленных выше условия возникновения и формирования раннего государства, все же считает их недостаточными. Тем более что взаимодействие, комбинация их в той или иной степени не приводила к возникновению более сложной социально-политической организации. «Необходим некий повод, который спровоцировал бы трансформации», некое событие или действие, произошедшее до этого и которое не планировалось специально (угроза, развитие ирригации и т. д.). То есть «если в обществе одновременно присутствуют несколько условий и происходит какое-то дающее толчок событие, начинается развитие раннего государства». «Только в таком контексте нужно искать ответ на вопрос» о «появлении раннего государства». Значит, перечисленные условия сами по себе не имеют достаточного значения? Но ведь они, по сути, являются характеристикой общества с уже довольно высоким уровнем развития. И как быть обществам, над которыми не нависла какая-либо угроза и не нужна ирригация? Означает ли это остановку их развития? В то же время автор почему-то не упоминает народы и их общества, которые исчезли со страниц истории в результате подобных толчков.

Исходя из этого некорректно рассматривать в качестве «спускового крючка» возникновения раннего государства некий «толчок». Ведь и «угроза», и «развитие ирригации», а также «появление новых идей и верований» уже сами по себе являлись результатом некоего более раннего толчка. К тому же подобных толчков в истории ранних политий предостаточно, поэтому определить первенство или первопричину развития бывает затруднительно. И если «угроза» или «ирригация» были спусковым механизмом развития каких-либо экзотических политий, то вряд ли уместно и корректно использовать эти категории для оценки развития других.

По нашему мнению, главные условия возникновения ранних государств лежат в несколько иной плоскости. А именно: осознание близкими в этническом отношении людьми, которые живут на общей территории, говорят на одном языке и занимаются близкой или взаимодополняющей хозяйственной деятельностью, выгоды от совместного проживания. Эти же условия становятся базой и для развития их обществ и укрупнения за счет других племен и народов.

Выше мы рассмотрели подход к проблемам политантропологии П. Скальника и Х. Классена. Те же проблемы стоят и перед отечественными учеными.

В современной российской науке проблемами раннего государства активно занимается Л.Е. Гринин, который определяет раннее государство следующим образом: раннее государство – это «незавершенное государство», то есть в государствах этого типа часто отсутствуют те черты, которые отделяют собственно государство от догосударственных форм политической организации:
«Важно понимать, что профессиональный бюрократический аппарат, система налогообложения и административно-территориальное деление необязательны для раннего государства. Они становятся обязательны только на следующем этапе развития – при появлении развитого государства».
Тогда что является обязательным для раннего государства? Как и по каким признакам отличить раннее государство от ранних политий: племени, сложного или суперсложного вождества? На этот вопрос автор ответа не дал.

По его мнению,
«раннее государство – категория, с помощью которой описывается особая форма политической организации достаточно крупного и сложного аграрно-ремесленного общества (группы обществ, территорий), определяющая его внешнюю политику и частично социальный и общественный порядок; эта политическая форма есть в то же время отделенная от населения организация власти: а) обладающая верховностью и суверенностью; б) способная принуждать к выполнению своих требований; менять важные отношения и вводить новые, перераспределять ресурсы; в) построенная (в основном или по большей части) не на принципе родства».
Вообще, слишком научные определения и толкования свойственны многим авторам. Но хотелось бы знать определение раннего государства или хотя бы перечень его характерных признаков. Где «категория, с помощью которой описывается особая форма…»? Не проще ли было, используя терминологию автора, установить, что «раннее государство уже само по себе является особой формой общественно-политической организации достаточно крупного и сложного аграрно-ремесленного общества, которое самостоятельно определяет свою внешнюю политику и частично социальный и общественный порядок. Власть в которой обладает верховностью и суверенностью, способностью принуждать к выполнению своих требований, менять важные отношения и вводить новые, перераспределять ресурсы и принуждать к выполнению своих требований. Где власть строится (в основном или по большей части) уже не на принципе родства». Теперь главное, чтобы с этой формулировкой согласился сам автор.

Но только вряд ли это определение соответствует определению раннего государства, и как совместить это определение с определением, которое давалось автором ранее?

Напомним: раннее государство – это «незавершенное государство», то есть в государствах этого типа часто отсутствуют те черты, которые отделяют собственно государство от до-государственных форм политической организации: «Важно понимать, что профессиональный бюрократический аппарат, система налогообложения и административно-территориальное деление необязательны для раннего государства. Они становятся обязательны только на следующем этапе развития – при появлении развитого государства».

Неясно, какое определение автор считает истинным.

Однако Л.Е. Гринин в своей работе выделил критерии появления раннего государства, которые, по сути, в основном повторяют критерии, предложенные Х. Классеном (сходство в трех случаях из пяти):

1) определенное количество населения (минимум несколько тысяч);

2) определенный производственный базис в виде сельского хозяйства, ремесла и торговли (два последних в отдельных случаях занимает военно-данническая эксплуатация соседей);

3) заметная социальная стратификация общества;

4) определенный уровень политической и структурно-управленческой сложности, не меньше трех уровней управления;

5. конкретно-исторические возможности и способность стать государством.

Из перечня только один пункт имеет смысловое содержание, хотя и требует обоснования и пояснения. Остальные критерии вообще не наполнены каким-либо смысловым содержанием, поэтому и не дают представления о причинах появления раннего государства, являясь абстрактными представлениями автора.

Л.Е. Гринин также предложил использовать в научном обороте термин «примитивное» (или «первичное») раннее государство, взамен термина «зачаточное» раннее государство Х. Классена. По его мнению, при употреблении термина голландского ученого, возникает некоторая путаница. Возможно, это и так, однако при отсутствии общепризнанной классификации данное предложение, по нашему мнению, носит формальный характер.

