Politicum - историко-политический форум


Неакадемично об истории, политике, мировоззрении, регионах и народах планеты. Здесь каждый может сказать свою правду!

История Турции от турка

Завоевания Сулеймана Первого

Новое сообщение ZHAN » 15 янв 2022, 12:08

Султан Селим Первый не пытался расширять свои европейские владения, но его подданные постоянно совершали опустошительные набеги на приграничные христианские земли. Эти набеги вызвали сильное беспокойство в Западной Европе.

В апреле 1514 года папа римский Лев X издал буллу [так в Средние века назывался важный папский документ] о крестовом походе против Османской империи. В Венгрии было набрано сорокатысячное войско, командовать которым стал Дьёрдь Дожа.

В отличие от других армий крестоносцев, войско Дожи преимущественно состояло из крестьянства, ремесленников и городской бедноты, то есть представляло собой народное ополчение. Многие были вооружены не мечами и копьями, а дубинами и косами. Для решения поставленной задачи – разгрома османов в приграничных районах, дабы отбить у них охоту к дальнейшим нападениям, – этого было достаточно, однако венгерское дворянство во главе с королем Уласло Вторым испугалось, что крестовый поход может вылиться в крестьянское восстание (предпосылки к тому имелись), и убедило Льва Десятого отменить поход. Поход был отменен, но это не отменило восстания, которое окончательно подорвало силы Венгерского королевства и без того находившегося в кризисном состоянии. Обстановка для нападения на Венгрию была крайне благоприятной, и султан Сулейман не преминул этим воспользоваться.

В 1521 году османские войска захватили хорошо укрепленную венгерскую крепость Шабац на Дунае и осадили Белград, который был взят после ожесточенной осады. Укрепляя ближние тылы, Сулейман в 1522 году захватил остров Родос, базу рыцарей-госпитальеров. Рыцари сопротивлялись ожесточенно, но Сулейман не считался с потерями, он имел привычку завершать начатое любой ценой.

В 1526 году османская армия перешла Дунай и 29 августа в сражении у города Мохача разбила венгерскую армию под командованием короля Лайоша Второго, который утонул в болоте во время бегства. Османы заняли центральную Венгрию, ставшую их владением до конца XVII века, а западная и северная части королевства были аннексированы Габсбургской империей и превратились в буферную зону между австрийскими и османскими владениями.
[Габсбурги – династия, правившая Австрией (c 1342 года), а впоследствии Австрийской и Австро-Венгерской империями.]

Разумеется, Сулейман, считавший своей всю Венгрию, не мог смириться с таким положением дел и начал длительную войну с Габсбургами.

В 1527–1528 годах османы завоевали Боснию, Герцеговину и Словению и сделали своим вассальным владением Трансильванию.

В августе 1529 года стодвадцатитысячная армия Сулеймана захватила столицу Венгрии Буду, а в сентябре осадила Вену. Австрийцы ожесточённо сопротивлялись, но османы сняли осаду не по этой причине, а из-за нехватки продовольствия, вызванной сильно растянутыми коммуникациями, и инфекционных болезней, свирепствовавших в их лагере.

Новый поход против Австрии, состоявшийся в 1532 году, закончился у пограничной крепости Кёсег, защитники которой поразили османов своим мужеством – восемьсот австрийских солдат сумели отразить девятнадцать штурмов, предпринятых восьмидесятитысячным османским войском. После месяца безуспешной осады крепости среди янычар, которые в эпоху Сулеймана были уже далеко не такими покорными, как в прежние времена, начались волнения, и османам пришлось отступить, отказавшись от похода на Вену.

По заключенному соглашению австрийцы признали османское господство над восточной и центральной Венгрией и обязалась выплачивать ежегодную дань в тридцать тысяч дукатов. Сулейман благоразумно остановился на этом и впредь не предпринимал походов на Вену, ограничившись завоеваниями более мелкого масштаба, совершенными в 1540–1547 годах (в частности, был установлен сюзеренитет над Молдавией, которую не удалось покорить Мехмеду Завоевателю).
Изображение
Османская империя в конце правления Сулеймана Первого

Захват Родоса позволил Сулейману утвердить свое господство в восточном Средиземноморье. Но это было только начало. В 1525 году корсар Хызыр-реис, известный в Западной Европе как Хайреддин Барбаросса, утвердился в Алжире. С его помощью султан Сулейман смог распространить свою власть на все африканское побережье Средиземного моря вплоть до Марокко. За свои заслуги Хызыр-реис был назначен главнокомандующим османского флота и бейлербеем африканских владений. Позднее он был удостоен почетного титула Хайр-эд-Дин [Хранитель веры].

Далеко не все складывалось гладко для султана. В 1535 году Тунис, недавно покоренный Хызыр-реисом, был захвачен испанцами. Но в ответ на это Сулейман заключил тайный союз с врагом Испании, французским королём Франциском Первым, который позволил корсарам Хызыр-реиса заходить в свои порты. В сентябре 1538 года Хызыр-реис полностью уничтожил объединённую флотилию Венецианской Республики, Республики Генуя, Папского государства и пиратов ордена святого Иоанна, насчитывавшую 157 кораблей, захватил ряд венецианских островов в Ионическом и Эгейском морях, а следом за этим отбил Тунис у испанцев. В результате господство османов в Средиземном море стало неоспоримым.

А вот морской поход в Южную Аравию и Индию, предпринятый в 1538 году для изгнания из Индийского океана португальцев, основных конкурентов османских купцов, завершился неудачно.
Изображение
Султан Сулейман Первый

В 1534 году Сулейман Первый воспользовался тем, что основные силы Сефевидов были отправлены против Бухарского ханства, и вторгся на территорию Персии. Османское войско заняло Тебриз, а затем Багдад, который в то время находился под властью Сефевидов. Однако в 1535 году близ города Дарджазина [ныне это часть города Корве-йе-Дарджазин на западе Ирана, в провинции Хамадан] сефевидское войско нанесло поражение османам, которые вернулись домой практически ни с чем, лишившись почти всех завоеваний прошлого года.

Сулейман взял реванш в 1548 году, захватив Тебриз (уже в четвертый раз!). Затем османы взяли Исфахан, Еревани Нахичевань. В мае 1555 года в Амасье был заключен мирный договор между Сулейманом и шахом Тахмаспом Первым, сыном шаха Исмаила. По этому договору к Османской империи были присоединены вся Восточная Анатолия, Западная Грузия и Ирак с Багдадом.

Мысль о покорении империи Габсбургов не давала Сулейману покоя. Военные действия против Австрии, предпринятые в 1551–1562 годах, не принесли ощутимых результатов. В мае 1566 года Сулейман Первый выступил в свой последний, тринадцатый по счету военный поход, который также оказался безрезультатным. Однако неудачи, завершившие правление султана Сулеймана, не умаляют его достижений, которые никто из преемников не смог превзойти.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Османская империя в правление Сулеймана Первого

Новое сообщение ZHAN » 16 янв 2022, 13:39

Подавляющее большинство подданных Османской империи занимались земледелием и скотоводством. Их хозяйство носило натуральный характер, иначе говоря, все потребности удовлетворялись продуктами собственного производства. В товарно-денежные отношения земледельцы и скотоводы вступали только для того, чтобы получить деньги для уплаты налогов или приобрести то, что невозможно было произвести собственными силами, например сельскохозяйственный инвентарь кузнечного производства, некоторые ткани или соль.

Многие историки, особенно западные, пытаются представить Османскую империю в виде наскоро сшитого лоскутного одеяла, но на самом деле центральная власть принимала меры для консолидации подданных. Этому процессу способствовали единые законы и общность торгово-хозяйственных связей. Торговле и неразрывно связанным с ней ремеслам традиционно придавалось большое значение. Центральная власть всячески стимулировала торговлю с производством и видела в городах свою главную опору. Развитие городов было одним из основных приоритетов на всем протяжении существования империи. В городах массово создавались эснафы – цеховые объединения ремесленников, но само производство было основано на ручном труде и носило кустарный характер. За исключением особо важных производств (например – производства пушек и ружей) все прочие сферы были отданы на откуп мелким ремесленникам. Развитие ремесленной сферы сдерживал ограниченный спрос – большинство населения покупало только самое необходимое, а тех, кто мог позволить себе нечто большее, было мало. В такой ситуации ни ремесленники, ни торговцы не могли играть какой-либо значимой роли в управлении городов. Демократии в ее современном понимании в Османской империи никогда не существовало.

Поскольку центральная власть была заинтересована в развитии внутренней торговли, служившей одним из наиболее значимых источников пополнения казны, меры для ее развития предпринимались значительные, но в то же время развитию торговли препятствовал ряд факторов, в первую очередь произвол местных властей. В основе назначения всех султанских чиновников лежали лояльность и родственные связи. Чиновник, обладавший двумя этими достоинствами, мог творить все, что ему вздумается, в том числе и беззастенчиво обирать население, вверенное его попечению.

Примечательно, что в торговой среде преобладали представители других наций – евреи, армяне, греки, арабы, сербы, а сами турки ею занимались мало, поскольку среди них было распространено презрительное отношение к торговле (в наше время в это трудно поверить!), а наиболее почетным занятием считалась военная служба. Но и на этом поприще доминировали инородцы, поскольку основу османской армии составляли янычары, набираемые из представителей христианских народов.

Сложилась парадоксальная ситуация – турки в турецком государстве были оттеснены на задний план. Турки были или крупными феодалами, которых султаны не очень-то охотно допускали к управлению государством, или же крестьянами. Дошло до того, что в XVII–XVIII веках слово «турок» употреблялось в Стамбуле в качестве синонима слова «деревенщина».

На всем протяжении своего существования Османская империя являлась военно-феодальным государством, во главе которого стоял султан (он же падишах), наместник Аллаха на земле, обладавший неограниченной властью. Вторым лицом после султана был великий визирь (премьер-министр), ведавший всеми делами в государстве и руководивший простыми визирями и бейлербеями провинций. Большой властью, хоть и не сравнимой с властью великого визиря, обладал шейх-уль-ислам (он же – главный столичный муфтий [высшее духовное лицо у мусульман. Изначально (до 1517 года) высшим духовным лицом мусульман считались халифы, но после того, как титул халифа перешел к османским султанам, они стали назначать муфтиев в качестве своих заместителей по религиозным вопросам]), подкреплявший своими фетвами [решение по какому-либо вопросу, выносимое муфтием и основанное на принципах ислама, а также на прецедентах мусульманской юридической практики] все важнейшие решения султана.

Главные вопросы правления обсуждались в государственном совете, называемом «диваном», заседаниями которого руководил султан или великий визирь. Постановления дивана были обязательны для всех подданных. Их выполнение обеспечивали бейлербеи эялетов (вилайетов), которых в правление Сулеймана Первого насчитывалось двадцать один, и подчиненные им санджак-беи, управлявшие двухсот пятьюдесятью санджаками.

Султанская армия состояла из регулярных формирований, основу которых составлял янычарский корпус, и провинциального ополчения, состоявшего из сипахийской конницы и вспомогательных войск. Конная гвардия, набираемая по принципу девширме, также имелась и в регулярном войске, численность которого при Сулеймане Первом составляла около пятидесяти тысяч.

Эпоха Сулеймана Первого стала периодом расцвета османской культуры, охватившем все сферы, – от литературы, изобразительного искусства до архитектуры. Параллельно шло развитие науки. Традиционно на Востоке наибольшей популярностью пользовалась поэзия. Турецкая поэзия берет начало от арабской и персидской, но при том носит характерные, можно сказать – уникальные черты поэзии национальной, для которой характерен интерес к реальной жизни и живому человеку. Особую ценность представляет творчество поэтессы Михри-хатун, любовная лирика которой поражает своей искренностью и глубиной чувств. Впрочем, султан Сулейман выше прочих ценил творчество поэта Бакы (Махмуда Абдулбакы), непревзойденного стилиста и тонкого лирика, идеалом которого были изящество и грациозность.

Заметного расцвета при Сулеймане Первом достигла архитектура, основанная на творческом использовании опыта иностранных мастеров. Каждый знатный человек, обладавший достаточными средствами, и в первую очередь сам султан, стремился прославить в веках свое имя возведением великолепных построек. В XVI веке прославился архитектор Синан, взятый по девширме на султанскую службу и начавший свою карьеру в янычарах. С 1538 года Синан занимал должность главного архитектора и инженера Османской империи. Он занимался строительством при трех султанах – Сулеймане Первом, Селиме Втором и Мураде Третьем. Вершиной его творчества являются такие шедевры мировой архитектуры, как стамбульские мечети Шахзаде и Сулеймание, а также мечеть Селимие в Эдирне, которую Синан ставил выше всех своих строений.

В правление Сулеймана Первого берет свое начало османская историография, развитию которой османские правители придавали большое значение и уделяли ей много внимания. Иначе и быть не могло, ведь главными задачами историков были утверждение престижа султанской власти, подтверждение ее легитимности и обоснование превосходства османской династии над всеми прочими династиями, как мусульманскими, так и христианскими. Наиболее выдающимися хрониками той поры являются многотомная «Османская история» Шемседдина Ахмеда, более известного под псевдонимом Ибн Кемаль, «Зерцало мира» Мехмеда Нешри и «Восемь кругов рая» Идриса Битлиси, написавшего свой трактат по поручению султана Баязида Второго (восемь кругов рая у Битлиси соответствуют числу султанов Османской династии, от Османа-основателя до Селима Первого).

До сих пор мы с вами довольно подробно знакомились с биографией каждого из правителей Османского государства, но впредь мы станем говорить только о тех султанах, которые прославились какими-либо выдающимися делами или же в правление которых происходили какие-то знаменательные события. Из тех десятков османских правителей не все заслуживают пристального внимания; о некоторых, даже при большом желании, нечего сказать, кроме даты рождения, даты прихода к власти и даты смерти.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Султан Мурад Третий

Новое сообщение ZHAN » 17 янв 2022, 18:53

«На детях гениев природа отдыхает», – сказал известный средневековый философ Эразм Роттердамский. Эти слова в полной мере можно отнести к султану Селиму Второму, сыну Сулеймана Первого и отцу Мурада Третьего. Он правил восемь лет (с 1566 по 1574 год) и прославился своей любовью к вину, за что и получил прозвище Селим Пьяница. Все немногочисленные достижения его правления, главным из которых стало завоевание Кипра в 1570 году, были обеспечены великим визирем Мехмед-пашой Соколлу, сербом, взятым в янычары по системе девширме.

Сын Селима Второго, Мурад Третий, не отличался чрезмерным пристрастием к вину, но делами правления он занимался еще меньше, чем его отец. По сути дела, он ими вообще не занимался, переложив это беспокойное занятие на великих визирей, которых за двадцать лет его правления сменилось одиннадцать, и шейх-уль-исламов (их сменилось семеро). Согласно распространенному представлению, Мурад Третий чуть ли не все время проводил в своем гареме.

Но это не совсем так. Безусловно, этот султан был весьма охоч до любовных утех и стал самым многодетным из османских султанов [Нельзя точно сказать, сколько именно детей было у Мурада Третьего, но достоверно известно о двадцати четырех сыновьях и тридцати двух дочерях. Но о многих детях султана мы не имеем сведений. Историки, склонные домысливать и предполагать, доводят число султанских детей до ста тридцати], но он также был высокообразованным человеком, в совершенстве владевшим арабским и персидским языками, достиг определенных успехов в поэзии и каллиграфии (некоторые образцы хранятся в Музее каллиграфического искусства и библиотеке Стамбульского университета), написал два суфийских трактата, был сведущ в астрономии и географии, интересовался историей, в том числе, и историей западных стран. Так, например, по его повелению нишанджи Феридун Ахмед-бей перевел «Историю Франции».

Достоин ли самый многодетный из султанов и султан, первым переставший лично водить войска в походы, отдельного поста в нашей теме? Навряд ли. Мы уделяем столько внимания правлению Мурада Третьего по другим причинам.
Изображение
Султан Мурад Третий

Во-первых, во время его правления Османская империя достигла максимальных размеров, ее площадь составила 19 902 000 км2 (для сравнения – площадь современной Турции составляет 783 562 км2, что в двадцать пять раз меньше).

Во-вторых, правление Мурада Третьего стало началом деградации Османской империи, и виноват в этом был не только беспечный султан.

В-третьих, интересно посмотреть, как управлялась великая империя без участия султана.

В-четвертых, при Мураде Третьем продолжался период, который историки называют «султанатом женщин», потому что женщины в то время оказывали большое влияние на государственные дела.

Началом женского султаната принято считать 1550 год, когда Хюррем-султан находилась в зените своего могущества, а окончанием – 1656 год, в котором взбунтовавшиеся янычары заставили султана Мехмеда Четвертого отстранить от власти его мать, Турхан-султан. Вообще-то янычары требовали ее казни, но султан упросил (!) их сохранить жизнь его матери.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Женский султанат

Новое сообщение ZHAN » 18 янв 2022, 20:22

Несмотря на то что Хюррем-султан имела большое влияние на Сулеймана Первого, она не была правительницей в полном смысле этого слова, так как не претворяла в жизнь свои решения, а всего лишь давала советы султану. А вот мать Мурада Третьего, Нурбану-султан, и его жена Сафие, ставшая впоследствии валиде-султан во время правления сына, использовали слабохарактерного Мурада в качестве передатчика своей воли. Если Сулейман Первый принимал решения самостоятельно, то его сын делал все, что ему нашептывали на ухо мать или жена.

У многих авторов можно прочесть, что Сафие-султан была дочерью венецианского губернатора острова Корфу [греческий остров, самый северный и второй по площади среди Ионических островов] Леонардо Баффо. Это не так. Сафие была албанкой незнатного происхождения. Ее купила для своего племянника Мурада Михримах-султан, дочь султана Сулеймана Первого и Хюррем-султан. Сафие попала в гарем шехзаде Мурада в 1563 году, когда ей было тринадцать лет, а Мураду – семнадцать. В 1566 году Сафие родила своего первенца Мехмеда.

Сафие получила такую власть над Мурадом, что тот до 1583 года не имел ни жен, ни других наложниц. Двадцать лет его ублажала одна лишь Сафие, и это не могло не внушать беспокойства валиде-султан Нурбану. С одной стороны, Нурбану-султан не хотела уступать сына невестке, а с другой – из всех сыновей, рожденных Сафие, выжил только шехзаде Мехмед. Единственный наследник – это большая опасность пресечения династии, но, несмотря на все уговоры матери, Мурад отказывался брать других жен. Дошло до того, что Нурбану-султан обвинила Сафие в том, что она при помощи колдовства сделала Мурада равнодушным к другим женщинам. После этого Мурад принял в дар от своей сестры двух красивых наложниц. Возможно, что он сделал это с согласия Сафие, которой не хотелось чрезмерно обострять отношения со свекровью.

С 1583 года число султанских наложниц начало расти, а Мурад стал проводить в гареме много времени. Примечательно, что сам Мурад пополнением гарема практически не занимался, наложниц ему поставляли валиде-султан, покупавшая красивых девушек оптом, а также Сафие, которая ни в чем не хотела уступать свекрови. Порожденный ими спрос привел к резкому возрастанию цен на столичном невольничьем рынке. Если в 1575 году красивую девственницу можно было купить за двести золотых монет, то в 1590 году приходилось выкладывать от двух до трех тысяч! В конечном итоге Мураду пришлось перестраивать гарем, чтобы хватило места всем наложницам, которых у него было более ста двадцати.