Е.А. Шинаков считает, что исследование процесса развития политических структур ставит ключевой вопрос о грани – «почти государство, но еще не совсем»: «предгосударство», «(супер) сложное вождество». Он считает, что для определения «уже государства» лучше всего работают марксистские критерии, обозначенные еще Ф. Энгельсом:
«Надо признать, что современная формулировка „государства“ вполне соответствует марксистской, то есть аппарат власти, стоящий над обществом и служащий интересам правящих страт».
Затем эти критерии были дополнены М. Годелье, Р. Коэном, Б. Триггером, Д. Битамом.

Согласно Е.А. Шинакову, признаками «типичного раннего государства» являются:

1) торговля – как минимум развита на местном уровне (внутренняя торговля);

2) частная собственность на землю – крайне ограничена;

3) роль государственной собственности – постоянно возрастающая;

4) члены аппарата управления – находятся на содержании у правителя, позже часть из них получает жалованье;

5) наследственный принцип продвижения и карьеры уравновешивается принципом назначения;

6) судебная система находится на стадии формирования;

7) начинается кодифицирование законов и систематизация набора наказаний;

8 ) регулярная система налогообложения существует, но принимает разнообразные завуалированные формы, включающие работы, регулярные подарки и т. д.;

9) начинается идеологическое, мифоэпическое, религиозное обоснование власти. К этому можно также добавить четкие (в отличие от «сложного вождества») и охраняемые границы. Масштабные постоянные войны как способ наращивания прибавочного продукта, характерные для «сложных вождеств», уходят в прошлое [595].

Рассматривая данные признаки, надо отметить их большую информационную насыщенность по сравнению с типологиями других авторов. В них ясно прослеживается направление развития общества:

1. Четко фиксируется уровень, хотя он характерен и для политий более низкого уровня.

2. Частная собственность – это правовое понятие, а судя по пункту 7, в политии только начинается кодифицирование законов и систематизация набора наказаний, поэтому этот признак некорректен. Или же два этих признака надо представлять совместно: начало кодификации, зарождение частного права.

3. Не совсем понятно, о чем идет речь: если о государственной собственности, значит, государство уже существует. Скорее всего, это признак более высокого уровня.

4. В чем отличие? Уместнее было бы – «начинает получать жалованье».

5. Этот признак трудно определить по источникам. Почему уравновешивается? Неужели кто-то следил за этим балансом? Чтобы это декларировать, надо отвечать на вопрос: что вынуждало правителей прибегать к этим способам продвижения? Уместнее – фиксируются факты назначения. А как быть с выборностью?

6. Формальная фиксация данного признака. Что может об этом свидетельствовать? Только фиксация фактов в источниках.

7. То же, что и 6. Как можно это проверить? Только началом фиксации. Как у готов, по сообщениям Исидора Севильского.

8. Не совсем понятно, что имеет в виду автор под словами «регулярная система налогообложения»? Одно дело, если «регулярная система налогообложения» существует в виде «разнообразных завуалированных форм», то в этом случае общество вряд ли можно классифицировать как раннее государство. Другое дело, если при существующей «регулярной системе налогообложения» еще остаются некие рудиментарные «разнообразные завуалированные формы».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ (6)

Новое сообщение ZHAN » 06 фев 2022, 15:06

9. Наиболее важным в этом пункте является утверждение, заключенное в последнем предложении: «Масштабные постоянные войны как способ наращивания прибавочного продукта, характерные для „сложных вождеств“, уходят в прошлое».

Однако в целом автором создана достаточно понятная картина раннего государства.

Подводя некий итог рассмотрению различных подходов различных авторов к вопросу возникновения ранней государственности, можно констатировать, что различные субъективные методики определения уровня общественно-политических образований все же не приводят к объективному результату.

Исходя из этого выскажем свою точку зрения. Мы считаем, что в качестве объединяющих причин предпосылками образования раннего государства выступают: осознание выгоды от объединения большинством народа; общая территория; общий язык; общая или взаимодополняющая хозяйственная деятельность; общие культы и вера; оборона.

Такие объединения демонстрируют стабильность и долговечность. Силовые объединения или объединения для решения только конкретных задач (война, грабеж, оборона, контроль территорий или торговых путей) формальны и нежизнеспособны, и мы видим подтверждение этому в истории готов.

К примеру, в готских предгосударственных образованиях – королевстве гревтунгов и в Готии тервингов – налицо была общая территория, общий язык, одинаковая хозяйственная деятельность, общие культы, однако не было главного – осознания выгоды от объединения. Постоянные разделения, измены, отсутствие единства вождей обусловили непрочность этих союзов.

Далее. Любые общественные объединения – семья, род, племя, государство – являются неустойчивыми системами и имеют тенденцию как к возникновению, объединению, так и к распаду на любой стадии развития. Поэтому главным критерием их существования является выражение воли, желания человека, группы людей, большинства членов какого-либо общества, большинства населения страны противостоять распаду.

Главным же критерием оценки развития общественно-политических объединений должно быть определение уровня развития производственных сил и отношений, организованности их политических структур.

А уровень развития общества любой политии должен определяться экономическими, базовыми принципами, которые должны рассматриваться в качестве основных характеристик.

Начальной же точкой отсчета для раннего государства должно являться появление в нем элементов внутренней эксплуатации. Это комплексный признак – этап, который рано или поздно проходят все государства в своем развитии. Он свидетельствует о том, что производительные силы общества развиты настолько, что оно начинает удовлетворять свои потребности за счет внутренних ресурсов, а это объективно потребует введения и усложнения налогообложения в обществе, что, в свою очередь, потребует совершенствования, усложнения и расширения управленческого аппарата, а это, в свою очередь, потребует введения и совершенствования законодательной базы, которая приводит к ускорению разделения общества на группы и классы, оформлению и обороне границ.