Мурад не сделал Сафие своей женой (явно этому препятствовала Нурбану-султан), но дал ей титул хасеки, который поставил Сафие выше султанских теток и сестер. О султанских симпатиях можно судить по размеру ежедневного жалованья. Сафие-султан получала тысячу акче в день; тётка султана Михримах, подарившая Сафие Мураду, получала шестьсот акче, а единоутробная сестра султана Эсмехан, поддерживавшая свою мать в противоборстве против Сафие-султан, – всего лишь триста акче. Сама же Нурбану-султан получала около двух тысяч акче.

Основная версия происхождения Нурбану-султан причисляла ее к благородным семействам. Якобы отцом ее был Николо Венье, венецианский губернатор острова Парос [греческий остров в южной части Эгейского моря] и родной брат дожа Венеции
Себастьяна Венье, а матерью – знатная венецианка Виоланта Баффо, не состоявшая в браке с Николо. Не исключено, что легенда об аналогичном происхождении Сафие-султан была создана по образу и подобию этой. Но на самом деле Нурбану-султан была не то гречанкой, не то еврейкой, захваченной Хызыр-реисом во время набега на Парос в 1537 году и переданной в гарем шехзаде Селима. Это все, что можно сказать о ее происхождении. В ее национальности нет определенности, поскольку, помимо греков, на Паросе в то время жили и евреи.

Подобно Сафие, Нурбану в течение длительного времени (вплоть до восшествия Селима на трон в 1566 году) оставалась его единственной фавориткой, и у них был единственный сын, будущий султан Мурад. Став султаном, Селим завел несколько наложниц, которые родили ему не то пятерых, не то шестерых, не то девятерых сыновей, но все женщины так и остались наложницами, а Нурбану Селим в 1571 году сделал законной женой. Пышных торжеств по этому поводу не устраивали, как и по поводу женитьбы отца и матери Мурада, поскольку женитьба на бывшей наложнице считалась не вполне приличной. Но приданое от султана жены получали, как и полагалось. Примечательно, что, стремясь превзойти своего отца, давшего Хюррем сто тысяч золотых моент, Селим дал Нурбану сто десять тысяч.

Нурбану подражала Хюррем точно так же, как Сафие подражала Нурбану. Именно Хюррем показала, что султанская жена и султанская мать могут интересоваться делами правления и влиять на них. Ученицы у нее оказались очень хорошие.

До 1579 года Османской империей фактически правил Мехмед-паша Соколлу, ставший великим визирем еще при Сулеймане Первом. 11 октября 1579 года неизвестный человек, одетый как дервиш, ударил кинжалом Мехмеда-пашу, вышедшего с полуденного заседания дивана. Как убийца мог пробраться в хорошо охранявшийся дворец? Как он мог приблизиться к великому визирю, при котором неотлучно находилась личная охрана? Разумеется, убийце кто-то помог, и если применить латинский юридический принцип «cui prodest» («кому выгодно»), то можно прийти к выводу, что убийство Мехмеда-паши было организовано или Нурбану-султан, или Сафие-султан.

Новым великим визирем был назначен второй визирь Ахмед-паша Семиз. Он был женат на внучке Сулеймана Первого и принадлежал к сторонникам Нурбану-султан. Довольно скоро, в апреле 1580 года, Ахмед-паша умер. Его преемником стал второй визирь Лала Мустафа-паша, также женатый на одной из внучек Сулеймана Первого и также бывший сторонником валиде-султан. Но Мустафа-паша пробыл на высшей государственной должности всего три месяца. Он скоропостижно скончался в августе 1580 года (думайте, что вам угодно), а его преемником стал один из наиболее преданных сторонников Сафие-султан, Синан-паша Коджа. Этот человек, начавший свою карьеру с главного повара Сулеймана Первого, становился великим визирем Османской империи пять раз (1580–1582, 1589–1591, 1593–1595, 1595, 1595–1596) и считался самым богатым из османских великих визирей.

Легенда гласит, что начало взяточничеству, которое стало подлинной язвой, разъедавшей тело османского государства, положил Шемси Ахмед-паша из рода Джандаридов, бывший дефтердаром (министром финансов) в правление Мурада Третьего. Якобы однажды Ахмед-паша сказал своему помощнику в присутствии Мустафы Али Гелиболулу [(1541–1600) – османский историк и поэт, близкий к султанскому двору] следующее:
«Наконец-то я отомстил Османам за нашу династию! Я подготовил их падение, уговорив султана торговать своими милостями. Если сам султан подает пример коррупции, то коррупция развалит государство».
Прежде всего надо сказать, что Ахмед-паша, несмотря на все расположение к нему султана Мурада, вряд ли бы осмелился сказать вслух такое, да еще и при свидетелях. Люди лишались голов за меньшие провинности. К тому же взяточничество появилось в Османской империи чуть ли не с момента ее основания. А Синан-паша (именно он, а не Ахмед-паша) сделал из неблаговидного поступка обычай. Если прежде взятки старались давать и брать тайно, то теперь это делалось в открытую и всем было известно, что сколько стоит.

Вот пример, наглядно характеризующий наглость и алчность Синана-паши. В начале 1581 года к нему прибыли послы персидского шаха Мухаммада Худабенде с предложением перемирия (о войне с персами будет сказано чуть позднее). Шах хотел заключить перемирие на выгодных для него условиях, сохранив свои владения в тех границах, которые были определены в правление султана Сулеймана Первого. Такое перемирие было невыгодным для османов, и вообще они как побеждающая сторона могли рассчитывать на значительные территориальные приобретения. Но Синан-паша согласился с предложением шаха и попытался убедить султана (точнее – Нурбану-султан) заключить мир на таких условиях. Нурбану-султан возмутилась, назвала Синана-пашу изменником и потребовала от сына казнить его. Но благодаря заступничеству Сафие-султан Синан-паша сохранил не только голову, но и должность. Однако в конце 1582 года Нурбану-султан все же добилась смещения Синана-паши и высылки его из Стамбула. Великим визирем стал Сиявуш-паша Канижели, женатый на дочери Нурбану-султан…

Дальше можно не утомлять себя перечнем имен и дат, ведь и без того все понятно. За спиной султана Мурада Третьего, самоустранившегося от управления государством, его мать и его жена плели интриги друг против друга, стараясь назначать на высшие посты в государстве своих ставленников. Визири подбирались по своей преданности одной из сторон, а другие качества имели небольшое значение. Визири понимали, что они долго на своей высокой должности не продержатся, и потому думали не о благе государства, а о том, как угодить своей покровительнице, а также о том, как бы потуже набить свою мошну.

Могла ли империя процветать при таких правителях? Конечно же не могла.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Кризис тимарной системы землевладения

Новое сообщение ZHAN » 19 янв 2022, 21:43

Во второй половине XVI века кризис тимарной системы, то есть земельных наделов, предоставляемых в качестве вознаграждения за службу султану, продолжал углубляться. В эпоху развитых товарно-денежных отношений служебные наделы перестали удовлетворять османских феодалов. С одной стороны, возросли их потребности. Времена военного аскетизма остались в прошлом, феодалы все больше и больше тяготели к роскоши, а для удовлетворения этой потребности требовалось много денег, которых служебные наделы дать не могли. Для того, чтобы земля приносила бо́льшую прибыль, в нее нужно было вкладывать крупные средства, но никто не хотел заниматься развитием принадлежавших султану наделов, которые в любой момент могли быть отобраны. Феодалам хотелось иметь свои собственные земельные владения, которыми можно распоряжаться по своему усмотрению и которые можно было бы передавать по наследству. С другой стороны, потребность в увеличении доходов от земли обуславливалась оскудением военной добычи, которая в прежние времена была основным источником дохода османской знати (войны велись далеко не с той интенсивностью, что прежде, и все бо́льшая часть добычи отбиралась в султанскую казну).

Если феодалам бесконечные войны приносили прибыль, то крестьян они разоряли, потому что поборы на военные нужды были очень велики, а взамен крестьяне ничего не получали. Торговля со временем тоже начала приходить в упадок, потому что после открытия Америки главным торговым направлением стало атлантическое, а не левантийское. Феодалы стремились выжимать как можно больше денег из крестьян, что усугубляло бедственное положение последних и приводило к восстаниям, а также всеми способами пытались перевести служебные наделы в личные, наследственные. За соответствующую взятку или при наличии влиятельных связей это можно было сделать.

В результате султаны беднели, их казна оскудевала, а верхушка знати богатела и чувствовала себя независимой. Устои государства расшатывались, и с этим ничего нельзя было поделать, потому что центральная власть продолжала ослабевать.

Помимо феодальной знати, земельные наделы активно прибирали к рукам разбогатевшие торговцы. Схема была простой – за взятку приобреталась должность в государственном аппарате, дающая право на получение тимара, а затем этот тимар (опять же за взятку) оформлялся в личное владение.

В то же время честным служакам тимары приносили мало прибыли, и служить за земельный надел стало невыгодным. Для примера, в XVI веке на годовой доход со среднего надела можно было приобрести семь или восемь лошадей. Достойно жить с большой семьей на эти деньги было невозможно, на богатую военную добычу рассчитывать не приходилось…

Что оставалось делать? Искать побочные доходы от службы, то есть брать взятки.

Следует учитывать особенности государственной службы в Османской империи. Если в европейских странах провинившийся чиновник или военачальник изгонялся со службы, то османский чиновник за небрежение или иные служебные проступки запросто мог лишиться жизни. Примером может служить хотя бы Ферхат-паша, дважды занимавший должность великого визиря при Мураде Третьем и оставшийся на ней при его сыне и преемнике Мехмеде Третьем. Несмотря на то что Ферхат-паша пользовался расположением валиде Сафие-султан, он лишился жизни из-за происков более сильного конкурента – Коджа Синан-паши, который подготовил его устранение для того, чтобы в очередной раз стать великим визирем.

Кризис усугубился значительным падением стоимости акче, вызванным поступлением больших количеств дешевого серебра из Америки. Поступления с тимаров остались прежними, но государственные налоги возросли примерно вдвое, а рыночные цены – вчетверо. В результате сипахи, бывшие основными держателями тимаров, стали терять интерес к своим наделам и к султанской службе. Получила распространение такая, немыслимая в прежние времена, практика, как выставление вместо себя наемников, нанятых из числа бедняков или даже христиан, которые не отличались высокой лояльностью. Все это не преминуло сказаться на качестве султанского войска.

Практика сдачи государственных земель на откуп, посредством которой правительство пыталось пополнять казну наряду с увеличением налогов, не принесла ожидаемых выгод. Откупщики норовили отобрать у крестьян последнее, но передавали в казну малую часть от того, что причиталось. В поисках лучшей доли крестьяне бросали свои разоренные хозяйства и уходили в города, но города не могли принять и прокормить всех желающих. Правительство пыталось нанимать из числа этих оставшихся не у дел переселенцев иррегулярное войско, но попытка решения одной проблемы породила другую, еще более крупную. По возвращении из походов эти наемники, называемые «левендами», отказывались сдавать оружие и расходились по стране, надеясь поступить на службу к крупным феодалам или высокопоставленным чиновникам. Те, кому не посчастливилось устроиться на службу, становились разбойниками. Со временем слово «левенд» стало синонимом слова «разбойник». Получилось как в пословице: «Позвали лису для того, чтобы прогнать мышей, а она всех кур передушила».

Во второй половине XVI века по Анатолии прокатилась череда крупных восстаний. В 1596 году смута, получившая название «джелялийской», перекинулась из Анатолии на Северный Ирак и Сирию. Основу восставших составляли недовольные крестьяне, но руководили ими сипахи, лишившиеся своих тимаров по различным обвинениям (в основном по обвинению в дезертирстве). Руководителями восстания стали два брата – Абдулхалим по прозвищу Кара Языджи и Дели Хасан. Они вели себя не как бунтовщики, а как правители – устанавливали на захваченных территориях свою власть, издавали указы, назначали чиновников, собирали налоги. В 1602 году, после смерти Кара Языджи, руководство восстанием перешло к Дели Хасану, которому правительство пообещало должность паши Боснии в обмен на прекращение сопротивления. Как ни странно, но Дели Хасан поверил обещанию и в 1605 году сложил оружие, после чего был казнен.

К анатолийским смутам добавлялись восстания среди покоренных народов, в основном среди христиан. Не успевали власти погасить выступление болгар, как восставали валахи, а за ними подтягивались сербы. Для поддержания порядка в империи требовалось все больше войска, а ряды сипахов все редели и редели. Правительство стремилось компенсировать эту потерю увеличением численности регулярных войск, в первую очередь янычарского корпуса. Но янычары, привыкшие бунтовать по любому поводу, сами по себе представляли для центральной власти не меньшую опасность, чем восставшие анатолийские крестьяне, сербы или, скажем, шииты, особенно с учетом того, что восстания происходили вдали от столицы, а янычары бунтовали в центре Стамбула, рядом с султаном.

Стоит ли после этого удивляться тому, что в правление Мурада Третьего и его сына Мехмеда Третьего великие визири менялись один за другим, чаще, чем красавица меняет свои наряды? И толку от этого было мало, а если уж говорить начистоту, то совсем не было.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Завоевания времен правления Мурада Третьего

Новое сообщение ZHAN » 20 янв 2022, 21:15

Начнем с плохого – в 1571 году османский флот потерпел сокрушительное поражение от объединенного флота католических европейских государств Европы в морской битве при Лепанто. Из 277 османских кораблей было потеряно (потоплено или захвачено противником) 224! Потери противника при этом составили всего 15 галер.

Правда, флот был быстро восстановлен, а в последующие годы османам удалось завоевать Кипр, находившийся в руках венецианцев (1573), и изгнать из Туниса испанцев (1574), которые постоянно туда вторгались, считая эти земли своими. Турецкие историки любят приводить фразу, сказанную великим визирем Мехмед-пашой венецианскому послу:
«У Лепанто вы нам всего лишь подстригли бороду, а вот мы отрубили вам руку, захватив Кипр».
Но так или иначе, разгром при Лепанто был тревожным звонком, которому в Стамбуле не придали значения.

В 1578 году началась очередная война османов с персами. Согласно легенде, Мурад Третий решил воевать с ними, поскольку хотел превзойти своего великого деда и совершить то, что не удалось Сулейману Первому, – покорить весь Иран. Покорить весь Иран не удалось и Мураду, но после вялотекущей двенадцатилетней войны, которая опустошила и без того скудную казну государства, к Османской империи перешли большая часть Восточного Азербайджана [историческая область на северо-западе Ирана] с Тебризом, всё Закавказье, Курдистан, Луристан [историческая область на западе Ирана] и Хузестан [историческая область на юго-западе Ирана].

Получив эти земли, Османская империя оказалась в положении крестьянина, который на последние деньги купил быка и теперь не знает, как ему купить зерно для посева.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Эпоха Кёпрюлю

Новое сообщение ZHAN » 21 янв 2022, 18:27

Женский султанат закончился на хасеки Турхан Хатидже-султан, жене султана Ибрагима Первого и матери султана Мехмеда Четвертого (подобно Роксолане, ей тоже приписывали русское происхождение). В первые годы правления сына – с 1651 по 1656 год – Турхан была регентом Османской империи. В противоборстве со своей свекровью Кёсем-султан Турхан опиралась на высших сановников – великого визиря, шейх-уль-ислама, кызляр-агу [(дословно – «господин девушек») – глава евнухов, охранявших гарем султанов Османской империи. Эту должность традиционно занимали представители негроидной расы и им же поручалась охрана гарема, поэтому кызляр-ага также назывался «главой черных евнухов»] и др. А опорой Кёсем-султан были янычары, которые буквально обнаглели от своего большого влияния на государственные дела.

Когда в 1651 году янычары вознамерились убить девятилетнего султана Мехмеда Четвертого и посадить на трон другого внука Кёсем-султан – шехзаде Сулеймана, мать которого Салиха Дилашуб-султан полностью находилась под влиянием свекрови, Турхан избавилась от Кёсем-султан (та была задушена в своих покоях) и стала единственной правительницей империи. Ей удалось отстранить от власти всех ставленников Кёсем-султан, но это не обеспечило спокойного правления.

Война с венецианцами за остров Крит, длившаяся уже шестой год (и закончившаяся только в 1669 году победой османов), истощила казну, что привело к новому росту цен и налогов. Великие визири, назначаемые Турхан-султан, которая была умелой интриганкой, но в управлении государством смыслила мало, были неспособны исправить сложившееся положение.

1 марта 1656 года янычары снова взбунтовались и потребовали от султана Мехмеда казнить Турхан-султан и три десятка ее ставленников, начиная с кизляр-аги. Султану удалось упросить янычар пощадить его мать, не более того. Смута, парализовавшая управление империей, длилась два месяца и улеглась только после того, как Турхан-султан удалось рассорить агу янычар с другими военачальниками, прежде бывшими на его стороне. Империя нуждалась в сильной руке, способной удержать ее на краю пропасти.

15 сентября 1656 году на пост великого визиря был назначен Мехмед-паша Кёпрюлю, получивший поистине диктаторские полномочия. Его назначение ознаменовало конец женского султаната и начало эпохи династии Кёпрюлю, основанной Мехмедом-пашой (сам он был взят в янычары из города Кёпрюлю, ныне это северомакедонский город Велес).

Суровостью Мехмед-паша превосходил Селима Грозного, а решительностью – Мехмеда Завоевателя. Он быстро навел в государстве относительный порядок, снизил уровень коррупции и обуздал зарвавшихся провинциальных пашей, заставив их считаться с центральной властью. В качестве противовеса наместникам провинций выступали представители духовенства и наиболее влиятельные лица местных мусульманских общин, в первую очередь судьи (кадии).

После смерти Мехмеда-паши должность великого визиря перешла к его старшему сыну Ахмеду и до 1710 года большинство великих визирей являлись потомками Мехмеда-паши.

Ахмед-паша Фазыл был подобен своему отцу. За пятнадцать лет своего правления – с 1661 по 1676 годы – он успел сделать многое, в частности победно завершил войну за Крит, победил в войне с поляками, а с австрийцами по итогам неудачной войны 1663–1664 годов сумел подписать мирный договор на условиях, выгодных Османской империи. А вот правление преемника Ахмеда-паши – Кара Мустафы – оказалось не столь удачным.

Мустафа-паша был рано осиротевшим сыном знатного бея, который дружил с Мехмедом-пашой. В память об отце Мехмед-паша взял Мустафу в свой дом, воспитал вместе со своим сыном Ахмедом и женил на своей дочери. Камнем, о который споткнулся Мустафа-паша, стала Вена.

В 1683 году двухсоттысячное османское войско под командованием Мустафы-паши осадило Вену, но было разгромлено после двухмесячного стояния у стен города объединенным христианским войском, которым командовал польский король Ян Третий. У короля Яна было около восьмидесяти тысяч воинов, но, тем не менее, он смог победить, потому что Мустафа не позаботился о том, чтобы должным образом укрепить тылы своей армии и вообще мало обращал внимание на то, что происходит в его разношерстном войске. Эта небрежность стоила Мустафе-паше жизни. По приказу Мехмеда Четвертого великий визирь был казнён в Белграде, в который он бежал после Венского сражения.

До 1687 года великими визирями были представители других родов, но после того, как младший сын Мехмеда-паши, Мустафа-паша Фазыл, организовал переворот, приведший к замене Мехмеда Четвертого его младшим братом Сулейманом Первым (тем самым, который сорок лет провел в кафесе за переписыванием Корана), великим визирем стал Сиявуш-паша Абаза, слуга Мехмеда-паши, ставший членом клана Кёпрюлю после женитьбы на его дочери.

В следующем году Сиявуш-паша был убит янычарами, а в 1689 году Мустафа-паша сам стал великим визирем и правил империей до 1691 года, когда он погиб в сражении с австрийцами у сербского города Саланкамен. Мустафа-паша был последним выдающимся представителем династии Кёпрюлю, а его сын Нуман-паша Кёпрюлю – последним из великих визирей, происходивших из этой династии. Возможно, что Нуман-паша смог бы сравниться делами с отцом и дедом, поскольку современники отзывались о нем как о талантливом администраторе, но он пробыл на высокой должности всего два месяца – с середины июня по середину августа 1710 года. Причиной его смещения стали разногласия с султаном Ахмедом Третьим, сыном Мехмеда Четвертого.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Султан Ахмед Третий и эпоха Тюльпанов

Новое сообщение ZHAN » 22 янв 2022, 11:14

Ахмеда Третьего сделали султаном янычары, свергнувшие его брата Мустафу Второго. Это произошло в 1703 году, когда Ахмеду было тридцать лет. В отличие от своего дяди Сулеймана, Ахмед во время пребывания в кафесе занимался собственным развитием, благо препятствий к тому не было. Интересы Ахмеда были разносторонними – от поэзии до географии. Особое внимание он уделял истории, а исторические трактаты являются лучшими учебниками для правителей, позволяя им учиться на чужих ошибках и перенимать чужие достижения.

Так что Ахмед пришел к власти довольно подготовленным, кроме того, у него на первых порах был хороший советчик – Чорлулу Али-паша, которого новый султан назначил великим визирем на третьем году своего правления. Али-паша приструнил янычар, сместив наиболее склонных к мятежу командиров, укрепил армию и сделал многое для развития флота, улучшил финансовые дела государства, но в 1710 году впал в немилость у султана и лишился своей высокой должности – Али-паша выступал против войны с Россией, ослабленной длительной войной со шведами, а султан Ахмед хотел этой войны, и время показало, что он был прав.
Изображение
Султан Ахмед Третий

20 ноября 1710 года Османская империя начала войну с Россией. В этой войне больше султана был заинтересован его вассал, крымский хан Девлет Второй, чьи владения граничили с Российской империей. В июле 1711 года был подписан Прутский мирный договор, по которому Россия уступала Османской империи крепость Азов с прилегающими к ней территориями, лишаясь таким образом выхода к Черному морю.

В 1715 году султан начал войну с Венецией и занял Морею, которую уже завоевывал в былые времена Мехмед Второй. Но после того, как на помощь Венеции пришла Австрия, события стали развиваться неблагоприятно для османов. Австрийская армия под командованием принца Евгения Савойского одержала ряд побед и смогла взять Белград. По Пожаревацкому мирному договору, подписанному в июле 1718 года, Османская империя сохраняла Морею, но уступала Австрии Северную Сербию с Белградом, Северную Боснию, Банат [историческая область в Центральной Европе, ныне разделённая между Сербией, Румынией и Венгрией] и Малую Валахию. Подобно глупому крестьянину из сказки, султан Ахмед обменял быка на курицу – приобретенная Морея не стоила таких утрат.

Войны с Россией и Австрией наглядно показали отсталость османской армии, некогда считавшейся самой передовой. Да и сама империя, управляемая и организованная по старинке, сильно отставала от западных держав. Образцом для подражания была избрана Франция – одно из передовых европейских государств, находившееся в хороших отношениях с Османской империей. Туда было отправлено посольство, которое в течение двух лет собирало информацию об устройстве французского государства, его достижениях и прочих важных вещах. Итогом этой кропотливой работы стала «Посольская книга» («Сефарет-наме»), обстоятельный доклад на пятистах страницах [были и другие «Посольские книги». Это название являлось общим для объемных дипломатических отчетов]. В этом докладе, помимо прочего, был описан и быт европейцев, которому верхушка османского общества начала подражать. В частности, среди знати стало модным разведение тюльпанов, которое распространилось и на другие слои общества. Тюльпаны были повсюду и потому период правления Ахмеда Третьего стали называть «эпохой тюльпанов».

Если эпоха Кёпрюлю была периодом укрепления расшатавшихся основ государства, то эпоха тюльпанов стала периодом прогрессивизма. Престиж образования стал расти, повсеместно открывались школы, развивалась промышленность, массово переводились иностранные научные труды, а в начале 1729 года вышла первая печатная книга на османском языке.

[Османский язык, также называемый «староосманским», существенно отличается от современного турецкого языка.]

А вот реорганизацию армии пришлось отложить, поскольку привлечение иностранных военных специалистов и попытки изменения существующих порядков вызывали недовольство янычар, с которыми Ахмед Третий справиться не мог.

У османской знати подражание Западу в конечном итоге вылилось в стремление превзойти европейцев в роскоши. Султан со своим ближайшим окружением возводили дворцы, разбивали новые парки и сады, устраивали одно развлечение за другим. Казна пустела, поборы и цены росли. Султан Ахмед попытался пополнить казну и успокоить недовольных янычар посредством победоносной войны с Ираном, который был ослаблен нападением афганцев, но потерпел поражение, которое стало последней каплей.

В 1730 году в Стамбуле вспыхнуло восстание под предводительством Патрона Халила, бывшего янычара и моряка. Это восстание привело к свержению султана Ахмеда Третьего и положило конец эпохе тюльпанов. О реформах на время пришлось забыть.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Восстание Патрона Халила

Новое сообщение ZHAN » 23 янв 2022, 14:31

В первой половине XVIII века в Стамбуле проживало более шестисот тысяч жителей, и большинство из них поддерживало Патрона Халила. Он был отставным янычаром-албанцем, который служил султанам на суше и на море, а затем осел в Стамбуле и занимался чем придется. Халил не принадлежал ни к каким политическим группировкам. На восстание его толкнуло недовольство произволом властей, беззастенчиво обиравших подданных. Верхи утопали в роскоши, а низы влачили нищенское существование. Подобная ситуация в 1789 году привела к революции во Франции.
Изображение
Патрона Халил (портрет кисти фламандского художника-ориенталиста Жан-Батиста ван Мура)

В восстании, начавшемся 28 сентября 1730 года, приняли участие ремесленники, мелкие торговцы, представители духовенства, городская беднота и, конечно же, янычары, у которых были особые причины для недовольства султаном Ахмедом Третьим и его великим визирем Ибрагимом-пашой Невшехирли, которые не желали продолжать войну с персами до победного конца, как того хотелось янычарам.

Восставшие установили контроль над Стамбулом и потребовали от султана казни Ибрагима-паши и ряда других сановников. Султан удовлетворил это требование, но это не помогло ему удержаться у власти. 29 сентября Ахмед Третий был вынужден отречься от престола в пользу своего племянника Махмуда. В то время не могло быть и речи о смене государственного строя или хотя бы о смене правящей династии. В случае успеха восстания заканчивались заменой «плохого» султана на «хорошего».

В течение двух первых месяцев правления султана Махмуда Первого власть в столице принадлежала Патрона Халилу и его окружению. Султан исполнял распоряжения Халила и раздавал должности по его указанию. Разумеется, долго подобное «двоевластие» продолжаться не могло. 25 ноября 1730 года Патрона Халил и его ближайшие сподвижники были приглашены в султанский дворец для переговоров и убиты. Следом были казнены активные участники восстания (около семи тысяч человек).

Заметим, что Махмуд Первый попытался провести в жизнь реорганизацию османской армии, задуманную его предшественником, но отказался от этой идеи, опасаясь очередного янычарского бунта.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Султан Селим Третий, неудачливый реформатор

Новое сообщение ZHAN » 24 янв 2022, 18:23

Восемнадцатилетний сын султана Мустафы Третьего, Селим, сел на трон в апреле 1789 года, незадолго до Французской революции, которая потрясла весь мир, в том числе и Османскую империю. В своем послании правительству новый султан написал:
«Государство наше находится на пороге гибели, еще немного, и его уже нельзя будет спасти».
Империя нуждалась в реформах, этого хотели и сам султан, и его окружение.

От своего предшественника и дяди Абдул-Хамида Первого Селим Третий «унаследовал» войны с Россией и Австрией, в которых надеяться на победу было невозможно. Война с Россией завершилась в 1791 году крайне невыгодным для Османской империи Ясским мирным договором, согласно которому Россия получала власть над всем Северным Причерноморьем и территориями между Южным Бугом и Днестром, а на Кавказе расширяла свои владения до реки Кубань. Также османам пришлось отказаться от претензий на Грузию, что означало ее переход под власть России. С Австрией в том же году был подписан Систовский мирный договор, который был более выгодным для Османской империи, – австрийцы возвратили почти все территории, завоеванные в ходе войны.
Изображение
Султан Селим Третий (на стене висит изображение тугры – персонального знака правителя, содержащего его имя и титул. Тугра имеет отдаленное сходство с ладонью, оттиск которой прикладывал к документам Орхан Первый)

С одной стороны, сложившаяся ситуация настоятельно требовала реформ, а с другой, начинать их в сложившейся обстановке было опасно. Престиж султанской власти был подорван неудачными войнами и прогрессирующим снижением уровня жизни подданных. В такой ситуации было достаточно одной искры для того, чтобы вспыхнуло пламя нового восстания. Однако султан Селим рискнул начать реформы. Он принадлежал к числу тех идеалистов, для которых общественное благо важнее всего (это очень хорошая черта для правителя, только вот встречается она редко и часто приводит совсем не к тем последствиям). А еще он был энергичным и образованным человеком, совершенно непохожим на своего дядю-консерватора Абдул-Хамида и своего осторожного отца Мустафу Третьего, который, с одной стороны, признавал необходимость реформ, а с другой был непоследовательным и склонным останавливаться на полпути.

Традиционно симпатизируя французам, единственным надежным союзникам османов в Западной Европе, Селим Третий пошел на поводу у Наполеона Бонапарта, который после захвата Египта начал проявлять дружелюбие и пытался всячески склонить султана на свою сторону, мотивируя такое поведение наличием общих врагов – России и Великобритании. Селим не понимал, что Наполеон был из тех друзей, которые хуже любого врага, но плоды его ошибок пришлось пожинать не ему, а его двоюродному брату Махмуду Второму.

Проводя свои прогрессивные и безусловно необходимые реформы, Селим Третий не уделял должного внимания укреплению централизованной власти, а без этого любые реформы заведомо бывают обречены на провал. Реформатору Селиму усиление своей власти было особенно необходимо, поскольку он проводил реформы по западному образцу, а ко всему западному в Османской империи традиционно относились негативно.

В 1807 году, после того как по Сербии и Валахии прокатились очередные волнения, продемонстрировавшие слабость султанской власти, в Стамбуле снова взбунтовались янычары, которые традиционно были противниками любых прогрессивных реформ. Янычары свергли Селима и возвели на трон его двоюродного брата Мустафу Четвертого, сына султана Абдул-Хамида.

Селим находился в заключении в султанском дворце до середины 1808 года, когда сторонник реформ Мустафа-паша Алемдар, по прозвищу Знаменосец, во главе сорокатысячного отряда пришел в Стамбул для того, чтобы вернуть ему власть. Узнав об этом, Мустафа Четвертый приказал убить Селима. Мустафе-паше пришлось возвести на трон младшего брата султана Мустафы, Махмуда, который вошел в историю как султан Махмуд Второй.

Махмуд Второй продолжил реформы, начатые Селимом Третьим, и добился на этом поприще значительных успехов.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Новый порядок

Новое сообщение ZHAN » 25 янв 2022, 18:09

Основной целью реформ, получивших название «нового порядка» стало укрепление центральной власти, опирающейся на сильную и боеспособную армию. Для этого требовалось создать эффективную призывную систему и мобилизационный резерв, который должен был заменить территориальные ополчения, создать оборонную промышленность, переоснастить и переобучить армию и флот. Для обучения военнослужащих пришлось приглашать европейских военных инструкторов (преимущественно французских), поскольку своими силами решить эту задачу было невозможно.

Для финансирования реформаторских мероприятий была создана так называемая «касса новых доходов», которая наполнялась за счет дополнительных налогов, доходов от продажи конфискованных тимарных земель и ряда других поступлений.

Установление «нового порядка» началось хорошо. В 1804 году численность реформированного регулярного корпуса так называемых «дворцовых стрелков» составляла двенадцать тысяч человек, но уже в 1806 году Селим Третий, напуганный недовольством янычар, приказал его распустить, а в 1807 году, пытаясь удержаться у власти, свернул все проводимые реформы, но это его не спасло.

Низовые слои османского общества воспринимали реформы в штыки, поскольку те сопровождались дополнительными налогами и ростом цен. Знать противилась реформам, поскольку они ущемляли ее права, ограничивали влияние и снижали доходы. Армия не хотела меняться, а высшее духовенство упрекало султана в отступлении от древних канонов и в подражательстве неверным.

Прогрессивные изменения оказались не нужными никому, кроме султана, а Селим Третий не обладал качествами, позволяющими осуществлять задуманное вопреки всему.

К счастью, Махмуд Второй был непохож на него.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Султан Махмуд Второй – от войн к реформам

Новое сообщение ZHAN » 26 янв 2022, 21:48

Вообще-то великий реформатор, давший начало модернизационным реформам 1839–1876 годов, известных под названием Танзимат, смог заняться преобразованиями только в конце своего правления, длившегося с 1808 по 1839 год.
Изображение
Султан Махмуд Второй

Очередная война с Россией, начавшаяся еще до прихода Махмуда к власти, в 1806 году, закончилась в 1812 году подписанием Бухарестского мирного договора, по которому к России переходила восточная часть Молдавии, а европейская граница между двумя державами переносилась с реки Днестр. Османам пришлось смириться с автономией Сербии, Валахии и Молдавии, а также с расширением русских территорий в Закавказье. У этого договора, крайне невыгодного для Османской империи, имелась одна выгода – он показывал, что военную реформу откладывать нельзя. Янычары, составлявшие костяк османского войска, воевали из рук вон плохо – лучшего оставляли желать и подготовка, и боевой дух, и стратегические навыки командиров.

Внешние войны показывали необходимость военной реформы, а внутренние свидетельствовали о необходимости реформ государственной системы. В правление Махмуда Второго междоусобные войны вспыхивали одна за другой. Дирийский эмират, созданный в 1744 году Мухаммадом ибн Абдул-Ваххабом и Мухаммадом ибн Саудом, пытался утвердить свою власть над священными городами Меккой и Мединой… Албанский наместник Али-паша, считавшийся недосягаемым в своей янинской крепости [Янина – город на северо-западе Греции, резиденция османского наместника Южной Албании Али-паши (1750–1822) с 1788 по 1822 год], мнил себя самостоятельным правителем… Греки, восставшие в 1821 году и поддержанные многими европейскими государствами, за восемь лет сражений добились автономии…

Однако самой большой и наиболее болезненной потерей стал Египет. Египетский наместник Мухаммед Али-паша в 1831 году объявил себя самостоятельным правителем и начал войну с Османской империей. Модернизированная по французскому образцу египетская армия воевала лучше османской. Мухаммед Али-паша занял юг Аравии, Сирию, довольно значительную часть Анатолии и не собирался на этом останавливаться. После поражения османской армии под Коньей 21 декабря 1832 года возникла угроза падения Стамбула и самой Османской династии.

Европейские державы заняли выжидательную позицию, и только российский император Николай Первый, опасавшийся усиления влияния Франции и Великобритании в Малой Азии в случае падения Османской империи, предложил Махмуду Второму военную помощь. В феврале 1833 года русская эскадра в составе девяти кораблей доставила тридцать тысяч солдат, а затем прибыло еще несколько десантов, более мелких. Приёмный сын Мухаммеда Али-паши, Ибрагим-паша, командовавший египетским войском, не осмелился развязывать войну с Россией и отступил на юг. Мухаммеду Али-паше пришлось удовлетвориться захваченной египтянами Сирией. 6 мая 1833 года Махмуд Второй издал фирман [султанский указ] о передаче Мухаммеду Али-паше Сирии и Аданы [провинция на средиземноморском побережье Анатолии]. Также султан даровал прощение всем, кто принял участие в войне против него. Формально Египет продолжал считаться османским, но на самом деле египетские наместники получили полную самостоятельность. Мекка и Медина остались у Мухаммеда Али-паши, уничтожившего в 1818 году Дирийский эмират.

К реформам Махмуд Второй приступил в 1833 году после заключения перемирия с Мухаммедом Али-пашой. До этого момента султан провел только одно преобразование – в июне 1826 года, в разгар войны с добивавшимися независимости греками, расформировал янычарский корпус (выше об этом уже говорилось). Возможно, что Махмуд Второй выбрал бы для этого более благоприятный момент и провел бы расформирование более мягким образом, не стреляя из пушек в столице, но поднятый янычарами бунт не оставил ему другого выхода.

Победоносные войска Мухаммеда, созданные на замену янычарскому корпусу, были армией европейского типа, с обычным рекрутским набором и строгой дисциплиной. Необходимость в централизованном руководстве вооруженными силами привела в 1838 году к созданию Военного совета (военного министерства западного типа), в ведение которого перешли все военные дела. Наместники окраинных провинций были лишены права содержать собственные войска для защиты рубежей государства.

Военно-ленная система была окончательно отменена в 1839 году, уже после смерти султана Махмуда, но подготовил ее отмену он. Отныне все османские воины, независимо от должности и рода войск, получали за свою службу жалованье из султанской казны. Примечательно, что из двадцати пяти тысяч служебных наделов в государственный фонд вернулось около двух третей, а треть, тем или иным образом, перешла в частные руки. Смена владельца не улучшила положения крестьян и не изменила аграрных порядков, согласно которым арендная плата могла доходить до половины собранного урожая. Из оставшейся у него половины крестьянин выплачивал десятину и прочие государственные налоги. Никакого развития сельского хозяйства при подобном положении дел быть не могло.

Реформа административного устройства привела к разделению всей империи на вилайеты (губернии) и санджаки (уезды), во главе которых ставились новые, образованные чиновники. Принцип «каждый паша – султан в своих владениях» канул в прошлое. Создавались министерства, открывались различные учебные заведения – от начальных школ до высших училищ, было начато создание единой почтовой службы. Правительство начало разговаривать с подданными посредством газеты «Календарь событий», издававшейся с 1831 года на турецком и французском языках. По-хорошему, все это нужно было сделать сто лет назад, но лучше поздно, чем никогда.

Сторонников реформ звали «фесками» [невысокий войлочный колпак красного цвета с плоским верхом и шелковой кисточкой. Название происходит от марокканского города Феса, где традиционно изготовлялись эти головные уборы], потому что этот головной убор пришел на смену тюрбанам с 1826 года. Изначально феска была форменным головным убором для османских чиновников и военных, но вскоре она превратилась в национальный головной убор и оставалась таковым до принятия в 1925 году «Закона о шляпах», каравшего за ношение фесок и тюрбанов штрафом или тюремным арестом на срок до полугода.

[Этот закон не отменен и по сей день, но давно уже не применяется на практике.]

Надо сказать, что введение фесок вызвало ровно столько же недовольства, что и их отмена столетием позже, и вообще реформы султана Махмуда большей частью подданных воспринимались негативно, вплоть до мятежей. Кому понравится ломка привычного уклада? Но у султана хватало воли и средств для продолжения модернизации государства, несмотря на противодействие османского общества.