Исходя из этого только общество, где отсутствуют внутренние причины (условия) для распада, которое начинает удовлетворять свои потребности за счет внутренних ресурсов и в котором фиксируется начало внутренней эксплуатации, по нашему мнению, можно считать ранним государством.

Это утверждение довольно легко проверяется по данным источников. Дробление же уровня раннего государства на некие подуровни считаем нецелесообразным ввиду их почти невозможной фиксации и гипотетичности.

Теперь непосредственно приступим к определению социо-политической организации Готии и королевства остроготов, используя методики, которые, по нашему мнению, наиболее соответствуют определению уровня «раннее государство». Методики, в которых эта категория дробится, мы не рассматриваем, так как считаем их некорректными.

Вначале для определения уровня развития готских потестарных образований воспользуемся методикой Е.А. Шинакова.

Итак, рассматривая по этой схеме общественно-политические устройства готских образований, получаем следующую картину:

1) Торговые отношения готов внутри ареала и вне его носили характер обмена. О торговых отношениях с целью получения прибыли источники не сообщают, а по утверждению Тацита, «ростовщичество и извлечение из него выгоды им неизвестно». Торговля же с Римом являлась важным атрибутом жизни готов в условиях недостатка продовольствия и амуниции. Достаточно вспомнить ситуацию, приведшую к Адрианопольскому сражению. Торговые отношения с сарматами можно определить по данным археологии. Однако возникает вопрос: что составляло основу их торговли – товары собственного производства или на продажу выставлялось награбленное? По нашему мнению, второй вариант наиболее вероятен.

2) В интересующий нас период частной собственности на землю ни у тервингов, ни у гревтунгов не существовало. Подобие частного владения у готов появляется в V–VI вв. в Испании.

3) Государственной собственности у готов не существовало.

4) Некий аппарат управления готских образований получал от вождя определенную долю продукта, однако называть это жалованьем преждевременно. Напомним:
«У их общин существует обычай, чтобы каждый добровольно уделял вождям кое-что от своего скота и плодов земных, и это, принимаемое теми как дань уважения, служит также для удовлетворения их нужд. Особенно радуют их дары от соседних племен, присылаемые не только отдельными лицами, но и от имени всего племени».

«Покой этому народу не по душе, и так как среди превратностей битв им легче прославиться, да и содержать большую дружину можно не иначе как только насилием и войной; ведь от щедрости своего вождя они требуют боевого коня и победоносной фрамеи; что же касается пропитания и хоть простого, но обильного угощения на пирах, то они у них вместо жалованья».
По нашему мнению, эти фрагменты Тацита довольно точно определяют ситуацию в готских общинах.

5) Единственный способ возвышения у готов – это признание заслуг тингом или войском.
«Заслуги предков доставляют достоинство вождя; все прочие собираются возле уже проявивших себя на деле, никому не зазорно состоять их дружинниками. Впрочем, внутри дружины устанавливаются различия в положении. Дружинники упорно соревнуются между собой, добиваясь преимущественного благоволения вождя. Величие вождей, их могущество в том, чтобы быть всегда окруженными большой толпою отборных юношей, в мирное время – их гордостью, на войне – опорою. Чья дружина выделяется численностью и доблестью, тому это приносит известность, и он прославляется не только у себя в племени, но и у соседних народов; его домогаются, направляя к нему посольства и осыпая дарами, и молва о нем чаще всего сама по себе предотвращает войны».
6) Судебная власть в готских обществах, по Тациту, была в руках жрецов. В Готии власть вождя и жреца совмещал Атанарих. Как таковая, судебная власть у готов еще отсутствовала.
«Ни карать смертью, ни налагать оковы, ни даже подвергать бичеванию не дозволено никому, кроме жрецов».
7) В интересующий нас период существовала лишь традиционная система, находящаяся в руках одного жреца. Писаные законы появились позднее.

8 ) В готских образованиях в Восточной Европе никогда не существовало системы налогообложения.

9) В источниках нет достоверных сведений об отношении готов к власти как таковой и нет сведений о каком-либо обосновании. Удача – основной критерий власти. В готских структурах ее легко получить и так же легко потерять.

В результате вышеприведенного анализа соответствия можно заключить, что готские потестарные образования не преодолели рубеж раннего государства.

Теперь проведем анализ готских образований по характеристикам раннего государства, приведенных Х. Классеном в работе The Early State:

1) «Достаточное для социальной стратификации и специализации население.

2) Гражданство, которое определяется рождением или проживанием на территории государства.

3) Правительство централизовано и имеет достаточную власть, чтобы поддерживать закон и порядок силой или угрозой силы.

4) Государство независимо, по крайней мере де-факто. Правительство достаточно сильно, чтобы препятствовать сепаратизму, а также успешно отражать внешнюю агрессию.

5) Достаточное количество населения для начала процесса классообразования (правители и управляемые).

6) Уровень развития производственных сил достаточен для постоянного получения излишков продукции, которые используются для поддержания государственного аппарата.

7) Общая идеология, легитимизирующая власть правящего класса».

То есть «если для политии… характерны указанные выше характеристики, то мы можем говорить, что она достигла ступени раннего государства».

1) Скорее всего, этот признак соответствует обеим готским политиям, так как из источников можно сделать вывод о многочисленности их населения.

2) Такого понятия, как гражданство, в готских образованиях не существовало.

3) Такого понятия, как правительство, в готских образованиях не было. Закон и порядок поддерживался авторитетом вождя и жреца, а также традициями и обычаями.