Подобно своим предшественникам, Махмуд Второй ставил торговлю выше производства. В стародавние времена торговля действительно приносила казне гораздо больше денег, нежели немногочисленные заводы. Но на дворе уже был промышленный XIX век, а султан этого не учитывал и проводил политику привлечения иностранной торговли, вместо того чтобы создать условия, стимулирующие строительство заводов и фабрик.

У Махмуда Второго было восемнадцать жен и наложниц, которые родили ему тридцать девять детей – девятнадцать сыновей и двадцать дочерей. До взрослого возраста дожили только два сына – Абдул-Меджид и Абдул-Азиз – и пять дочерей. В 1839 году после смерти Махмуда, умершего от туберкулеза, султаном стал его сын Абдул-Меджид, разделявший прогрессивные взгляды отца, но не унаследовавший его железной воли.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Вторая война с Египтом

Новое сообщение ZHAN » 27 янв 2022, 20:55

В 1838 году правитель Египта Мухаммед Али-паша отказался признавать привилегии, полученные британцами от султана Махмуда Второго. Главным из этих привилегий было право британских подданных на свободную торговлю по всей Османской империи, частью которой формально считался и Египет.

На тот момент отношения между Махмудом Вторым и Мухаммед Али-пашой зашли в очередной тупик.

Мухаммед Али-паша требовал от султана признать должность египетского наместника наследственной в его семье, что превращало Египет и контролируемые им территории в самостоятельное государство (пока что за султаном сохранялось формальное право назначения на эту должность). Махмуд Второй был согласен удовлетворить это требование, но взамен требовал возвращения Сирии и Аданы, а Мухаммед Али-паше не хотелось терять недавние приобретения.

Понимая, что за столом переговоров от строптивого паши ничего добиться не получится, султан решил вразумить его силой. В апреле 1839 года стотысячная османская армия вошла в Сирию. Одновременно более мелкие силы ударили по Адане. Поначалу османские войска продвигались вперед, не встречая особого сопротивления. 7 июня 1839 года Махмуд Второй выпустил фирманы, в которых Мухаммед Али-паша и Ибрагим-паша объявлялись изменниками, отстранялись от всех должностей и приговаривались к казни. Новым правителем Египта был назначен османский военачальник Хафиз-паша, который пообещал султану покорить мятежный Египет.

24 июня 1839 года Ибрагим-паша разбил османскую армию под командованием Хафиз-паши в сражении при Незибе [ныне этот город на юго-востоке Турции называется Несип]. К моменту сражения обе армии изрядно поредели из-за массового дезертирства. У Хафиз-паши осталось около сорока тысяч человек, а Ибрагим-паша располагал пятидесятью тысячами.

Османской артиллерией командовал Хельмут фон Мольтке, один из будущих основателей Германской империи. Мольтке убеждал Хафиз-пашу занять оборону на укрепленной позиции и дождаться подкреплений, но Хафиз-паша в конечном итоге решил атаковать египетское войско, которое превосходило османское не только по количеству, но и по боевым качествам. В результате османская армия потеряла около четырех тысяч погибшими и втрое больше пленными, из которых многие добровольно перешли к Ибрагиму-паше. Потери могли быть гораздо бо́льшими, если бы египтяне стали преследовать отступающих османов.

Спустя неделю после битвы, 1 июля 1839 года, в Стамбуле умер султан Махмуд Второй. Его преемником стал старший из двух сыновей Абдул-Меджид.

На и без того деморализованную османскую армию весть о кончине грозного султана произвела шокирующее действие. Капудан-паша [командующий флотом Османской империи] Ахмед-паша Февзи, критский грек, передал 14 июля египтянам в Александрии весь османский флот. Мухаммед Али-паша потребовал от Абдул-Меджида наследственной власти над Египтом, Сирией, Аравией, Аданой и Критом. Было ясно, что амбициозный правитель Египта не остановится на достигнутом.

Западные державы обеспокоились нарушением баланса в регионе и попросили нового султана предоставить им полномочия для разрешения конфликта. Разумеется, такие полномочия были даны. В Лондоне представители Великобритании, Франции, Австрии, Пруссии и России устроили конференцию, на которой решили передать Мухаммеду Али-паше Аккский пашалык [административно-территориальная единица Османской империи, управляемая пашой] на юге Сирии и предоставить наследственную власть в Египте и Судане при условии подчинения султану, ежегодной выплаты дани и соблюдения в своих владениях всех международных договоров Османской империи. Все прочие территории, захваченные египтянами, должны были быть возвращены султану. Также должен был быть возвращен и османский флот. Большего западные державы не требовали, поскольку им было невыгодно полное подчинение Египта Османской империи. Они следовали принципу «разделяй и властвуй».

Мухаммед Али-паша не согласился с решением конференции, что привело к силовому вмешательству. Осенью 1840 года объединённый британо-австрийский флот захватил Бейрут и Акру, а затем подошел к Александрии, демонстрируя намерение захватить и ее. Мухаммед Али-паша был вынужден принять предложенные ему условия.

Разумеется, с государственной точки зрения наведение порядка в своих провинциях с помощью иностранных, к тому же еще и христианских держав, было великим позором. Имперская идея, бывшая главной опорой османской государственности, прекратила свое существование.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Султан Абдул-Меджид Первый

Новое сообщение ZHAN » 28 янв 2022, 20:34

Абдул-Меджид был воспитан по-западному. Он хорошо знал французский язык, любил европейскую музыку, одевался по-европейски и отдавал предпочтение западной культуре. Его заветной мечтой было превратить Османскую империю во «вторую Францию», то есть в державу, устроенную на французский манер и равную ей по могуществу.
Изображение
Султан Абдул-Меджид Первый

Мать Абдул-Меджида, Безмиалем-султан, была не то грузинкой, не то еврейкой, не то грузинской еврейкой. Абдул-Меджид стал султаном в шестнадцатилетнем возрасте и, разумеется, нуждался в советчиках, первым из которых стала его мать. О возрождении женского султаната не могло быть и речи. Став валиде, Безмиалем-султан не вмешивалась в дела правления, а просто давала своему сыну советы, когда в них возникала необходимость. Собственно, кроме матери, молодой султан больше никому не мог доверять. Великих визирей, подобных Мехмед-паше Соколлу, судьба ему не послала, а те, что были, не заслуживали особого доверия.

Вот показательный пример: во время похорон Мехмеда Второго влиятельный сановник Коджа Мехмет Хусрев-паша, помогавший султану в проведении реформ, вырвал государственную печать из рук великого визиря Мехмеда Эмин Рауф-паши и объявил себя великим визирем. Его визирство длилось чуть меньше года (до 8 июня 1840 года) и не принесло государству ничего полезного, зато существенно увеличило благосостояние самого Хусрева-паши. За взяточничество он на время попал в опалу и был отправлен в ссылку, но уже в 1841 году получил султанское прощение и снова занимал высокие государственные должности.

Кстати говоря, измену капудан-паши Ахмед-паши Февзи, передавшего османский флот египтянам, традиционно принято объяснять его натянутыми отношениями с Хусревом-пашой. Опасаясь неприятностей от нового великого визиря, Ахмед-паша поспешил переметнуться на египетскую сторону. Объяснение не очень-то складное. Опасаясь за свою жизнь, Ахмед-паша мог бежать к Мухаммеду Али-паше на своем флагманском корабле, а не уводить за собой весь флот. Передача флота противнику – это явная и несомненная измена.

Лишь на седьмом году правления султан Абдул-Меджид нашел достойного кандидата на должность великого визиря – дипломата Мустафу Решид-пашу, разделявшего реформаторские взгляды султана. Именно по его совету султан издал 3 ноября 1839 года знаменитый хатт [(хатт-и-шериф) – официальный документ, составленный османским султаном. Примерно соответствует указу или эдикту в европейском понимании], по которому отказывался от древнего права распоряжаться жизнью и имуществом своих подданных. Этот документ сыграл большую роль в деле демократизации османского общества.

Но, будучи человеком слабохарактерным, султан Абдул-Меджид легко поддавался стороннему влиянию и часто шел на поводу у интриганов, которых возле трона во все времена было много. В результате Мустафа Решид-паша назначался на должность великого визиря шестикратно, но всякий раз ненадолго. Наиболее продолжительным было второе по счету пребывание его на этой должности, которое длилось три с половиной года – с 12 августа 1848 года по 26 января 1852 года. А самым коротким стало последнее, начавшееся 22 октября 1857 года и закончившееся 7 января 1858 года. За заслуги в проведении реформ Решид-пашу прозвали «архитектором Танзимата».

Другим доверенным сановником султана Абдул-Меджида был Мехмед Эмин Али-паша, трижды (и тоже ненадолго) занимавший должность великого визиря в правление Абдул-Меджида и дважды при его брате и преемнике султане Абдул-Азизе. Али-паша был одним из автором хатта о равноправии вероисповеданий и национальностей, составленный по настоянию западных держав, но в целом отвечавший реформаторскому духу того времени.

Был еще и третий сподвижник – Фуат-паша Кечеджи-заде, занимавший пост министра иностранных дел в самые критические периоды Крымской войны 1853–1856 годов (Али-паша и Решид-паша тоже занимали эту важную должность). В течение первых восьми лет правления султана Абдул-Азиза Али-паша и Фуат-паша сменяли друг друга на должностях великого визиря и министра иностранных дел.

Реальное участие Абдул-Меджида в делах правления было невелико. Пока великий визирь пользовался расположением султана, султан утверждал все его предложения, не вникая особо в детали. Как только великий визирь начинал вызывать недовольство, его меняли на другого. Административная политика Абдул-Меджида напоминала бесконечную перетасовку карт в колоде, что не способствовало укреплению центральной власти.

В 1859 году было обнаружено существование тайной организации, называемой «Ассоциацией фидаинов» [(в переводе с арабского – «жертвующий») – человек, жертвующий собой во имя веры, идеи] или «Обществом соблюдения шариата», в которую входили многие влиятельные лица, придерживающиеся консервативных взглядов. По официальной версии, члены организации, недовольные европеизацией османского общества и состоянием экономики, готовили переворот – собирались убить Абдул-Меджида и сделать султаном его брата Абдул-Азиза. Следствие и судебные процессы по этому делу проводились тайно, поэтому нельзя точно сказать, были фидаины заговорщиками или же просто первой консервативной партией в турецкой истории. Ко второму выводу подталкивает то обстоятельство, что раскрытие организации никак не отразилось на Абдул-Азизе, считавшемся наследником престола.

В последние годы правления Абдул-Меджид разочаровался в реформах, которые привели его державу к банкротству, но не стал препятствовать модернизации, а совсем отошел от дел правления (которыми и прежде особо себя не утруждал).

Здоровье султана, так же как и его отца, болевшего туберкулезом, оставляло желать лучшего. 25 июня 1861 года тридцативосьмилетний Абдул-Меджид скончался, оставив после себя шестерых сыновей, четверо из которых впоследствии стали последними султанами Османской империи (Мурад Пятый, Абдул-Хамид Второй, Мехмед Пятый и Мехмед Шестой). Новым султаном стал Абдул-Азиз.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Танзимат

Новое сообщение ZHAN » 29 янв 2022, 12:29

Половинчатость и ограниченность реформ, проводимых Махмудом Вторым, не соответствовала требованиям времени, к тому же процесс реформ, если уж он начат, остановить очень трудно – развитие требует продолжения. Еще при жизни Махмуда Второго были созданы два высших государственных совета – Консультативная ассамблея и Высший совет юридических предписаний, которые стали проводниками реформ Танзимата, «архитектором» которых, как уже было сказано, являлся Мустафа Решид-паша. У проводимых реформ было три главные цели – укрепление центральной власти, предотвращение дальнейшего распада государства (в первую очередь обуздание национально-освободительного движения на Балканах) и снижение зависимости Османской империи от европейских держав, которая порой принимала настолько выраженные формы, что напоминала вассалитет.

Указ (хатт-и-шериф) о реформах вышел в ноябре 1839 года и был оглашен перед летним султанским дворцом Гюльхане, ввиду чего получил название Гюльханейского хатт-и-шерифа. Согласно этому документу, реформы имели своими главными целями обеспечение безопасности жизни, чести и имущества всех подданных Османской империи вне зависимости от их религиозной принадлежности (и национальности), справедливое налогообложение, а также упорядочение рекрутского набора и сокращение срока военной службы с пятнадцати до пяти лет.

Призывы к справедливости и порядку звучали привлекательно для низовых слоев общества и реформаторской верхушки, но совершенно не вдохновляли высших и средних чиновников, которые, несмотря на свою кажущуюся европеизированность, брали взятки и злоупотребляли служебными полномочиями. Из-за их скрытого противодействия реформы проводились медленно и не всегда последовательно, а некоторые положения, как, например, равенство в правах мусульман и немусульман, игнорировались практически в открытую. Назначение на мало-мальски важные должности, как гражданские, так и военные, продолжало производиться на основании непотизма и взяток. Новое, прогрессивное уголовное уложение часто соблюдалось только для вида. Преобразования не находили отклика у подданных, поскольку для бедных слоев общества, особенно для представителей немусульманских народов, мало что изменялось к лучшему, можно сказать, что ничего не изменялось.

Старые правила и порядки оказались весьма живучими, но все же дело сдвинулось с мертвой точки и во многих сферах наметились перемены к лучшему. В целом Танзимат принес стране большую пользу, хотя и не такую, как ожидали его вдохновители.

Так, например, несмотря на все старания, не удалось упразднить невыгодную для государства и разорительную для налогоплательщиков откупную систему, не удалось стимулировать развитие производства и сельского хозяйства и обеспечить устойчивой национальной валюты – османской лиры, введенной в 1844 году. Инициативы по созданию светских школ и училищ буксовали из-за нехватки средств и преподавательских кадров, а также из-за препятствий, чинимых представителями духовенства, которые привыкли считать образование своей прерогативой. Но все же на образовательном поприще было сделано многое. Особое внимание уделялось созданию военных и педагогических училищ.

Крымская война, начавшаяся в 1853 году, не прекратила реформы, а только на время прервала их. Несмотря на то, что Османская империя была среди победителей, война сильно ударила по ней, истощив казну, которая и без того страдала от непомерных расходов султанского двора. В 1854–1860 годах четырежды брались займы в британских и французских банках, что стало началом финансового закабаления Османской империи. Однако, несмотря на займы, сначала пришлось объявить о том, что все выплаты из султанской казны будут делаться в половинном размере, а в 1881 году Османская империя признала себя банкротом. Расходы государства не соответствовали его доходам. Платежный дефицит бюджета приобрел хронический характер и начал восприниматься, как должное. А откуда было взяться профициту, если стоимость ввозимых европейских товаров значительно превышала стоимость экспортированной местной продукции? К концу периода Танзимата внешний долг составлял два с половиной миллиарда французских франков!

Для справки: в конце XVIII века численность чиновного аппарата империи составляла около полутора тысяч человек, а в начале семидесятых годов XIX века чиновников было уже более ста тысяч! Содержание обновленной армии полностью легло на плечи государства, а в те же семидесятые годы на действительной службе состояло более двухсот тысяч человек. Вдобавок ко всему султан Абдул-Меджид много строил, в том числе и на занятые деньги. Вот перечень главных построек его правления: больница для малоимущих Гуреба (1846) [153], мост Мерич (1847), Большая мечеть Меджидие (1849), мечеть Хырка-и-Шериф (1851), дворец Долмабахче (1853), мечеть Тешвикие (1854), летний дворец Гексу (1855). Некоторые постройки, начатые в предыдущие правления, завершались при Абдул-Меджиде, как, например, мост Мерич, но большинство закладывалось при нем. Роскошным дворцом Долмабахче, одной из прекрасных жемчужин, украшающих Стамбул, можно любоваться бесконечно, но уместно ли затевать столь дорогостоящее строительство с пустой казной? Но Абдул-Меджиду наскучил старый дворец Топкапы. Султану захотелось иметь европейскую резиденцию в стиле барокко, и его желание было исполнено.

Продолжение реформ было ознаменовано изданием 18 февраля 1856 года султанского хатта, который снова провозгласил гарантии безопасности жизни, имущества и чести всех подданных, а также и их равенство перед законом. Иноверцы получали допуск к государственной и военной службе, и им было обещано равное налогообложение с мусульманами. Уравнением в правах оказались недовольны и мусульмане, и иноверцы. Мусульманам не нравилось равенство с христианами, евреями и курдами, а те, в свою очередь, были недовольны призывом в армию, от которого прежде немусульмане были освобождены (не надо путать набор рекрутов в армию нового типа с системой девширме).

Мустафа Решид-паша умер в 1858 году, но его дело продолжили Мехмед Эмин Али-паша и Мехмед Фуад-паша, опиравшиеся на созданный в 1854 году Высший совет по реформам, заменивший Высший совет юридических установлений. В этот совет входило по два представителя от каждой провинции, а на местах работали его отделения. Это было очень правильным решением для такой страны, как Османская империя, – в каждой провинции реформы проводились с учетом местных особенностей, а не по единой столичной мерке.

Продолжать всегда легче, чем начинать, – по сравнению с первым периодом модернизации, процесс ускорился, но все преобразования всегда упираются в деньги, которых требовалось все больше и больше. Надо сказать, что политика привлечения иностранного капитала была непродуманной. Реформаторы пошли по самому простому пути, который, как известно, далеко не всегда оказывается самым правильным и выгодным. Щедро раздавались концессии, иностранным предпринимателям представлялись льготы, которые ставили их в более выигрышное положение по сравнению с подданными империи.

В 1863 году на основе концессии, предоставленной османским правительством британским и французским банкам, был учреждён Имперский оттоманский банк. Имперский банк принадлежал иностранцам, он помогал им выкачивать деньги из Османской империи, а не служил делу укрепления финансового могущества государства. В результате к концу XIX века Османская империя оказалась в денежной кабале у западных держав (лишь в 1931 году был учрежден Центральный банк Турции, которому были переданы функции центрального государственного банка, а Оттоманский банк стал обычным коммерческим банком).

Следом за Оттоманским банком открылись отделения французского банка «Лионский кредит», Немецкого банка, Венского банка и ряда других иностранных банков. В 1881 году, после объявления о банкротстве султанской казны, банки создали «Управление Оттоманского публичного долга», которое стало контролировать поступление денег в казну и изымать из нее средства на погашение долга и оплату процентов по нему. Так Османская империя полностью утратила финансовую самостоятельность, одну из важнейших основ государственного суверенитета. Необходимость выплат по старым займам вынуждала османское правительство делать новые – возник замкнутый круг финансовой кабалы. При этом все наиболее прибыльные бизнесы, начиная со строительства железных дорог и заканчивая экспортом табака, находились под контролем европейцев.

Вкратце итоги Танзимата можно охарактеризовать следующим образом: более половины из задуманного было претворено в жизнь, Османская империя повернулась лицом к Европе, но большинство подданных стало жить хуже, чем раньше. Особенно велико было недовольство среди нетурецкого населения, в первую очередь – на Балканах, а также в Молдавии и Валахии.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Крымская война

Новое сообщение ZHAN » 30 янв 2022, 16:48

Война, получившая название «Крымской», началась с конфликта между католиками и православными христианами за контроль над церковью Рождества Христова в Вифлееме, ключи от которой на момент возникновения конфликта принадлежали православной общине. Католиков поддержал французский император Наполеон Третий (племянник Наполеона Бонапарта), а православных христиан – русский император Николай Первый. Оба правителя испытывали взаимную неприязнь друг к другу, поскольку Николай отказывался признавать право Наполеона на трон, на основании того, что династия Бонапартов была лишена права престолонаследия на Венском конгрессе 1814–1815 годов.