4) Данная характеристика не соответствует развитию готских образований. Мы указывали на постоянные распри и нестабильность в готских объединениях.

5) Достаточностью населения вряд ли можно объяснить процесс классообразования, скорее всего, здесь надо говорить о развивающейся экономике, чего у готов мы не наблюдаем.

6) Говорить о некоем уровне производственных сил у готов не приходится, так как основной продукт они получали за счет насилия и грабежей. Вождь и «аппарат» существовали за счет традиции отдавать часть добычи на общее пользование.

7) Если речь в этом пункте идет о сакральности власти правителя, то, как мы уже указывали выше, подобного явления не было в готских образованиях, хотя язычество давало большие возможности вождям и жрецам.

И из этого сопоставления мы также не можем заключить, что Готия и королевство гревтунгов являются ранними государствами, поскольку из семи характеристик раннего государства в данном случае присутствует лишь один.

Также готские образования не подпадают под определение раннего государства, если использовать нашу методику. Проверим.

1) В обществе отсутствуют внутренние причины (условия) для распада.

2) Общество начинает удовлетворять свои потребности за счет внутренних ресурсов.

3) В обществе фиксируется начало внутренней эксплуатации: фиксация налогообложения в обществе, усложнение и расширение управленческого аппарата, фиксация введения и совершенствования законодательной базы, оформление и оборона границ.

Рассмотрим соответствие:

1) Во всех без исключения готских обществах отсутствие единства среди вождей было характерной чертой, на что мы постоянно указывали. Источники постоянно указывают на внутренние конфликты.

2) За всю свою историю готы никогда не удовлетворяли свои потребности за счет своих внутренних ресурсов. Грабеж и войны были, по сути, единственной возможностью их существования.

3) Налогообложения и законодательной базы не существовало в языческих объединениях Атанариха и Германариха.

Источники утверждают, что система организации власти готов была неизменна – выборность вождей вперемежку с наследственным принципом, и мы не располагаем сведениями о причинах, которые бы могли повлиять на его совершенствование.

Мы не располагаем достаточно точными сведениями о каких-либо границах готских образований. Приблизительные очертания в сообщениях источников – это не оформление рубежей. Тем более не уместно говорить об их обороне.

Итак, мы определили, что и по нашей методике готские образования периода тервингов Атанариха и гревтунгов Германариха не могут считаться ранними государствами.

Значит, необходимо рассмотреть соответствие этих образований более низкому уровню. Для начала этой работы воспользуемся определениями племени и вождества, которые фиксируются различными авторами:
«Племя определяется общими чертами, свойственными всем членам племени и объективно отличаемыми: язык, религия, происхождение, обычаи и традиции. Племя может обозначать форму как этнической, так и политической организации. Племя не обязательно обладает территорией компактного проживания, и его претензии на какую-либо территорию не обязательно признаны другими группами»
[Коротаев А.В. Политическая организация сабейского культурного ареала во II–III вв. н. э.: к соотношению племени и государства // Племя и государство в Африке. М.: Институт Африки АН СССР, 1991.]

Как показывают этнографические исследования, племена являются прежде всего политическими союзами. Центром кристаллизации такого объединения нередко являлся предводитель или его потомок, считавшийся позже родоначальником всего племени. При этом нередко использовалась и вера в происхождение народа от какого-либо божества, так, например, считали германские племена алеманнов и лангобардов. Зачастую племена располагали легендой собственного этногенеза, повествующей, как и почему возник их племенной союз. Как же сложились признаки, отличающие их от иных племен?

«В политической антропологии племя рассматривается как форма политической организации (полития), одноуровневая вождеству, но отличающаяся от последнего консенсуальным типом политического лидерства, в то время как вождество характеризуется авторитарным типом политического лидерства. Процесс перехода этнической общности на уровень племени называется трибализацией».
[Коротаев А.В. «Апология трайбализма»: Племя как форма социально-политической организации сложных непервобытных обществ // Социологический журнал. 1995. № 4.]
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ (7)

Новое сообщение ZHAN » 07 фев 2022, 20:35

«Если племя – конфедерации общин, действующих по договоренности, согласованию, то вождество – гораздо более иерархизированная структура, имеющая формального лидера. Коллективное действие в племени принимается на основе соглашения, в вождестве возможно принуждение. Лидеру племени подчиняются в силу его личного авторитета, тогда как вождь может отдавать приказы просто в силу занимаемой позиции. Отличаются они и системами распределения. Вождества могут объединяться (в основном в результате завоевания одной группой других), образуя сложные, а затем – суперсложные вождества. В состав суперсложных вождеств могут входить и племенные группы, и локальные общины, и даже ранние государства (?)»
[Боринская С.А., Коротаев А.Б. Алгебра и гармония социальных структур: от общины до империи // Природа. 2005. № 6.]

Теперь, не вдаваясь в дальнейшее рассмотрение вопроса, воспользуемся методикой Н.Н. Крадина и проведем анализ социополитической организации готских образований, используя таблицу отличительных особенностей для идеальных моделей племени и вождества:

Отличительные особенности идеальных моделей вождества и племени
Изображение

Рассматривая в комплексе признаки, определяющие «племя» из вышеприведенной таблицы, можно заключить, что все они в той или иной мере присущи как Готии, так и королевству гревтунгов: у тех и у других существуют народное собрание, совет старейшин и вожди играют определяющую роль в их жизни. Однако нельзя отрицать наличие в этих обществах социальной стратификации и редистрибутивной системы и не признать роль и значение таких готских вождей, как Атанарих и Германарих, благодаря которым нам и известна история готов. И здесь необходимо говорить уже о более высоком уровне их власти, надплеменном, так как под их управлением находятся племена вождей, равных или близким к ним по уровню влияния, что дает нам право утверждать, что племенной уровень этими объединениями все же пройден.