[Венский конгресс – общеевропейская конференция, проходившая в Вене с сентября 1814 по июнь 1815 года, в ходе которой была выработана система договоров, направленных на восстановление феодально-абсолютистских монархий, разрушенных французской революцией 1789 года и наполеоновскими войнами, а также были определены новые границы европейских государств Европы. Османская империя в конгрессе участия не принимала.]

В декабре 1852 года по решению османского правительства ключи были переданы католикам. Принятию такого решению поспособствовал французский восьмидесятипушечный линейный корабль «Карл Великий», стоявший у Стамбула. В феврале 1853 года Николай Первый направил Абдул-Меджиду ультиматум о признании своего покровительства над всеми православными подданными Османской империи, что являлось покушением на суверенные права султана. Ультиматум был отклонен.

26 июня 1853 года Николай Первый издал манифест о занятии Россией Придунайских княжеств (Молдавии и Валахии). 3 июля того же года русские войска перешли пограничную реку Прут и начали продвигаться к Бухаресту, в который они вошли 15 июля. Местное население встречало русских как освободителей. 31 июля представители Великобритании, Франции, Австрии и Пруссии приняли в Вене примирительную ноту в адрес Петербурга и Стамбула, но этот документ был проигнорирован русским императором.

9 октября командующий османскими войсками на Дунае Омер Лютфи-паша отправил русскому командующему князю Горчакову требование в пятнадцатидневный срок очистить незаконно занятые земли. Требование было проигнорировано, и 23 октября османская армия начала боевые действия против русских.

В ноябре 1853 года русская эскадра под командованием адмирала Нахимова разгромила в Синопской бухте османскую эскадру и захватила в плен командовавшего ей вице-адмирала Османа-пашу. Этот успех обернулся для русских неудачей, потому что он побудил Великобританию и Францию вступить войну на стороне Османской империи. Западные державы не могли допустить усиления России в Черноморском регионе. Также к антироссийскому альянсу впоследствии присоединились королевство Сардиния и Австрия.

Союзные войска высадились в Крыму и осадили морскую крепость Севастополь. После длительной обороны, растянувшейся почти на год, в сентябре 1855 года Севастополь был взят. Также боевые действия против России велись на Балтийском и Белом морях и на Тихом океане. Несмотря на то что на Кавказе русская армия действовала успешно и смогла захватить Карс, общий итог складывался не в пользу русских.

В марте 1856 года в Париже был подписан мирный договор, согласно которому Россия, в обмен на Севастополь и другие города, занятые союзниками, возвращала Османской империи Карс и придунайскую часть Бессарабии, обязывалась вместе с Османской империей не иметь на Черном море военного флота, верфей и укрепленных баз и признавала власть султана над Сербией, Молдавией и Валахией.

Одновременно Великобритания, Франция и Австрия заключили соглашение, гарантировавшее целостность и независимость Османской империи в границах Парижского мирного договора.

Победа в Крымской войне обернулась для Османской империи банкротством султанской казны и усилением зависимости от западных держав, главным образом от Великобритании и Франции. По существу Россия, потерпевшая поражение в этой войне, оказалась в более выигрышной ситуации – она быстро залечила раны, нанесенные войной, сумела сохранить самостоятельность и вынашивала мысль о реванше.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Султан Абдул-Азиз

Новое сообщение ZHAN » 31 янв 2022, 19:24

Тридцать второй султан Османской династии Абдул-Азиз, пришедший к власти в возрасте тридцати одного года, стал последним свергнутым (и убитым) султаном. Его правление длилось без малого пятнадцать лет – с 25 июня 1861 года по 30 мая 1876 года.
Изображение
Султан Абдул-Азиз

В отличие от Абдул-Меджида Абдул-Азиз был крепок здоровьем, увлекался охотой, борьбой и метанием копья. Будучи по натуре воином, он уделял большое внимание модернизации армии и флота, а продолжение гражданских реформ предоставил своим визирям.

В начале своего правления Абдул-Азиз показал себя приверженцем национальных ценностей, но после поездки по Европе, совершенной в 1867 году, его взгляды изменились – он стал таким же «западником», как и его брат Абдул-Меджид, и начал точно так же транжирить деньги без оглядки на финансовое состояние государства. В результате кризис усугубился настолько, что даже либералы начали выступать против султана.

В 1865 году националистически настроенные интеллигенты, придерживавшиеся революционных взглядов, создали тайное общество «Новые османы». Лидерами этого общества были писатель Ибрахим Шинаси, один из зачинателей Танзимата и участник французской революции 1848 года, журналист Абдул-Хамид Зия-бей, также стоявший у истоков прозападных реформ, маршал Хусейн Авни-паша и министр финансов Мустафа Фазыл-паша. «Новые османы» были сторонниками конституционной монархии и разумного управления государством. Они требовали отмены откупной системы, а также торговых договоров и концессий, которые были выгодны только иностранцам; прекращения бесконечной череды внешних займов и реальной борьбы с чиновным произволом (намекая на то, что новые чиновники ведут себя не лучше старых, говорили: «От того, что на голове вместо тюрбана надета феска, голова не станет думать иначе»).

В 1873 году организация «Новых османов», давно уже вышедшая из тени, подверглась репрессиям (но окончательно разгромлена не была). Часть ее руководства была отправлена в ссылку, а другая часть эмигрировала. Но эти репрессивные меры уже не могли изменить настроений, царивших в империи. Султанской властью были недовольны практически все слои общества. Вдобавок ко всем своим ошибкам, которых было немало, в мае 1866 года Абдул-Азиз совершил крайне неосторожный поступок, оттолкнувший от него даже самых рьяных консерваторов-традиционалистов. Султан изменил старинный закон о престолонаследии, согласно которому власть переходила от брата к брату. Отныне наследование должно было осуществляться по прямой мужской линии – правителю наследовал его сын. Это правило распространялось и на династию египетских наместников, основанную Мухаммедом Али-пашой.

Упомянутый выше Мустафа Фазыл-паша был внуком Мухаммеда Али и считался наследником египетского трона после его правившего брата, Исмаила-паши, однако изменение закона лишило его права на трон. Но дело было не в Мустафе Фазыл-паше, а в том, что султан покусился на святое ради того, чтобы передать власть своему сыну шехзаде Юсуф Иззеддину, исключив из числа имеющих право на наследство сыновей своего старшего брата Абдул-Меджида (и это при том, что сам Абдул-Азиз унаследовал власть после брата!).

Идеи «Новых османов» разделял Ахмед Шефик Мидхат-паша, организовавший в мае 1876 года «новоосманский» государственный переворот, в результате которого султаном стал старший сын султана Абдул-Меджида Первого Мурад, известный как Мурад Пятый.

Мидхат-паша был активным сторонником реформ, но его не устраивала их половинчатость и непродуманность. Он занимал высокие государственные должности вплоть до великого везиря и председателя Государственного совета, созданного в 1868 году вместо Высшего совета по реформам. Мидхат-паша пользовался популярностью и у либералов, и у консерваторов, которые видели в нем разумного администратора, заботящегося о благе тех, кто был поручен его попечению.

Для примера можно рассмотреть деятельность Мидхата-паши на посту губернатора Ниша [османская провинция с центром в сербском городе Ниш], одной из самых неблагополучных и неспокойных балканских провинций. За два года (1861–1863) Мидхат-паша заметно благоустроил провинцию, построил много дорог и мостов, навел порядок в управлении (обуздал алчных чиновников, а многих заменил на своих сподвижников-реформаторов), озаботился тем, чтобы христианское население на деле могло пользоваться данными ему привилегиями. В результате этих действий в Нише наступило относительное спокойствие. Такой подход нравился либералам и консерваторам, а вот заигрывания султана с Россией ради спокойствия на Балканах вызывали у всех раздражение.

Еще большее раздражение вызывал султанский фаворит Махмуд Недим-паша, занимавший должность великого визиря в 1871–1872 и 1875–1876 годах. Недим-паша находился под столь сильным влиянием русского посла Николая Игнатьева, что получил прозвище «Недимов». Переворот 1876 года начался 11 мая со смещения Недима-паши.

Новым великим визирем стал Мехмед Рюшди-паша, один из организаторов заговора (другими организаторами были министр без портфеля Мидхат-паша, военный министр Хусейн Авни-паша и шейх-уль-ислам Хасан Хайруллах-эфенди). 12 мая совет заговорщиков постановил, что Абдул-Азиз более не способен занимать султанский трон. В ночь с 29 на 30 мая Абдул-Азиз был заблокирован во дворце Долмабахче и принужден к отречению. 4 июня Абдул-Азиз умер во дворце Ферие [дворцовый комплекс в Стамбуле на европейском берегу Босфора]. Сначала было объявлено, что султан случайно поранился во время подстригания бороды, затем в качестве официальной озвучили версию самоубийства, но в 1881 году состоялся судебный процесс по делу об убийстве Абдул-Азиза, на котором Мидхат-паша был приговорён к смертной казни, которую султан Абдул-Хамид Второй заменил пожизненным заключением (эта милость была оказана не по причине султанского расположения к человеку, приведшему его к власти, а из-за великой популярности Мидхат-паши в империи и на Западе). В мае 1884 года Мидхат-паша был убит охранниками в аравийской крепости Таиф.

Четвёртого сына султана Абдул-Азиза, Абдул-Меджида, в ноябре 1922 года Великое национальное собрание Турции избрало халифом. Абдул-Меджид Второй вошел в историю как последний халиф из династии Османов и единственный халиф в истории Османской империи, не носивший одновременно титула султана.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Султан Абдул-Хамид Второй

Новое сообщение ZHAN » 01 фев 2022, 19:59

Абдул-Хамид был вторым сыном султана Абдул-Меджида Первого. Он стал султаном 31 августа 1876 года, после того как его старший брат Мурад Пятый, пробывший в султанах всего три месяца, был объявлен сумасшедшим и низложен. Мурад действительно страдал психическим расстройством, но в глазах Мидхат-паши и лидеров «Новых османов» оно было преимуществом, а не недостатком. Мурада собирались использовать как ширму, не более того. Реальным правителем государства должен был стать триумвират из Мидхата-паши, Мехмеда Рюшди-паши и Хусейна Авни-паши. Однако нервное потрясение от становления султаном и последовавший за этим страх за собственную жизнь привел к быстрому прогрессированию заболевания, которое за несколько недель приобрело такой характер, что скрывать его от подданных стало невозможным.

Надо сказать, что двадцатипятилетний Мурад Пятый имел все основания опасаться за свою жизнь. Сначала заговорщиками были убиты Абдул-Азиз и его жена, черкешенка Несрин Кадын-эфенди, а затем брат Несрин, Черкес Хасан-паша, мстивший за смерть сестры и шурина, ворвался в особняк Мидхата-паши и убил пятерых человек, среди которых оказался военный министр Хусейн Авни-паша. Мидхата-пашу Черкес убивать не стал, хотя и имел такую возможность. Говорили, что эту бойню организовал сам Мидхат-паша, желавший избавиться от консерватора Хусейна Авни-паши, который выступал за прекращение реформ.

Абдул-Хамид был ставленником Мидхат-паши, который видел в нем прогрессивного правителя, всерьез интересующегося делами государства и озабоченного его состоянием. Начал Абдул-Хамид очень хорошо – провозгласил конституцию, провел выборы в парламент, показал себя демократичным и общительным, чем снискал любовь народа. Казалось, что лучшего правителя и желать нельзя, однако очень скоро, уже в 1878 году, султан изменил свои взгляды (или показал свое истинное лицо). Парламент был распущен, конституцию формально не отменили, но действовать она перестала, Мидхат-паша оказался в темнице, реформы были свернуты, встречи с подданными прекратились, свободную печать задушила цензура, империю наводнили шпионы, а доносы стали привычным делом. На смену периоду модернизации пришел период деспотизма, получивший название «зулюма». Колесо османской истории завертелось в обратную сторону.

Принято считать, что к деспотизму Абдул-Хамида подтолкнуло тяжелое положение страны, которое ухудшилось после поражения в войне с Россией 1877–1878 годов, окончательно подорвавшей престиж некогда великой империи. Султан разуверился в мягкой политике демократических реформ и перешел к жесткой политике авторитарного правления. Дипломатию времен зулюма называют «дипломатией обещаний». Не рискуя открыто обострять отношения с западными державами (с кредиторами, которые держат тебя за горло, ссориться нельзя), султан и его дипломаты на все требования и предложения отвечали уклончивыми обещаниями, которые никогда не исполнялись. Такая политика, мягко говоря, не способствовала повышению престижа Османской империи и ее правителя на международной арене.
Изображение
Султан Абдул-Хамид Второй

Стагнация оказалась еще губительнее половинчатых реформ. Если раньше дела в государстве шли плохо, то теперь империя покатилась под откос, разваливаясь при этом на части. Народные волнения не прекращались, вспыхивая то в одной, то в другой части империи. Христиан за непокорность Абдул-Хамид карал особо жестко, а традиционную вражду между мусульманами и христианами пытался использовать с пользой для себя, перенаправляя недовольство подданных мусульман на христиан, которые якобы своими происками и своей непокорностью довели империю до столь плачевного состояния. Надо сказать, что этот прием срабатывал не раз. В правление Абдул-Хамида погромы христиан (армян и греков) приобрели регулярный характер.

На смену «Новым османам» пришли младотурки, среди которых преобладали патриоты, получившие европейское образование. Опорой младотурков было офицерство как наиболее просвещенная и патриотичная часть тогдашнего османского общества (армии как главной опоре своей власти Абдул-Хамид уделял большое внимание, офицеры жили лучше чиновников и получали хорошее образование). В июле 1908 года младотурки, возглавляемые подполковником Ахмедом Ниязи-беем Реснели, подняли вооружённое восстание, вынудившее султана восстановить действие конституции и созвать парламент.

Эти события получили название «младотурецкой революции». Младотурки вошли в правительство и начали проводить свою политику, не считаясь с султаном. Разумеется, властный Абдул-Хамид не мог мириться с таким положением дел. В апреле 1909 года сторонники султана, действовавшие якобы без его ведома, выступили в Стамбуле против младотурок и свергли младотурецкое правительство. Однако этот мятеж не имел успеха. Командующий третьей армией, расквартированной в Фессалонике, Махмуд Шевкет-паша, возглавил так называемую «Армию действия», состоявшую из сторонников младотурок. Эта армия вошла в Стамбул и блокировала султана Абдул-Хамида во дворце Йылдыз [Стамбульский дворец Йылдыз был главной резиденцией султана Абдул-Хамида Второго].

27 апреля 1909 года султан Абдул-Хамид Второй был низложен решением национального собрания, которое призвало на трон его брата шехзаде Мехмеда, правившего под именем Мехмеда Пятого. Абдул-Хамид с семейством был сослан в окрестности Фессалоники, где проживал до 1912 года. Затем он вернулся в Стамбул, где и умер 10 февраля 1918 года в семидесятипятилетнем возрасте.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Война с Россией 1877–1878 годов

Новое сообщение ZHAN » 02 фев 2022, 22:28

В 1875 году началось в восстание в боснийском Невесине, которое вскоре распространилось по всей Боснии, а затем перекинулось на Сербию и Черногорию. В этом восстании, представлявшем собой настоящую масштабную войну, массово принимали участие русские волонтеры. После того как в конце 1876 года османским войскам удалось добиться значительных успехов, под нажимом Российской империи было заключено перемирие с восставшими. А в апреле 1877 года русский император Александр Второй объявил Османской империи войну. На стороне России выступили королевство Румыния, образованное в 1862 году из объединённых Молдавии и Валахии, Сербия и многочисленные отряды болгарских добровольцев.

Задержавшись на пять месяцев у Плевны, обороной которой командовал прославленный военачальник Осман-паша, русские войска дошли до Эдирне, откуда угрожали Стамбулу. Если бы не противодействие Великобритании, Франции и Австрии, сдерживавших Россию в ее притязаниях, то русские могли бы войти и в Стамбул, во всяком случае такую возможность нельзя было сбрасывать со счетов.

3 марта 1878 года в городе Сан-Стефано был подписан мирный договор, по которому на Балканах создавалось автономное княжество Болгария, а Сербия, Черногория и Валахия с Молдавией (то есть Румыния) получали независимость. Османская империя должна была выплатить России почти полуторамиллиардную (в рублях) контрибуцию, две трети которой погашались за счет уступки Ардагана, Карса, Батума, Баязета, Северной Добруджи и нескольких дунайских островов. Северная Добруджа должна была перейти к Румынии как вознаграждение за отданную России южную часть Бессарабии.

Однако западные державы отказались признать Сан-Стефанский договор как слишком выгодный для России. Летом 1878 года в Берлине был созван европейский конгресс для пересмотра этого договора. По трактату, подписанному участниками конгресса 13 июля 1878 года, Болгарское княжество, находившееся под формальным сюзеренитетом Османской империи, создавалось на болгарских землях, лежащих севернее Балканского хребта. Южные болгарские земли, названные «Восточной Румелией», стали автономной османской провинцией. Независимость Сербии, Черногории, Валахии и Молдавии подтверждалась, но Боснию и Герцеговину оккупировали австрийцы, якобы под предлогом «умиротворения» этих территорий. Россия получила Ардаган, Батум, Карс и Южную Бессарабию, а также денежную контрибуцию. В качестве платы за пересмотр условий в пользу Османской империи Великобритания забрала в свое управление Кипр.

Надо отметить, что британцы, выступавшие в роли союзников османов, не упускали ни одной возможности поживиться за их счет. В 1882 году, воспользовавшись восстанием египетских офицеров против британского влияния в зоне Суэцкого канала, Великобритания оккупировала Египет, превратив его на сорок лет в свой протекторат. Султану Абдул-Хамиду пришлось с этим смириться.

В 1885 году в результате народного восстания Восточная Румелия объединилась с Болгарией, но формально независимость Болгарии была провозглашена только в сентябре 1908 года.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Младотурки

Новое сообщение ZHAN » 03 фев 2022, 18:23

В 1889 году группа курсантов стамбульского военно-медицинского училища во главе с выходцем из Албании Ибрагимом Темо создала организацию под названием «Общество османского единства». После объединения с парижским обществом турок-либералов эта организация была переименована в «Османское общество единения и прогресса», сокращенно – «Единение и прогресс», которое впоследствии стало партией. Главной целью общества являлась борьба против зулюма.

Младотурками изначально называли сторонников реформ, получивших европейское образование, но постепенно это название распространилось на всех противников деспотизма и феодальных порядков, начиная с умеренных консерваторов и заканчивая радикалами-революционерами. Единства среди младотурок не было, до определенного момента их объединяло наличие общего врага – деспотичного султана Абдул-Хамида Второго, но как только он был свергнут, начались разногласия, которые в конечном итоге привели к краху младотурецкого движения. Помимо отсутствия единой политической концепции, позиции младотурок ослабляла их изолированность от политических организаций других народов Османской империи. После свержения Абдул-Хамида младотурки не добились каких-либо значимых успехов, не смогли обеспечить благоприятные условия для быстрого развития капитализма. Империя продолжала распадаться, недовольство среди подданных все росло и росло, западные державы продолжали оказывать давление на османское правительство, войны проигрывались, территория государства продолжала уменьшаться.

В 1911 году Италия предъявила права на две последние североафриканские провинции Османской империи – Триполитанию и Киренаику, впоследствии образовавших Ливию. Заклятые друзья – британцы, втайне одобрившие итальянскую агрессию, отказались пропустить османские войска через контролируемый ими с 1882 года Египет. В придачу к Триполитании и Киренаике Италия оккупировала Додеканесские острова, которые тоже были утрачены навсегда.

Следом за итальянцами войну Османской империи объявили балканские государства – Болгария, Сербия, Греция и Черногория, – объединившиеся в единую антиосманскую коалицию. Поводом к войне послужил отказ османского правительства предоставить автономию Македонии и Фракии. В ходе военных действий, начавшихся в октябре 1912 года, войска коалиции одержали несколько крупных побед и продвинулись почти до Стамбула. Обращение за помощью к западным державам не имело большого успеха. По Лондонскому мирному договору от 30 мая 1913 года османские владения в Европе были сведены к окрестностям Стамбула и побережью проливов. Все остальное было потеряно, в том числе и Албания, ставшая независимым княжеством. Правда, в 1913 году, в ходе войны на стороне Сербии, Греции и Черногории против Болгарии , Османская империя смогла вернуть себе Восточную Фракию со старой столицей Эдирне.

[Вторая Балканская, или Межсоюзническая, война (29 июня – 29 июля 1913 года) за раздел Македонии между Болгарией, с одной стороны, и Черногорией, Сербией и Грецией, а также вставшими на их сторону Османской империей и Румынией – с другой. Этот конфликт был спровоцирован Австро-Венгрией и Германией, стремившимися рассорить балканские государства.]

В 1911 году группа оппозиционеров, вышедших из партии «Единение и прогресс», вместе с примкнувшими к ним членами других политических течений, создала партию «Свобода и согласие», которая, с одной стороны выступала за укрепление султанской власти (в частности, за предоставление султану права вето), а с другой – за демократизацию общества и равноправие всех подданных империи. Воспользовавшись падением популярности младотурок из-за проигранной войны с Италией, партия «Свобода и согласие» в июле 1912 года сместила младотурецкое правительство и пришла к власти. Но поражение Османской империи в Балканской войне 1912 года помогло младотуркам вернуть власть.

В результате государственного переворота 23 января 1913 года правительство «Свободы и согласия» было свергнуто, а к власти пришел триумвират «Трех пашей», новых лидеров «Единения и прогресса». Этот триумвират состоял из Энвера-паши, ставшего военным министром, председателя центрального комитета партии Талаат-паши, занявшего пост министра внутренних дел, и Джемаль-паши, назначенного военным губернатором Стамбула, а впоследствии и морским министром.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Османская империя в Первой Мировой войне

Новое сообщение ZHAN » 04 фев 2022, 20:33

По поводу союза с Великобританией и Францией никто из османских политиков накануне Первой мировой войны иллюзий не питал. Заведомо было ясно, что ни британцы, ни французы не помогут вернуть хотя бы часть утраченных территорий. Члены правящего триумвирата, а в особенности – Энвер-паша, были расположены к союзу с Германией, казавшемуся им наиболее выгодным. Однако рассматривались и другие варианты, например – союз с Россией.

В августе 1914 года Энвер-паша предложил русскому военному атташе в Стамбуле генералу Леонтьеву заключить военный союз. Были проведены переговоры с участием великого визиря Саида Халим-паши и посла России Гирса. (Мнение султана Мехмеда Пятого не имело значения, поскольку реальной властью он не обладал, а только лишь автоматически утверждал все решения триумвирата.) Османская сторона хотела получить от России гарантии территориальной целостности Османской империи и невмешательства в ее внутренние дела, а также содействие в возвращении территорий, захваченных Болгарией в ходе балканских войн, – островов в Эгейском море и Западной Фракии. За это османское правительство обещало порвать отношения с Германией и соблюдать нейтралитет (рассматривалась и возможность присоединения к Антанте – альянсу России, Великобритании и Франции). После предварительных стамбульских переговоров временный поверенный в Османской империи в Петербурге Румбейоглу Фахреддин-бей обратился с этим предложением к российскому министру иностранных дел Сазонову, однако тот согласился всего лишь гарантировать территориальную целостность Османской империи в случае ее разрыва с Германией, одновременно подтвердив заинтересованность России в соблюдении Соглашения о проведении реформ в армянских вилайетах, подписанному Саидом Халим-пашой в феврале 1914 года.

[На территории Османской империи находились шесть вилайетов, населенных преимущественно армянами: Ван, Эрзурум, Мамурет-уль-Азиз (Харпут), Битлис, Диярбекир и Сивас. По упомянутому международному соглашению между Россией и Османской империей шесть армянских вилайетов преобразовывались в две области, управляемые европейскими генеральными инспекторами. Незадолго до заключения этого соглашения (9 декабря 1912 года) посол России в Османской империи М.Н. Гирс докладывал министру иностранных дел С.Д. Сазонову следующее: «С памятных годов 1894–1896, когда армяне подверглись варварскому избиению в Малой Азии и в самом Константинополе, положение это нисколько не изменилось к лучшему. Декрет о реформах в армянских провинциях, изданный султаном Абдул-Хамидом 20 октября 1895 года под давлением России, Франции и Великобритании, остался мёртвой буквой. Аграрный вопрос обостряется с каждым днём: большинство земель захвачено и захватывается курдами, и власти не только не препятствуют, но даже и покровительствуют этим захватам. Консулы наши единодушно свидетельствуют о непрекращающихся разбоях и грабежах курдов, об убийствах ими армян и насильственных обращениях армянских женщин в ислам, причём виновники бесчинств почти никогда не привлекаются к ответственности».]

Среди армянского населения получили широкое распространение пророссийские и антиосманские настроения, что неоднократно приводило к вооруженным конфликтам с османскими войсками и полицейскими отрядами.

[Большинство турецких историков и официальные лица Турции отрицают геноцид армян в Османской империи, принявший особый размах в 1915 году (в 1995 году геноцид армян в Османской империи признала Российская Федерация, см. «Заявление Государственной думы Федерального Собрания РФ «Об осуждении геноцида армянского народа в 1915–1922 годах» от 14.04.1995). Вместо геноцида в турецких источниках говорится о «вооруженных конфликтах» и «антиосманских выступлениях», хотя на самом деле все эти конфликты были попыткой армян защититься от истребления. Также в Османской империи осуществлялся геноцид греческого и ассирийского населения.]

Поддержка Россией реформ в армянских вилайетах была завуалированной формой претензии на эти территории. Османское правительство не могло согласиться на такие условия и предпочло заключить союз с Германией. В декабре 1914 года османская сторона отказалась от своих обязательств и аннулировала Соглашение о проведении реформ.

2 августа 1914 года был подписан секретный османо-германский договор о военном союзе, в котором был пункт о влиянии германской военной миссии во главе с генералом Отто Лиманом фон Сандерсом на действия османской армии. На следующий день после подписания договора было заявлено о нейтралитете Османской империи, но это заявление было всего лишь уловкой, средством выигрыша времени для подготовки к войне.

Генерал фон Сандерс не смог найти общего языка с Энвером-пашой и потому взаимодействие шло через его подчиненных – полковника Фридриха Бронсарта фон Шеллендорфа, ставшего начальником генерального штаба османской армии и майора Отто фон Фельдманна, руководившего оперативным отделом генерального штаба. Эти два офицера в сотрудничестве с военным министром Энвером-пашой решали в годы Первой мировой войны все военные вопросы.

По первоначальному плану османским войскам предстояло развернуться у греческой и болгарской границ, а также в Восточной Анатолии. Но впоследствии план изменился, поскольку был заключен пакт с Болгарией, которая в конечном итоге присоединилась к германо-австрийскому альянсу. Теперь османской армии предстояло действовать против России на востоке и атаковать занятый британцами Египет.

В октябре 1914 года Османская империя начала боевые действия. Османские войска вошли в Батумскую область Российской империи, а купленные у Германии крейсеры «Явуз Султан Селим» и «Мидилли» под командованием германского адмирала Вильгельма Сушона подвергли артиллерийскому обстрелу Севастополь и ряд других прибрежных городов. В ноябре 1914 года османский флот империи блокировал Босфор и Дарданеллы, закрыв тем самым российским кораблям (как военным, так и торговым) выход из Черного моря. С февраля 1915 года по январь 1916 года британские войска при поддержке союзников пытались отвоевать проливы и занять Стамбул, но потерпели неудачу.

На Русском фронте [В отечественной историографии этот фронт называется Кавказским.] у противника было численное преимущество, которое командование Третьей армии пыталось нейтрализовать при помощи тактики. Отдельные успехи имели место, но в целом ситуация была угрожающей – к концу 1916 года были захвачены Эрзерум, Трапезунд, Ван, Эрзинджан, Муш и Битлис. Однако две революции, произошедшие в России в 1917 году и последовавший за последней из них распад империи, позволили османской армии вернуть утраченные территории, а также занять Батумскую и Карсскую области.

На персидском направлении, где османским войскам противостояли русские и британцы, боевые действия шли с переменным успехом, но в 1916 году основные османские силы были переброшены из Персии в Месопотамию, чтобы сдержать наступление британских войск. В Месопотамии, Палестине, Аравии и Египте британцы умело использовали симпатии местного населения, что позволило им достичь здесь определенных военных успехов. В качестве примера можно привести антиосманское восстание арабских племен, поднятое в июне 1916 года шерифом Мекки Хусейном ибн Али.

[Шериф Мекки (шериф Хиджаза) – титул лидера Мекканского шарифата, традиционного хранителя двух священных городов мусульман Мекки и Медины.]

Общая численность османской армии в начале военных действий составляла два миллиона восемьсот семьдесят три тысячи человек. Около двухсот пятидесяти тысяч было убито, чуть больше шестидесяти тысяч пропало без вести, и почти полмиллиона умерло от болезней (главным образом – инфекционных). В плен попало около ста пятидесяти тысяч, а полмиллиона дезертировало.

30 октября 1918 года на борту британского военного корабля «Агамемнон» в бухте Мудрос у острова Лемнос представителями Великобритании, выступавшими от имени Антанты, и османского правительства было подписано перемирие, получившее название Мудросского. По условиям перемирия Османская империя открывала проливы и все свои морские порты для держав Антанты; проводила демобилизацию и предоставляла в распоряжение Антанты весь военный флот; выводила свои войска из северо-западного Ирана, Киликии и Закавказья, возвращала державам Антанты всех военнопленных и делала еще ряд уступок. Батумская и Карсская области находились на особом положении, поскольку они отошли к Османской империи по условиям Брестского мира, подписанного 3 марта 1918 года в городе Брест-Литовск представителями Советской России и Центральных держав. В этих областях сохранялось османское правление.

Мудросское перемирие стало прелюдией к разделу территорий Османской империи между державами Антанты. Были оккупированы все важные в военно-стратегическом отношении районы, начиная со Стамбула. Энвер-паша, Талаат-паша, Джемаль-паша и ряд других высокопоставленных лиц бежали в Германию 3 ноября 1918 года. Партия «Единение и прогресс» объявила о своем самороспуске. Султан Мехмед Шестой, занявший трон в июле 1918 года после смерти Мехмеда Пятого, стал исполнять распоряжения оккупационных властей. Формально Османская империя продолжала существовать, но на деле ее уже не было.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Раздел Османской империи

Новое сообщение ZHAN » 05 фев 2022, 12:43

Еще в 1913 году, до начала Первой мировой войны, французский политик Виктор Жерар обнародовал план будущего раздела Османской империи, согласованный западными державами:
«Армению – русским, Аравию – англичанам, Месопотамию и Центральную Анатолию – немцам. Судьба Западной Анатолии некоторое время оставалась неопределенной, но только что стало ясно, этот кусок Османской империи получат итальянцы, которые давно уже зарятся на него. Все решено полюбовно, весь османский пирог поделен, можно браться за нож и начинать резать, не опасаясь споров, потому что все окажутся довольны, кроме самих турок, которым придется довольствоваться тем, что им соблаговолят оставить. Добрые турки, охраняющие Дарданеллы и Босфор, получат три города – Бурсу, Эдирне и Стамбул, международный порт Смирну и немного земли для обработки, чтобы им было чем рассчитываться с долгами… Таким образом турецкий зуб будет удален без боли».
Реальность же оказалась еще хуже этого прогноза.

Вокруг раздела Османской империи державами Антанты было много споров, которые улаживались посредством сепаратных договоров, но в конечном итоге все сложилось следующим образом.

Сирия и Ливан стали французскими протекторатами, официально считавшимися мандатными территориями [территория, на которую Лига Наций выдала мандат на внешнее управление] Лиги Наций, международной организации независимых государств, созданной в рамках Версальского мирного договора, подписанного 28 июня 1919 года и завершившего Первую мировую войну.

Великобритания получила мандат на управление Месопотамией (Ираком) и Палестиной, которая позже была разделена на подмандатную Палестину и Эмират Трансиордания, существовавший под британским протекторатом в 1921–1946 годах (ныне это Иордания). Владения Османской империи на Аравийском полуострове стали Королевством Хиджаз, которое управлялось хашимитской династией [правящая династия на Ближнем Востоке, возводящая себя к потомкам Хашима ибн Абд Манафа, прадеда пророка Мухаммеда] и было аннексировано султанатом Неджд [государство, существовавшее на Аравийском полуострове в двадцатых годах прошлого века] в конце 1925 года (в 1932 году Неджд, Хиджаз, а также бывшие османские владения на западных берегах Персидского залива – Эль-Хаса и Катиф – были объединены в королевство Саудовская Аравия). В северной части нынешнего Йемена образовалось Йеменское мутаваккилитское королевство. Кувейт, Бахрейн и Катар находились под британским протекторатом.

По Севрскому мирному договору, подписанному 10 августа 1920 года во французском городе Севр державами Антанты и присоединившимися к ним государствами (Италией, Японией, Бельгией, Грецией, Польшей, Португалией, Румынией, Королевством сербов, хорватов и словенцев, Хиджазом, Чехословакией и Арменией), с одной стороны, и правительством Османской империи, с другой, к Армении должна была отойти значительная часть Восточной Анатолии до Вана и Муша. К Греции отходили Смирна и прилегающие к ней территории, Италия получала юго-западное и западное побережье Анатолии, а также острова Додеканес. К Франции отходила Киликия, а Великобритания получала все территории к югу от Армении. Стамбул и регион черноморских проливов объявлялись демилитаризованной зоной и должны были перейти под международное управление. Также планировалось создание независимого Курдистана, границы которого должны были определить сообща Великобритания, Франция и Турция.

Всего по Сервскому договору отторгались территории общей площадью миллион двести девятнадцать тысяч квадратных километров с населением свыше десяти миллионов человек.

Великое национальное собрание Турции, учрежденное в Анкаре в апреле 1920 года, отказалось ратифицировать этот грабительский договор. Ни у кого не было сомнений в том, что очень скоро будет разделена между Антантой и примкнувшими к ней государствами и та территория, которая по договору осталась турецкой. В конечном итоге, ни одна из стран, кроме Италии, не ратифицировала Севрский договор, который, тем не менее, имел важное историческое значение. Во-первых, он наглядно продемонстрировал неспособность султанского правительства защищать интересы государства и показал, что султанское правление окончательно изжило себя. Во-вторых, он дал понять, что туркам можно рассчитывать только на свои собственные силы и ни на что больше.

24 июля 1923 года на международной конференции, проходившей в Лозанне, был подписан мирный договор Турции с Великобританией, Францией, Италией, Японией, Грецией, Румынией и Kоролевством сербов, хорватов и словенцев. Лозаннский договор юридически оформил распад Османской империи, установив новые границы Турции, которые, за исключением Александреттского санджака, возвращённого лишь в 1939 году, соответствовали современным границам Турецкой Республики. Договор отменил все экономические и политические привилегии, предоставленные иностранцам османским правительством и международный контроль за финансовой системой Турции. В свою очередь, Турция соглашалась выплатить часть внешнего долга Османской империи, который также распределялся между державами, получившими османские территории в 1912–1923 годах.

Лозаннский договор стал итогом войны национально-патриотических сил за независимость Турции.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Мустафа Кемаль Ататюрк

Новое сообщение ZHAN » 06 фев 2022, 14:23

В Турции Мустафа Кемаль, прозванный Отцом нации [«Ататюрк» переводится как «отец турок»], почитается наравне с Османом Гази, Мехмедом Завоевателем и Сулейманом Справедливым. Но если уж говорить начистоту, то сделанное Ататюрком по своей значимости перевешивает то, что сделали вместе три этих великих правителя. В критический период, когда турецкая государственность буквально висела на волоске, Ататюрк возглавил борьбу за независимость, совершил революцию и заложил основы современной процветающей Турции.

Пережив сокрушительное поражение в Первой мировой войне, турецкий народ окончательно разочаровался в своих правителях. Султан Мехмед Шестой был марионеткой, которой управляли оккупанты, а триумвират пашей не нашел ничего лучшего, кроме как бежать в Германию. Можно представить, какими талантами и какой харизмой должен обладать человек, которому турки поверили в такой сложный, критический момент.

Иногда события выдвигают человека в лидеры случайно, как это случилось, например, с Патрона Халилом, лидером восстания 1730 года. Но Ататюрк не случайно стал лидером нации. Он был единственным, кому поверил народ, разуверившийся буквально во всем. Он сумел сплотить вокруг себя людей, разделявших его идеи и столь же горячо любивших свой народ, сумел создать команду, которая отстояла независимость Турции, навела в ней порядок и восстановила утраченный престиж турецкого государства на международной арене. Причем не надо забывать, что все это делалось не только в условиях международной блокады, но и при активном противодействии иностранных государств. Никому, кроме турок, не было нужно единое и сильное турецкое государство.
Изображение
Ататюрк

Ататюрк стал первым успешным реформатором в турецкой истории. Его реформы не только вывели Турцию на путь динамичного развития, причем за короткий срок, но и изменили турецкое общество, подготовив его к жизни в новых условиях. Ататюрк хорошо понимал, что без экономической самостоятельности не может быть подлинной независимости, а экономической самостоятельности невозможно было добиться при старом, отсталом мышлении.

Тот турецкий язык, на котором мы сейчас говорим и пишем, появился благодаря Мустафе Кемалю Ататюрку. Латинизацию алфавита тоже произвел он, и он же ввел в обиход фамилии. У самого отца нации от рождения фамилии не имелось. Он был Мустафой из Селаника (Салоник), сыном Али Рызы-эфенди, торговца лесом и бывшего таможенного служащего. Точная дата рождения Мустафы неизвестна. Раньше у турок не было принято отмечать дни рождения, а в официальных реестрах указывался только год рождения. Впоследствии Ататюрк выбрал датой своего рождения 19 мая 1881 года, желая, чтобы день его рождения совпадал бы с Днём независимости Турции, – 19 мая 1919 года Мустафа Кемаль выступил перед турецкой молодежью в городе Самсун, и это выступление положило начало национально-освободительной борьбе турецкого народа.

В год рождения Мустафы Османская империя объявила о своем банкротстве. Детство и юность Мустафы пришлись на период зулюма. Мать мальчика, Зюбейде-ханым, хотела, чтобы сын учился в мектебе [начальная мусульманская школа], но отец Али Рыза-эфенди был сторонником светского образования, и потому Мустафа сначала учился в светской школе, одной из тех, что были открыты в период реформ, а в возрасте двенадцати лет, когда отца уже не было в живых (он умер от туберкулеза), поступил в военное рюштие [светская начальная школа второй ступени, гражданская или военная] в Салониках. Сделал он это по собственному решению, вопреки воле матери, которая не хотела, чтобы сын связывал свою судьбу с армией. Кстати говоря, свое второе имя Кемаль, означающее «совершенный», Мустафа получил от одного из преподавателей, весьма довольного его успехами.