Осталось установить, какому уровню вождества соответствуют эти образования. При этом надо сразу оговориться, что в чистом виде ни одно общество не вместится в рамки отведенной ему системы.

Рассматривая признаки, присущие вождеству, нужно отметить, что народ готов никогда не был отстранен от власти за весь рассмотренный нами период его истории. В нашем случае власть вождя напрямую зависела от желания и воли большинства членов общества. Вождь в готских образованиях – это выражение воли народа, который составлял основу войска, и их история тому яркое подтверждение. Атанарих теряет власть в результате религиозного раскола. Германарих сразу лишается поддержки окружения в результате паники, связанной с нападением гуннов. Вождь в готских объединениях обладал всей полнотой власти до тех пор, пока он был удачлив, а его действия удовлетворяли прежде всего войско. Поэтому, как мы уже указывали, вожди становились заложниками общества. В этом и состояла одна из причин их нестабильности. Общества только на первый взгляд казались развитыми и стабильными. В рассматриваемый нами краткий период истории готов их крупнейшие объединения возглавляли влиятельные вожди, поэтому при них в основном и сформировались довольно развитые общественно-политические структуры, а сами они выступали в роли самовластных лидеров.

Нет сомнения, что более стратифицированной структурой обладало общество тервингов, так как оно было более цивилизованным. Постоянные контакты с Римской империей предполагали в ее структуре наличие специалистов в различных областях. Именно эти контакты способствовали появлению ремесленного сословия наряду с уже имевшимися земледельцами и воинами. Многие готы служили в богатых римских домах в качестве букеллариев, многие племена служили в Империи в качестве федератов и имели контакты с соплеменниками и другими племенами. Именно в обществе тервингов более заметным и выраженным было это разделение. Общество гревтунгов было обустроено по типу воинского формирования, однако нельзя отрицать и разделения по профессиональному принципу. Условия походной жизни, естественно, отрицательно влияли на оседлость и на многоукладность.

Как мы уже указывали выше, редистрибутивная система существовала в их образованиях еще задолго до рассматриваемого нами периода истории готов. Бесспорно то, что готы обладали ранее, в условиях острова, каким фактически являлась Скандинавия в ту эпоху, надлокальной, общеготской, по-видимому, наследственной властью. Впоследствии в истории готов появлялись объединения, имеющие сложную структуру управления обществом, но прежнего единства ареала восстановить не удалось никому. Естественно, что при появлении надлокального уровня появляются и некие структуры аппарата управления, контролирующие или отвечающие за то или иное направление, но уровень и полномочия их напрямую зависят от развития и многофункциональности экономики и уклада жизни, обширности внешних связей и т. д. В обществах, которые мы рассматриваем, не существовало наследственной передачи власти, но власть лидеров в них была безусловной.

Рассматривая пятый пункт – культ вождей, – приведем несколько цитат из работы Ингемара Нордгрена «Источник готов. Готы на севере и на континенте»:
«Готские короли имели вначале явные черты „священного царя“, но более шаманистского плана, и они не были перерождающимися богами, а династией из детей, внуков и т. д., которая восходила к богу. Готы имели общую идентичность в сакральном плане, общее происхождение [от бога Гапта/Гаута, на что указывает Иордан]».

«До смерти Книвы и воцарения Остроготы у готов существовало „священное царство“, то есть король считался воплощением бога на земле».

«Племенные короли-риксы, которые непосредственно командовали своими войсками, в религиозном плане являлись персонификацией Гаута/Одина в местных воинских культах и в бою, в то время как киндинс [судья] представлял народный культ плодородия. Другими словами, он скорее хранит единство людей, а не направляет политику».
Подобные высказывания можно встретить и у других авторов, однако хотелось бы знать, из каких источников получены эти сведения, ведь эти авторы не приводят ссылок в своих работах. В редких случаях ссылаются в основном друг на друга, на раннюю или современную историографию, что увеличивает количество ни на чем не основанных предположений. Об отношении готов к вождям мы уже высказывались, поэтому в итоге можно заключить, что общества как тервингов, так и гревтунгов можно признать более сложными структурами, чем простое вождество. Однако и вышеприведенная схема не дает ясной картины общественно-политических структур тервингов и гревтунгов.

Нужно отметить, что, согласно современным представлениям, очень тонка грань между племенем и вождеством, и различаются они лишь «типом политического лидерства». Вообще вопрос об этой грани поднимался многими исследователями, однако общего взгляда до сих пор не выработано. В нашем же случае эту грань еще труднее определить, она постоянно колеблется то в одну, то в другую сторону. Ведь мы исследуем не общеготское эволюцинизирующее патестарное образование, а кратковременные, случайно сложенные образования готских племен, связанные с именами только двух лидеров, да еще в условиях ограниченной информации, и прежде чем делать окончательный вывод по поводу уровня их потестарных образований, приведем следующую цитату:
«Как мы ранее отмечали, классическое вождество занимает промежуточное положение между простыми и сложными обществами. Существует некоторая степень разделения труда, но все еще сильны кровно-родственные связи. По крайней мере, в теории, вождь – всего лишь старший мужчина самого старшего рода. В его обязанности входило отправление ритуалов и управление, а в самых примитивных обществах он сам обрабатывал свое поле. Но из принципа наследственного доступа к политической, экономической и религиозной власти (а это – основа вождества) следует комплексное разделение труда, а позже появляется стратификация. С развитием государства клан правителя/вождя разрывает родственные связи с остальным обществом и позиционирует себя как знать, отличную от остальных классов. Затем этот класс обычно нанимает таких специалистов, как писцы, жрецы и солдаты для облегчения процесса управления. Вождь должен опираться на сеть родственных обязательств, чтобы установить свою власть. Король/царь может издавать указы и платить тем, кто их исполняет. Западная Европа пересекла эту границу на рубеже темных веков и Средневековья».
Итак, если принять во внимание приведенное описание классического вождества, становится понятно, что готские образования Атанариха и Германариха несколько переросли указанный уровень. Поэтому мы можем определить уровень их общественно-политических структур как более сложные общества в момент своего расцвета.