После военного рюштие Мустафа Кемаль поступил в Кадетскую школу в Манастире [ныне это город Битола в Республике Македония], а в 1899–1901 годах учился в Стамбуле в Военной академии, которую окончил восьмым по успеваемости (из четырехсот шестидесяти выпускников). Амбиции побудили его продолжить обучение в Академии Генерального штаба, где он учился с февраля 1902 года по январь 1905 года. Из тридцати восьми выпускников он был пятым по успеваемости и получил звание капитана Генерального штаба.

Принадлежность к Генеральному штабу открывала перед молодым офицером широкие возможности, которыми воспользоваться не удалось. Во время обучения Мустафа Кемаль позволял себе критиковать существующие порядки на собраниях прогрессивно настроенных курсантов. Высказывание своего мнения сочли подрывной деятельностью, за которую Мустафа Кемаль был сослан в Дамаск. Служба в далеком провинциальном захолустье, где арабы то и дело поднимали восстания, расценивалась в качестве подходящего наказания для вольнодумцев.

Наказание только раззадорило Кемаля. В Дамаске он перешел от слов к делу – создал тайное патриотическое общество «Родина и свобода» («Ватан ве хюрриет»), главной целью которого была борьба против деспотичного режима султана Абдул-Хамида. Иначе говоря, он примкнул к младотуркам и участвовал в подготовке и проведении Младотурецкой революции 1908 года, заставившей султана восстановить Конституцию. 23 июля 1908 года начальник штаба Третьей армии капитан Мустафа Кемаль-эфенди-Селяник [Мустафа Кемаль-эфенди из Селяника] привел из Манастира в Стамбул революционно настроенных солдат и офицеров.

Однако очень скоро Мустафа Кемаль разочаровался в младотурецком движении, лидеры которого (Три паши) были похожи на тех, кто метет улицу, забыв убраться в доме. Они проповедовали гегемонистские идеи пантюркизма, не обращая должного внимания на то, что происходило в их государстве. Они сеяли раздор между турками и подданными других национальностей, что еще сильнее ослабляло тяжело болевшую империю. Но хуже всего была зависимость триумвирата от Германии, которая щедро раздавала обещания, понимая, что слова – это всего лишь слова.

«Германия согласна с тем, чтобы мы отвоевали Египет, Кавказ и даже Иран, – говорил Энвер-паша. – Таким образом мы сможем открыть путь к Турану и осуществить объединение тюрков».

[«Тураном» или «Великим Тураном» пантюркисты называют мировое государство тюрков, создание которого является их главной целью.]

Можно с уверенностью предположить, что в случае победы блока Центральных держав в войне Османская империя получила бы только часть обещанного, самые лакомые куски поделили бы между собой Германия и Австро-Венгрия.

Накануне Первой мировой войны подполковник Кемаль-эфенди был назначен османским военным атташе в Софии. Он был убежденным противником вовлечения Османской империи в мировую войну, но, когда война все же началась, принимал участие в боевых действиях, а не отсиживался в тылу.

В ноябре 1914 года Мустафа Кемаль стал командиром одной из дивизий Первой армии, которая обороняла Стамбул и проливы. Отражая натиск вражеского десанта, подполковник Кемаль-эфенди прославился как мужественный воин и искусный тактик. Приказ, данный им одному из полков своей дивизии, вошел в историю:
«Я не приказываю вам наступать, я приказываю вам умереть. Пока мы будем умирать, другие смогут прийти и стать на наши места».
В июне 1915 года тридцатичетырехлетний Кемаль стал полковником, а в апреле 1916 года он был произведён в бригадные генералы и вскоре назначен командующим Второй армии. Теперь его звали Кемаль-паша.

[Звания османской армии – колагасы (майор), бинбаши (подполковник), каймакам (полковник), миралай (бригадный генерал) и др. – в тексте сразу даются в понятном читателям переводе.]

Мировую войну Кемаль-паша закончил в должности командующего седьмой армией, воевавшей против британских войск в Палестине. В ноябре 1918 года он вернулся в Стамбул и начал работать в Министерстве обороны. После капитуляции Османской империи началось разоружение и расформирование армии.

19 мая 1919 года Кемаль-паша в качестве инспектора прибыл в Самсун, где была расквартирована Девятая армия. Четырьмя днями ранее двенадцать тысяч греческих солдат высадились в Измире (Смирне) и оккупировали город вместе с окрестностями. Между турками и греками произошло несколько столкновений, которые переросли в массовое истребление турецкого населения греками. В Стамбуле был объявлен восьмидневный траур. Действия греков, поддерживаемых державами Антанты, вызвали всеобщее негодование, которое объединило все политические партии и все слои турецкого общества. Британцы попытались отстраниться, переложив всю вину на французов, но, во-первых, им мало кто верил, а во-вторых, все иностранные государства воспринимались турками как враждебные.

Сразу же по прибытии в Самсун Кемаль-паша обратился к турецкой молодежи с призывом выступить против оккупантов. Призыв был услышан. Среди турецкого населения началась мобилизация. 8 июля 1919 года Кемаль-паша, более не собиравшийся служить в султанской армии, подал в отставку. С июля по сентябрь 1919 года в Эрзуруме и Сивасе Кемаль-пашой и его сподвижниками было созвано два конгресса, на которых разрабатывались планы дальнейших действий патриотов-оппозиционеров.

3 сентября 1919 года султан Мехмед Шестой издал указ об аресте Мустафы Кемаля, однако выполнить этот приказ было невозможно. К концу 1919 года патриоты установили контроль над всей неоккупированной частью Анатолии. Их временной столицей стала Анкара (тогда еще называвшаяся Ангорой).
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Создание Меджлиса. Принятие конституции 1921 года

Новое сообщение ZHAN » 07 фев 2022, 19:00

28 января 1920 года в Стамбуле Палатой депутатов, в которой большинство составляли сторонники освободительного движения, была принята Декларация независимости Турции, более известная под названием Национального обета. В этом документе с демократических позиций оговаривались вопросы территориального устройства будущего турецкого государства. Судьба территорий Османской империи, на которых большинство составляли арабы, должна была определяться согласно свободной воле местного населения. Земли, населенные турками, оставались в составе Турции, а в Западной Фракии, Карсе, Ардагане и Батуме, планировалось проведение референдумов по государственной принадлежности этих территорий. Непременным условием национального существования объявлялась возможность пользования неограниченной независимостью и полной свободой действий.

«Мы противимся всякому юридическому или финансовому ограничению, могущему воспрепятствовать нашему национальному развитию», – говорилось в Обете.

Оккупанты ответили на принятие Национального обета жестко: с 16 марта 1920 года они начали занимать правительственные здания Стамбула и арестовывать патриотов, которые впоследствии были высланы на Мальту. Под давлением оккупантов султан Мехмед Шестой упразднил Генеральную Ассамблею – парламент Османской империи. Но история турецкого государства в тот момент делалась не в Стамбуле, а в Анкаре. 19 марта того же года Мустафа Кемаль-паша разослал из Анкары всем губернаторам провинций и военным командирам телеграммы с предложением принять участие в формировании ассамблеи, которая бы имела чрезвычайную власть в вопросах, связанных с управлением нацией.

23 апреля 1920 года в Анкаре по инициативе и при прямом участии Мустафы Кемаля было учреждено Великое национальное собрание Турции, однопалатный парламент, который в обиходе называют просто Меджлисом. Мустафа Кемаль-паша был избран председателем Меджлиса и главой правительства. Члены правительства поклялись очистить турецкие земли от оккупантов.

Первоочередной задачей Меджлиса стало создание конституции Турции, принятой 20 января 1921 года. Главным отличием этой Конституции от прежней, османской, было то, что источником власти по ней становился народ, а не султан. Возможность султанского правления в рамках конституционной монархии не рассматривалась. Первый шаг к подлинной демократии был сделан.

Конституция 1921 года была небольшой по объему (всего 23 статьи) и неполной. Так, например, в ней не говорилось о правах и обязанностях граждан и о судебной системе нового турецкого государства. Но главное было оговорено, а все недостающее добавили в октябре 1923 года, когда была принята новая, гораздо более полная конституция.

Первая турецкая конституция создавалась в обстановке ожесточенной борьбы. Султанское правительство при поддержке оккупантов создало так называемую «Халифатскую армию», которую возглавил Сулейман Шефик-паша, представитель старой османской аристократии. Захватив несколько городов в Северо-Западной Анатолии, эта армия и пошла на Анкару. Оружием и боеприпасами Халифатскую армию снабжала Великобритания. Шейх-уль-ислам издал фетву, в которой объявил «бунтовщиков» вероотступниками, подлежащими уничтожению. Сам Кемаль-паша был приговорен султанским правительством к смертной казни.

Для сопротивления требовались деньги и оружие. Первый свой межгосударственный договор юная Турецкая Республика подписала с Советской Россией, к которой Мустафа Кемаль-паша обратился с просьбой о финансовой и военной помощи 26 апреля 1920 года. В письме к главе Советского правительства Владимиру Ленину Кемаль-паша писал о том, что:
«Турция обязуется бороться совместно с Советской Россией против империалистических правительств для освобождения всех угнетённых… изъявляет готовность участвовать в борьбе против империалистов на Кавказе и надеется на содействие Советской России для борьбы против напавших на Турцию империалистических врагов».
Помощь была оказана.

[В совокупности Советская Россия поставила кемалистскому правительству 37 812 винтовок, 324 пулемёта, 44 587 ящиков патронов (63 миллиона единиц); 66 артиллерийских орудий, 141 173 снаряда к ним, два миноносца, а также оборудование и сырье для строительства двух пороховых фабрик. Из золотого запаса Российской империи, захваченного большевиками, турки получили 8400 кг золота (более 10 миллионов рублей). Разумеется, вся эта помощь оказывалась в расчете на то, что Турецкая Республика пойдет по социалистическому пути. Но искусный дипломат Кемаль-паша сумел «и невинность соблюсти, и капитал приобрести», т. е. получил советскую помощь, но сохранил независимость и предпочел буржуазный путь развития социалистическому.]

16 марта 1921 года в Москве представителями правительства Великого национального собрания Турции и правительства РСФСР был подписан «договор о дружбе и братстве», который, в частности, установил нынешнюю северо-восточную границу Турецкой Республики. При посредничестве Москвы 13 октября 1921 года в городе Карсе был заключен договор о дружбе между Армянской, Азербайджанской и Грузинской советскими республиками с одной стороны, и Турцией – с другой. Договор установил границы Турции с тремя закавказскими советскими республиками. Оба договора (по сути дела, Карсский договор являлся приложением к Московскому) предусматривали установление торговых отношений и взаимовыгодного экономического сотрудничества.

Войска патриотов разгромили Халифатскую армию, не позволив ей подступить к Анкаре. Но гораздо большую опасность для недавно созданного турецкого государства представляла греческая интервенция.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Турецко-греческий фронт и взятие Стамбула

Новое сообщение ZHAN » 08 фев 2022, 19:33

[В отечественной историографии этот фронт называется греко-турецкой войной 1919–1922 годов, но в Турции эти боевые действия в отдельную войну не выделяются и считаются частью войны за независимость.]

Национально-освободительная война турецкого народа началась 15 мая 1919 года с первого выстрела по высадившимся в Измире греческим войскам. То, что оккупация Измира проводилась в рамках Мудросского перемирия, не делало ее законной в глазах патриотов, для которых договоры, подписанные изменническим султанским правительством, не имели юридической силы.

С момента возникновения греческого государства в 1830 году греки начали мечтать о восстановлении Византийской империи, о создании Великой Греции, земли которой простирались бы на двух континентах. Оказавшись в числе государств, победивших в Первой мировой войне, Греция попыталась реализовать эту мечту.

После высадки в Измире греческие войска приступили к активному захвату турецких земель. 25 июля 1919 года был захвачен Эдирне, а к осени греческие войска существенно расширили плацдарм в Западной Анатолии, заняв Бандырму, Бурсу и ряд других городов. Аппетиты греков сдерживались союзниками, которые не давали греческим войскам санкции на дальнейшее продвижение на восток. Греки охотно оккупировали бы Стамбул, но это в марте 1920 года сделали союзники.

К началу 1921 года в распоряжении Кемаля-паши, назначенного главнокомандующим армией Великого национального собрания, оказалось достаточно сил для того, чтобы начать масштабные боевые действия против греческих войск. Понимая, что время играет на руку кемалистам, летом 1921 года греки предприняли мощное наступление, конечной целью которого была Анкара. 23 августа армия Кемаля-паши остановила греков на подступах к Анкаре к востоку от реки Сакарья. В результате ожесточенных сражений, продолжавшихся до 13 сентября, греческие войска, имевшие перевес в численности и орудиях, понесли тяжелые потери и были вынуждены отступить. За эту победу Кемаль-паша был удостоен титула Гази.

[Гази (араб. غازي‎) – название вольных воинов, почётный титул мусульман, воевавших против неверных. Понятие встречается в мусульманских источниках c X–XI веков.]

Битва при Сакарье имела крайне важное значение. Поражение турок означало бы крах зарождающейся турецкой государственности.

Новое турецкое правительство успешно действовало не только на военном, но и на дипломатическом поприще. Поняв, что патриоты представляют собой силу, с которой нельзя не считаться, западные державы начали заключать с ними соглашения, на первых порах – тайные. Первыми это сделали Франция и Италия, начавшие оказывать патриотам материальную помощь. Силы кемалистов росли, а силы греков истощались, и на поддержку союзников им уже особо рассчитывать не приходилось.

В августе 1922 года кемалисты начали наступление, в ходе которого были освобождены все захваченные греками территории. 9 сентября Кемаль-паша вступил в Измир. Эвакуация остатков греческой армии из Измира провалилась из-за нехватки кораблей. Кемалисты захватили в плен около сорока тысяч греков, около трехсот орудий, две тысячи пулемётов и пятнадцать самолётов. Радость победы была омрачена тем, что грекам удалось поджечь Измир, который очень сильно пострадал от многочисленных пожаров.

[Греки, в свою очередь, считают, что Измир был подожжен турками.]

Покончив с греками, кемалисты двинулись на Стамбул, который контролировали британские войска под командованием генерала Чарльза Харингтона (французские и итальянские войска покинули город в середине сентября 1922 года). Британцам было ясно, что удержать Стамбул им не удастся. 11 октября 1922 года в городе Муданья на берегу Мраморного моря между кемалистами и державами Антанты было подписано перемирие, к которому через три дня присоединилась Греция. Главными результатами, которых добились кемалисты, был уход греков из Восточной Фракии и решение о созыве конференции в Лозанне для пересмотра нежизнеспособного Севрского мирного договора.

1 ноября кемалисты вошли в Стамбул. В тот же день Великое национальное собрание Турции приняло закон о разделении султаната и халифата, при этом султанат упразднялся. Многовековая история Османской империи закончилась. Началась история Турции.

17 ноября Мехмед Шестой бежал из Стамбула на Мальту на британском линкоре «Малайя». Днем позже Великое национальное собрание лишило Мехмеда Шестого титула халифа и передало его Абдул-Меджиду, четвёртому сыну султана Абдул-Азиза, как наиболее достойному представителю династии Османов. Этот «декоративный» халиф носил свой титул до 29 октября 1923 года, когда на смену Османскому государству пришла Турецкая Республика.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Создание Турецкой республики и принятие новой конституции

Новое сообщение ZHAN » 09 фев 2022, 21:59

29 октября 1923 года Великое национальное собрание Турции объявило о создании Турецкой Республики, первым президентом которой был избран Мустафа Кемаль. В память об этом событии 29 октября стало праздничным Днем Республики.

Национальный суверенитет ни у кого не вызывал сомнений, а вот мнения по поводу формы государственного правления были разными. Многие из сподвижников Кемаля-паши считали, что независимой Турции пока еще рано становиться республикой. В стране кризис, экономика лежит в руинах, со старым покончено, а каким будет новое, никто не представляет… Можно ли в подобной ситуации говорить о республиканских свободах и в первую очередь о выборности и сменяемости главы государства? «Для учреждения республики нужны определенные условия, – часто слышал Кемаль-паша. – Подходящий момент еще не наступил…»

А кто может сказать, когда он наступит? Любое отступление от республиканских идеалов стало бы для Турции шагом назад, в то деспотичное султанское прошлое, из которого она с таким трудом выбралась. Альтернативной республике могла стать конституционная монархия, но ведь это уже было, и все видели, чем оно закончилось. Кемаль-паша был уверен, что новая Турция должна сразу же стать республиканской, и не признавал никаких компромиссов по этому вопросу.

Созданию республики предшествовало создание Народной партии, которое произошло 9 сентября 1923 года. 10 ноября 1924 партия сменила название на Народно-республиканскую партию. Шесть стрел на партийной эмблеме символизируют основные принципы кемализма: республиканизм, национализм, народность, этатизм или державность (контроль государства над жизнью общества), секулярность (уменьшение роли религии в жизни общества) и революционность. Основателем и первым лидером Народно-республиканской партии был Мустафа Кемаль Ататюрк.

До 1946 года в Турции существовала однопартийная система, что в целом было отступлением от республиканских норм и вызывало недовольство президента Ататюрка. Он не раз обращался к обществу с просьбой создать оппозиционные партии, но все как-то не складывалось. Например, Прогрессивная республиканская партия, образованная в 1924 году, вскоре была запрещена из-за причастности её членов к восстанию курдов под руководством шейха Саида а созданная в 1930 году Либерально-республиканская партия вскоре была распущена своими основателями…

[В 1925 году курдские племенные группы заза, придерживавшиеся строгих религиозных суннитских традиций, восстали вследствие недовольства секуляризационной политикой, проводимой правительством Турецкой Республики.]

Ататюрку не довелось увидеть многопартийную систему Турецкой Республики, она появилась после его смерти.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Кемализм

Новое сообщение ZHAN » 10 фев 2022, 18:38

На Западе кемализм, идеологическую доктрину, выдвинутую Мустафой Кемалем Ататюрком, считают доктриной турецкого национализма, не более того. На самом деле это не так. Кемализм гораздо шире и глубже, да и само понятие турецкого национализма требует уточнения.

В основе кемализма лежат шесть пунктов, называемых «шестью стрелами». Первые «четыре стрелы» были сформулированы Ататюрком в 1927 году, а в 1931-м к ним были добавлены ещё две. Окончательно доктрина «Шести стрел» была закреплена в конституции 1937 года и по сей день считается официальной идеологией Турецкой Республики.

Первая стрела – это республика. Республиканизм был единственной жизнеспособной альтернативой султанской абсолютной монархии. Если в двадцатые годы прошлого века у кого-то и были сомнения по этому поводу, то время эти сомнения убрало.

Вторая стрела – это национализм, являющийся фундаментом государства. Национализм Ататюрка кардинально отличался от национализма младотурок, что видно уже из названия.

[Национализм Ататюрка принято обозначать термином «миллетчелек», образованным от слова «миллет» – «нация», а национализм младотурков назывался «тюркчелек», что можно перевести как «тюркизм».]

Ататюрк понимал национализм не как доктрину расового превосходства турок и не как стремление к мировому объединению под знаменем пантюркизма, а скорее как патриотизм, как объединение всех граждан Турецкой республики (всех, а не только этнических тюрок) на платформе турецкого этнического самосознания. Речь шла не об ассимиляции других народов, а о консолидации граждан Турецкой Республики, о принятии ими ценностей титульной турецкой нации. Проще говоря, если ты живешь в турецком государстве, то уважай его законы и обычаи и будь патриотом своего отечества, вот что такое миллетчелек. Ататюрк стремился к тому, чтобы у граждан был единый менталитет, а не к тому, чтобы ассимилировать всех не-тюрок. В Конституции 1924 года было сказано, что национализм «присутствует в республике материально и духовно».

Третья стрела – это принцип народности, принцип единства турецкого общества и верховной власти народа. Миллетчелек и народность неразрывно связаны друг с другом.

Четвертая стрела – это принцип этатизма, устанавливающий необходимость контроля государства над жизнью общества. Давайте сразу уточним, что речь шла о экономической жизни, а то вместо ататюркского этатизма получится абдулхамидовский зулюм. Следование принципу этатизма в конечном счете приводит к национализации экономики при сохранении мелкого частного предпринимательства. В современной Турции с ее развитой экономикой в этатизме нет такой необходимости, как в первые десятилетия существования республики, когда экономика практически создавалась заново и добиться успеха в этом невероятно трудном деле можно было только при условии государственного контроля.

Пятая стрела – это секуляризм. Испытывая глубокое уважение к исламу, Мустафа Кемаль Ататюрк создавал светское государство, которое должно было жить по светским законам. Одной из первых реформ Ататюрка стали отмена шариатского права и передача вакуфного имущества в государственное управление, затем были предприняты и другие меры по разделению религии и государства. Но это разделение носило бережный и уважительный характер. Права верующих и права духовных лиц не ущемлялись и по отношению к ним не проводилось никаких репрессий, как это было в Советской России. Преследовались лишь мятежники, выступавшие против государства.

Шестая стрела – это революционность, под которой понимается стремление к прогрессу, а не к мятежам и переворотам. Революционность кемализма заключается в прогрессивных реформах.

[На турецком языке реформы Ататюрка называются «Atatürk Devrimleri», что дословно переводится как «Революции Ататюрка».]
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Реформы Ататюрка

Новое сообщение ZHAN » 11 фев 2022, 19:47

Период Танзимата выявил два условия успешности реформ. Во-первых, реформы должны проводиться последовательно и целеустремленно, без остановок, отступлений или уклонов в стороны. Во-вторых, для успешных реформ нужна прочная власть, способная преодолеть сопротивление консерваторов и тех, кто не понимает смысла происходящего.

У Ататюрка и его команды была воля и была власть, которую иногда называют «диктаторской». Что ж, надо признать, что убежденный сторонник республиканских принципов, по сути, был диктатором, обладавшим поистине неограниченной властью. Он говорил:
«Для принятия решений, которые принимаем мы сейчас, устройство государства имеет важное значение. У нас не должно быть никаких соперничающих партий или идеологий».
Но, к чести Мустафы Кемаля, следует заметить, что он использовал свои полномочия во благо государства, для проведения реформ в довольно консервативном турецком обществе, а не для собственного блага. Твердая рука Отца Нации способствовала быстрому развитию Турции, ее скачку из османского прошлого в современность. Кемалисты за два десятилетия сделали то, чего не смогли добиться реформаторы XIX века за гораздо более длительный срок.

Первыми реформами Ататюрка стало упразднение султаната и халифата. 1 ноября 1922 года на заседании комиссии Великого национального собрания по вопросу султаната Кемаль-паша сказал:
«Все очень просто – власть в государстве принадлежит народу, но династия Османов присвоила себе власть при помощи силы и силой удерживала ее в течение десяти веков. Но сейчас восставший народ забрал власть обратно, и это свершившийся факт, который невозможно отменить».
В тот же день Османский султанат был отделен от халифата и упразднен. В отличие от Франции или России, низложение монарха не сопровождалось кровопролитием. Экс-султан Мехмед Шестой получил возможность покинуть страну вместе со своим семейством.

3 марта 1924 года решением Великого Национального Собрания Турции был упразднен и халифат. Поскольку мусульманский мир не смог прийти к согласию относительно назначения нового халифа взамен низложенного Абдул-Меджида Второго, институт халифата прекратил свое существование. Упразднение халифата было лишь одной из реформ, проводимых в рамках отделения государства от религии и религии от государства. Также были отменены шариатское судопроизводство и Маджалла.

[Маджалла – первый в истории мусульманского права гражданский кодекс, созданный в Османской империи в 1868–1878 годах. Действовала в Турецкой Республике до 1926 года.]

Вакуфное имущество переходило в распоряжение новосозданного Генерального управления вакуфами. Религиозные общества были лишены поддержки со стороны государственных организаций, а религиозные учреждения стали частью государственного аппарата. Все учебные заведения, в том числе и религиозные, передавались в ведение министерства просвещения. Функции шейх-уль-ислама перешли к Управлению по делам религий, созданному в 1924 году в соответствии со статьей 136 Конституции, где говорилось, что это ведомство
«выполняет свои обязанности, предусмотренные в соответствующем законе, в соответствии с принципами секуляризма, отстранившись от любых политических взглядов и идей, имея своей целью национальную солидарность и целостность».
Надо сказать, что не все проходило гладко, чрезмерное рвение реформаторов порой приводило к нежелательным последствиям, которых можно было бы избежать, но поставленная цель была достигнута – Турецкая Республика стала светским государством с президентом, премьер-министром, однопалатным парламентом и светским правом.

Образцом для нового гражданского законодательства, пришедшего на замену шариатскому, стал Швейцарский гражданский кодекс от 10 декабря 1907 года. В отличие от многих других европейских стран, в Швейцарии не было дуализма частного права, предполагающего параллельное существование двух независимых правовых систем – гражданского права и торгового права. Такой подход был более удобным, поскольку позволял обходиться без дополнительных специальных кодексов (например – Торгового кодекса). Одним из важнейших нововведений стали официальный запрет многожёнства и разрешение гражданских браков. Женщины получили равные права с мужчинами, в том числе и право голоса.

В новом государстве появился новый язык, владение которым считалось обязательным для всех граждан, независимо от национальности. Османский язык избавили от архаизмов и огромного количества арабских и персидских заимствований, перевели на латиницу, и в результате он превратился в современный турецкий язык.

Новому государству была нужна новая столица. Стамбул являлся символом османской власти и располагался вблизи от европейских границ, что было не очень-то хорошо со стратегической точки зрения. Кроме того, Стамбул был буквально пропитан коррупцией, а в Анкаре, которую Кемаль-паша избрал своей штаб-квартирой, порядки были другими. Разумеется, полностью искоренить взяточничество невозможно, поскольку в любых обществах и при любых законах некоторые люди будут давать взятки, а другие будут их брать, но кемалистам все же удалось совершить невозможное – в Турецкой Республике взяточничество не носит тотального характера и не считается национальной традицией, соблюдение которой не заслуживает осуждения. 13 октября 1923 года столица Турции была перенесена из Стамбула в Анкару. По сути дела, ничего не изменилось, поскольку управление государством осуществлялось из Анкары уже несколько лет. В это трудно поверить, но в то время Анкара была небольшим городом с тридцатитысячным населением. Сейчас же в Анкаре и ее пригородах живет около трех с половиной миллионов человек.

Установление государственного контроля над экономикой сочеталось с поощрением частной инициативы. Согласно «Закону о поощрении промышленности», действовавшему с 1 июля 1927 года, для постройки предприятий безвозмездно выделялись земельные участки площадью до десяти гектаров. Создатели новых предприятий получали значительные налоговые льготы. Государство держало курс на переход от кустарного производства и мануфактур к крупным современным предприятиям и на всестороннее развитие производства, в основе которого лежала политика импортозамещения. «Полная независимость возможна только при экономической независимости», – говорил Ататюрк. Принятые меры привели к тому, что в тридцатые годы XX века по темпам промышленного развития Турция занимала третье место в мире.

В 1924 году было создано Министерство продовольствия, земледелия и скотоводства, которое занялось внедрением новых методов ведения сельского хозяйства. По всей стране создавались фермы, которые должны были служить образцами и нести в народ передовой опыт. Поощрялось создание сельскохозяйственных кооперативов. Среди безземельных и малоземельных крестьян распределялись национализированные вакуфные земли, а также бесхозные земли, собственники которых умерли или эмигрировали из страны. Из-за несовершенства законодательной базы и ряда других причин земельная реформа оказалась самой продолжительной из преобразований, начатых Ататюрком. Она завершилась только в пятидесятые годы прошлого века.

Для наглядного олицетворения разрыва с османским прошлым в обиход внедрялась европейская одежда. В 1925 году был принят так называемый «закон о шляпах», запрещавший фески, чалмы и тюрбаны и вводивший европейские головные уборы. Затем от головных уборов перешли к одежде. Традиционную мусульманскую одежду могли носить только служители религиозного культа при исполнении своих обязанностей. Ататюрк говорил:
«Было необходимо запретить феску, которая сидела на голове как символ невежества, небрежности, фанатизма, ненависти к прогрессу и цивилизации, и заменить её шляпой, головным убором цивилизованного мира. Таким образом, мы продемонстрировали, что турецкая нация в своём мышлении и во всем другом не уклоняется от цивилизованного общества».
Сначала европейские одежды были обязательными только для чиновников, но затем это правило распространилось на всех граждан. От этого новшества была и экономическая польза – новые одежды шились из тканей отечественного производства, что стимулировало развитие текстильной и швейной промышленности.

Сопротивление любым реформам расценивалось как выступление против государства и жестко подавлялось. Так, например, в первые три месяца после введения «закона о шляпах» за его неисполнение было казнено пятьдесят семь человек, первым из которых стал мударрис [(в переводе с арабского «ученый») – преподаватель медресе] Искилипли Мехмед Атыф Ходжа. Не желавшие носить европейские костюмы объясняли это тем, что мусульманину по шариату запрещено подражать немусульманам и уподоблять себя им.

С 1 января 1935 года вводились фамилии и отменялись все прежние титулы. Мустафа Кемаль, которого уже нельзя было называть Кемалем-пашой, получил от Великого национального собрания почетную фамилию Ататюрк – Отец турок. Граждане могли придумать себе фамилию или же выбрать ее из официального перечня.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Смерть Ататюрка

Новое сообщение ZHAN » 12 фев 2022, 13:41

В 1937 году состояние здоровья Ататюрка начало ухудшаться, но он исполнял обязанности главы государства до конца июля 1938 года. Отец Нации умер 10 ноября 1938 года, в возрасте пятидесяти семи лет, в стамбульском дворце Долмабахче.

Своих детей у Ататюрка не было, но зато было десять приемных – восемь дочерей и два сына. Они унаследовали часть отцовского имущества, часть досталась родной сестре Ататюрка, Махбуле, часть – научным обществам истории и лингвистики. За год до кончины, Ататюрк безвозмездно передал принадлежавшие ему земли государству, а часть собственной недвижимости – городским властям Анкары и Бурсы.

Женат Ататюрк был недолго – с января 1923 года по августа 1925 года. Его избранница Латифе Ушаклыгиль стала олицетворением эмансипации турецких женщин. Причины развода не оглашались, но принято считать, что к расставанию с Латифе Ататюрка побудило ее вмешательство в государственные дела. Но это всего лишь предположение. Как говорится, только трое знают, что происходит между супругами, – муж, жена и Аллах.

Ататюрк был похоронен на территории Анкарского этнографического музея. В ноябре 1953 года его останки были перенесены в построенный в Анкаре мавзолей «Аныткабир» [переводится как «мемориальная могила»].
Изображение
Мавзолей Ататюрка

Преемником Ататюрка стал его ближайший соратник Исмет Инёню, остававшийся главой государства до 1950 года. Свою фамилию он получил в честь побед над греческими войсками в двух сражениях при деревне Инёню в 1921 году. Исмет Инёню продолжил реформы, которые не были завершены при жизни Ататюрка, и ввел многопартийность – в 1945 году была сформирована Партия национального развития, которая в следующем году участвовала в парламентских выборах. Поражение Народно-республиканской партии на выборах в 1950 году положило конец президенству Инёню, который стал лидером парламентской оппозиции.
Изображение
Исмет Инёню

Исмета Инёню часто упрекают в том, что, будучи президентом, он проводил политику милитаризации, увеличив численность турецкой армии до миллиона человек. Но давайте не будем забывать, в какое время Инёню правил государством. Он стал президентом буквально накануне Второй мировой войны, а оставил этот пост в то время, когда существовала реальная угроза Третьей мировой войны (достаточно вспомнить хотя бы Корейскую войну 1950–1953 годов, которая едва не вылилась в войну между Соединенными Штатами и Советско-китайским альянсом). Можно ли было пренебрегать обороной государства в такое время и не уделять должного внимания военной сфере? Разумеется, нет.

Современники характеризовали Исмета Инёню как высоко эрудированного человека, обладавшего аналитическим складом ума и неординарным мышлением. Он был внимателен к деталям и нетороплив в принятии решений. Эти качества помогли Инёню провести турецкое государство через период Второй мировой войны без каких-либо потерь. Стратегическое положение Турции привлекало к ней выраженный интерес противоборствующих сторон, которые активно пытались привлечь ее на свою сторону. Некоторое время существовала угроза прямого вторжения. Однако турецкому правительству все же удалось соблюдать нейтралитет вплоть до 23 февраля 1945 года, когда Турция объявила войну Германии. Это сугубо формальное вступление в войну (в боевых действиях турецкая армия участия не принимала) было вызвано политическими соображениями. На Ялтинской конференции союзных держав, состоявшейся в начале февраля 1945 года, было принято решение о том, что в создании Организации Объединённых Наций смогут участвовать только те государства, которые объявят войну Германии до 1 марта 1945 года. Ради членства в этой международной организации Турции пришлось вступить в войну на стороне союзников.

Перед окончанием Второй мировой войны, в марте 1945 года, возникла новая угроза. Советский Союз, денонсировавший советско-турецкий договор от 25 декабря 1925 года, пожелал возвращения территорий Российской империи, переданных Турции в 1921 году, а также установления совместного контроля над черноморскими проливами, что предполагало создание здесь советской военно-морской базы. При поддержке Великобритании и Соединенных Штатов Турция отказалась удовлетворять эти требования. Однако 7 августа 1946 года Советский Союз направил Турции ноту с требованием установления совместного контроля над черноморскими проливами. Одновременно с этим началось стягивание войск к советско-турецкой границе. Требования снова были отвергнуты. Советские притязания вынудили Турцию, изначально настроенную на соблюдение нейтралитета, присоединиться в феврале 1952 года к Североатлантическому альянсу, членом которого Турция является по сей день.

Яркую оценку советской дипломатии угроз дал в 1957 году преемник Иосифа Сталина, Никита Хрущев. В одном из своих выступлений он сказал:
«Ведь с турками у нас были отношения близких друзей после буржуазной революции… Разбили немцев. Голова пошла кругом. Турки, товарищи, друзья. Нет, давайте напишем ноту, и сразу Дарданеллы отдадут. Таких дураков нет. Дарданеллы – не Турция, там сидит узел государств. Нет, взяли ноту специально написали, что мы расторгаем договор о дружбе, и плюнули в морду туркам. Теперь говорим слова, а они говорят, зачем плюнули, значит, что-то думали. На каком основании? Это глупо. Однако мы потеряли дружескую Турцию и теперь имеем американские базы на юге, которые держат под обстрелом наш юг».
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Государственный переворот 1960 года

Новое сообщение ZHAN » 13 фев 2022, 13:30

27 мая 1960 года в истории Турецкой Республики произошел первый военный переворот, получивший название «Переворот 27 мая». Этот переворот совершила группа офицеров, которыми руководили полковник Алпарслан Тюркеш и генерал Джемаль Гюрсель.
Изображение
Алпарслан Тюркеш

Третий президент Турции Махмуд Джеляль Баяр, находившийся у власти с 1950 по 1960 год, премьер-министр Аднан Мендерес и большинство членов свергнутого правительства принадлежали к Демократической партии Турции, опиравшейся на консервативное сельское население, которое традиционно противопоставляло себя военным. Военные считали себя истинными хранителями государства, устои которого пытались расшатывать демократы.
Изображение
Джемаль Гюрсель

Правительство Аднана Мендереса повторило ошибки реформаторов периода Танзимата. Его деятельность не имела чёткой направленности, цели были размытыми, а действия непоследовательными. Снова подняла голову коррупция и начали предоставляться льготы иностранным инвесторам в ущерб интересам национальной буржуазии. Дошло до того, что в 1958 году министр финансов Недим Окмен подал в отставку и вышел из Демократической партии, поскольку не был согласен с экономической политикой правительства, приведшей к дефолту.

Цены росли, уровень жизни снижался, в народе зрело недовольство… Однако вместо того, чтобы заняться исправлением совершенных ошибок, правительство начало «закручивать гайки». Был принят закон, запрещавший оппозиционным партиям выступать на выборах единым списком, усилился цензурный режим, развернулась борьба с недовольными.

28 апреля 1960 года на площади Баязит полиция расстреляла демонстрацию студентов Стамбульского университета (это было всего лишь одно из антиправительственных выступлений, волна которых накрыла всю Турцию).

3 мая командующий сухопутными войсками генерал Джемаль Гюрсель направил премьер-министру Аднану Мендересу письмо-ультиматум с требованием отставки правительства, которая, по его мнению, являлась единственно возможным выходом из сложившейся кризисной ситуации. Ультиматум был проигнорирован.

В ночь с 26 на 27 мая генералы Джемаль Гюрсель, Джемаль Маданоглу, Ирфан Баштуг и полковник Алпарслан Тюркеш вывели подконтрольные им военные части на улицы Анкары. Примкнувшие к восстанию курсанты танкового училища арестовали президента страны Джеляля Баяра и заняли здания Дома радио, почты и телефонной службы. Также военные заняли здание Великого национального собрания.

28 мая было сформировано новое правительство во главе с Джемалем Гюрселем, занявшим должности премьер-министра и министра обороны. Также генерал Гюрсель стал временно исполняющим обязанности главы государства до проведения новых выборов. Следует отметить, что действия военных практически не встречали сопротивления со стороны тех, кто был обязан защищать правительство.

Деятели свергнутого правительства были преданы суду по обвинению в злостном нарушении конституции, предательстве национальных интересов и расхищении государственных средств. Аднан Мендерес, министр иностранных дел Фатин Рюстю Зорлу и министр финансов Хасан Полаткан были приговорены к смертной казни и повешены (в 1987 году они были реабилитированы).

В период с 1961 по 1965 год, когда фактически сохранялась диктатура военных, правительство возглавлял Исмет Инёню, рекомендованный Джемалем Гюрселем на должность премьер-министра. Сам Гюрсель с ноября 1961 года по февраль 1966 года был президентом Турецкой Республики.

В октябре 1965 года в результате проведенных выборов премьер-министром стал консервативный политик Сулейман Демирель, возглавлявший правительство до следующего военного переворота, который произошел в 1971 году.
Да правит миром любовь!
Аватара пользователя
ZHAN
майор
 
Сообщения: 72349
Зарегистрирован: 13 июн 2011, 11:48
Откуда: Центр Европы
Пол: Мужчина

Пред.След.

Вернуться в Турция

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1