Здесь уместно привести признаки вождества, данные Х.Дж. Классеном и П. Скальником в работе The Studyof the Sate:

1) вождество более или менее централизовано, однако лидеры не имеют достаточно легитимной власти для навязывания своих решений;

2) отсутствует механизм (условия) предотвращения распада;

3) возникает разделение населения на управляющих и управляемых, однако граница между ними размыта, различие заключается в родовой иерархии; появляется тенденция к брачным предпочтениям;

4) существуют институты и инструменты для систематического изъятия прибавочного продукта для нужд элиты, однако они слабо развиты и применяются от случая к случаю; ни дань, ни дары не являются единственным источником существования элиты;

5) существует общая идеология для племенных сообществ вождества, которая может быть распространена даже больше, чем в государствах.

В современной научной литературе различными авторами исследуются различные типы вождеств: военные (военная демократия и военная иерархия), теократические; стратифицированные и ранжированные; простые, сложные, суперсложные, компаудные и консолидированные; ориентированные на частные и групповые интересы и т. д. Однако сложность анализа и их идентификации состоит в том, что выделение основных признаков для каждого отдельного их типа затруднительно, «поскольку „сущностные“ признаки этапов в источниках редко отражаются напрямую. Так как новая их сущность чаще всего прикрыта старой формой – институтами, идеологией, ритуалами и т. д.».

Поэтому мы для итоговой проверки сделанного нами анализа, для окончательного определения типа готских потестарных образований используем все известные, закрепленные в научных публикациях характерные признаки всех типов вождеств. Надо отметить, что подобное исследование производится впервые, а феномен готов и состоит в том, что их потестарные образования в Восточной Европе, возникая и распадаясь, постоянно балансируют на некоей грани, отделяющей эгалитарные структуры от более высоких форм развития их обществ. В современной научной, политантропологической литературе, как указывалось выше, имеется ряд перечней признаков вождества, сложного вождества и суперсложного вождества, данный различыми авторами (Салинзом, Сервисом, Крадиным, Карнейро, Шинаковым и др.). Иногда признаки в этих перечнях совпадают, иногда они разнятся. Мы не стали анализировать каждый из них, как в случае с признаками раннего государства, а постарались свести их в некий общий перечень признаков, наиболее характерный для разного рода политий.

Вместе с этим определены признаки, которых, по Е.А. Шинакову, не может быть в этих обществах. Это:

«Территориальное деление. Профессиональный, оторванный от „общества“ аппарат управления (кроме полисов).

Налоги как показатель суверенитета государства над обществом. Способность первого легитимно (а при необходимости и силой) навязывать решения второму.

Наличие средств предотвращения дезинтеграции (признак, существенный для многих политантропологов).

Кодифицированное общегосударственное (но разное для разных классов, сословий и типологических составных частей – регионов и городов-полугосударств) право, источником которого является государство, а не общество (в некоторых, но разных аспектах, исключения – полисы и феодально-иерархические монархии).

Признание большинством населения сложившегося характера отношений государства и общества, примирение с ним (легитимность власти).

Поддержание государством (иногда им же искусственно созданным) экономически господствующего класса и опора на него».

Теперь, на основании полного перечня признаков вождества, сложного вождества и суперсложного вождества, которые указаны в таблицах, установим окончательный вывод.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Политантропологический анализ (8)

Новое сообщение ZHAN » 08 фев 2022, 20:15

Таблица определения уровня готских потестарных образований IV в.
Изображение
Изображение

Из приведенных таблиц следует вывод, что потестарные образования как гревтунгов, так и тервингов более соответствуют уровню сложного вождества.

Теперь определим, какому типу сложного вождества соответствуют готские политии тервингов и гревтунгов, а затем с помощью коэффициента сопряженности определим связь между ними.

Таблица соответствия потестарных образований гревтунгов и тервингов
Изображение
Изображение

Из таблицы видно, что два готских потестарных образования имеют только два явных общих признака: № 7, № 10, что указывает на крайне низкий уровень корреляции исследуемых политий, а анализ сравнительных признаков позволяет утверждать, что общество тервингов времен Атанариха было более цивилизованно и достигло более высокого уровня развития по сравнению с обществом гревтунгов времен Германариха.

Общество же гревтунгов можно классифицировать как военное вождество стадии военной иерархии, так как в данном образовании налицо высокая роль военных вождей и дружины, которая сменила племенное ополчение в качестве основной военной силы. Все общество фактически военизировано, война, грабеж, дань с покоренных племен – основа существования и основной источник добычи прибавочного продукта.

Что касается политии тервингов, то в данном случае достаточно сложно определить тип вождества. По имеющимся в источниках данным, можно охарактеризовать его как теократическое сложное вождество, учитывая, что Атанарих совмещал функции светского и религиозного лидера. Кроме того, из сообщений Евнапия известно о наличии достаточно сильной и многочисленной прослойки жрецов у тервингов. Факт гонений на христиан также говорит о сильном влиянии религии на жизнь общества, хотя власть судьи не была прочной и непререкаемой, даже несмотря на его религиозный статус. Большую роль играли аристократия (племенные вожди) и тинг. Начавшаяся же христианизация подорвала религиозную основу власти Атанариха, а вторжение гуннов, которое он не смог отразить, – его политический авторитет, что и привело к распаду Готии.

Мы уже указывали, что история готов довольно подробно освещена в источниках. Но только Иордан впервые дает картину расселения славян по территории Восточной Европы. И это сообщение многие ученые считают началом их структурирования (спалы, венеты, анты, склавены), так как в них сообщается об их усилившемся влиянии «теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно».

В произведениях же Прокопия Кесарийского, Маврикия и других авторов мы находим довольно подробные характеристики их жизни и быта. В них же находим подтверждение, что уже в VI – начале VII в. славянские общества представляли серьезную угрозу для Византии. Но не могли же они появиться к VI в. ниоткуда.

По Иордану, готы уже на пути в Ойум во II в. вступают в войну со спалами, а в конце IV в. им описана война Винитария с Божем. Понятно, что эти два славянских объединения на тот момент уже представляли собой некие потестарные образования. Поэтому на основании этих источников и сделанных нами выводов о политической организации готов можно сделать предположение, что потестарные образования славянского ареала были уже никак не ниже уровня готских политий. В подтверждение этому ниже проведем соответствующий анализ фактов, известных нам, влияющих на определение уровня развития ранних обществ.

Итак, из источников нам известно о существовании нескольких славянских групп. Конкретно в источниках с готскими событиями связаны спалы, венеты, покоренные Германарихом, и анты Божа.

Иордан указывает:
«После поражения герулов Германарих двинул войско против венетов, которые, хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться. Но ничего не стоит великое число негодных для войны, особенно в том случае, когда и бог попускает и множество вооруженных подступает».
Совершенно очевидно, что в данном отрывке речь идет о многочисленных мирных, оседлых, «могущественных» славянских племенах, которые находятся в непосредственном контакте с высокоразвитой скифо-сарматской культурой. Поэтому для всего славянского ареала, по-видимому, очевиден общий равнозначный уровень общественно-политического развития. Ранее установлено, что пришедшие готы по уровню своей материальной культуры были фактически равны славянам, однако имели более жесткую структуру своих объединений.

Из источников мы знаем, что славянские племена не отличались воинственностью, и Иордан подтверждает это, пришедшие же готы, наоборот, были воинственны и агрессивны, что, скорее всего, привело к возникновению неких даннических отношений между ними, а завоевание славянского мира не входило в планы готов. Вопросы их взаимоотношений в плане союзничества, скорее всего, останутся дискуссионными из-за отсутствия каких-либо достоверных сообщений.

Важно отметить, что как пришедшие готы, так и сарматы и славяне были язычниками, а это уже предполагало наличие некоей «двуглавой» системы управления в их общественно-политических структурах: жрец – вождь. В то же время на основании сообщений Иордана о войне Винитария с Божем мы можем говорить о еще более сложной организационной структуре славянских объединений. Ведь готы Винитария не сразу побеждают антов Божа, что говорит об определенной консолидации в этом славянском объединении, которое уже было способно оказать достойное сопротивление жестоким и воинственным завоевателям. А ведь о силе готов говорит тот факт, что впоследствии гунны с большим трудом наносят им поражение.

Сообщение же Иордана о казни 70 старейшин (не слишком ли много для одного племени?), по нашему мнению, дает основание говорить, что объединение Божа включало в себя не менее двух-трех племен. Да и титул его, по Иордану, – король – говорит о некоем надлокальном уровне в этом объединении. А коли так, то в этом потестарном образовании нельзя исключать ни социального расслоения, ни хотя бы зачатков редистрибутивной системы. А если учитывать быструю реакцию гуннов на поражение Божа от Винитария, то можно предположить и некие международные контакты и связи славянского мира с другими народами. Поэтому на основании вышеприведенных сведений, можно предположить, что племенной уровень объединением Божа пройден. Правы ли мы?

Таблица определения уровня потестарных образований славян II–IV вв.
Изображение
Изображение

Итак, из таблицы очевидно, что общественно-политической структурой «королевства» Божа в конце IV в. было вождество, а это позволяет нам считать доказанным примерное равенство уровней общественно-политического развития политий готов и славян времени Божа, Германаниха и Атанариха в IV в. И по-видимому, это был общий уровень потестарных образований, существовавших в Восточной Европе в то время, включая и те территории, на которых впоследствии формировалась государственность Древней Руси. Поэтому утверждение, что готская «держава» хронологически предшествовала началу процесса государствогенеза у восточных славян и дала толчок этому процессу у антов, некорректно. Тем более говорить о каком-либо значимом влиянии готов на процессы государство-образования Древней Руси, так как к этому времени готские политии уже более четырехсот лет как прекратили свое существование в Восточной Европе. А народ стал, по выражению Н.Я. Данилевского, «этнографическим материалом наряду с гуннами, кельтами и другими народами». Влияние же княжества Дори было локализовано только в Крыму.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Готы и славяне. Заключение

Новое сообщение ZHAN » 09 фев 2022, 22:16

Трудно отрицать, что славянский мир тесно соприкасался с миром готов. На это указывают многие источники, археологические данные и некоторые языковые заимствования.

Отсюда сходство в ментальности народов и формировании их первых потестарных образований. К примеру, даже К. Маркс разглядел «готический период» в истории Руси Рюриковичей в своей работе «Разоблачение дипломатической истории XVIII века».

А причины гибели «готской Империи» и превращении готов наряду с гуннами, кельтами и др. в «этнографический материал» объяснил Н.Я. Данилевский в работе «Россия и Европа».

Однако тесных контактов по источникам мы не наблюдаем, а готские историки сообщают нам в основном о конфронтационных отношениях между ними. Иордан в VI в. ясно дает понять, что славяне уже «свирепствуют повсеместно», иными словами, к этому времени ни о каком готском влиянии на развитие чьей-либо государственности говорить не приходится. Тем более что по источникам оно было утеряно после прихода гуннов еще в конце IV – начале V в. Поэтому абсолютно ошибочно принимать какие-либо естественные или конфронтационные контакты между народами обязательно за непосредственное влияние на развитие и организацию их общественно-политических систем. А если рассматривать регион, который в той или иной степени соприкасался и был связан с зарождением государственности на Руси, то становится понятным, скольким народам мы должны быть обязаны за это. Однако выше, мы надеемся, ясно показали, при каких условиях происходит это зарождение.

Итак, мы рассмотрели основные вопросы истории готов и должны заключить, что их переселение и пребывание на территории Восточной Европы в целом носило захватнический характер. Иначе нельзя объяснить археологически подтвержденные исходы коренного населения на новые земли после их прихода. Ведь как иначе расценивать сообщения авторов произведений, в которых они описывают войны, грабежи, зверства, развязанные готами на огромных территориях? Как оценить насильственное втягивание народов в сферу своих захватнических интересов?

С другой стороны, зададимся вопросом, что принесли с собой готы народам Европы: высокую культуру земледелия, новые технологии металлоизвлечения, металлообработки, строительства? :unknown:

Ничего. Ни в одном источнике нет сведений о готах-земледельцах и, наоборот, сколько угодно об их нежелании «целый год ждать урожая». Ни готов-кузнецов, ни готов-металлургов источники не упоминают. Если же сравнивать грубо отлитые готские фибулы и другие их изделия с изделиями, найденными в скифо-сарматских захоронениях, то это сравнение будет далеко не в пользу готов.

О строительстве в готских поселениях также не упоминает ни один источник, кроме примитивных длинных домов. Зато сколько угодно сообщений, что вся жизнь протекает на повозках, «даже церкви они возят с собой на повозках».

Хотя, ради объективности, мы должны назвать имя единственного свидетеля, который упоминает о созидательной деятельности готов.

Епископ Жироны Иоанн Бикларский (540–621) сообщает:
«Во 2-й год императора Тиберия; он же 10-й год короля Лиувигильда (578 г.). Король Лиувигильд, изгнав отовсюду тиранов и одолев защитников Испании, выбрал личный покой, остался вместе с народом и основал в Кельтиберии город, названный им по имени сына – Рекополисом; снабдив его в городских стенах и пригороде чудесными произведениями искусства, он предоставил народу нового города привилегию.

В 5-й год Тиберия; он же 13-й год Лиувигильда (581 г.). Король Лиувигильд захватывает часть Васконии и основывает город, получивший название Викториак».
На этом перечень свидетельств заканчивается, однако они к периоду, рассматриваемому нами, не относятся.

Поэтому народ, для которого даже гончарный круг явился откровением, мог принести с собой только свои традиции, обычаи, свою воинственность и харизматичность.

Многие исследователи считают приход готов в Восточную Европу благом для славянского мира, так как якобы только после их прихода он стал заметен на исторической арене. Вряд ли с этим можно согласиться. Формирование и структурирование славянского мира началось, скорее всего, еще задолго до прихода готов, но эти процессы завершены не были, иначе готы просто не дошли бы до границ Северного Причерноморья. Об этом свидетельствуют сообщения Маврикия из «Стратегикона».

Повлиял ли их приход на эти процессы? По нашему мнению, нет, и мы доказали это, установив примерное равенство общественно-политических организаций готов и славян III-IV вв. А если сопоставлять сообщения о славянских народах и германцах, становится очевидна их культурная и политическая близость, и, конечно, нельзя отрицать контактов населения двух народов – это подтверждается археологически, а также некоторыми заимствованиями из готского.

Однако, определяя влияние готов на складывающийся славянский мир, возможно, уместно говорить об изменении объединительного вектора. Ведь не будь готов, могла сложиться не балто-славянская общность, а, скажем, сармато-славянская (кстати, такой общностью многие ученые считают антов). И ей только предстояло пройти свой славянский путь. Хотя в большинстве хроник посетителей Московии, да и, по мнению ученых прошлого, в этих процессах поучаствовали представители многих народов, живших когда-то на этой территории.

В цивилизованный же мир Империи готы принесли разруху, положив начало его варваризации. А их военные успехи в Восточной Европе можно объяснить следующими причинами. Превратившись в кочевой народ, «народ-войско», они были более приспособлены к войне, более подвижны, они не были привязаны к определенным территориям, а в случае поражения легко переходили на другие места. В физическом плане они были более выносливы и неприхотливы. Но главное – это их традиции и обычаи, их воинственность, тяга к войнам и грабежам.

Оседлые народы, в том числе и славяне, были более уязвимы. Однако история показывает, что эти народы все же более жизнеспособны.

История готов – это история блуждающего народа, так и не нашедшего для себя общего дома, а поэтому и «растворившегося» среди народов Европы.

Главной задачей нашей работы было определение уровня потестарных образований тервингов, гревтунгов и славян на основании известных на сегодняшний день методик как отечественных, так и зарубежных политантроплогов, занимающихся вопросами ранней потестарности, что помогло более точно и объективно представить картину ранней истории народов Восточной Европы III–IV вв.

Использован материал: Андрей Федосов. Готы и славяне. На пути к государственности III-IVвв. Центрполиграф. 2020
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 67463
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.

Вернуться в Средневековая Европа и европейцы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1